Газовая реформа — с обещаниями и без права выбора

«Вся власть монополистам» — это не очередной хитроумный пиар-ход украинских политиков, а наиболее точное описание украинской действительности.

Ведь за 26 лет независимости в стране прочно укоренился олигархический уклад жизни. Суть такой модели довольно проста. Он заключается в распределении контроля над определенными финансовыми секторами между небольшой группой людей.

Ситуация в газовой сфере в этом контексте — наиболее показательна. И об этом неоднократно заявляли как на уровне высшего руководства страны, так и на уровне отраслевых экспертов.

Вот почему потребность в изменении такого положения вещей назрела давно. И вот, казалось, дождались: с 1 октября 2015 вступил в действие закон «О рынке природного газа». Но не все так просто.

Его «благородная» цель — запустить новый формат конкурентного и эффективного рынка. То есть превратить действующую газовую монополию в прозрачный механизм европейского образца. Звучит довольно-таки неплохо.

В чем здесь суть? Если одним словом, то — в конкуренции. Как раз то, чего на отечественном рынке и в помине нет. Ведь ни для кого не является секретом, что гигантом, который аккумулирует в одной структуре практически весь газовый рынок Украины, до сих пор остается НАК «Нафтогаз Украины».

По данным Минэнерго, компания контролирует 75% добычи украинского газа и владеет акциями 40 региональных газораспределительных компаний. Кроме того, является крупнейшим трейдером — поставляет газ почти для 74% украинских домохозяйств. О цене и качестве предоставляемых услуг — нечего говорить. Украинцы оказались заложниками ситуации: они вынуждены платить за потребленный газ, но не имеют ни малейшего права выбрать другого поставщика.

О здоровой конкуренции между поставщиками газа в нынешних условиях довольно сложно говорить.

Однако в правительстве не сдаются. Там вот уже который год обещают все и всех реформировать. В частности, провести масштабную реорганизацию НАК «Нафтогаз Украины» до 2017 года. Как видим, год близится к концу, а монопольное положение этой компании никак не меняется.

Стоит напомнить, что Украина взяла на себя обязательства реформировать структуру корпоративного управления компании вместе с ее дочерними предприятиями — в соответствии с Принципами корпоративного управления европейской Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Поэтому вопрос ребром: где этот прозрачный рынок, на котором кроме облгазов будет и ряд других поставщиков?

Согласно действующему законодательству, такой конкурентный рынок должен был уже заработать. То есть миллионы украинцев могли бы сейчас почувствовать, как это -жить по-европейски: самостоятельно выбирать наиболее комфортного поставщика «голубого топлива», еще и платить за него меньше, чем предлагает монополист.

Для сравнения, в тех же европейских странах, равняться на которых нам говорит чуть ли не каждый второй реформатор, услуги по поставке газа предлагают около сотни поставщиков!

Подобную ситуацию в Украине представить довольно сложно, учитывая динамику проведения реформ и желание власти отказаться от мощного инструмента политического давления.

По словам главы НКРЭКУ Дмитрия Вовка, на сегодняшний день есть несколько препятствий для создания в стране конкурентного рынка газа.

«К 2015 году в Украине был консенсус на политическом и законодательном уровне, что цены устанавливаются ниже экономически обоснованных, — рассказал он в ходе круглого стола, организованного аналитическим центром DiXi Group. — После приняли решение двигаться в направлении имплементации европейского законодательства, которое требует не административно-политических решений, а создание конкурентных условий, свободного доступа всех производителей, поставщиков к инфраструктуре. Однако сейчас есть определенные проблемы. Они заключаются в том, что в законе заложен переходный период. Правительство видит, что в стране существуют большие проблемы с уровнем доходов и принимает решение о том, что на определенный период следует установить цены, которые не являются рыночными. Это делается для того, чтобы со временем привести их к соответствующему уровню, и только потом сделать либерализацию рынка — отпустить регулирования цен. Когда принимается такое решение, то должна быть компенсация разницы. Иначе ни один игрок не захочет в таких условиях работать. Это даже стало предметом судебного иска НАК «Нафтогаз Украины» к правительству. В частности, если правительство установило регулируемую цену на газ, например, 5 тыс. грн за куб. метр газа, а на рынке она выше — 7 тыс. грн, то должна быть методика, как эту разницу компенсировать».

Также глава ведомства сообщил о еще одном предложении НКРЭКУ — провести конкурсы в отдельных областях между потенциальными поставщиками газа. Тому, кто предложит лучшую цену, предоставят право на определенной территории быть поставщиком газа для населения.

Тогда, заверил Регулятор, будет конкуренция среди различных игроков и мы сможем увидеть действительно эффективное предложение.

Однако он так и не смог объяснить, как же при такой схеме избежать установки видоизмененной, но все же очередной монополии? Ведь обычный человек, по сути, и дальше не сможет выбрать себе поставщика газа по собственному усмотрению или изменить его. Ему предлагают пользоваться услугами только того, кто победит в тендере. Есть ли смысл напоминать, как в Украине проводятся тендеры? Вряд ли. Все прекрасно осознают, какие тут возможны коррупционные риски.

Несмотря на все замечания, Волк отметил, что «это длительный эволюционный путь, но он правильный».

Далеко не все эксперты согласны с озвученной версией создания конкурентного рынка газа.

Руководитель сектора «Энергетика», офис эффективного регулирования, Алексей Оржель считает, что такое предложение не совсем реалистичное. Ведь возникает вопрос — кого регулятор видит теми же игроками на рынке, которые могли бы предложить оптимальные цены на газ?

«Если мы говорим о рынке домохозяйств, то давайте будем откровенны — такое потребление довольно специфическое и с ним очень трудно работать, — Убежден Оржель. — Нужно иметь большой абонентский отдел по меньшей мере. На серьезные революционные изменения у нас, к сожалению, закрылась возможность. Открывать рынок так, как предлагает Регулятор, возможно, но должны быть понятными объемы этого рынка, и кто там игрок. Это пока непонятно. Да и сам регулятор является фактором максимальной нестабильности».

Собственно, о нестабильности говорят и в Министерстве энергетики и угольной промышленности.

По словам директора департамента Александра Лисниченко, цена на газ сильно бьет по кошелькам людей, что, в свою очередь, очень плохо влияет на рынок как таковой.

«Если посмотреть на рынок в целом, то потребность государства в газе ежегодно составляет 17,6 млрд куб. м газа — рассказал он. — Население потребляет 5,7 млрд куб. м. Теплокоммунэнерго – 11,9 млрд куб. м газа. Что очень важно отметить, так это уровень задолженности населения перед поставщиками, «Нафтогазом». Картина за прошлый год ухудшилась. Долги составляют 25,81 млрд грн. Причина — низкая платежеспособность людей. Поэтому, чтобы новые игроки зашли на рынок, они должны понимать, на чем зарабатывать деньги. Ведь европейская практика показывает, что нужно много лет, чтобы новые поставщики начали работать в таких сложных условиях».

На сегодняшний день из уст тех, кто устанавливает правила игры в газовом секторе Украины, звучат лишь обещания о том, что в перспективе украинцы заживут по-новому — смогут без проблем выбирать себе поставщиков газа. Однако ни точных дат, когда такой «рай» наступит, ни конкретного плана реализации «европейской модели» никто так и не озвучил. Поэтому пока нам остается только «мечтать» о реальности без монополистов, без всех тех, кто определяет, кому и сколько из года в год должны платить граждане Украины.

Ольга Круглая

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать