Появится ли в Днепре польская школа?

В Днепре 115 украинских, 33 русских и 6 двуязычных школ, но нет ни одной польской. Хотя до Первой мировой войны такое учебное заведение в Екатеринославе было, а в соседнем Каменском польских школ было несколько. Сегодня в Днепропетровской области всего одно такое учебное заведение и находится оно в Никополе, где компактно проживают поляки. Там в польской школе учится 300 учеников, среди которых не только поляки.

Польский класс еще в 2010 году собирались открыть в Марганце, где до революции 1917 года поляки строили и разрабатывали карьеры по добыче марганцевой руды. Открыть класс не удалось. Причину неудачи объясняет председатель Союза поляков «Огниско» Днепропетровской области Антон Яновский:

– Власти города нам дали заброшенное полуподвальное школьное помещение, в котором нужно было сделать капитальный ремонт. Деньги на него выделило Консульство Польши в Харькове. Необходимо было вести строгую отчетность по каждому использованному злотому. Причем одного счета-фактуры было недостаточно, понадобились договора, расходные накладные с печатями и подписями руководителей строительной организации. В Марганце мы приглашали 3 разные частные фирмы, которые специализируются на капитальных ремонтах помещений, но никто из них не смог предоставить необходимый пакет документов. А нанимать их полулегально за деньги Консульства Польши мы просто  не имели права. В итоге от этого проекта пришлось отказаться.

Теперь поляки планируют в одной из школ Днепра, расположенных в районе пр. Яворницкого, сделать польский класс. Они понимают, что полностью организовать преподавание всех предметов на польском языке пока нет возможности из-за отсутствия учителей-предметников. Но сделать польский класс, в котором дети будут изучать польский язык, вполне реально.

– Почему мы хотим, чтобы этим занялась одна из школ, расположенных в районе Днепровского театра оперы и балета? Потому что через дорогу на пр. Яворницкого располагается католический Костел Св. Иосифа, рядом в доме №83 – помещение Союза поляков «Огниско» Днепропетровской области, – говорит Антон Яновский. – Сейчас у нас примерно 1000 прихожан Костела и у них около 200 детей и внуков школьного возраста, которые бы с радостью учились в таком классе. Им было бы удобно после школы посещать Костел, а также приходить к нам на различные встречи и курсы.

Антон Яновский считает, что в такой класс пошли б учиться и дети украинцев, поскольку знание польского языка на должном уровне открывает перед ними возможности учиться, жить и работать в Польше. Тем более что дипломы польских вузов признают во всех странах мира. Славянам этот язык освоить легче, чем, например, английский.

Забеба обратилась с официальным запросом к руководству Днепровского горсовета, чтобы выяснить, а возможно ли у нас в ближайшее время открыть школу, в которой бы польский язык был вторым иностранным?

Директор департамента гуманитарной политики горсовета Геннадий Глядчишин ответил, что теоретически в Днепре можно сделать базовое учебное учреждение для изучения польского языка, но для этого необходимо, чтобы общественность обратилась в управление образования горсовета.

 

 

А пока в нашем мегаполисе польский язык как второй иностранный изучают всего 180 школьников: в 5 и 6 классах ЗСШ №91 (104 ученика) и в 10  классах ЗСШ №22 (76 учеников). Антон Яновский считает, что этого явно недостаточно:

– Недавно я был в Киеве на 8-м Конгрессе Союза поляков Украины, где говорилось о том, что в нашей стране всего 6 польских школ, причем они расположены преимущественно на Западе: во Львове, Хмельницком, Житомире и Ровно. Польские образовательные фонды готовы финансово помогать таким школам и на Востоке Украины. Нужна только воля местных властей. Считаю, что такая школа обязательно должна быть в Днепре, поскольку много поляков строили и развивали Екатеринослав. Среди них были архитекторы, ученые, инженеры, учителя, врачи.

Польские архитекторы и строители создавали Екатеринославскую железную дорогу, Старый (Амурский) мост, здание современной областной прокуратуры, хорошо сохранившийся до наших дней доходный дом дворянина Мизко. Здание занимает целый квартал на пересечении ул. Шевченко (тогда Полицейской) и ул. Грушевского (раньше К. Либкнехта, в то время – Казанской).

В конце XIX века этот доходный дом считался самым роскошным зданием Екатеринослава. В половине доме Мизко располагось польское общество «Огниско», польский театр, зимний сад, фонтан и двухэтажные подземные винные погреба. Можно привести еще много примеров того, что польская община очень много сделала для развития нашего города и губернии.

Из Украины за последние 8 лет вследствие глубокого экономического кризиса, а потом еще и войны на Донбассе выехала большая часть поляков. Процесс этот продолжается и сегодня. Тем не менее, осталось еще достаточно много поляков – потомков польских переселенцев. Значительная часть из них попала на эти территории после крупнейшего польского восстания 1863-64 годов, которое было направлено против Российской империи.

Повстанцы требовали возвращения независимости Польши и восстановления ее территории в границах 1772 года. Александр II жестоко подавил восстание: 30 тысяч поляков уничтожили, еще 200 тыс. отправили в Сибирь. Но поскольку среди них было много высокообразованных людей, через время их переселили в Екатеринославскую губернию, в частности, в наш город.

Моя семья (автора статьи – Любови Бурлаковой) также является потомками польских переселенцев тех лет. Моя прабабушка Романа Сверчинская (по другим данным – Свирчинская) родилась в 1886 году в Польше в Радомской губернии (недалеко от Варшавы). Когда ей было несколько лет от роду, родители Андрей Сверчинский и Павлина Сверчинская (урожденная Табачинская) переехали в Каменское. На этом фото, которое было сделано уже в Екатеринославе, моей прабабушке около 4 лет.

Участвовали ли кто-то из моих предков в январском польском восстании, мне неизвестно, поскольку на вопрос: «Зачем твои родители переехали в Каменское?» прабабушка всегда отвечала: «В поисках лучшей жизни».

Второй сохранившийся снимок сделан уже в 20-е годы ХХ века. На нем Романа Бакшук (урожденная Свирчинская) уже в зрелом возрасте.

В Каменском у нее родилось двое детей: в 1908 году – Валентина и в 1915-м – Владимир (мой дед). На этом фото 1938 года он студент Одесского экономического института.

 

Документы, подтверждающие то, что моя прабабушка родилась в Польше, я нашла в Днепропетровском областном архиве. Это выписки из метрических книг Каменского Костела.

Родная сестра моего деда Валентина Бакшук закончила 8 классов польской школы в Каменском, а вот мой дед успел проучиться в ней всего 1 год. Советы в то время проводили русификацию населения и ликвидировали учебные заведения, где преподавание шло на языке национальных меньшинств.

Долгое время поляки старались скрыть свое польское происхождение, потому что в 1937-1938 годах их уничтожали как иностранных шпионов только за польскую фамилию в паспорте. Так деда Антона Яновского в 1937 году расстреляли в Лукьяновской тюрьме Киева, а затем захоронили в Быковнянском лесу. Там лежат более 100 тыс. жертв сталинского тоталитаризма, которых уничтожили в период с 1937 по 1940-й год. Среди них 4,5 тысячи польских офицеров.

Более 7 тыс. поляков ликвидировали в подвалах НКВД Днепропетровска (теперь это современное здание СБУ), а похоронили на 9 километре Запорожского шоссе. Гонения продолжались и после Второй мировой войны.

Скрывал свое польское происхождение и мой дед Владимир Бакшук – никогда не упоминал об этом в своей официальной автобиографии, опасаясь преследований. Только иногда рассказывал об этом своим детям и внукам. В свидетельстве о рождении деда написано, что он русский, хотя его мать – полька, а отец – белорус.

Только в 90-е годы ХХ столетия наступило время, когда поляки стали открыто говорить о своем происхождении и возрождать национальные общины. Так 25 лет назад появился Союз поляков «Огниско» (дословно название переводится как «Костер»). Эта организация существовала в Екатеринославе еще до Первой мировой войны. Последние 10 лет «Огниско» возглавляет Антон Яновский.

Первое, что всегда делали польские переселенцы на новом месте – это возрождали  главные ценности поляка: Бог, Честь и Отечество. Они всегда остаются неизменными. В наши дни в Днепре поляки возвращали Костел Св. Иосифа и возрождали родной польский язык. Теперь они очень хотят, чтобы их дети и внуки учились в польском классе, а потом и школе. Потому что народ существует только до тех пор, пока у него есть свой язык.

Любовь Бурлакова

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать