Отмена «закона Савченко» — хорошо или плохо?

18 мая Верховная Рада Украины приняла закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины (относительно правила сложения наказаний и зачет срока предварительного заключения)» которым фактически отменила так называемый «закон Савченко». Если ранее один день предварительного заключения (содержания в СИЗО) зачислялся за два дня лишения свободы, то теперь предварительное заключение засчитывается судом в срок наказания при осуждении к лишению свободы день за день. Суд также при вынесении наказаний может учитывать предварительное заключение и тем самым или уменьшить срок, или вообще освободить осужденного. 

В пояснительной записке автор закона (нардеп Антон Яценко) утверждает, что закон № 838-VIII («закон Савченко») привел к социально негативным последствиям.

«Применение правила зачисления судом срока предварительного заключения из расчета один день предварительного заключения за два дня лишения свободы, приводит к нивелированию цели наказания как предупреждения совершения новых преступлений и защиты прав и свобод, собственности граждан и общественного порядка» — говорится в документе. Поэтому по мнению депутата Яценко зачисление сроков «день в день» предупредит совершение новых преступлений. 

Взгляд «изнутри системы»

Своими комментариями по поводу отмены «закона Савченко» с нами поделился политолог Виктор Сукачев, который проходит обвиняемым по делу о терактах, произошедших в Днепре в апреле 2012 года. За 5 лет ожидания приговора Виктор не только ощутил на себе все прелести содержания в СИЗО, но и изнутри изучил особенности действия «закона Савченко». (комментарии были получены через его адвоката Евгения Новоженина).

«Споры вокруг так называемого «Закона Савченко», ныне отмененного Верховной Радой, является классическим примером манипуляций с цифрами. И журналистов, и обычных граждан банально «развели». Аргумент противников «закона Савченко» озвучил автор законопроекта № 5534 нардеп Яценко: «Среди 10 тыс. освобожденных — полторы тысячи совершили повторные преступления. Фактически, мы выпускаем преступников, которые создают криминогенную ситуацию и увеличивают уровень преступности».

В данный момент не важно, действительно ли эти 1500 сидельцев совершили то, в чем их обвиняют. Для простоты будем считать обвинения обоснованными. Однако, любые цифры нужно оценивать не изолированно, а в контексте. Согласно данных бывшего зам. генпрокурора А. Баганца (опубликованных еще в начале осени 2016 года), за первую половину прошлого года было зарегистрировано 369 644 правонарушений, из них 11 599 — особо тяжких, 113 889 — тяжких. Лица, досрочно освобожденные в соответствии с «Законом Савченко» к сентябрю 2016, обвинялись в совершении (не обязательно — реально совершили (!) 22 убийства из 5133 совершенных, 405 краж из 194 347, 66 разбоев из 2111, 131 ограблений из 13 364 (данные по обвиняемым среди освобожденных по «закону Савченко» в октябре 2016 года озвучил заместитель председателя Национальной полиции Вадим Троян).

К концу 2016 года на волю по «закону Савченко» вышли 8,7 тыс. человек. И к тому времени подозревали в новых преступлениях (не обвиняли, а именно подозревали) уже 1313 человек из этих 8,7 тыс. Даже если учесть, что к концу декабря 2016 года обвиняемыми в убийстве были признаны 55 человек из числа освобожденных, то это составляет 1% от общего числа убийств.

Что мы видим? «Закон Савченко» нельзя обвинять в ухудшении криминогенной ситуации, поскольку его «бенифициары» совершили незначительную часть из зафиксированных преступлений. Куда большую роль в росте преступности сыграла весенняя амнистия 2014 года (когда вышли на свободу большинство обвиняемых в торговле наркотиков). Однако, на авторов той амнистии никто не вешает всех собак, и отменять амнистию как институт не спешат.

Зайдем, с другой стороны. 10-15% рецидивов (совершений новых преступлений после освобождения) это много или мало? Нравится или нет, но для Украины характерен крайне высокий уровень рецидивов — от 50 до 70% бывших заключенных опять оказываются за решеткой. 10-15% — это не высокий, а крайне низкий показатель. Если действовать по логике депутата Яценко, нужно запретить и условно-досрочное освобождение (УДО), исключив такую возможность из УК. Освобожденные раньше срока таким образом тоже часто попадают за решетку.

Но есть нюанс. «УДО» это «услуга» и причем де-факто платная. Что бы получить от администрации колонии положительное заключение и пройти через суд без сопротивления прокуратуры нужно… Правильно, платить! По аналогичной траектории текли деньги, получаемые прокурорскими/полицейскими за применение домашнего ареста в качестве меры пресечения (чтобы не попадать в СИЗО либо выйти из него). А «Закон Савченко» был им ненавистен, поскольку применялся автоматически и заработать на нем было невозможно. Но народные депутаты уважили бедных украинских прокуроров, полицейских генералов и судей, и позаботились о сохранении их коррупционных доходов.

Никакого спада уровня преступности после отмены «Закона Савченко», конечно, не будет. Криминогенный уровень определяют совсем другие факторы: а) уровень доходов населения и уровень безработицы; б) уровень экономического неравенства (в странах с большим разрывом в доходах между богатым меньшинством и бедным большинством всегда высокий уровень преступности); в) количество употребляемого алкоголя и наркотиков, и еще ряд социально-экономических показателей, которые если и изменялись, то в сторону ухудшения»

Другая причина

«Ну и, наконец, давайте вспомним, зачем принимался «Закон Савченко», — говорит Виктор Сукачев, — Его главная цель, согласно пояснительной записке к нему, было «уменьшение сроков содержания в следственных изоляторах граждан, которые находятся под следствием и судом, а также приведение в соответствие к международным стандартам условий содержания под стражей». Можно ли добиться этих целей отменив данный закон? Очевидно нет». 

При этом с момента принятия «закона Савченко» никаких существенных подвижек в условии содержания в СИЗО и тюрьмах не произошло. Об отсутствии прогресса с условиями содержания свидетельствует рост смертности в СИЗО, который отмечают даже в Генпрокуратуре. В конце марта этого года пресс-секретарь генерального прокурора Украины отметила что по состоянию на 30.03.2017 умерло 144 заключенных и осужденных против 112 за аналогичный период прошлого года, и это при том, что вследствие гуманизации уголовного законодательства, выполнения Закона «Савченко» количество заключенных в учреждениях постоянно уменьшается (по 2016 — с 81,4 до 60,6 тыс.). Виктор Сукачев в свою очередь отмечает что именно улучшение условий содержания и система ресоциализации бывших заключенных может искоренить рецидивы преступлений. 

«Отмечают и тоже ничего не делают. Как вы думаете, как будет вести себя человек, с которым 5, 10, 15 лет обращались хуже, чем с животным? Для снижения количества рецидивов нужно не законы отменять, а создавать систему ресоциализации (адаптации к жизни в обществе) бывших заключенных, — уверен Виктор Сукачев, — Но этим занимаются только общественные организации, ресурсы которых очень ограничены. Нужно полностью менять систему работы колоний. Не только улучшать условия содержания, но увеличивать образовательную компоненту, чтобы на волю выходил не закоренелый преступник, а человек с конструктивными целями на жизнь и желанием нормальной жизни, а не тягой к преступлениям». 

Тем временем нардеп Надежда Савченко заявила, что будет добиваться остановки действия закона № 5534. Также на сайте Верховной Рады уже появился законопроект об отмене решения ВР по закону, который прекращает действие «закона Савченко». Мы же проследим за ситуацией и обязательно обо всем расскажем.

Егор Мороз

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать