Революция в религиозной жизни Украины откладывается

Сегодня 18 мая в Верховной Раде Украины собирались голосовать за законопроекты, которые заставили серьезно занервничать религиозные организации нашей страны. Причем больше всего – Украинскую православную церковь Московского патриархата. Называются эти проекты законов – «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, признана Верховной Радой Украины государством-агрессором» и «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях». Однако эти вопросы поставили в блоке «вопросы культуры и духовности», который должен рассматриваться в конце повестки дня. И потому их рассмотрение и голосование по сути переносится на следующие пленарные заседания, которые состоятся на будущей неделе.

Мы решили разобраться в сути этих законов и узнать, что ждет церкви в случае их принятия.

Особый статус для УПЦ МП

В пояснительной записке к законопроекту «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, которое признано Верховной Радой Украины государством-агрессором» (таковой является УПЦ МП) утверждается что с начала военной агрессии на Востоке страны обострилось и религиозное противостояние. И чтобы исключить «деструктивное влияние вражеской пропаганды с использованием религиозного фактора» предлагается принять новый закон. 

Основные новации законопроекта:

  1. С религиозными организациями руководство которых находится в стране-агрессоре государство должно будет подписать договор об их особом статусе. В договоре будет указано, что церковь обязуется уважать суверенитет, территориальную целостность и законы Украины, и уважать другие религиозные организации, а государство обещает гарантировать права религиозных организаций.

  2. Устав религиозной организации (или изменения в него) может быть зарегистрирован только после его экспертной оценки госорганом по работе с религиозными организациями. Устав не должен нарушать законы Украины.

  3. Назначение центрального и регионального руководства церквей будет происходить только после согласования кандидатур с государством. Приглашать иностранных граждан для проповедничества в Украине церкви также смогут только после согласования с государством. Если же будет установлен факт сотрудничества с представителями военно-террористических группировок или представители церкви будут систематически нарушать законы Украины и подписанный договор об особом статусе, то государство имеет право инициировать запрет деятельности религиозной организации.

Второй законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» вносит небольшие правки, которые способны изменить жизнь большинства религиозных общин в Украине. 

В изменениях к статье 8, во-первых, говорится:

  1. Принадлежность лица к религиозной общине определяет ее самоидентификация с этой религиозной общиной, подтверждением чего является участие в религиозной жизни конкретной общины».

  2. Ранее государство просто признавало право религиозной общины на подчинение любым действующим в Украине и за ее пределами религиозным центрам (управлениям) и давало возможность свободно менять эту подчиненность. Теперь для переподчинения будут нужны специальные условия. Делаться это будет через регистрацию новой редакции устава или положения общины (или изменений к нему), принятых с согласия простого большинства лиц, присутствующих на собрании членов религиозной общины. И как мы помним по первому законопроекту – устав должен пройти через согласования с госорганами.

Вроде бы неплохо – члены общины получат возможность влиять на её жизнь и работу. Но как всегда нашлись недовольные.

Чем недовольны священники?

Дискуссия по поводу этих двух законопроектов ведется уже больше месяца. И неудивительно, что самыми недовольными по поводу этих документов стали священники Украинской православной церкви Московского патриархата.

На официальном сайте РПЦ появилось сообщение о том, что патриарх Кирилл обратился главам государств «Нормандской четверки», Предстоятелям Поместных Православных Церквей, Папе Римскому Франциску, генеральному секретарю ООН и генеральному секретарю ВСЦ в связи с планируемым принятием Верховной Радой Украины законов. 

В обращении патриарха говорится, что законопроекты противоречат Конституции Украины и некоторым законам. Они, по его мнению, во-первых, позволят «светским органам» ограничивать в правах церковные организации, и попросту их контролировать, а во-вторых легализовать практику фиктивных «референдумов» с участием всех жителей населенного пункта (а возможно, и приезжих) для изменения устава общины. Более того, эти законы, по мнению патриарха Кирилла, «способны вызвать волну насилия и новых захватов храмов, обострить гражданский конфликт на Украине, переведя его в религиозную плоскость».

Ранее на законопроекты отреагировали и региональные лидеры общин УПЦ МП. Так Одесская епархия собрала более 52 тыс. подписей, верующих под обращением к депутатам ВР с просьбой не принимать законы. Аналогично поступили и в Запорожской епархии, а управляющий Кировоградской епархией архиепископ Кировоградский и Новомиргородский Иоасаф в своем обращении заявил, что принятием этих законопроектов Украина возвращается в тоталитарное советское прошлое. 

В пресс-службе Днепропетровской епархии УПЦ МП нам заявили, что в этих законах изначально заложен неправильный подход в отношении Украинской православной церкви. 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

«Что значит «религиозная организация органы управления которой находятся в державе-агрессоре»? Это абсолютно незнание и непонимание людей, статуса юридического УПЦ. В уставных документах, которые были приняты еще в 90е годы, название «Московский патриархат» нигде не фигурировало. Нет такой добавки. Эту добавку стали принять гораздо позже, когда появился самозваный неканонический, и никем не признанный, самопровозглашенный Киевский патриархат. И люди светские стали добавлять приставку «Московский патриархат». Даже с юридической точки зрения наша церковь является независимой – в своем управлении и в хозяйственном плане. Наши органы управления находятся в Киеве, возглавляет их блаженнейший митрополит Онуфрий, церковь имеет свой коллективный Синод, и сами избирают епископов. Поэтому мы эти законы считаем откровенно враждебными»

Другие конфессии – другие мнения

А вот представители других конфессий к законопроектам отнеслись спокойно. Так, советник городского головы Днепра и член правления Днепропетровской еврейской общины Олег Ростовцев рассказал нам, что нововведения, предлагаемые в одном из законопроектов, уже давно действуют в рамках Днепропетровской еврейской общины. 

«Во всех еврейских общинах не принята некая вертикаль. Есть те, кто называются главные раввины, но они не имеют никаких административных или нормативных функций. Они представляют тех, кто выбрал их своими представителями. Изменения в статут происходят путем консенсуса. Я понимаю почему на изменения отреагировала Православная церковь Московского патриархата – потому что у них вертикальная структура, церкви и общины имеют вертикальное подчинение, но у нас этого нет. Мы не входим ни в какую структуру, у нас над общиной нет никакого начальства. У нас система, о которой говорит Верховная рада была всегда. Кстати в России не совсем так, потому что там есть определенные требования законодательства, там еврейские общины построены в некую вертикаль. Наши же еврейские общины автономны. Лидерство у нас только на основании личного авторитета. Если я уважаю мнение Любавичского ребе – то я принимаю его авторитет и его мнение по тем или иным вопросам».

Еще более интересный комментарий мы получили в информационном управлении (пресс-центре) Украинской православной церкви Киевского патриархата. 

«Если уж законы принимаются светским органом, то вначале подойдем к этому вопросу со светской стороны. Суть поправки — исключить подковерное изменение уставов, которые активно проводят все чиновники УПЦ МП по стране. Сейчас изменение уставных документов проводится для предотвращения перехода своих прихожан к другой церкви. Защищают, конечно же, не верующих, а имущество и церкви. Согласно зарегистрированных уставов, прихожане уже не имеют никакого влияния на своего священника или церковное имущество, на которое тратили свои средства в форме пожертвований. То есть это сосредоточение рычагов управления в едином центре без права голоса членов организации на местах. Закон вносит косметическую, но все же правку, согласно которой изменения подчиненности религиозной общины признается государством исключительно только при условии, что новая редакция устава принята «с согласия простого большинства лиц, присутствующих на собрании граждан, принадлежащих к религиозной общины». То есть поправка закладывает слабый инструмент влияния прихожан церкви на политику своей организации».

Вопрос об «особом статусе» УПЦ МП в новом законопроекте, наш собеседник к сожалению, обошел стороной. А мы в свою очередь проследим за принятием законов.

Егор Мороз

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать