Михаил Лысенко рассказал, когда закроют Новый мост

 

Заместитель городского головы Днепра Михаил Лысенко побывал в прямом эфире программы 11 канала «Васильевский остров». Он рассказал Борису Васильеву о «мышиной возне» вокруг метро, о том, как будут ремонтировать Центральный мост и дороги Днепра. Что будет с ливневками, как поборют подтопление частного сектора АНД района и почему больницы второго уровня облсовет упорно не хочет возвращать Днепру. В общем, темой для разговора стала вся инфраструктура Днепра. Разговор состоялся 14.02.16, накануне сессии горсовета.

 — Пригласив вас, переживал – придете или нет. Прочитал, что один из депутатов, по результатам поданной петиции, подготовил проект решения о вашей отставке. Другой активист днепровский заявил, что демократия в Днепре работает плохо, и я как-то немножко успокоился. В общем, здравствуйте! Какова там ситуация? Завтра же сессия.

Михаил Лысенко: Здравствуйте! Подобные петиции в отношении меня, в общем-то, не имеют никаких последствий, поскольку сессия, по большому счету, меня уволить не может. Я работаю согласно КЗОТ. Назначен на всю каденцию этого депутатского корпуса, который лишь согласовывает мое назначение. Уволить меня может только мэр. Вы ж понимаете, что завтра депутаты могут проголосовать за, не знаю, изменение ставки в Федеральном резервном фонде США, и последствий никаких не будет. А меня можно уволить только согласно КЗОТ.

—  То есть, я так понимаю, вы уходить тоже не собираетесь, а будете работать над реализацией всех заявленных проектов? 

Михаил Лысенко: Конечно.

—  Тогда начнем с главного из них – строительство метро. Почему горожане не видят какой-то активности на этом объекте? Больше того, вместо этого они узнают об уголовных делах каких-то представительств иностранных фирм. Плюс – митингует «Днепрометрострой». Избиратель начинает нервничать, а некоторые даже и сомневаться.  

Михаил Лысенко: Думаю, для этого нет у избирателя никакого повода. На пл. Г.Майдана уже смонтированы козловые краны, ведется спуск и подъем необходимых механизмов. Подрядчики, согласно заключенному договору, приступили к монтажу оборудования.

А уголовные дела – это вопросы участников тендера, которые между собой что-то выясняют, пытаются выбить друг друга.

Тем временем процесс пошел, любой может увидеть это, заглянув на площади через забор. Мы идем с опережением графика. Так что опасений у горожан не должно быть никаких. Вторая очередь будет закончена в любом случае любой ценой в срок. И мэр ставит четкую задачу. У нас есть и помощь от КМУ.

Так что все это – буря в стакане. Наши оппоненты пытаются раскрутить, но последствий никаких нет.

Относительно оплаты сотрудникам государственного предприятия. В прошлом году были проблемы с выплатой зарплаты, и вопрос был решен исключительно городом, поскольку эти люди являются горожанами.

— Похоже на ситуацию с финансированием медучреждений второго уровня…   

Михаил Лысенко: Совершенно верно.

— …на балансе стоят в одном месте, а денежки хотят из городского бюджета.

Михаил Лысенко: Только тут ситуация гораздо сложнее. Те же самые больницы – это коммунальные учреждения. А это – государственное. С первыми было бы гораздо проще. У нас сейчас больницы на балансе. В областной бюджет выделяются средства. К нам приходят депутаты областного совета и говорят… То есть мало того, что мы оплачиваем все коммунальные услуги, хотя мы это, по большому счету, делать не должны – в областном бюджете есть для этого отдельная статья. А сейчас в областном совете появилось желание, мол, давайте, вы будете платить им и зарплату.

В прошлом году мы предлагали: если вы финансово не справляетесь, пожалуйста – передайте нам, верните «вторичку» на баланс, и мы с вами справимся с этой проблемой. А после того как у нас уже сформирован бюджет, мы знаем, куда потратим эти деньги, они подумали: давайте вы найдете 250 млн грн для зарплаты.

— Так, а что с метростроевцами? 

Михаил Лысенко: Они оформлены на государственном предприятии. Сотрудники нашего коммунального предприятия получают зарплату день в день, час в час.

— Не по адресу митингуют?

Михаил Лысенко: Верно.

— Но они же здесь живут. 

Михаил Лысенко: В предыдущий раз они точно так же митинговали не по адресу. Там им не помогли, они обратились к мэру. Ситуация была катастрофическая. Некоторые по полтора года не получают зарплату. Тогда мы пошли им навстречу. Но мы же тоже не можем бесконечно платить зарплату из горбюджета людям, которые де-юре у нас вообще не работают.

— Второй знаковый проект – ремонт моста №2. Когда начнете, с какими трудностями придется сталкиваться горожанам и как власть планирует им помочь с ними справиться – прежде всего имею в виду логистику, наверное?  

Михаил Лысенко: Планируем приступить к началу ремонтных работ с 1 марта 2017 г. или с 7 марта. Но ориентировочно отправная точка – 1 марта, когда мы начнем перекрытие одной половины моста, демонтажа линий электропередач для троллейбусов. После этого – дальше по утвержденному графику будут выполняться работы.

Не хочу никого пугать, но состояние моста, мягко говоря, плохое.

— Сразу сверху начнете?

Михаил Лысенко: Одновременно и подводная часть будет делаться. Жители оценивают состояние моста по дорожному покрытию и ограждению. Но серьезные опасения вызывает сам «конструктив» моста – подводная часть, ее не видно, но там есть очень серьезные проблемы. Когда я увидел результаты обследования, то был в ужасе.

— Начали ездить по другому мосту?

Михаил Лысенко: Нет. Но я увидел, в каком состоянии подводная часть. Там эти буйки. Спрашиваю, дескать, все же очень плачевно. Отвечают: «Так уже 10 лет». Ситуация изменяется в худшую сторону, но уже незначительно.

— В какие сроки уложитесь, чтобы жители уже не замечали, что там идут еще работы? 

Михаил Лысенко: К сожалению, это все будет происходить одновременно. Вначале перекроем одну половину моста, затем – вторую. И, скорее всего, на летний период – на 3 месяца – мост будет перекрыть полностью, так как будет необходимость одновременно поднять все плиты. Когда мы их поднимем, то будем вынуждены полностью мост перекрыть.

— Есть механизмы необходимые, техника, чтобы не получилось, что подняли, а потом крана не хватает или еще чего-то?

Михаил Лысенко: С подрядчиками расписано все по видам работ. На первый этап – с марта по 1 июня – есть все необходимые механизмы, материалы. Никаких опасений это не вызывает. Сейчас ведутся переговоры о приобретении дополнительных домкратов. Их надо очень много. Часть уже купили, часть осталось завезти.

— Думаю, большинство горожан со мной согласятся: за уборку дорог зимой можно поставить пятерку по пятибалльной системе. Я не говорю о тротуарах, лакокрасочном покрытии автомобилей. Но дороги были чистые, хотя все равно многие из них оказались поврежденными, а то и даже разбитыми. Что планируете с ремонтом? 

Михаил Лысенко: Планируем, как только позволит температурный режим. Много людей обращаются ко мне через Фейсбук, выкладывают фото с изображением ям.

Мы обо всех проблемах знаем. Но если мы сейчас начнем заделывать эту яму, негатива будет в пять раз больше: зрада, смотрите – украли, и так далее.

Сейчас самая главная проблема – температурный режим и влага. Если в начале осени, когда покрытие полностью еще не остыло, температура в среднем +2-0 градусов, мы можем укладывать асфальт, но только сплошным слоем на подготовленное основание. А сейчас, когда снег и вода в яме, эта латка продержится ровно трое суток. То есть сейчас это просто выброшенные деньги.

Я понимаю, что плохая ситуация. Но не настолько, как в Киеве или соседних городах. С другой стороны, у нас уже сформирован титульный список – и по текущему ремонту. В этому году, думаю, сделаем не меньший объем, чем в прошлом.

Закупили много техники. И если раньше у нас были проблемы с подрядчиками, нормальными механизмами, то сейчас мы купили достаточно дорогостоящую технику. Что касается асфальтоукладчика и новой фрезы – это техника, не побоюсь этого слова, лучшая в мире.

— Учет «уходящих» дорог ведется? 

Михаил Лысенко: Конечно! Обязательно! Делаем дефектовку основных магистралей и направлений. Внутриквартальные дороги будут делать по заявкам, прежде всего, депутатов и жителей.

В первую очередь выполним карточно-ямочный ремонт. Даже просто – начнем с ямочного ремонта, чтобы быстро закрыть эту проблему. А с апреля-мая начнем работать хорошими ударными темпами.

— Весна порадует не всех. Подтопление в АНД районе, например. Снега было много, а, соответственно, воды будет тоже много. Что с этой проблемой? 

Михаил Лысенко: Организации, производившие очистку города от снега, сейчас занимаются расчисткой всех ливневок. Основной титул расчищен процентов на 60-65. планирую до вторника расчистим полностью.

Тяжелая ситуация по АНД району – и геологически, и исторически сложившаяся. Была хаотичная застройка ливневых коллекторов, там были врезки, их зачеканивали, сбрасывали туда строительный мусор.

— Частный сектор?

Михаил Лысенко: Да, большое количество врезанной канализации, она обрастает жиром. Но в этом году будет легче, потому что мы купили специализированную каналопромывочную машину, которая чистит ливневый коллектор под давлением 500 атмосфер. Подобной техники ни у кого больше в Украине нет. Самая мощная была в стране – около 350 атмосфер.

— А выдержат наши коммуникации? 

 Михаил Лысенко: Все можно регулировать. Мы прекрасно понимаем это, будем оценивать состояние стенок самого коллектора. Потому что в старый коллектор дать 500 атмосфер, я думаю, у людей там и дома повылетают. Но запас мощности никогда не повредит, тем более что основной акцент на коллекторы с диаметром 1200 мм, которые вообще никогда не чистились. Они достаточно засорены, на них уже есть «оброслость», они забиты кирпичом. Если раньше мы их вычищали вручную, то есть опускался человек с длинным шлангом, выброшенным наружу – чтобы было чем дышать, то сейчас у нас появился вариант делать это механическим способом.

И еще проблема – район Нового моста. На ул. Плеханова – два самотечных коллектора, один из которых полностью разрушен, продавился от времени, и работает труба только одного диаметра. Есть знаменитые фотографии: когда у нас идет дождь – а речь о самой низкой точке областного центра, куда со всего города стекает вся вода – жители делают снимки и комментируют их, мол, какая зрада, до чего Филатов довел Днепр.

— В АНД обычно такая проблема. Озеро Куряче, там, где частный сектор, где ни коллектора, ничего. Поднимаются грунтовые воды.     

 

 Михаил Лысенко: Если брать Левобережный-3, часть Фрунзенского – там есть ливневый коллектор – разводка есть, но он никуда не ведет. Согласно проекту,  должен был быть отвод в Куряче. Должно было быть запроектировано строительство очистных сооружений.

— Но там есть канал.

Михаил Лысенко: Да, дренажный – для понижения. Есть еще канал Гнилокиш – по нему в прошлом году тоже были выполнены работы по расчистке, и ситуация реально улучшилась. Но основная застройка – где многоэтажки – там есть система, но вода никуда не отводится. Вода, попадая в коллектор, дренирует в фундаменты зданий, под их фасады.

— В суглинки уходит… 

Михаил Лысенко: При обильных дождях влага начинает уходить хуже, потому что уже есть намокание грунта. В этом году, мы надеемся, реализовать этот проект – и по водопонижению, и по сбросу ливневых вод в озеро Куряче.

— Вы ездили в США. Там, я так понимаю, и ливневки работают, и вода уходит в озеро Куряче?

Михаил Лысенко: Не везде.

— А зачем вы туда ездили и какой опыт почерпнули? Что из увиденного намерены и что можно реализовать у нас?

Михаил Лысенко: Мы ездили по приглашению Госдепартамента США, они оплачивали нашу поездку по территории Штатов. Допустим, билеты на перелет я покупал за свои деньги. А прежде всего у нас было направление относительно американского опыта работы с ветеранами – аналог наших участников АТО. Интересовало, каким образом их трудоустраивают, как они с ними работают. Это была основная часть – достаточно объемная и полезная. Они нам рассказали о всех своих проблемах и своих набитых шишках…

— Есть что почерпнуть?

Михаил Лысенко: Конечно, есть. Например, из такого – наиболее очевидного. В Департаменте по работе с ветеранами сказали, что не рекомендуют освобождать ветеранские организации от уплаты налогов. В США так сделали, и в этих организациях сидел один криминал – группировки влезли туда и пользовались этим статусом.

Второе – не рекомендовали брать ветеранов ни в какие охранные организации, так ак это дополнительно травмирует психику, а у людей есть определенный синдром. Это то, говорят, что для нас уже аксиома, это уже принято, это – однозначно.

Хотите послушать? Они нам дали перечень своих рекомендаций. Факультативно, воспользовавшись моментом, я общался со своими коллегами, всеми замами посещаемых городов. Мы были в Атланте, Вашингтоне, Буффало и Рочестере. Выезжали на коммунальные предприятия.

Не стану кривить душой: снег у них убирают похабненько.

Да там и снега-то, наверное, не так много… 

Михаил Лысенко: Да нет! Мы были на границе с Канадой. Там ситуация такая. Вечером начал падать снег. Я говорю, дескать, надо же уже начинать убирать. Да утром, говорят мне, выйдут, уберут. А сейчас, спрашиваю.

— Это и называется обмен опытом. Нужно им было предложить, рассказать, как у нас.

 Михаил Лысенко: Они к этому относятся не так, как в Европе – не настолько трепетно. Вот, идем мы вечером с замом мэра по Вашингтону. Смотрю, была какая-то вечеринка, там сквер с полными урнами, возле лавочек набросано. Говорю ему, мол, может, надо куда-то позвонить. Ответ: «Утром выйдут на работу – уберут». И что, говорю, до утра будет лежать. А мне: «А что тут такого?». Ну как, говорю, сейчас же можно приехать и убрать. «А зачем? Смотри, у тебя сейчас ломается телефон, что ты будешь делать?». Говорю, утром пойду и починю. Спрашивает: «А почему сейчас не понесешь?». Так, отвечаю, закрыто же все. Так вот, говорит, и у нас сейчас людей нет – утром придут и уберут.

— Они не хотят платить сверхурочные.

 Михаил Лысенко: Да. И, честно говоря, жители относятся к этому нормально.

— А у нас что с мусором?

Михаил Лысенко: Главная проблема – конкурс на перевозчиков. Нет желающих на это тариф – раз. Сегодняшний тариф… Перевозчик работает благодаря тому, что не оплачивает денежные средства за утилизацию мусора на полигон. Только за счет этого. В мае прошлого года мы проводили конкурс. Пришел один участник. Никто не хочет работать с таким тарифом.

Второе – надо смотреть объективно – у нас, в Украине, нет достаточного количества техники. Предложения, с которыми приходят перевозчики… Глядя на их технику, хочется плакать. Я просто представляю, что весь этот ржавый ужас поедет по улицам города.

— Читаю пост ваших политических оппонентов: они приводят опыт Норвегии, Швеции.

Михаил Лысенко: Конечно – там, где все дотируется… Отрасль утилизации твердых бытовых отходов на всей планете Земля – убыточна, она дотируется государством. По результатам нашей поездки в Турцию, когда мы были в Анкаре, где посетили мусороперерабатывающий завод, построенный за 350 млн евро, скажу, что мусор там сортируется в размере не более 15 процентов. Остальное – сжигается. Причем в результате сожжения государство у завода покупает электроэнергию по зеленому тарифу – 13 долларов за киловатт при стоимости порядка 95 центов. То есть в 13 раз дороже.

То есть ни один город, муниципалитет не справятся без общегосударственной программы, а у нас такой – по работе с ТБО – нет. Есть программа минимум – то, что мы сделаем в этом году.

В городе несколько полигонов. Один из них в достаточно неплохом состоянии, будем заниматься его очередной рекультивацией – как того требуют нормативы. Планируем на одном из коммунальных предприятий закупить около 13 единиц импортной техники, чего будет достаточно для решения проблем как минимум всего правого берега.

Плюс у нас, согласно проекту, поэтапная реконструкция 57 центральных улиц в этом году. У нас предусмотрено хотя бы в центре города, на всех красных линиях, возле фасадов зданий сделать исключительно подземные контейнеры. Они большего объема. Туда проблематично сбрасывать…

— Для этого машины специальные нужны?

 Михаил Лысенко: Конечно. Мы уже разработали техническое задание. Каждая машина будет забирать и надземные контейнеры, и подземные. Кроме того, мы обязательно включили в программу приобретение 3 мусоровозов, которые, помимо прочего, смогут мыть контейнеры. У них уже есть баки с чистой и отработанной водой. Это для того чтобы хотя бы раз в два месяца мы могли все наши контейнеры мыть – чего не делалось в городе никогда.

— Что ж, посмотри, как получится. А насчет тарифа – каким он должен быть, вы считали?

 Михаил Лысенко: Порядка 18 грн. А сейчас – 9,7 грн.

— То есть в два раза хотя бы надо?

Михаил Лысенко: Но пришел один участник на конкурс.

— И он и выиграл?

Михаил Лысенко: Нет, конкурса не было. Продлили договор, и все. Один участник пришел – с пятью ржавыми мусоровозами и боковой загрузкой. Хотя у нас почти все мусоровозы с задней загрузкой.

— Помимо хозяйственника, вы еще и городской политик. Руководите же вы фракцией?

Михаил Лысенко: Фракцию я переуступил Геннадию Глядчишину, назначенному замом мэра.

— Завтра сессия. Традиционно появляются разные заявления, что, вот, промэрского большинства нет, оно на ладан дышит. Первое: состоится ли сессия? Второе: как себя чувствует большинство? 

 Михаил Лысенко: Как себя чувствовало уверенно, так и будет в дальнейшем. Завтра сессия состоится. Уже были встречи руководителей наших фракций, коалиционное собрание. Мы обсудили вопросы повестки дня. Особых проблем я не вижу, там может быть пара – особо политических: относительно блокады Донбасса. Вопрос – исключительно политический, и, я считаю, город к нему не должен иметь отношения. Нам надо заниматься проблемами города. Пусть решает КМУ, СБУ, Верховная Рада – каким образом взаимодействовать.

— Ваши оппоненты участвуют в заседаниях руководителей фракций, в согласительном совете, так называемом?   

 Михаил Лысенко: Как правило, приходит один-два человека. Причем первый на фоне его говорит, второй – снимает на телефон. Вот, мол, мы против, всё украли, сволочи, верните Донбасс. Разворачиваются и уходят. Ну, это такое. Потом это они выкладывают в Интернете: мы вышли, мы к ним пришли, мы им сказали. Чисто такое политическое шоу.

— То есть вы уверены в себе?

Михаил Лысенко: Абсолютно.

— Замечательно! Давайте закончим на этом – чтобы вы с этой уверенностью делали метро, мост, дороги, помогли людям с подтоплением, решали другие стратегические вопросы, безпоребриковую, извините, безбордюрную среду. Спасибо большое!

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать