Днепропетровский горсовет намерен получить со строителей 28 млн грн

Заместитель городского головы, управляющий делами исполкома Днепропетровского горсовета Виталий Мархасин рассказал, что результат проверки КРУ показал, что строители не доплатили в казну Днепропетровска 28 млн грн. Он заявил, что сделает все, чтобы эти деньги вернулись в городской бюджет. Список задолжавших застройщиков вы можете найти в материалах проверки здесь.

Экс-руководитель финансово-экономического департамента Ирина Дробитько обвиняла Мархасина в давлении на себя. Подробности здесь. Управделами горсовета, в свою очередь, подозревает ее в коррупционном сговоре с бывшим начальником департамента корпоративных прав горсовета одиозным Александром Величко.  Приводим наш разговор с Виталием Ефимовичем без купюр.

— Откуда взялся этот долг в 28 млн грн?

— Любая организация любой формы собственности прежде чем получить землеотвод под строительство заключает с финансово-экономическим департаментом договор о долевом участии в развитии инфраструктуры города. Там особые формулы есть, по которым рассчитывается, сколько собственники должны городу в зависимости от этажности, от площади занимаемой земли. Для чего это делается? Как вы понимаете, любое строение, которое посажено на данную территорию, требует дополнительных объемов электроэнергии,  газа и воды. Отсюда идет их долевое участие. Без договора на долевое участие мы не подписываем разрешение на землеотвод и не выдаем разрешение на строительство. До сегодня действительно выдавал это все областной ГАСК. Но в сентябре этой монополии конец. Областной ГАСК постоянно сотрудничает с финуправлением, они постоянно с управлением все согласовывают.

11222061_857149384405444_2601624834783470642_n

— Но ведь суд отменил результаты проверки КРУ.

Я поехал на суд. Мне было интересно, что решит суд насчет этого акта. Я постоял молча в стороне, послушал и понял, какое решение будет принято. Мне не нужно было там долго находиться.

Когда Ирина Павловна сказала, что претензионную работу должен был проводить департамент корпоративных прав, я с ней был в этом плане на 100% согласен. Но здесь есть небольшой нюанс: департамент корпоративных прав на тот момент возглавлял Величко. И у меня теперь вопрос: будут ли с ее стороны какие-то запросы в отношении тех субъектов, которые с ней заключили договора и не выплатили этих сумм.

— Но Величко не с нами уже несколько месяцев.

— Но задолженность возникла не сегодня. Ирина Павловна не подавала в суд по неоплате, а департамент не взыскивал. Тут как бы связка идет.

— По вашему мнению, это что?

— Здесь я четко вижу сговор. Потому что из года в год повторяется одно и то же. Это была схема, по которой просто зарабатывались деньги. Не буду говорить, где, как и кем. Это будут выяснять, скорее всего, правоохранительные органы.

11887868_857149414405441_3665156506355881845_n

— Таким образом, Дробитько и Величко в сговоре. А кто еще?

— Пусть правоохранительные органы определяют часть вины каждого. Для меня сегодня понятно, что пока ни Дробитько, ни Величко не сделали ничего для развития города. Халатностью я это назвать сегодня не могу. То, что выявила фининспекция – это 28 млн. грн. Это достаточно большая сумма.

Когда-то была комиссия по работе с недобросовестными землепользователям, которую я возглавлял. Как только я ее возглавил, я нашел 15 млн грн нецелевого использования.  И я передал все это в прокуратуру, и не знаю – взыскивали эти средства, или нет. Я передал и меня уволили.  Сегодня я проверил, работает ли эта комиссия – она практически не работает. Ее возглавлял Величко, а сегодня ее передали Крупскому. Если бы ей руководил не Величко, комиссия бы нашла то, что деньги не взысканы. Опять идет какая-то схема: тут не сработали, там не сработали. И я не думаю, что они были неэффективные менеджеры. Они достаточно грамотные и как специалисты — и Дробитько, и Величко, я высоко оцениваю.

— По вашему мнению, строители не хотели платить эти деньги и платили процент этим уважаемым людям?

Для любого предпринимателя выгоднее платить 200 грн не в бюджет и наличными, чем 1 млн грн по безналичному расчету в бюджет города. Потому что на выходе результат один. Представляете сколько сегодня можно было отремонтировать школ и детских садиков на 28 млн грн?

18 августа на заседание комиссии Ирина Павловна не явилась. Мы ее дополнительно уведомили о том, что будет заседание. Она почему-то сидела возле приемной Булавки. Я послал туда начальника отдела кадров, чтобы ее пригласили. Но мне передали, что она не придет. Она ждет, пока Крупский Анатолий Федорович выйдет от Галины Ильиничны. Я решил, раз есть распоряжение, то мы начинаем работу комиссии. Я зачитал членам комиссии результаты акта, объявил, в чем заключается наша работа. И объявил перерыв, чтобы еще раз уведомить Ирину Павловну о том, что работа ведется и для того, чтобы она явилась и дала письменные объяснения. Письменные объяснения давать – это много времени не нужно, потому что департамент подал в Административный суд. Может быть, мы ее объяснения прочитали бы и приняли какое-то другое решение.

Она расписалась в том, что уведомления получила, но сказала, что ничего давать нам не будет. Когда мы снова собрались, то я посчитал: поскольку руководитель такого серьезного подразделения не хочет контактировать с комиссией, не выполняет распоряжение, я предложил комиссии принять решение о том, чтобы на время расследования отстранить ее от занимаемой должности. И убедил Галину Ильиничну, что это единственная на сегодня правильная мера, чтобы документы не пропали, и ничего не было изъято.

— А как же решение суда?

— Я не могу оценивать решение судьи. Что такое решение суда? Это субъективное мнение человека облеченного властью. Это решение первой инстанции и оно необязательно к исполнению. Апелляция готовится.

Если решение суда вступит в законную силу, то все разговоры будут закончены. Но было очень странно, что представителя горсовета из департамента корпоративных прав по его заявлению не привлекли к судебному процессу. То что финансово-экономический департамент самостоятельно подавал иск в суд и самостоятельно его представлял, без обязательного участия сотрудника из департамента корпоративных прав, это вообще нонсенс. Финансово-экономический департамент должен был подать документы в департамент корпоративных прав, который бы и защищал его в суде.

Дробитько имела право подавать в суд как частное лицо, но как начальник финансово-экономический департамент – не имела права.

Я впервые вижу, что столь сложный вопрос рассмотрен в одно судебное заседание. Не дали никому выступить по сути, просто заслушали и вопрос решен. Мы посмотрим, что будет после апелляции. И если решение суда вступит в законную силу, то Ирина Павловна вернется к исполнению своих служебных обязанностей, мы извинимся перед ней, и она дальше будет работать.

Но если апелляция будет в нашу пользу, то дальше будет уголовное преследование. Дальше мы материалы передаем в прокуратуру, прокуратура назначит следователя, и будет дальше идти служебное расследование вплоть до взыскания.

Кроме того, мы сейчас будем вести претензионную работу со всеми субъектами предпринимательской деятельности, которые отражены в акте. Я уверен, что мы взыщем те деньги, которые должны были поступить в городской бюджет.

После нашего разговора с Виталием Мархасиным нам позвонила Ирина Дробитьо и собщила, что ее кабинет, опечатанный на время, пока она отстранена от работы, был вскрыт. «Его вскрыли од предлогом проведения инвентаризации. Если там потом найдут бриллианты или еще что-то подобное, я не удивлюсь», — сказала она.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать