В Днепре началась реконструкция Диорамы «Битва за Днепр»

Сегодня в Забебе директор национального исторического музея им. Д. Яворницкого Надежа Капустина рассказала о реконструкции Диорамы. Об этом же говорится пресс-релизе облгосадминистрации. Надежда Ивановна  успокоила горожан  — полотно никто не будет переписывать. Речь идет о капитальном ремонте кровли здания, реставрации полотна и дополнении экспозиции новыми артефактами. А еще – о смещении акцентов – с героического на человеческий.

Надежда Капустина рассказала, что надеется на то, что уже к концу 2017 года посетителей исторического музея встретит обновленная Диорама. «Никто не собирается делать перерисовку полотна – это произведение искусства , диорама останется такой, какая она есть, — сказала Надежда Капустина, — но мы будем делать современные акценты. История – это наука, она развивается,  и мы получили новые материалы , поэтому будем менять акценты.  Мы мечтаем о новом звуке, мы мечтаем показывать кадры хроники, мы хотим в Диораме рассказывать и о других плацдармах, которые были на территории области. Полотно повествует о плацдарме Войсковое-Вовниги, а был еще и Аульский плацдарм. И когда началось форсирование Днепра на двух плацдармах, немцы побоялись остаться в городе – это был бы котел. И они с малыми боями вышли. Некоторые говорят, что немцы просто вышли, но в городе бои были. Будем говорить о новом сценарии рассказа. Идея наша, что Диорама – это память, которую нельзя рихтовать и выкидывать. Были такие случаи, что к нам приходили и говорили: « Вы сделали  музей АТО, а диораму совсем забыли». Но надо сказать, что после открытия музея АТО Облгосадминистрация наоборот решила модернизировать Диораму, сделать ее более качественной, более интересной.  Наш сегодняшний посетитель имеет много информации и надо соответствовать. Наш фильм об АТО широкоформатный, со спецэффектами, и такими же спецэффектами мы хотим дополнить полотно Диорамы.

Планируем рассказывать, как строилась Диорама. Когда строился наш музей – планировалось создать три небольшие диорамы – но художники студии военных художников имени М. Грекова  сказали – надо делать одну большую. А к тому времени уже было построено два этажа – крыши еще не было. Таким образом, музей и диорам развивались по ходу строительства. Художники выезжали на места событий, сотрудник музея и участник войн  Виталий Прокудо писал сценарий, а перед этим он работал с архивами, ветеранами. И передавал сценарий художникам.  Вначале  они писали этюды, которые действительно экспонировались. Сегодня мы хотим начинать экскурсию по Диораме с рассказа, как она строилась. А затем уже переходить к событиям на Днепре. Хотим, чтобы человек подходил в темноте к полотну и видел хронику – идет форсирование Днепра, а затем всходит солнце, идут бои и выходим к полотну. Это будет эмоциональное погружение в эпоху. В Диораме есть вещи, которые раскопаны во время поисковых работ, небольшие предметы мы хотим положить в витрину, а крупные – части оружия, гильзы оставить в открытом доступе, чтобы посетители могли взять в руки и почувствовать эхо войны.

Что будет в 2018

Мы работаем над коренной реконструкцией зала Второй мировой войны. У нас есть два маршрута. Один маршрут – отдельно Диорама, а второй  —  проходим  по залу Второй мировой,  доходим до форсирования Днепра – переходим в Диораму, форсируем Днепр и затем возвращаемся в зал, освобождаем область и завершаем войну. При этом мы не будем повторяться – о форсировании Днепра в Диораме мы расскажем другими словами, способами, документами.

О дополнении исторической правды

Трагические моменты  войны будут отражены и в тексте экскурсий, и в зале, и в Диораме.  И в Диораме отражено, что переправляются на подручных средствам, и нет никаких четвертой-пятой понтонно-мостовых бригад. Плотики, лодчонки, подручные средства … такие моменты мы вписываем в сценарий. Что касается черносвитников, те документы, которые у нас сегодня есть, говорят о том, что при форсировании Днепра  они шли вторым эшелоном, в первые дни их не было. Они участвовали и, откровенно скажем, гибли во время Никопольско-Криворожской операции. Потери были колоссальные и доформировывать подразделения было некем. По тем документам, что у нас есть, мы знаем, что на подготовку нового солдата во время войны отводилось 8 недель. Мы записали рассказ человека, который был мобилизован сразу после освобождения. Они прошли курс только две недели и он рассказывает, что его товарищи гибли в очень большом количестве. И только после нескольких боев они приняли присягу. Показать такое документами очень тяжело, но аудиозаписями мы такое планируем делать.

Мы знаем, что когда была сдано правобережье Днепра, было заведено дело – и документы, допросы есть в Центральном архиве ФСБ, но сами понимаете добраться туда нам очень тяжело. Есть материалы о нашем артиллерийском училище. Мы хотим показать двойственность… даже … Круты. А надо ли было положить все училище? Было больше двух тысяч, а осталось 150 курсантов.

Рассказывая о форсировании Днепра мы говорим о том, что войска шли на форсирование Днепра без оперативной паузы, из боя. С другой стороны – остановиться, значит дать возможность немцам достроить укрепления. Немцев в Павлограде встречали хлебом-солью – было и такое. А потом павлоградцы восстали против немцев. Таких моментов было много, и мы хотим показать сложные, неоднозначные процессы.

Мы расшифровали не весь рассказ Надежды Капустиной, но кто интересуется историей, советуем посмотреть видео.

Ольга Забеба 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать