Кто контролирует охотников в лесах Днепропетровщины

Хотите знать почему в наших лесах с годами становится все меньше зверей? И почему, как метко выразился главный лесник Новомосковского лесничества «охотники нашу природу изнасиловали как захотели»? Тогда этот текст точно для вас. На днях, 29 января, в Днепропетровском облсовете состоялось совещание лесников-охотоведов с заместителем председателя Днепропетровского областного совета Антоном Кумановским, и депутатами облсовета. И как оказалось, по факту отстрел животных отдан… в руки структур заинтересованных в отстреле животных. Но обо всем по порядку.

Убийство недорого

Для начала разберемся с «системой» и как это работает. Вот что нам рассказал Александр Олейник, заведующий сектором охотничьего хозяйства в областном управлении лесного хозяйства:

«Лицензии на отстрел выдает Гослесагентство согласно заявителям, которые дают пользователи охотничьих угодий в областное управление природных ресурсов, потом идет длинная процедура согласований, в том числе на уровне министерств. И после согласования в Минюсте публикуются лимиты на отстрел определенных животных по каждой области. Так лицензии получает Украинское сообщество охотников и рыбаков и их отделения в районах.

А охотники просто обращаются к пользователю охотничих угодий (в нашей области 86% угодий в пользовании УООР («Украинского общества охотников и рыбаков» — ред.). УООР являются общественной организацией. Лицензии на охоту у нас выдаются только коллективам. И они же составляют график, когда у них будут лицензионные охоты. У них перед открытием охотничьего сезона есть лимиты – сколько кого можно отстрелить. Но главная беда, что у лесного хозяйства нет механизма, чтобы не позволить УООР или самим охотникам грубо говоря отстрелить всех. Сейчас закон не предусматривает присутствия на лицензионных охотах представителей Государственного лесного хозяйства. 

Лесхозы могут разве что проводить рейдовые мероприятия по проверке хода охот. Раньше было иначе – лесники могли присутствовать на лицензионных охотах. В основном охотоведы. Более того, УООР не обязаны даже подавать график проведения лицензионных охот. Сейчас пользователям охотничьих угодий дали значительно большие права чем в этом плане владеют лесники. Они даже сами в пределах, установленных законом, определяют дни охоты. Да, получается, что государство отдало охоту и отстрел животных фактически в руки общественных организаций. Лимиты есть, чтобы популяция животных сохранялась. Но в сложившейся ситуации лесникам все тяжелее проконтролировать и узнают о реальном отстреле они уже по факту.

Цена на отстрел животного тоже очень низкая. Лицензия на копытное животное – козуля — стоит 200 грн, бланк отстрела на кабана 600 грн. Пользователь охотничьих угодий заблаговременно узнав лимиты на отстрел, перечисляет средства на счет Гослесагентства, а те дают бланки. Бланк лицензии действует, правда, 1 световой день. То есть убили или не убили, они должны погасить бланк, поставив отметку в графе «добыл» или «не добыл». Но вот проконтролировать, что они охотились именно один день, а не два или больше – это можно сделать только, если УООР заинтересовано в сохранении популяции, и только постоянными проверками со стороны лесников.

Зайцев и фазанов вообще проводится отстрел по отстрельным картам, которые выдают сами УООР. То есть, если по лицензиям ведется учет, есть бланки установленного образца, то в этом случае у пользователя охотничьих угодий есть свои карточки, которые они сами печатают. Правда, и тут есть ограничение – по закону один охотник может забить лишь одного зайца за один световой день. За отстрельную карту охотники тоже платят – например за зайца 100 грн за один световой день. 

Но стоит сказать, что также у нас есть дичь-питомники где занимаются разведением диких животных. Это называются мероприятия биотехнии. Потом этих животных выпускают в природу и отстреливают. Или иногда закупают, в основном фазанов. Пользователи охотничьих угодий сам собирают средства из отстрельных карточек, из бланков на отстрел, из взносов охотников аккумулирует подкупает животных, или дает заказ на разведение».

И без контроля

При этом лесники-охотоведы жалуются на то, что УООР в большинстве районов почти не сотрудничают с лесниками. Александр Олейник заявил:

«Непосредственно у меня почти нет взаимодействия с представителями УООР. Начнем с того, что сейчас существует мораторий на проведение проверок, но даже это не главное. К примеру, я не могу получить от них никаких документов, тех же паспортов охотпользователя. В 2013 году, когда было перераспределение охотничьих земель, в договоре было прописано, что охотпользователи должны провести охотничье устройство территорий. После того как эти документы были изготовлены, я эти документы в глаза не видел.

Другие представители лесничеств области заявляют о том, что охотпользователи игнорируют запросы лесничеств – «- по 50-60 запросов за год и полный игнор.

— Председатель УООРа от взаимодействия самоустранился. Когда заходишь к нему в приемную он тебя выгоняет.

— Полное неуважение к контролирующим органам» — то что говорили лесники разных районов области.

В результате опросив присутствовавших охотоведов оказалось, что нормальное взаимодействие с УООР есть только с представителями в Апостоловском, Павлоградском и Васильковском районах.

То же самое и с протоколами о нарушениях. За 2017 год в области было составлено всего 102 протокола о нарушениях, что очень мало. Из них 38 протоколов было составлено работниками Государственной лесной охраны, а остальные работниками УООРов. При этом лесники признают, что у них нет ни материальных, ни людских ресурсов чтобы обеспечить сохранность охотничьих угодий. Но и заявляют, что не оставят территорию без надзора.

С другой стороны, и лесники, и представители УООР говорят, что полный запрет на охоту приведет к тому, что никто не пойдет платить членские взносы в УООР, организация развалится, и будет вообще потерян контроль над ситуацией. Но некоторые ограничения все же нужны – например временный запрет охоты на определенные виды животных на территории природно-заповедного фонда. Представители областного УООР пообещали навести взаимодействие с лесниками. Как бы там ни было, 4 февраля в лесничествах Днепропетровской области произойдет так называемая таксация животных. Тогда же и узнаем – где зверь истреблен, где популяция сократилась до минимума, и где еще можно охотиться.

Егор Мороз

Подписывайтесь на наш телеграмм-канал http://t.me/zabeba_li_site

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать