Реконструкция малой ГЭС в Васильковке: подробности проекта

Сегодня в Забебе чиновики ДнепрОГА, инвестор и представитель поссовета Васильковки рассказали, почему малая ГЭС в Васильковке на реке Волчья – это здорово, почему опасения экологов напрасны и самое главное, этот проект вернет к жизни реку. Ранее Забеба писала, что эколог Татьяна Лампика нашла зраду в проекте по восстановлению ГЭС.

Директор департамента экологии и природных ресурсов ДнепрОГА Руслан Стрелец сказал: «То, что электростанции отрицательно влияют на экосистему, мы видим по реке Днепр. Но если мы говорим о малых реках, то принцип их течения немного другой. Некоторые реки, например, Самарчук и река Волчья, в том числе, имеют отрицательный уклон. Они наклонены не в ту сторону местами, куда идет течение. Чтобы такие реки не пересыхали и не превращались в каскад естественных озер, применяются системы плотин, и методом наполнения одной секции, а потом перелива в другую, дают возможность реке жить. Такие плотины – нормальный элемент регулирования потока воды. Если мы вспомним Днепр много-много лет назад – еще до постройки гидроэлектростанций – была неконтролируемая река, которая весной разливалась, а ближе к лету немного пересыхала, то есть были очень серьезные перепады по ширине-глубине реки и воздействию на прибрежную зону. Что касается ГЭС в Васильковке, она была построена в 50-х годах. И с 50-х годов никаких изменений не происходило. И говорить, что вот сейчас будет какой-то экологический ущерб – это на самом деле некорректно. Другое, речка, на которой собираются восстанавливать ГЭС достаточно широкая. Мы в этом году закончили восстановление гидрологического режима речки Бакаи, которая рядом находится. И я вам хочу сказать, что там уже сейчас появилась вода.

Было мнение, что в реке Волчьей есть какие-то краснокнижные рыбы, которые резко умрут от того, что появится ГЭС. Так вот я вам хочу сказать, что территория, где будет находиться ГЭС, даже не зарезервирована для заповедника. Рядом есть территория – там плавни какие-то, она ценная с точки зрения науки и экологии и тому подобное. Но та секция реки, о которой идет речь, она не является какой-то особо научно ценной. И еще, мы сегодня говорим, что наша задача — перейти на возобновляемые источники энергии – мы говорим плохо Приднепровка, плохо Криворожка – мы сейчас ищем способы, чтобы перейти на альтернативу. Строятся и биогазовые установки огромные на «Орель-Лидере» в Петриковском районе, большое количество солнечных панелей, есть зеленый тариф сегодня в государстве, благодаря которому каждый житель может себе поставить солнечную электростанцию домашнего уровня и излишек этой энергии продавать в сеть. Так что ж тут плохого в гидроэлектростанциях, где мы будем пользоваться силой природы и тем самым минимизируем воздействие на окружающую среду за счет уменьшения потребления электроэнергии от сжигания угля?».

Инвестор проекта, директор ООО «Энергоактив» Андрей Кучерявый рассказал подробнее о проекте: «Наше предприятие работает в данном направлении с 2009 года. В 50-х годах в Украине было около полутора тысяч малых ГЭС, сейчас – около 150. И благодаря поддержке государства, инвесторы начали восстанавливать объекты малой гидроэнергетики. А на Днепропетровщину попали, зная малые речки, карты и исторические справки о том, где остались остатки гидростанции. Уровень инвестиций в данный объект – около 6 млн грн. Экономический эффект будет просчитан после запуска станции с учетом реальных показателей, но мы планируем около 4-5 лет окупаемость проекта. Это прямая инвестиция в недавно созданную территориальную громаду Васильковки, с которой мы тесно сотрудничаем. Наше предпритяие ООО «Энергоактив» является производителем электроэнергии. В своем активе мы имеем две возобновленных станции свои. Также принимали участие в восстановлении станций в Сумской, Черкасской областях. Эксплуатируем малую ГЭС в Киевской области, Сквирском районе. По опыту нашей работы в Полтавской области – кажется, там сейчас 7 ГЭС работает, в процессе работы станций по наблюдениям местного населения, рыбный фонд после запуска ГЭС увеличивается, так как вода насыщается активным кислородом. Идет борьба с таким явлением как застой воды. Работниками нашего предприятия проводились работы по расчистке русла речки в нижнем бьефе, потому что каждый гидроэнергетик заинтересованный, чтобы ток воды был постоянный. Также наше предприятие сотрудничает с водохозяйственными организациями. В соответствие с законодательством мы получаем разрешение на спецводопользование, за каждый кубометр воды мы платим налоги в государственный бюджет, все наши действия регламентируются, устанавливаются режимы использования воды. Когда необходимо поддерживать те или другие уровни воды в верхнем и нижнем бьефах.

ГЭС – буфер, сдерживающий пиковые нагрузки. Можно использовать гибкий подход по сглаживанию этих пиков, в тех местностях, где есть генерация, хоть солнечная, хоть водная, можно избежать веерных отключений. Жизненно необходимые объекты могут работать.

Постараемся уложиться в год и в конце 17, начале 18 года введем станцию в эксплуатацию. По этому объекту есть возможность добавить одну еще модульную турбину. У нас есть планы возобновить работу еще нескольких станций, в том числе, и в Днепропетровской области. Есть возможность устанавливать турбины и на шлюзах – регуляторах, сейчас мы, и не только мы, но и наши коллеги, работаем в этом направлении.

В Соединенных Штатах малых и мини-ГЭС больше 10 тысяч, в Китае 90 тысяч и 300 малых ГЭС вводится в год. И Европа идет в том же направлении. Это общемировая тенденция – переходить на возобновляемые источники энергии.

На нашей станции будет около 6 рабочих мест, будем платить налоги в местный бюджет, все оборудование – нашего украинское».

Куратор проекта от ДнепрОГА , директор ГП «Инвестиционно –инновационный центр» Александр Коломийцев сказал: «Перед нами, перед командой, губернатор поставил такую задачу — создать максимально комфортные условия для инвесторов. Станцию более 30 лет не реконструировали. Она могла разрушиться и причинить больший экологический вред, чем тот, о котором нам пытаются рассказать. Какие задачи решаются строительством такой станции. В первую очередь то, что район обеспечивается альтернативным источником электроэнергии. Второе, мы создаем такие условия для инвестора, чтобы, когда он зашел к нам, то почувствовал, что Днепропетровская область сегодня полностью не зарегулирована такими сложными бюрократическими процедурами, которые присущи многим другим областям. Этот проект не один, команда работает сегодня над несколькими проектами, в том числе и по сохранению тепла. Но об этом мы расскажем отдельно. Только плюсы мы видим от этого проекта, и еще хочу сказать, что проект будет осуществлен без государственного финансирования».

Заместитель председателя поссовета Васильковки Михаил Корень сказал, что реализации этого проекта ждут не только жители Васильковки, но и еще семи населенных пунктов на берегах реке Волчей. «Очень правильно было замечено, что надо делать каскад гидросооружений на малых реках, — сказал Михаил Корень. — Притоком реки Волчья является река Верхняя Терса. За те двадцать лет, что была разрушена дамба, река заросла полностью очеретом и реки не стало. Она была полноводная, красивая и рыбная. Много рыбы пропало и в реке Волчьей. Как коренной житель, живущий на Волчьей с дня рождения, я знаю эту прекрасную реку, и она нужна ей, эта дамба. Средняя глубина реки Волчьей до Покровского района от 2-4 метров, ширина от 50 до 60 метров. Когда была разрушена дамба – гуси ходили пешком.

Мы благодарим губернатора и его команду, и инвестора, который пришел. На нашей реке находится 3 ландшафтных парка, в том числе и Бакаи. Спасибо вам за то, что вы выделили деньги в огромном количестве и там почистили – возрождены те уникальные растения и животные, которые занесены в Красную книгу. Когда есть дамба, есть вода в колодцах. В тесном сотрудничестве с инвестором сделаем пляж для Васильковки. А самое главное, мы можем обеспечить школы и другие важные учреждения при веерных отключениях или других катаклизмах, которые случаются».

Руслан Стрелец добавил: «Перед нами стоит задача чистить реки по бассейновому принципу. То есть когда мы от впадения в более крупную реку начинаем и идем до истоков реки. То что мы реализовали проект по речке Бакаи, это не значит, что мы остановимся. И наша задача — подумать над объектами, которые мы будем делать в 18 -19 году. В перечне объектов есть и Верхняя Терса и Нижняя Терса – а все потому, что мы понимаем, что водоем должен жить. Мы уже, скажем так, улучшаем работу с учеными. Но и сейчас, когда готовится проект, есть научное обоснование, технико-экономическое обоснование. Проекты готовят не люди с улицы, это делают те же ученые, те же техники. Что касается рыб, животных и тому подобное, у меня есть устойчивое мнение, что больше всех наносят ущерб природе именно люди.

ГЭС не повредит рыбе. И если кто-то с точки зрения банальной эрудиции себе придумал, что рыба будет плыть и заплывать в лопасти турбины, то это фейковое мнение. Потому что там стоят сетки, защитное оборудование, которые не дадут живым существам попасть в лопасти. Потому что в первую очередь это связано с нарушением работы турбин. Это знаете как? У кого-то мнение есть, что-то где-то услышал, что-то где-то додумал и потом выдается все как за чистую монету.

Сегодня Петр Порошенко озвучил курс на децентрализацию. И Днепропетровщина – это лидер по децентрализации. А давайте примем такое решение — пусть громады определяются, что им нужно, а не человек, живущий в Днепропетровске, в Запорожье, в Киеве. Пусть люди определяют, давайте слушать людей, что им нужно. Люди там живут, они знают, как было, а было лучше, и они хотят в идеале вернуть так, как было раньше. Природе не надо помогать, ее не надо восстанавливать – просто не мешайте ей. Вот так и с людьми, пусть люди решают сами».

Марина Деобальд

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать