Глава КП «Муниципальная полиция» о «Беркуте», Майдане и планах

В Днепре активно обсуждают назначение экс-беркутовца Андрея Ткаченко на должность начальника КП «Муниципальная полиция». Общественные активисты выступают против этого назначения и призывают горожан сегодня в 18-00 выйти на акцию протеста под стены мэрии. Борис Филатов так прокомментировал свое решение: «Мы живем в сложное время. Которое требует профессионалов. Это «realpolitik», господа хорошие, а она будет посложнее хрустальных иллюзий и соплей в фейсбуке. А еще я хочу навести в моем родном городе порядок. И я его наведу». С этого поста, напомним,  мэр подвинул «правосека» Кирилла Харахулаха.

Сегодня на пресс-конференцию вышел сам Андрей Ткаченко . Он рассказал о первых шагах на посту начальника муниципальной полиции и ответил на вопросы журналистов. Читайте его ответы.

Муниципальная стража вместо муниципальной полиции 

— Первые шаги мы обсудили с головой Борисом Филатовым. Вот чем мы будем заниматься:

  • Профилактика хищений имущества территориальной громады – выявление и ликвидация незаконных пунктов приема металла, ливневки, ограждения, лифты – будем профилактировать вместе с нацполицией.
  •  Оказание правовой и социальной помощи жителям Днепра.
  • Охрана общественного порядка, борьба со стихийной торговлей, охрана коммунальных объектов собственности громады.
  •  Будем рассматривать программу вместе с председателями обществ воинов АТО о том чтобы в муниципальную полицию привлекать бывших воинов АТО для работы в этом направлении. Будем вместе с ними охранять больницы, школы, детские сады и вести патриотическую работу.
  • Будем работать над созданием нового подразделения, проводить занятия , служебная подготовка, физическая подготовка, также будем заниматься обменом опыта с другими городами. В общем, будем делать первые шаги к созданию муниципальной полиции, которая есть во всех городах Европы.

Буквально вчера я встречался с подчиненными, рассказал о направлениях работы и движении. Личный состав поддержал, все встали и начали хлопать. Менять, заменять личный состав нет смысла – у ребят в глазах блеск и желание работать. Штат подразделения 86 человек, а надо 150 человек, будем принимать  ветеранов АТО, пенсионеров, ветеранов, молодежь, спортсменов –– нам предстоит большая работа.

Я всегда был противником, что охранные фирмы носят форму, чтобы быть похожими на спецподразделения. Я поддерживаю решение Авакова, что форма должна быть только у полиции и любой гражданин должен понимать, что это полицейский. Так во всех странах мира. Копирование полицейских звезд – это тоже, я считаю, неправильно. Сегодня юристы подали бумаги на то, чтобы сменить название – наше КП будет называться «Муніципальна варта», будем выполнять решение министра.

О Майдане

— В своем обращении  к днепрянам вы сказали о том, что многое переосмыслили. А что именно?

-За это время, с субботы – всех – телевидение, интернет-ресурсы –  разрывает от того, что начальником муниципальной полиции назначают экс-беркутовца Ткаченко Андрея Ивановича.

Это связано с тем, что за все время Майдана лилась недостоверная информация. Моя фамилия звучала, что я самый жестокий, самый кровавый, что был третий в списке, что наше подразделение участвовало в разгоне студентов. И людям очень сложно было судить, кто такой Ткаченко, и кто такие днепропетровский «Беркут». Поэтому я готов вам рассказать, если интересно, всю историю – как мы приехали в Киев, и как мы оттуда уехали. Я не помню точных дат. Но если кому интересно, всю хронологию можно посмотреть в интернете.

В конце октября поступила задача – 150 человек личного состава отправить на охрану общественного порядка в город Киев. В Киеве мы поселились в Пуще-Водице, пансионат «Уток». И это была наша база. Вместе с нами базировались еще два подразделения, если не ошибаюсь, – житомирский «Беркут» и ивано-франковский. Нам указали место несения службы – ул. Лютеранская, возле Президентского дворца. Там мы несли службу в течение недели. До того момента, пока возле Украинского дома не произошли события со спецавтомобилем. Помните, когда микроавтобус…Татьяна Черновол забралась на этот автобус и разбила там стекло. Тогда все подразделения «Беркута» бросили туда. Нам ничего не говорили. На улице Лютеранской находилось около 5-6 подразделений. Нас быстро посадили в автобус и мы поехали на улицу Костельную. И оттуда нас отправляли вниз. Наше подразделение шло третьим. И когда там шла заварушка – это было от нас далеко – метров 150-200, к нам подошли люди и сказали: «Ребята, остановитесь, там же мирные жители, женщины, дети. Оценив обстановку, я дал команду остановиться. Люди подходили еще, высказывали свое мнение. Чтобы успокоить граждан, я дал команду и мы сняли шлемы на руку. Мы были единственным подразделением, которое это сделало. Мы сняли шлемы, убрали амуницию и встали. В это время к нам подошел зам.начальника (милиции – ред.) г. Киева и стал говорить, что мы не хотим выполнять свою работу. После этого у нас было совещание, где мы подводили итоги и мне указали, что я поступил слабохарактерно. В мою поддержку вмешался командир Львова. И меня и командира Львова вместе с личным составом отправили в резерв Кабмина. Там находился уже донецкий «Беркут». Когда произошел разгон на Майдане Независимости, мы находились в резерве и не могли участвовать в разгоне. По этому поводу проводили комиссии, следствия – все подтвердилось. Когда происходили события на Банковской, мы сидели в Кабмине. Нас оттуда не выпускали, мы несли службу как в резерве. Потом нас перебазировали к Верховной Раде, где мы с крымским «Беркутом» находились все время, до конца января.

Единственное, мы выезжали на усиление охраны Генпрокуратуры. И еще одна была ситуация, когда нас отправляли в Министерство образования, когда хотели отчислить студентов, которые ходили на демонстрацию. Мы приехали в министерство, там был зам. Табачника Сулима Евгений. От него поступила задача заблокировать двери, входы-выходы. Идет толпа несколько тысяч. Возглавлял ее от партии Свободы Мирошниченко. Министерство образования огорожено забором, там стояла местная милиция, а мы находились внутри. Оценив обстановку, я лично подошел к Евгению Сулиме и сказал: «Давайте мы не будем тут заниматься самозащитой непонятной». Мы убрали весь личный состав, открыли двери и я ему предложил пригласить активистов. Они провели беседу и все прошло мирно и гладко. Это опять же можно увидеть на видео, когда он дергает одну дверь – она не открываетя. Тогда ему говорят, что можно войти во вторую. На это мне опять же сказали, что я миротворец, и отправили нести службу к Верховной Раде.

17 февраля одесскому и днепропетровскому «Беркуту» поступает задача выехать  по местам постоянной дислокации. В Днепре должен был состояться матч, если не ошибаюсь, с Англией. 18 февраля утром мы были в Днепропетровске. Но в этот же день начались события под ВР и нас вечером подняли по тревоге и дали команду выдвигаться в город Киев. Мы были без оружия, у нас с собой были только средства индивидуальной обороны – щит, меч, палка, наручники, газ – больше у нас с собой ничего не было. Мы приехали в Киев 19 февраля, к 4-5 часам дня. Нам дали команду, чтобы мы ехали на Институтскую. Мы приехали туда, наши автобусы стояли возле Нацбанка.  Нам дали команду заступить на дежурство в район стелы Независимости. Мы пришли туда – там все было черное, сгоревшее. На расстоянии метров ста от памятника стояла цепочка внутренних войск. А на расстоянии 80-50 метров были баррикады. Кто знает город Киев – это чистое открытое пространство. Возле гостиницы «Украина» лежали мешки с песком, и я отдал команду выложить из них бруствер. Мы перенесли более ста мешков. И этим бруствером спасли жизнь, потому что при втором заступлении на дежурство, с пяти до девяти, по нам со здания консерватории неизвестный открыл огонь. За это время у меня было 6 огнестрельных раненых. Ребят выносили на ул. Институтскую, в отель «Украина». Моих было человек семь и из других подразделений, и из внутренних войск – человек до 15. И не было ни одной «скорой помощи». У меня был телефон дежурного Кабмина, я связался с ним и скорые пошли одна за одной. Потом они шли уже постоянно.

В 9 часов мы сменились, а около 12 часов руководство внутренних войск дало команду отправить водомет. Потом я им тоже задал вопрос – зачем. Это можно увидеть на видео – поехали два водомета – один вроде синий, другой желтый. Они начали поливать митингующих, а через 10-15 минут началось массовое бегство внутренних войск – они стояли в первой цепочке. Руководство не отвечало, и тогда я принял решение ехать с личным составом в Кабмин. Но улицы были заблокированы, надо было объезжать аж до гостиницы «Киев». Когда мы добрались к Кабмину, заехать туда было невозможно – оттуда выезжали легковые автомобили – мерседесы, лексусы. А люди бежали – была паника. Тогда, чтобы спасти личный состав, я дал команду ехать к Киево-Печерской лавре. Там мы остановились, я снова созванивался с руководством, никто мне не отвечал. Тогда я дал команду ехать по проспекту Дружбы в сторону Одесской трассы. Я вспомнил, что на улице Краснозвездной находится киевский «Беркут» и дал команду ехать туда. Мы заехали туда, там была такая необычная картина: везде были раскиданы коробки из-под патронов, личный состав скотчем приматывает магазины, заряжает патроны —  кругом беготня, суета. Я нашел командира, и мы у них получили огнестрельное оружие – автоматы, две снайперские винтовки и пистолет. Это было все 20 числа. Потом появилось руководство, и мы получили команду ехать в сторону Кабмина. На этот приказ я им сказал, что мы туда не доедем – нас заблокируют. Я сказал, что не вижу необходимости туда ехать. Но руководство настаивало и мы выехали. Мы проехали буквально метров 500, и нам заблокировали движение. После этого я отдал команду вернуться на базу ,и мы там находились до утра. В обед было принято решение отправить личный состав по местам дислокации. Я забыл сказать, что когда происходили события на Институтской, очень большую помощь нам оказал Андрей Шевченко, сейчас, если не ошибаюсь, он посол в Канаде.  Я с ним поддерживал связь, рассказывал о том, что стреляет снайпер. Он проявил тогда и заботу, и поддержку и оказывал содействие. Была ситуация, когда мы находились на территории киевского «Беркута», подъехали активисты и начали шинами забрасывать территорию. Я с ним созвонился и сказал, что тут более 700 человек, куча оружия и боеприпасов, и чтобы не было провокаций, пожалуйста уберите. Он решил этот вопрос в течение получаса, провокаций рядом с территорией киевского «Беркута» удалось избежать. Приехали депутаты от «Удара», «Батькивщины» и сопроводили нас в аэропорт Жуляны. Там были баррикады, нас встретили митингующие. Это тоже можно все посмотреть на видео.

Удалось договориться и нас пропустили. Единственное, мы сдали средства индивидуальной защиты. Из аэропорта Жуляны мы улетели в Днепропетровск. Когда мы прилетели, нас встретило командование и техники-оружейники, которые сразу приняли у нас оружие, после чего личный состав отпустили по домам. Это оружие потом неоднократно проверялось на причастность его к событиям на Институтской. Причастность не установили, после чего мы сдали его на склады Киева, где оно сейчас и находится.

Я  и тогда говорил, но может быть не слышали или не хотели слышать, потому что было много информации – днепропетровский «Беркут» нигде не принимал участия.

-Вы не проходите по уголовным производствам в связи с событиями на Майдане?

Не проходил и не прохожу, но меня иногда вызывают как свидетеля на допроси в Генпрокуратуру.

А подозрений вам не объявляли?

-Никаких.

-Как складывалась ваша судьба после тех событий?

— После того как расформировали «Беркут», меня отправили в резерв. Как раз начинались события на востоке. Мне предложили должность командира полка ППС. Я совместно с облгосадминистрацией начал обеспечивать охрану блокпостов, патрулей. Будучи командиром полка я был старшим в АТО, трижды туда ездил. В полку я был 7 месяцев, после предложили должность начальника управления общественной безопасности. Прошел собеседование в Киеве, но потом получил предложение от начальника ГУ Глуховери В.А. – он предложил должность начальника управления материально-хозяйственного обеспечения, потому что в 2007 году я на этой должности уже был и знал работу. И до ноября 2015 года был аттестованным сотрудником и работал в этой должности. Потом меня сократили и я ушел на пенсию. Я работал в полиции как госслужащий 9 ранга начальником управления логистики и  материального обеспечения. 1 января этого года я уволился и пошел ведущим консультантом начальника управления. Вчера уволился, а сегодня был назначен начальником КП «Муниципальная полиция»

-Будете ли вы звать к себе на работу бывших коллег по «Беркуту»?

Если придут, я буду рад принять, они все честные, порядочные хлопцы. Они все прошли АТО. Почему-то это замалчивают – они прошли Дебальцево, Артемовск. Авдеевку. Они два года жили там. Если они придут и будут оказывать содействие – буду рад.

Марина Деобальд

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА