Кто и зачем вырубил лес за «Лавиной»

Вырубка деревьев в Днепре весь прошлый год сопровождалась скандалами. История продолжилась и в 2018. Так недавно, жителей ж/м Сокол всколыхнула вырубка леса в Тоннельной балке, позади развлекательного комплекса «Лавина». Мы побывали на месте событий и постарались разобраться в извечном вопросе – кто виноват, и что с этим делать? 

Местность на лесоповале выглядит действительно удручающе. Вырубка производилась откровенно по-варварски.

Крупные стволы срезанных деревьев были вывезены, а вот более мелкие ветки оставлены прямо на месте сруба. Часть не спиленных деревьев серьезно повреждены, и не ясно, восстановятся ли.

На месте работы оставлен мусор: пластиковые бутылки и целлофановые пакеты, картонные коробки. Еще часть деревьев были просто поломаны и оставлены здесь же. На земле остались многочисленные следы от трактора, в которых сейчас замерзла вода. 

Мы обратились за разъяснениями к администрации «Лавины». Однако на месте оказался лишь начальник охраны заведения. Он сообщил что «Лавина» к вырубке отношения не имеет, и проводилась она силами «Днепропетровского гослесхоза». 

Его директор, Григорий Думинский подтвердил это и на показанные фото лесоповала ответил:

«О проводимых работах, санитарной рубке леса мы уведомили и райсовет, и исполком горсовета, и областные власти. Все документы, которые необходимы для проведения работ, у нас были и есть. Ни одного дерева, которое здоровое, не спилено. Те, что повреждены, но не подают признаков смерти мы не приговорили к рубке. 

Мы эти деревья хотели в какой-то степени не то чтобы спасти, но хотя бы узнать причины, которые породили усыхание. Когда построилась «Лавина», то начали возникать проблемы. То ли в снегах, которые они надымляют есть какие-то химические вещества, то ли в воду, в ручей возле леса были какие-то опасные сливы. Но к сожалению, узнать, что именно «Лавина» своей хозяйственной деятельностью нанесла вред лесу, я увы не смог. Для проведения проверки, анализов, нужны очень большие деньги, которые нам не выделяют.

У нас есть харьковский институт по защите растений (специализированное госпредприятие «Харьковлесзащита» — ред.) и даже они не смогли подтвердить, что виной деятельность «Лавины». 

В акте обследования насаждений записано, что насаждение погибло в результате резкого повышения грунтовых вод, подтопления. Деревья на самом деле начали усыхать еще 6 лет назад. Лес тут очень старый, ему уже больше 60 лет. И сейчас деревья стоячие более опасны чем не стоячие. Лично видел, как отец с ребенком на руках качается на дереве, которое наклонилось, а супруга их фотографирует. Но вот если бы их привалило деревом, у которого корневая система подгнила, то ответственность лежала бы на нас. Рядом с этой зоной мы вешали таблички что эта зона опасна для посещения.

И мы своими силами вырезали деревья. Выписали «Лесорубный билет», и в присутствии представителей местных властей и экологов вырезали. Кстати их мы тоже уведомили заранее – отправляли письмо на начальника экологической инспекции в Днепропетровской области. 

Но рубку мы там не закончили. Там очень сыро, и тут был трактор грязный снизу до верху. Сейчас подмерзнет и наведем порядок. Согласно «Лесорубному билету» будет вырезано 233 кубометра дров. Срезанные деревья мы не продали, а перевезли на территорию лесхоза. У нас отопление здания площадью 600 квадратных метров, производится дровами. 

А после нужен будет год чтобы подготовить территорию, почву к высадке новых деревьев. К тому же часть деревьев могут восстановиться. Например, дубы ежегодно выбрасывали желуди. Пустовать оно не будет. Лишь бы были средства. Уже два года нам государство не выделяет ни копейки, хотя в 2016 и 2017 году должны были выделять по 5 млн грн. В прошлом году нам сильно помогли лесничества западной Украины, из Волынской, Житомирской, Винницкой области, перечислили средства. И мы смогли выплатить зарплаты. По программе ведения лесного хозяйства мы должны были получать финансирование от государства. Сегодня такой программы нет, и было объявлено о реформе лесного хозяйства, но пока что-то тихо. Но нас уже ориентировали чтобы в этом году мы не ждали финансирования».

Проблема глобальней

А вот что рассказал главный лесничий Днепропетровского гослесхоза Владимир Приходько:

«Вырубке подлежит не только та территория, где мы уже проводили работы, но и лес вдоль дороги на «Лавину». Потому что, как видите, тут очень много деревьев которые наклонились, аварийных. Уберем сухостои. Нами уже было вырезано 125 кубометров.

Высаживать новые деревья, конечно, хочется. Но пока в наших лесничествах – Кировском, Никольском, Ленинском, Любимовском, ведется только санитарная выборочная вырубка леса. За прошлый год я точно знаю, что высаживались деревья в лесополосах АНД-района, туда ближе к Петриковскому району. Ну и конечно елочки, сосны высаживаем – ведь на них каждый год есть спрос. Сколько точно, не могу сказать, зато точно знаю, что в этом году наше подразделение, которое занимается продажей елок к Новому Году, продало всего около тысячи деревьев. Это так, к размышлению откуда на рынках берутся другие деревья. 

Главная беда наших лесов — это их старость. Большинство деревьев в нашей области высаживали в 50-60-е годы. Был такой в свое время «Сталинский план преобразования природы», по которому высаживал тысячи деревьев по всей области. Потом ежегодно высаживали понемногу. Например, для колхозов садили полезащитные полосы. В последние 25 лет никакой такой же программы государство не принимало и не проводило. Сейчас уже эти старые деревья надо удалять и срочно садить новые. Бывает даже такое что на участках садить новые деревья негде, потому что там старые аварийные деревья разрослись.

Еще одна беда – вредители. Короед к примеру. Раньше, больше 20 лет назад делалась авиаобработка. Вылетал «кукурузник», на него был нагружен специальный состав, который распыляли над территорией. Независимо чьей – над колхозными полями, полезащитными лесополосами, лесами. Сейчас такое не проводится. Нет ни схемы авиаобработки, ни планов финансирования. Да и организовать это сложно – надо много с кем договариваться потому что участки сильно порезаны между разными собственниками или находятся в ведении разных организаций. Но сейчас очень много деревьев по лесам стоят голые. Это уже мертвые деревья. Единственное что мы можем, это во время обхода найти деревья на которых началась «деятельность» короеда и вырезать его пока не началось распространение на другие деревья. 

Ну и если рассуждать в рамках всей области, то постоянные подтопления территории — это результат постройки водохранилищ на Днепре. И так по всей области – вот посмотрите на карту, у нас все земли лесного хозяйства расположены вдоль Днепра. От подтоплений деревья гниют и гибнут. Если бы ток воды на Днепре был постоянно мощным, то этого бы не было. Тоже самое и вдоль мелких речек, притоков Днепра. Еще и люди, предприятия сбрасывают в реки мусор, отходы производства, реки замедляются, превращаются в болота. Здесь, в районе Тополя, Гагарина, Запорожского шоссе, Сокола и так сплошные балки и плывуны, так еще от слабого тока воды, от загрязнения и подземным водам некуда деваться. Люди страдают от воды в подвалах, а корневая система деревьев просто гибнет».

Егор Мороз

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать