Секретарь горсовета Днепра о львовском мусоре, тендерах и политических репрессиях

В конце марта центральный офис партии «Самопомощь» обвинил секретаря горсовета Днепра Вячеслава Мишалова в коррупции. Эти обвинения — расплата за недоехавший до Днепра львовский мусор. По словам секретаря, за все неправдивые заявления придется ответить в суде.

20 апреля в пресс-центре «УНИАН» Вячеслав Мишалов ответил на вопросы журналистов. Смотрите и читайте дословно, о чем говорили на этой встрече.

Вячеслав Мишалов: Добрый день! Для начала хотел бы извиниться, что мы перенесли пресс-конференцию со вчера на сегодня. Это было связано с уникальными погодными катаклизмами, произошедшими в Днепре: аэропорт был закрыт, на поезда билетов нет, машины уже все на летней резине. То есть из города можно было выбраться исключительно на оленях, но Санта Клаус не отвечал.

Сегодня доехали уже на зимней резине, нормально, по расписанию. Я обратился к СМИ по вопросу проведения пресс-конференции с целью прокомментировать ситуацию, которая сложилась у меня с партией «Самопомощь» для того, чтобы показать, обсудить обратную сторону медали широко, но однобоко представленной в масс-медиа теме.

Хотелось бы напомнить, что в конце марта центральный офис партии обвинил меня в коррупционных действиях. Проводилась проверка, основанная на фейковых заявлениях в СМИ, а также на ложных показаниях одного из членов партии «Самопомощь». Никаких доказательств или официальных документов, подтверждающих эти громкие заявления, не существует. Их нет и быть не может.

Меня обвиняют в том, что я каким-то образом помогал компании, которая на одну треть принадлежит моему отцу, выигрывать городские тендеры. Хотел бы несколько слов сказать о моем отце и его компании. Мой отец занимается крупным инфраструктурным строительством более 30 лет. За это время компания, которой он владеет наряду с партнерами, успела построить ряд крупных объектов, как на территории Украины, так и за ее пределами. Сюда входят стадионы, аэропорты, вокзалы, мосты и их капитальные ремонты, скоростные линии для железной дороги и электротранспорта. Они строили при всех президентах и при всех флагах, всегда оставаясь вне политики – профессионалами своего дела.

В СМИ фигурируют огромные цифры: 300, 500 миллионов… Звучит это, конечно, интересно. Но я бы хотел сейчас, перед тем, как мы перейдем к основной теме повестки дня, коротко пройтись по данным тендерам.

Да, один тендер выиграла компания «Мастер Строй» — по реконструкции участка набережной в городе Днепр.

Эта компания в прошлом году получила 9 млн грн платежей по данному тендеру, из которых 6 млн грн вернула до конца года в связи с наступлением ранней зимы и невозможностью работ из-за погодных условий. Итого в сухом остатке мы имеет 3 млн грн, полученные компанией, на одну треть принадлежащей моему отцу.

Говорить о том, что это отец заработал эти деньги невозможно. Работают тысячи человек вместе с «субчиками». Платятся огромные налоги.

Были еще вопросы относительно того, что данная компания заняла второе место на торгах, а первое место у компании с более низким предложением. Последние до этого 12 раз срывали разные торги в городе Днепре исключительно с одной целью: сорвать торги, не более того. (речь идет о предложении «АКТИВ СТАЛЬСТРОЙ», которое конкурсная комиссия отклонила — ред.).

То есть не предоставлялись никакие документы, лицензии, разрешения, люди, техника. Просто предоставлялись цифры. И компания в итоге теряла 5 тыс. грн авансового взноса. То есть по Набережной ситуация выглядит именно таким образом.

Следующее – текущий ремонт дорог. Было два тендера общей стоимостью порядка 150 млн грн, они были выиграны в конце сентября 2016 г.

И почему-то никто не соизволил поднять документы, разобраться, просто позвонить, задать вопрос. Никто не увидел, что, на самом деле, еще в начале декабря 2016 г. эти тендеры были аннулированы, и по ним не прошло ни одной копейки. Вместо громкой суммы в 150 млн грн мы, по факту – и я прошу на это обратить внимание – имеем ноль гривен и ноль копеек.

Третий тендер, на котором я хотел бы остановиться и перейти дальше – к обсуждению более важных вопросов, это реконструкция, проектирование, ремонт и строительство Центрального моста в городе Днепр. Да, в городском бюджете 2016-2017 гг. общие суммы запланированы в размере порядка 170-175 млн грн – на проектно-изыскательные и ремонтные работы.

 

Почему-то СМИ и лжесвидетели пытаются связать меня с данной компанией. Я официально заявляю, что ни я, ни мои родственники не имеют, не имели никогда никакого отношения к данной компании. По факту, опять-таки, имеем 0 грн 0 копеек.

Конечно, если складывать все эти суммы вместе, можно насчитать всё, что угодно. Но практически это выглядит абсолютно по-другому, и просто не о чем говорить.

И так мы можем разбираться по каждой предъявленной, инкриминированной претензии. Лично я не вижу в этом никакого смысла. Ситуация получается абсолютно нелогичная. Существует компания с 30-летним опытом, которая строит, строила и будет строить. Меня упрекают в том, что я каким-то образом помогал. Получается, что делать это я начал где-то с детского садика – продвигать компанию. То есть – абсурд полный!

Да, какие-то тендеры она выигрывает – это абсолютно нормальный подход. У крупной компании всегда более конкурентная себестоимость, финансовые и кредитные условия лучше, доступ к кредитам всегда больший.

По факту же, объем средств, полученных из городского бюджета в 2016 г., не превышает 1 процента в этой компании. Но при этом почему-то некоторые считают, что нужно вернуться в 1937 год, когда отец должен отказаться от сына, и наоборот. Почему? Потому что он – бизнесмен и строитель, а я – пошел в политику, стал депутатом городского совета и был избран секретарем горсовета Днепра? А ведь у меня нет права подписи финансовой, и я не влияю на исполнительные власти, тем более на торги.

Все эти скандалы и обвинения появились после моей категорической позиции относительно проблемы с львовским мусором. Они были реализованы, скорее всего, по команде Садового. Никто не желала вникнуть, разобраться в сути этих обвинений. Просто собралась тройка, символически меня выслушали, после чего приняли решение, которое наверняка было принято до этой встречи. Так – опять-таки – привет 1937-му году и «сталинским тройкам». Называется демократия по-львовски.

Никто не хотел разобраться в простых фактах, документах. Я сегодня пришел с документами, которые все находятся в системе «Прозорро». Кстати, хочу добавить, что речь идет о ряде международных тендеров, в том числе проверенных АМКУ. Другими словами, была четко выполнена команда господина Садового, который исполняли «боевые тройки».

Теперь по поводу львовского мусора. Когда во Львове случилась беда, об этом знала вся страна. Андрей Садовой обратился лично ко мне с просьбой о помощи. Днепр не остался в стороне и в трудную минуту подставил плечо, принимал некоторое время мусор из Львова.

Но одно дело – подставить плечо и помочь в трудную минуту. И другое, когда мы поняли, что ситуация становится системной и никто не заинтересован в ее качественном решении. Понимая, что менеджмент Львова не принимает никаких действий для решения этой проблемы, мы, собственно говоря, в жесткой ультимативной позиции сказали, что мы не в состоянии в дальнейшем работать с львовским мусором и принимать его.

После этого кто мне только не звонил: начиная с господина Садового и заканчивая перевозчиками, всеми, кто находился в этой вертикали процесса. Поступали самого разного рода предложения, в том числе и неприличные с точки зрения какой-то личной выгоды для меня – с огромными цифрами, на самом деле. Но моя позиция оставалась абсолютно неизменной.

Считаю, что ситуация со львовским мусором не решалась или не решается либо одной из двух, либо по обеим причинам. Первая: либо не выгодно ее решать. Вторая: неумение делать это, некомпетентность – обыкновенная простая хозяйственная проблема.

Однако после всех этих звонков… То есть те тендеры, которые мы все обсуждали, прошли в конце прошлого года. Но после нашей и моей категорической позиции по поводу того, что мы не в состоянии в дальнейшем решать системные проблемы города Львова, потому что мы – патриоты Днепра; и одно дело – помогать в тяжелую минуту, а другое – перекладывать на себя чужие недоработки. В итоге, появилась волна однобоких, заангажированных материалов и статей в Интернете и кое-где на ТВ.

После этого со стороны центрального офиса «Самопомощи» развернулась кампания против меня и против 20 других руководителей разного ранга организаций данной политической партии – от районных до областного уровня. Всем предлагали сложить мандаты, уйти, покинуть места. То есть применялись методы абсолютно репрессивной машины. И мне очень жаль, что в таковую превратилась партия «Самопомощь», которая изначала заявляла демократические ценности, а по факту оказалась заложником некомпетентности и амбиций, решении простых проблем своего лидера – господина Садового.

Теперь, я думаю, не только мне становится понятным, что такое демократия от «Самопомощи», демократия по-львовски и кто такой лидер партии Андрей Садовой, который способен засыпать мусором не только собственный город, но и всю страну.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

— Почему с помощью неправомерной выгоды пытались договориться именно с вами? Выходит, ключевым лицом в принятии решения по приему мусора были именно вы?

Вячеслав Мишалов: Объясню. Моя должность – секретарь городского совета. Моя прямая работа – это общение и нахождение взаимопонимания между депутатами для того, чтобы те или иные решения находили поддержку большинства в рамках горсовета. Без поддержки сессионного зала, большинства это было бы невозможно. Поэтому – да, конечно же, обращались ко мне для того, чтобы я лоббировал данные вопросы и предлагали очень большие деньги за каждую тонну принятого мусора, который официально сможет принять город Днепр.

— Ранее СМИ сообщали, что вопрос вы будете решать в суде. На кого подадите заявление?

Вячеслав Мишалов: Я на самом деле сегодня подал в суд на всех физических лиц, которые по собственной глупости ли желанию скорейшей наживы лжесвидетельствовали. Я ни в коем случае не прошу от них денег. Просто прошу доказать фактами их слова.

Так же есть несколько судов, где мы обратились без финансовых требований к СМИ – там символическая сумма 1 или 100 грн, но это не суть важно – с просьбой относительно опровержений, получения комментариев от второй стороны спора, соблюдения журналистской этики.

— Как вы сейчас общаетесь со своими бывшими однопартийцами в горсовете, какие с ними складываются взаимоотношения?

Вячеслав Мишалов: Как у секретаря городского совета – моя прямая работа общаться со всеми депутатами горсовета. А с теми ребятами, которые лжесвидетельствовали… Ну, я считаю, что это – их недальновидность. Поэтому смысла спорить с ними воочию нет. Для этого есть законы Украины, суд, который должен расставить всё на свои места. Это абсолютно не сложно: документы же на столе, там даты, подписи, печати.

То есть, с одной стороны, мы имеем качественные документы – единственно верные факты. С другой стороны, имеем чьи-то фантазии. Поэтому я ни в коем случае не хочу переводить ситуацию в личностную историю с депутатами. Между тем, я понимаю, что это была команда лично господина Садового – по максимальной дискредитации и уничтожении меня как одного из их бывших соратников, бывших союзников.

— Может, это ваши предположения или есть, возможно, какие-то свидетельства?

Вячеслав Мишалов: Я смотрю на вещи последовательно. Для меня эти выводы становятся очевидными. Проходит заседание исполкома партии, на котором обсуждается масса решений. А когда закрывается исполком, вечером появляется новое какое-то решение. Создалось такое ощущение, что была прямая команда – срочно рассмотреть и расстрелять без суда и следствия. Рассмотрели, расстреляли – ничего страшного, живем дальше.

Я для себя это оцениваю исключительно положительно. Собственные ряды тоже нужно очищать от псевдосоюзников.

— Вы вышли из партии?

Вячеслав Мишалов: Я в нее никогда не заходил. Да, баллотировался по спискам партии, но никогда не был ее членом. Вышел из фракции в горсовете и на сегодня – внефракционный.

Более того, «Самопомощь» и лично Садовой звонили нашему уважаемому мэру Борису Альбертовичу Филатову с просьбой отозвать меня с должности секретаря. Сессия горсовета продолжалась двое суток – этот цирк видела вся страна.

Депутаты, которые находятся внутри, понимают, откуда ноги растут. И когда они понимали, что у них нет голосов и поддержки в пользу моей отставки, сначала просто блокировали совместно с Оппозиционным блоком работу горсовета – почти сутки. Потом, конечно, прошли выборы, на которых меня поддержало ровно столько же депутатов, сколько их было год тому назад. Всё.

— Вы сказали, что обратились в суд. В какой именно и кто ответчик?

Вячеслав Мишалов: Есть ряд судебных исков в разных судах. По законам Украины, иски к СМИ рассматриваются по месту их прописки, а иски к физическим лицам, к примеру, по месту моей прописки – истца. После пресс-конференции я попрошу моих коллег-юристов и они пришлют вам полностью реестр судов, чтобы всё было видно и понятно. Это не является никакой тайной. Более того, я лично заинтересован в том, чтобы процессы качественно освещались, чтобы вскрылись факты и нашли истину.

— В исках фигурирует партия «Самопомощь»?

Вячеслав Мишалов: В том числе – как ответчик, а где-то как третья сторона – и глава ее и сама партия.

— Уточните: компания «Мастер Строй» — это компания вашего отца?

Вячеслав Мишалов: Это компания, которая в том числе на одну третью часть принадлежит моему отцу. Есть ряд других акционеров, а лично у него – 33 процента уставного капитала.

— Почему, на ваш взгляд, Садовому не выгодно решать проблему с мусором во Львове, и получали ли вы, возможно, какие-либо угрозы с его стороны, какие-либо прямые предупреждения? Не собираетесь ли вы уйти в отставку в связи с обвинениями в коррупции?

Вячеслав Мишалов: Я говорил об этом ранее – повторюсь еще раз. Считаю, что есть две проблемы, которые, наверное, взаимоисключающие друг друга. Первое: выгодно не решать эту проблему, списывать на нее деньги, во всем кого-то обвинять. Это своего рода черный ящик. В него можно все, что угодно спрятать, и всё, что угодно, из него достать, в том числе, конечно же, финансовые ресурсы. То есть, если мне, лично мне предлагали огромные, на самом деле, деньги, которые измеряются сотнями тысяч гривен за помощь в приемке и захоронении мусора, я понимаю, что эти средства откуда-то берутся, и как-то река денег течет. Я ни в коем случае не следователь. Я не могу говорить, как я считаю, но факт есть факт: если есть предложение, значит, где-то есть спрос.

По поводу мусора. Мы с этим давно живем. Вся страна, куда ни приедешь, знает про львовский мусор. Наверное, это просто смешно: имея, в принципе, миллиардный бюджет города Львова, имея все возможности… Конечно, всегда легче искать виновных, чем взять и решить проблему.

Я сам выходец и бизнес-деятельности, предприниматель. Кстати, никогда принципиально не занимался стройками. Всегда занимался какими-то сложными вещами, где более ценится добавленная стоимость. И – всегда хочется добиваться результата. А ситуация с мусором, мне кажется, кому-то выгодна. С одной стороны, выгодно не решать. С другой – от того, что проблема не решается — это тоже приносит дополнительные выгоды.

По угрозам. Конечно же, мы – профессиональные политики, которые умеют разговаривать на не всем понятном языке. Мы с вами это наблюдаем регулярно и часто. Прямые угрозы, конечно же, не поступали. Витиевато, осторожно: «вы же понимаете, это важный для нас вопрос» – такие вещи, конечно же, да.

По поводу отставки. В тот момент, когда появится хоть что-то против меня, имеющее под собой юридическую силу, а не обвинения людей, выдающих желаемое за действительное, — в тот момент я лично привезу свой депутатский мандат в приемную городского головы города Львова и спокойно уйду. Но по ситуации, когда кто-то сказал, и я должен для этого что-то сделать, и я понимаю, что это обвинение неправдивое, лживое – так не получится. Это абсолютно нормальная позиция любого человека.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать