Тарута сдал ДМК в аренду Ахметову?

За последние полгода вокруг одного из градообразующих предприятий Каменского – Днепровского Металлургического Комбината — было много слухов, сплетен и домыслов. Мы решили разобраться, что же произошло с заводом и кому он сейчас принадлежит?

Итак, о собственниках. По информации СМИ, с декабря 2003 года владелец комбината — корпорация ИСД (Индустриальный Союз Донбасса). Контрольный пакет акций самого ИСД после сделки 2009 года стал принадлежать российскому «Внешэкономбанку» (председателем его наблюдательного совета является премьер РФ Дмитрий Медведев), а остальные 49,9 % распределены между двумя украинскими олигархами – народным депутатом Украины Сергеем Тарутой (25%) и бизнесменом с российским паспортом (рожден в Армавире, оканчивал институт в Ставрополе) Олегом Мкртчаном (24,9%).

В украинскую часть корпорации входят три предприятия: помимо ДМК это еще два завода на территории подконтрольной ЛНР в Алчевске: металлургический комбинат и коксохимический завод. При этом, несмотря на военные действия на Донбассе, предприятия между собой продолжали взаимодействовать, сохраняя полный цикл производства.

До января 2017 года все на ДМК шло своим чередом: домны работали, продукцию отгружали, а рабочие получали зарплату. При этом сами рабочие неоднократно сетовали на то, что их жалованье было меньше, чем у коллег с той же днепровской Петровки, но видимо тут сказывался комплекс «маленького» города, где традиционно крутятся меньшие финансовые потоки, по сравнению с мегаполисами.

И вот на Донбассе началась блокада. В результате кокс с алчевского коксохима перестал поступать в Каменское, и постепенно ДМК начал останавливаться. Постепенно, потому что на первых порах решили брать кокс на «ЕВРАЗ ЮЖКОКС» (другое предприятие Каменского – бывший Баглейкокс), но это влетало в копеечку — $325 за тонну, что в несколько раз увеличивало себестоимость продукции, делая ее неконкурентоспособной.

Всё это вылилось в заявление директора по экономике ДМК Виталия Нагорняка: «30 марта вышел приказ по комбинату об остановке агрегатов и технологического оборудования, 31 числа мы приступили непосредственно к процессу так называемой горячей остановки, когда не производится продукция и, соответственно, не производится отгрузка. Это стало следствием отсутствия возможности осуществлять текущие платежи в рамках существующих контрактных обязательств и завозить сырье в связи со значительным дефицитом оборотных средств».

Примерно в это же самое время, а именно 15 марта, группа «Метинвест» Рината Ахметова объявила об утрате контроля над Енакиевским металлургическим заводом, где начали хозяйничать боевики ДНР. Данное предприятие по многим показателям и в целом по своей деятельности было сопоставимо с ДМК, соответственно в «Метинвесте» решили воспользоваться ситуацией по-своему, и уже 6 апреля появилась первая информация о том, что заместителем генерального директора ДМК стал бывший гендиректор ЕМЗ Александр Подкорытов (с енакиевского завода он официально уволился всего за два дня до этого – 4 апреля), при этом действующий генеральный директор Вячеслав Мосьпан официально «ушел в отпуск».

Любопытно, что в самом «Метинвесте» тут же очень дипломатично заявили, что присутствие в руководстве ДМК бывшего их ТОП-менеджера вовсе не означает, что комбинат переходит под крыло холдинга Рината Ахметова.

Следует добавить, что «Метинвест» уже не один год судится с ИСД – сумма иска, как сообщает портал «Укррудпром», более 5 млрд грн — за поставку сырья, из них более 3 млрд грн как раз на счету ДМК. Соответственно и поставщикам сырья выгодно, чтобы каменской комбинат продолжал работу и мог бы платить по счетам.

После этого на протяжении трех месяцев появлялась информация о том, что ДМК то переходит в собственность «Метинвеста», то остается в ИСД, в общем, было понятно, что переговоры между собственниками по этому поводу идут тяжелые: для Сергея Таруты и его партнера ДМК стал своеобразным «чемоданом без ручки», ну а Ринат Ахметов мог бы относительно спокойно перенести утрату ЕМЗ, вернув свой закрытый цикл производства.

Всё это время предприятие стояло, а долги перед его рабочими только росли. Многие увольнялись, в основном переходя на аналогичную работу в днепровский «ЕВРАЗ», где как мы уже указывали, в принципе зарплаты больше.

Так длилось вплоть до визита Сергея Таруты на ДМК, где он пообщался с рабочими 4 июля. Тут Сергею Алексеевичу пришлось отвечать на вопрос, что называется в лоб:

В последнее время появились слухи о покупке комбината холдингом «Метинвест». Это правда?

Акционеры комбината не меняются, так же, как и его собственники, а все остальные возможные изменения на комбинате связаны исключительно с тем, что сейчас изменились условия, в которых мы вынуждены работать. И было бы глупо отрицать, что в наших переговорах будут принимать участие и представители «Метинвеста», но хочу подчеркнуть, что речь идет исключительно о возможных поставках сырья, и ни о чем большем.

А спустя всего три дня Сергей Тарута и исполнительный директор корпорации ИСД Максим Завгородний (он представляет интересы Олега Мкртчана, который в Украине не появляется, поскольку у СБУ к нему могут быть вопросы по финансированию ЛДНР) официально объявили о новом генеральном директоре комбината — Александре Подкорытове, который три предыдущих месяца входил в курс дела. Его предшественника Вячеслава Мосьпана акционеры «попросили» (именно это слово указывается на офсайте ДМКД) остаться на комбинате в должности заместителя генерального директора. В тот же день Александр Подкорытов заявил, что в течение месяца будет налажен выпуск продукции, и уже через две недели заработал первый аглоцех.

Так что же произошло? По информации нашего источника, фактически ИСД сдал в аренду ДМК «Метинвесту». Это подтверждает и тот факт, что на комбинате помимо должности гендира, все ключевые посты сейчас также отданы на откуп бывшим управленцам компаний Рината Ахметова. Называется даже примерный срок – два года. В такой ситуации сделка выгодна всем трем сторонам: ИСД оставляет за собой официальный актив плюс существенно сокращает сумму долга, холдинг «Метинвест», по крайней мере, не так болезненно переносит утрату ЕМЗ, ну и в самом Каменском люди наконец-то начнут получать зарплату, причем не только на самом комбинате. Дело в том, что бюджет Каменского очень зависит от налоговых отчислений с зарплат работников меткомбината.

Дмитрий Москаленко

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать