Охотничий скандал на Днепропетровщине

По словам эколога Татьяны Лампики, животный мир Днепропетровской области в опасности. Угрожают ему те, кто по долгу службы должны приумножать или хотя бы сохранять популяцию диких животных. Речь идет о наследии советского прошлого – Днепропетровской общественной организации Украинского общество охотников и рыболовов (УООР). Общественный совет при Государственной экологической инспекции инициирует проверку данной организации Днепропетровским облсоветом из-за многочисленных жалоб охотников и служащих лесных хозяйств области.

Днепропетровская областная организация Украинского общества охотников и рыболовов входит в единую систему Общества охотников и рыболовов Украины. И сегодня она, несмотря на свой общественный статус, по сути, является монополистом в деле охоты на территории Днепропетровской области.  Согласно ст. 11 закона Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте», охотники могут объединяться в разные общественные организации, но смысла в этом на Днепропетровщине нет, так как в 2013 году областной совет Днепропетровской области заключил договор сроком на 15-25 лет с районными ячейками (на правах отдельных юрлиц) УООР на право пользования охотничьими угодьями области. Речь идет о площади примерно 2,5 млн гектаров! Список организаций, площади охотничьих угодий и срок пользования  — здесь.

Так что хочешь охотиться – вступай в УООР. Плати членские взносы, покупай разрешение на отстрел и вперед. На сайте Днепропетровского областного общества охотников и рыболовов указаны суммы  членских  и добровольных взносов. Правда, на 2016 год.

Организация построена по жесткому принципу «демократического централизма»,  часть взносов и других денежных отчислений уходит на содержание вертикали. Устав можно почитать тут. У общества есть свои предприятия, магазины, имущество и земля  в пользовании. В общем, закрытый орден, который сам карает и милует и очень не любит, когда в его деятельность пытается вмешаться государство Украина. И исключает из своих членов (читай, лишает права на охоту) тех, кому что-то не нравится в деятельности организации. Вот, к примеру, заочно исключили охотника с 40-летним стажем и писателя Леонида Безуглого, и не сказали, за что именно. И он написал Президенту!

 

Некоторые судятся. Так сейчас в Новомосковском горрайонном суде слушается дело Александра Горжия против Новомосковского УООР и его руководителя Виктора Самарского о защите нарушенного права на членство в общественной организации.

Татьяна Лампика утверждает, что в год Днепропетровская организация УООР собирает около 3 млн грн. За эти деньги она должна выполнять работы, нацеленные на умножение популяции, учет животных, санитарные отстрелы – организовать хозяйственный подход к этим землям. «На эту организацию приходит очень много жалоб — как от охотников, так и от лесхозов, – говорит Татьяна Лампика, —  Смысл жалоб в том, что деньги собирают, выдают разрешения на отстрел без учета реального количества животных».

«На этом билете, который стоит, по-моему, 60 грн,  заяц-русак назван хищным зверем. Стоит печать завода, которого нет. Его беспорядочно реализуют, собираются деньги.

«На мое имя обратился Новомосковский лесхоз – очень обеспокоены, так как по последним рейдам, которые они проводили с национальной полицией , была выявлена охота на территории природно-заповедного фонда, был выявлен факт, когда  одновременно было убито несколько кабанов. Кабаны были убиты на так называемой «царской охоте», это когда приглашаются первые лица, депутаты, сотрудники прокуратуры и другие высокопоставленные люди, на территории, где можно охотиться. Документы на этих кабанов были сданы в регистрацию инспекции лесного хозяйства в разное время.

У меня есть еще  жалобы от жителей Песчанки, письменные обращения в полицию о том, что на территории села велась охота и были напуганы дети.

В подтверждение своих слов Татьяна Лампика показала ответ на свой запрос от государственного предприятия «Новомосковское лесное хозяйство» . Ответ подписан охотоведом Целуйко В.Г.  Охотовед пишет, что руководство Новомосковского УОРР не просто нарушает свои обязательства по приумножению животного мира, а занимается браконьерством, в том числе на территории заказника, искажает «демографию» животного мира, организует охоту в границах населенного пункта.  И не допускает сотрудников лесхоза на собрания президиума УООР.

«Все эти факты свидетельствуют о том, что УООР наживается и уничтожает животный мир. Хочу сказать, что данное общество существует только на территории Днепропетровской области. Все остальные области давно перешли на другой вид организации охоты. Они объединяются территориально в независимые организации, собранные деньги никуда не передают и тратят их на увеличение поголовья животных. Они тут живут, и они заинтересованы в том, чтобы животных было много», — сказала Татьяна Лампика.

«У облсовета и лесхоза есть полномочия проверить финансы этой общественной организации. Но есть запрет на проверки и общественная организация  этим пользуется. ОО «Экопатруль» и я как председатель общественного совета при Государственной экологической инспекции в области подготовили обращение к председателю облсовета Глебу Пригунову и депутатам проверить деятельность организации, разорвать договор, подписанный Евгением Удодом на пользование землями и перейти к цивилизованной организации охоты. Мы собираемся также обратиться в прокуратуру. На территории области создалась монополия на охоту. Облсовет имеет право отменить свое решение, если факты нарушений подтвердятся. Это прописано в договоре», — сказала Татьяна Лампика.

Мы позвонили Виктору Самарскому, руководителю Новомосковского УООР и спросили, что он думает по поводу письма охотоведа. Виктор Яковлевич сказал, что он будет думать об этом тогда, когда письмо будет подписано руководителем предприятия, а не охотоведом. А по поводу пресс-конференции, которую ему предложили провести в Забебе, он посоветовал обратиться к областному руководителю организации. На замечание Забебы о том, что Новомосковский УООР вообще-то самостоятельное юрлицо, руководитель ответил: «Ну и что, мы все равно подчиняемся областной организации».

Позднее нам перезвонил заместитель главы Новомосковского УООР Андрей Серченко. Он сказал, что ни одного факта о якобы преступлениях Виктора Самарского в полиции, в ЕРДР не зарегистрировано. «А вас не смутило, что охотовед пишет заявление на официальном бланке? Такое письмо вообще-то должен руководитель подписывать, никак не охотовед. Есть соответствующие органы, которые должны рассматривать заявление о преступлении. И если человек пишет о преступлениях, они должны быть чем-то подтверждены. Зачем-то о чем-то писать, отрывать людей от важных дел, в том числе госслужащих. Есть в Новомосковской полиции письмо от другого человека. Сегодня это заявление даже не внесено в ЕРДР. Проведена проверка и факты преступления не нашли подтверждения. За такие «наклепы» Самарский может обратиться в суд за защитой прав и достоинства», — сказал Андрей Серченко.

Мы позвонили руководителю «дерзкого охотоведа», директору государственного предприятия «Новомосковский лесхоз» Сергею Смильскому, чтобы выяснить, соответствуют ли факты, изложенные в письме, действительности. Сергей Алексеевич пообещал вчитаться в ответ своего подчиненного на фирменном бланке предприятия. А потом перестал отвечать на звонки. Что бы это значило? Но в документах, которые нам предоставила Татьяна Лампика, есть его ответ на жалобу жителей Песчанки на охоту, организованную посреди села. Вот он.

Забеба считает, что охоту нужно вообще запретить, как варварский пережиток прошлого. А вы как думаете?

Марина Деобальд

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать