ДНЕПРОПЕТРОВСК: между стабильностью и нестабильностью

23 октября Представительство Фонда им. Фридриха Эберта опубликовало доклад о состоянии дел в юго-восточных областях Украины на русском языке, подготовленный Николаем Митрохиным. Полный текст читайте здесь.  Публикуем фрагмент, посвященный Днепропетровску. Интересно взглянуть на себя со стороны.

12193460_1510402725944275_3749123315379347155_n

Днепропетровск насчитывает приблизительно 1 млн жителей и имеет статус четвертого по величине города Украины. Он расположен в середине течения украинской части Днепра и является одним из крупнейших промышленных центров Украины (металлургическая, машиностроительная и пищевая промышленность). Днепропетровск – это и финансовая столица страны (прежде всего благодаря наличию штаб- квартиры группы «Приват»). На территории Днепропетровской области (ее население составляет 3 200 тыс. жителей – по состоянию на 2014 г.) находятся еще несколько городов, также являющихся крупными промышленными центрами: Кривой Рог (металлургия), Днепродзержинск (нефтехимия), Никополь (металлургия и машиностроение, в основном – производство труб), Павлоград (центр угольной промышленности, также известный как «столица Западного Донбасса»).

Обилие индустрии и консолидация огромных финансов в руках нескольких олигархических групп делают город крупным политическим игроком, что в региональном политическом фольклоре отмечается фразой: «Днепр (сокращенное и часто используемое название города. – НМ) – это не первый город Украины, но и не второй». При этом индустриально-финансовые успехи города отражены и в мощной современной архитектуре центра города. Ведь Днепропетровск – это после Киева единственный город в Украине, позволивший себе в 2000-2010-ые гг. относительно массовое многоэтажное строительство («небоскребы»). Эти небоскребы, а также другие крупные новые здания довлеют над историческим центром города, стремительно разрушающимся в ходе такого рода застройки.

Как и многие города Украины, Днепропетровск в 1990-2010-ые гг. пережил существенную депопуляцию. Его население в 1991-2014 гг. сократилось почти на 20% – с 1 200 тыс. до 990 тыс. жителей. В 2014-2015 гг. население города заметно выросло за счет беженцев с Донбасса, однако точная статистика на сей счет отсутствует. В регионе обсуждается вопрос о возможности присоединения к Днепропетровску Днепродзержинска, расположенного на несколько десятков километров выше по течению Днепра.

«ГОРОД, ГДЕ КОМФОРТНО ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ», – МОДУС ВИВЕНДИ ГОРОДСКОГО СООБЩЕСТВА

11140024_521587051327391_1055333360443864715_n

Город Днепропетровск и его ритм жизни отличается, по словам многих собеседников, «прагматичностью» и «деловитостью», не редко переходящими в откровенную «меркантильность». Все эти характеристики имеют как позитивные, так и негативные аспекты. Как сказал один из респондентов и известный местный журналист, «Днепропетровск – это город, где комфортно зарабатывать деньги. Больше ни для чего он не приспособлен».

Действительно, экономическая ситуация в городе и регионе дает широкие возможности для работы крупного (металлургия, машиностроение, нефтехимия, сельскохозяйственные корпорации) и среднего (пищевая промышленность, ритейл, строительство) бизнеса. В их тени находится место и для малого бизнеса (рестораны, отели, развлекательная индустрия). Впрочем, малый бизнес нередко либо ассоциирован с какими-то крупными фигурами во власти и деловых кругах, либо же, наоборот, криминализирован («пока занимались обороной от России, бандиты и прочий криминал активизировались. Теперь у них и оружия много, и права качают, что, мол, воевали»).

Однако развитие крупных и средних предприятий возможно преимущественно в рамках или по согласованию с финансово- промышленными холдингами, сформировавшимися еще в 90-ые гг. и в первой половине 2000-ых гг.

dnepropetrovsk-gorod-na-dnepre-www-ural-org

По духу и формам реализации деловых интересов Днепропетровск и Днепропетровская область весьма напоминают Нью-Йорк из классической литературы о капитализме второй половины XIX-го века. Самой серьезной проблемой, проистекающей из всего этого, является низкий уровень инвестиций в развитие общественной сферы – в сочетании с интенсивной приватизацией тех участков данной сферы, что уже были созданы государством.

1315591261-2

Например, два этажа большого здания областного автовокзала в центре города и территория перед этим вокзалом является конгломератом мелких лавочек и буфетов, среди которых очень непросто найти билетные кассы. Все подъезды к зданию на расстоянии 50-70 м перекрыты шлагбаумами, каждый из которых караулят несколько охранников. Последние собирают с водителей и пассажиров мелкую мзду и довольно агрессивно относятся к тем, кто, по их мнению, покушается на контролируемое ими пространство.

Железнодорожный_вокзал

Аналогичные шлагбаумы (не характерные для других изучаемых городов) встретились и около здания железнодорожного вокзала, и даже на въезде в комплекс областного совета. Об этом мы поговорим ниже – на примере ситуации с общественным транспортом и в рамках анализа сути социальных протестов.

Отметим лишь, что даже представители городских общественных организаций стремятся если не к коммерциализации, то к поиску самостоятельного финансирования своей деятельности. В качестве примера можно привести то, как один из лидеров местных урбанистов ответил на вопрос: не желает ли он или его подчиненные отправиться на стажировку в Германию? Он заявил, что поддержит подобный проект только в том случае, если по завершении стажировки ее организатор даст как минимум несколько тысяч евро на реализацию идей, возникших во время этой стажировки. А центр местных экологических разработок наладил в своем офисе продажу экологических шампуней и мыла. Помимо этого, этот центр – с целью получения весьма крупного гранта – продвигает в международных организациях проект предприятия по переработке батареек, которое в конечном итоге выйдет на самоокупаемость.

Психология городского сообщества, направленная прежде всего на зарабатывание средств, и связанные с этим относительно высокие цены на жилье и товары (расценки в предприятиях общественного питания и в такси были в Днепропетровске вдвое выше харьковских и значительно выше киевских) приводят к выталкиванию из города «лишних» людей. В том числе – тех, чьи интересы лежат в области науки, культуры, политики и общественной деятельности. Это, по словам одного из собеседников и местного политолога, является одной из наиболее серьезных причин активной депопуляции Днепропетровска, а также продолжающегося уменьшения количества интеллектуалов и общественно значимых фигур в данном городе.

Еще одним следствием «деловитости» города является довольно негативное или как минимум равнодушное отношение к любым внешним контактам, не несущим непосредственной прибыли. У жителей Днепропетровска (в отличие от харьковчан и одесситов) наблюдалось полное отсутствие энтузиазма по поводу возможного сотрудничества с немецкими партнерами в рамках любых некоммерческих проектов. В целом, они убеждены, что при возникновении необходимости в получении новых знаний они способны самостоятельно найти и пригласить нужных специалистов для одноразовых лекций. Оказалось реальным фактом то, что используемые ими социальные технологии были переданы им представителями Москвы. Однако патриотично настроенные общественники крайне неохотно признавались в этом.

В сфере бизнеса – похожая картина. Деловые круги в Днепропетровской области демонстрируют очевидное желание к созданию совместных предприятий на базе новых технологий или нового оборудования – по выбору местного партера. Однако они демонстрируют не менее очевидное желание, чтобы иностранные (или иногородние) компании не работали в регионе самостоятельно. Такое положение дел подчеркивает, например, тот факт, что в этой богатой области практически отсутствуют крупные и известные иностранные ретейлеры.

ТРАНСПОРТ

12043002_912003445502180_6330432769544808838_n

Река Днепр и рельеф местности делят город на несколько крупных частей, обеспечивая серьезные проблемы с внутригородским сообщением. Как городу-миллионеру Днепропетровску полагается иметь метро. Оно было открыто в 1995 г., однако насчитывает всего шесть станций, поскольку запланированная линия не достроена. Метро проложено от одной из частей города до края центра города (район автовокзала). Затем жителям города необходимо пересаживаться в маршрутные такси.

1069600_original

На центральном городском проспекте им. Карла Маркса существуют обширные зоны с заброшенными строительными объектами – длинные бетонные заборы огораживают места, где велись строительные работы, а над ними возвышаются корпуса закрытых шахт. Они контрастируют с небоскребами и торговыми комплексами, возведенными в непосредственной близости от проспекта за последнее десятилетие. Предполагается, что метро должно пройти по центральному проспекту и далее соединить центр с крупным районом на левом берегу Днепра.

Неоднократно предпринимались попытки возобновить строительство метро (в частности, это предполагалось сделать, если бы Днепропетровск получил статус города, в котором бы проводилась часть матчей чемпионата Европы по футболу). Однако все эти попытки оказывались неудачными. В частности, недавно безрезультатно закончились переговоры о предоставлении крупного кредита ЕБРР (до 365 миллионов евро) на строительство трех станций метро в центре города. Получение этого кредита было одобрено Верховной Радой в 2013 г. Ситуация с транспортом и дорожным хозяйством в городе четко иллюстрирует разницу между частным и общественным в Днепропетровске.

Улицы города забиты дорогими внедорожниками (даже лидер крайне малочисленной неоязыческой организации «Крайина РА» приехал на встречу со мной на огромном джипе Toyota Lexus), которые передвигаются по испещренному дырами дорожному полотну. Общественный транспорт состоит из старых микроавтобусов (маршруток) и еще более старых реликтов советской эпохи – трамваев, автобусов и троллейбусов (самые юные из них были выпущены в 80-ых гг. и, судя по внешнему виду, с тех пор капитально не ремонтировались).

Явные проблемы испытывает Днепропетровск и в транспортной коммуникации с Югом страны. Так, к примеру, в другой город-миллионер – Одессу (и в находящиеся между ними областные центры Юга страны Херсон и Николаев) из Днепропетровска в апреле ходил лишь один поезд в день. Уже за полтора дня на него невозможно было купить билеты. Другой альтернативой была поездка на междугороднем автобусе (ее длительность – 11 часов). Этот автобус оказался немецким рейсовым автобусом, выпущенным в начале 80-ых гг. Билеты на него были проданы как минимум за шесть часов до отправления. Это не помешало водителю набрать полтора десятка дополнительных пасса- жиров на разных участках маршрута, которые простояли по несколько часов в проходе.

При этом дорожное покрытие, позволявшее автобусу развивать скорость в 60-100 км/ч, было только между городами Днепропетровск и Кривой Рог, а также между Николаевым и Одессой. Начиная от окраины Кривого Рога и до самого Николаева дорога республиканского значения, связывающая три областных центра, представляла собой некогда покрытое асфальтом дорожное полотно с глубокими ямами. В таких условиях автобус, лавируя между обеими полосами дороги (своей и встречной), мог развивать скорость от 5 до 30 км/час. В итоге 185 км дороги автобус преодолел примерно за 7 часов.

Судя по роликам на сайте Youtube и отзывам на специализированных сайтах, аналогичная ситуация имеет место и на других крупных дорогах региона (Днепропетровск-Никополь, Кривой Рог-Херсон). Причиной подобного положения дел является, по мнению местных обозревателей, тотальная и системная коррупция в сфере городского и дорожного хозяйства, а также в сфере общественного транспорта.

По словам моих собеседников, как на обновление общественного транспорта, так и на ремонт дорог неоднократно выделялись средства, но они разворовывались на разных уровнях. Своеобразным памятником этому является, в частности, недостроенная объездная дорога вокруг Днепропетровска – ее строительство было начато и брошено в течение последних десяти лет.

Вместе с тем, по мнению собеседников, население свыклось с определенным уровнем коррупции и, как следствие, в целом позитив но оценивало деятельность городского главы в 1999-2014 гг. Ивана Куличенко (ныне он – депутат Верховной Рады от «Блока Петра Порошенко»). И это при том, что он был владельцем завода, поставлявшего асфальт для бесконечного и малорезультативного «ремонта» городских улиц.

kulichenko_i_i

Многочисленные дыры в асфальте на улицах города и областных дорогах собеседники в один голос объясняли «естественным» старанием ремонтников и владельцев подобных заводов обеспечить себя работой не только в рамках текущего контракта, но и в ближайшем будущем. Очевидные «провалы» в состоянии улиц и транспорта Куличенко компенсировал открытостью, вежливостью и «семейностью» своих отношений с горожанами. Образ «доброго дедушки», а также договороспособного и умеренного коррупционера позволял ему без проблем выигрывать выборы на протяжении полутора десятилетий. Нынешняя секретарь горсовета и и. о. мэра Галина Булавка (член БЮТ) не пользуется авторитетом в городе.

РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

5Wu8XCW7R5Q

Как говорилось выше, в российско-украинском конфликте Днепропетровская область, в целом, четко заявила о своей проукраинской ориентации и стала форпостом украинской государственности на Востоке страны. Это произошло, несмотря на то что основная масса населения самого Днепропетровска и других крупных городов региона говорит на русском языке. Основной причиной подобных настроений стало не только то, что значительная часть населения региона (в том числе – почти всё сельское население) владеет украинским языком и обладает однозначной украинской идентичностью. Не меньшую роль сыграл и факт конкуренции между Днепропетровском и Донецком как экономических и политических центров. Ведь во времена президентства Виктора Януковича происходило активное вторжение «донецких» в сферу политики и бизнеса.

В частности, представители «донецких» осуществляли криминальные «отжимы» собственности в Днепропетровске. Это спровоцировало откровенно негативное отношение к «донецким» со стороны представителей той части днепропетровской деловой элиты, которая не была ассоциирована с «донецкими» и при этом ранее довольно скептически относилась к прозападным политическим силам.

Символом этого стал «отжим» самого модного на тот момент ресторана города, расположенного на острове в пойме Днепра. Туда привезли Виктора Януковича после победы на президентских выборах в 2010 г. – провести вечер во время первого официального посещения Днепропетровска. Януковичу ресторан, очевидно, понравился. И через месяц туда приехали представители «донецких», которые прострелили хозяину колено и предложили ему передать ресторан в их собственность.

Самым крупным противостоянием «днепропетровских» и «донецких» стала борьба двух мощных финансово-экономических групп: «Привата» (банковской группы, лидером которой был Игорь Коломойский) и «Метинвеста» (металлургической группы, объединяющей заводы Кривого Рога и вошедшей в орбиту влияния наиболее заметного среди «донецких» олигарха Рината Ахметова). В ходе «Революции достоинства» Игорь Коломойский и его команда заняли однозначно проукраинскую позицию. После начала российской агрессии он получил пост губернатора Днепропетровской области и, как говорилось выше, смог сделать ее форпостом украинской власти в регионе.

Однако деловая хватка Коломойского, которую даже его сторонники характеризуют как «рейдерскую» (т.е. направленную на захват чужой крупной собственности с последующей легализацией этого захвата) вошла в противоречие с логикой развития украинской государственности, направленной на искоренение коррупции и влияния олигархов на власть. 25 марта 2015 г. Игорь Коломойский был вынужден подать в отставку.

maxresdefault

В целом, правление Коломойского в области оценивается местными проукраинскими силами позитивно. Ведь он и его команда сделали много для обороны страны и укрепления ее государственности, не испортив при этом отношений с местной общественностью. Однако представители проукраинских сил признают, что непосредственно для области эта команда не сделала ничего заметного. В том числе они проигнорировали местную проукраинскую интеллигенцию, не предоставив ей должности в административно-управленческом аппарате Днепропетровской областной государственной администрации.

384839131

Среди уличных (боевых) проукраинских организаций заметны: «Правый сектор» (ПС) – сильная организация, поскольку действует на родине своего лидера Дмитрия Яроша. Последний был избран осенью 2014 г. депутатом Верховной Рады от Днепропетровска.

1427127918_dsc_9876

Лидер региональной организации ПС – депутат Верховной Рады и яркий местный политик Андрей Денисенко. Его, к примеру, использовал Игорь Коломойский для сбора депутатов горсовета, которых надо было в критической ситуации принудить к голосованию. В настоящее время Денисенко – фигурант громкого уголовного дела, затрагивающего несколько человек из команды Коломойского. Это дело было возбуждено после того, как помощник Денисенко застрелил сотрудника СБУ в зоне АТО.

«Кодацкая паланка» – казачья организация, боровшаяся с незаконным строительством. Насчитывала приблизительно 30 человек, образовала свою «сотню» на Майдане. Лидер – Владислав Ладыгин. В настоящее время данная организация в сотрудничестве с правоохранительными органами осуществляет контроль за деятельностью структур «Правого сектора» и служит центром консолидации для аналогичных небольших групп проукраинских добровольцев.

1060199

Вторая олигархическая группа – «Метинвест», лидером которой является бывший вице-премьер Украины Александр Вилкул (сын Юрия Вилкула – главы областного совета в 2006-2010 гг., мэра Кривого Рога с 2010 г.). Эта группа стремилась удержать собственные позиции во власти и бизнесе, но при этом не слишком ассоциироваться с пророссийскими силами, «Партией регионов» и реальным владельцем группы Ринатом Ахметовым. В целом ей это удалось. За «Метинвестом» сохранился контроль над областным советом (председа- тель – Евгений Удод) и над городскими властями Кривого Рога. Областной совет находится в системной конфронтации с проевропейски настроенной исполнительной властью региона и даже имеет свой самостоятельный департамент по международным связям, занятый не столько налаживанием межпарламентских связей, сколько поиском инвесторов для региональных проектов.

udod

Исполнительная власть пыталась уменьшить влияние бывших регио налов (и «Метинвеста») в областном совете – путем расследования нападений на участников проевропейских митингов зимой 2013-2014 гг. Но ее усилия не привели к успеху. Председатель областного совета временно переехал в Польшу, благодаря чему избежал возбуждения уголовного дела против него. В апреле 2015 г. он вернулся на свое место. В его отсутствие областным советом руководил образцовый представитель «Метинвеста» и заместитель председателя областного совета Владимир Перегудов, под контролем которого находился аппарат данного органа власти.

Благодаря «Метинвесту» в части округов региона на парламентских выборах в октябре 2014 г. победили кандидаты от «Оппозиционного блока». Так, в парламент от «Метинвеста» прошли сам Александр Вилкул, директор по продажам Владимир Гусак, бывший губернатор Днепропетровской области Дмитрий Колесников, который к тому же возглавляет и благотворительный фонд Вилкула. Еще несколько тесно связанных с Вилкулом политиков (Константин Павлов, Андрей Гальченко, Дмитрий Шпенов, Вадим Нестеренко) прошли в Раду от Кривого Рога и других городов в качестве самовыдвиженцев.

Таким образом, очевидные «люди Викула» составили четверть из 17-и депутатов, избранных в округах – в противовес, к примеру, 7 депутатам, входившим в «Блок Петра Порошенко» и представляющим в основном интересы менее значимых (но тоже крупных) промышленных структур.

В голосовании по партийным спискам «Оппозиционный блок» набрал в Днепропетровской области солидные 24,7% голосов избирателей, опередив по этому показателю все другие политические силы. Однако вместе с КПУ, которая не прошла в парламент, «Оппозиционный блок» со- брал менее 30% голосов «бело-голубых», в то время как три основные правящие партии («Блок Петра Порошенко», «Народный фронт» и «Самопомощь») собрали 40,2% голосов. А проукраинская «Радикальная партия» получила ещё 7,6% голосов. Таким образом, в Днепропетровской области явно наблюдается конфликт не только между «Приватом» и «Метинвестом», но и между электоральными предпочтениями избирателей, вынужденных принимать решения в быстро меняющейся политической обстановке.

IMG_0873

После отставки Игоря Коломойского был назначен новый губернатор Днепропетровской области – Валентин Резниченко (родился в 1972 г.; бывший редактор одного из местных СМИ; работал в «Украинском медиа-холдинге», чей владелец Борис Ложкин ныне стал главой Администрации президента). По мнению местных политологов и журналистов, Резниченко не пользуется в регионе какой-либо известностью или авторитетом и вряд ли способен их обрести в краткосрочной перспективе. Кроме того, он не имеет никакого серьезного опыта масштабной административной деятельности, а также не демонстрировал ранее успехов в формировании сильной команды. Усиливающиеся критические настроения среди населения в отношении действующей власти и то внимание, которое уделяют крупные корпорации к продвижению «своих» депутатов на региональном и местном уровне, практически гарантируют высокий процент выдвиженцев от «Оппозиционного блока», а также других людей, ассоциированных с «Метинвестом» и бывшими «бело-голубыми», на грядущих выборах в городские и областной советы. Кроме того, «Метинвест» всегда имеет возможность разыграть еще одну карту – недовольство жителей области излишним налогообложением, которым регулярно занимается Киев, реквизируя часть регионального бюджета богатой области.

В регионе существует почва и для пророс сийских лозунгов. Так, лидер «нейтральной» молодежной организации, этнический русский Денис Минин, знающий обстановку среди молодежи в рабочих кварталах Днепропетровска, заявил, что даже в апреле 2015 г. до 30% реципиентов его идей были готовы надеть «георгиевскую ленточку, но боялись, что все остальные разобьют им голову». Похоже, что все пророссийские и сепаратистские организации в регионе действительно разгромлены. Во всяком случае, один харьковский информант из числа руководителей русскоязычных организаций пытался дозвониться до своих коллег в Днепропетровске и передать мне их контакты. Но оба руководителя высказались в том смысле, что они сейчас сидят дома и ни с кем не общаются. В отличие от Харькова и Одессы, в Днепропетровске за последние месяцы не проводилось сколь-либо заметных пророссийских акций. А без подобного рода низовых политических и общественных организаций вряд ли возможно сближение даже потенциально пророссийски настроенной «олигархии» с какими- либо заметными общественными группами.

Наличие большого количества крупных промышленных предприятий, работники которых компактно проживают вместе, делает весьма актуальными целый ряд социальных проблем, связанных с этими работниками. Самой крупной из этих проблем считается пока вопрос сохранения у работников прежних высоких зарплат. До финансового кризиса, разразившегося в конце 2013-2014 гг., и до начала девальвации гривны эти зарплаты составляли (по словам информантов) эквивалент 1500- 2000 евро (за работы на опасных и вредных производствах, а также за квалифицированную работу). Но эти зарплаты заметно уменьшились – после значительной девальвации гривны и в связи с ценами на рынке металлов. По словам информантов, главной социальной целью владельцев производств является сохранение рабочих коллективов – пусть и за счет снижения жизненного уровня конкретных работников. На практике это означает, что у владельцев заводов имеется значительный опыт в перенаправлении социального недовольства рабочих на руководство страны.

Рабочим помогают выезжать в Киев, чтобы они там организовывали акции протеста с требованиями финансовой помощи для своих производств. Эту финансовую помощь неоднократно удавалось получить при прошлых правительствах. Остальные «социальные программы» олигархических групп сводятся к финансированию спортивных (прежде всего – футбольных) клубов при предприятиях, а также к финансированию иных спортивных и культурных проектов – в куда более скромных масштабах. Правда, остается открытым вопрос, насколько эти проекты реально полезны для работников.

fullsize

Виктор Пинчук (его металлургические активы, входящие в его корпорацию «Инперпайп», являются одними из крупнейших в Днепропетровске) тратит миллионы долларов в год на приобретение произведений современного искусства на Западе. Тем самым Пинчук имеет репутацию одного из наиболее влиятельных коллекционеров мира. Игорь Коломойский выставил в здании комплекса «Менора», построенного «Приватом», свою огромную коллекцию золотых каминных часов XVII-XIX вв.

363791616

Вместе с тем, информанты не подтверждают, что одной из потенциальных острых социальных проблем региона является трудоустройство рабочих крупнейшего оборонного завода «Южмаш». Ведь в связи с прекращением российско-украинского оборонного сотрудничества в 2014 г. производство ракет на «Южмаше» было сокращено. Но, по словам информантов, за последние 25 лет количество рабочих завода сократилось настолько сильно, что оставшиеся без дела работники смогли либо перепрофилироваться, либо перестали представлять из себя организованную силу, способную на сколь-либо серьезные протесты.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРОЕВРОПЕЙСКИХ СИЛ

original

Несмотря на то, что основная часть образованной и интеллектуальной элиты региона интегрирована в состав тех или иных олигархических группировок и плотно связана с их интересами, в Днепропетровске существует целый ряд относительно независимых интеллектуалов и социальных проектов, которые представляют определенный интерес.

В городе сложился тонкий слой политологов и журналистов, находящихся в возрасте 35- 45 лет, которые, работая в различных проектах, сохраняют относительную независимость от олигархических структур и обладают достаточным критическим мышлением для оценки ситуации в регионе. Самый известный из них – это историк и культуролог Андрей Портнов, живущий в настоящее время в Германии. К этому же кругу принадлежат и Вадим Бедринец, Ольга Палий, Ольга Бугай, историк Игорь Шупак и другие. Представитель этого круга (с возрастной и профессиональной точки зрения) Валентин Резниченко стал губернатором области. Правда, это никак не сказалось на этом круге интеллигенции – она сейчас сохраняет те же позиции, что и до «Революции достоинства». К упомянутой возрастной группе близки члены некоторых общественных организаций: «Добро Днепра» (добровольческая организация психологов по адаптации солдат, вернувшихся из зоны АТО) и «Допомога Днепра» (центры помощи переселенцам). Центральной фигурой по координации волонтерских организаций, занимающихся оказанием медицинской помощи, является журналист Наталья Хазан.

maxresdefault (1)

В городе образовалось и группа общественных организаций, в которые входят относитель- но молодые активисты (до 30 лет) и которые пытаются играть всё более активную роль в местной политике. Лидером этой группы явля ется молодой предприниматель Дмитрий Хозин – руководитель сообщества К-12. Это сообщество объединяет несколько десятков молодых предпринимателей и общественных активистов, создавших сеть взаимосвязанных бизнесов (несколько кафе, хостел, организация концертов) и поддерживающих локальные молодежные культурные инициативы (например, проведение различных акций и выставок на части длинной и пустынной городской набережной). Сам Хозин имеет вполне оправданные политические амбиции. Он занимается аргумен- тированной критикой расходования бюджетных средств города, выделенных на нужды культуры, а также критикой коррупции в этой сфере. Основное направление своей деятельности они видят в создании товариществ собственников жилья, которые пока еще очень слабо развиты в стране. Помимо этого, они хотят развивать бизнес по управлению жильем, осуществляемым независимо от оставшихся еще с советских времен ЖЭКов.

Gw-Mr3kllJEeeb7f

С К-12 активно сотрудничают еще несколько молодежных общественных инициатив, которые – что типично для Днепропетровска – имеют сильную коммерческую составляющую. Это: «Эко-Днепр» – его лидерами являются Алексей Малеванный, Любовь Колосовская и Никита-Август Якименко. Приоритеты в их деятельности состоят в организации субботников по уборке мусора на берегах Днепра; в кампании по сбору использованных батареек – с дальнейшими попытками получить крупный западный грант на создание завода по их переработке; в создании эко-сквота в центре города и открытии при нем магазина экологических товаров; в просветительских программах для школьников, а также в волонтерских програм- мах. Актив организации – приблизительно 15 человек, а на акции по уборке мусора собирается до 100 человек.

z_6ab8230e

«Стритворкаут» (чаще – «Воркаут») – во главе этой организации стоит харизматичный лидер Денис Минин. Главные направления ее деятельности – организация бесплатных групповых тренировок для (преимущественно рабочей) молодежи во дворах; пропаганда здорового питания и антипропаганда в отношении стимулирующих средств; распространение идей о необходимости не только телесного, но и интеллектуального самосовершенствования (передача молодым людям книг Дейла Карнеги и других пособий по «истории успеха»). В рамках организации «Стритворкаут-Профи» осуществляется продажа здорового питания и медикаментов. Имеется до 300 активных участников в Днепропетровске и десятки филиалов в Украине, России и Казахстане (после начала войны на Донбассе российские филиалы вышли из-под контроля организаторов).

Велодвижение – с 2012 г. оно объединяет приблизительно восемь разных организаций, требующих от городских властей построить велодорожки и проводящих массовые выезды велосипедистов.

menorah1

И, наконец, очень важным феноменом для городского интеллектуального пространства является комплекс «Менора», построенный в 2000-ые гг. группой «Приват» и принадлежащий еврейской общине. Руководство «Привата» в лице Игоря Коломойского, Геннадия Боголюбова и Геннадия Корбана действительно весьма религиозно и выделяет средства не только на поддержку городской еврейской общины (она входит в состав движения «Хабад-Любавичи»), но и на поддержку миссии «Хабад-Любавичей» в отдаленных регионах планеты. Комплекс «Менора» – это один из новых небоскребов Днепропетровска. Он представляет собой, вероятно, самое крупное здание еврейской общины в Европе. Значительная часть помещений комплекса предназначена для сдачи внаем – с целью финансирования общины. В остальных помещениях расположены музей истории евреев Украины и Холокоста, кошерный магазин, еврейская гостиница, различные службы общины, включая отдел журналистики и телекоммуникаций (руководитель – Олег Ростовцев).

shchupak

Особый интерес представляет упомянутый выше музей под руководством директора и историка Игоря Щупака. Этот музей, занимающий два этажа здания, стал одной из самых успешных попыток строительства нового музейного пространства в современной Украине. Кроме того, Игорь Щупак небезуспешно выступает в роли культуртрегера межрегионального уровня, организуя многочисленные семинары и выставки (с ориентацией прежде всего на педагогов и школьников) как на территории соседних регионов, так и в Днепропетровске (сами организаторы привозят участников в город). Он также организовывал успешные семинары по политической истории Украины, для участия в которых приглашались ведущие украинские историки. Это позволило «Меноре» привлечь постоянных посетителей из числа «правой» украинской интеллигенции и по- литических радикалов, а также в значительной степени уменьшить их подозрительность относительно данного еврейского центра. Музей тесно связан с еврейскими общинами и историками еврейства Канады, США и Израиля; его связи с европейскими коллегами (и еврейскими общинами) – малозначительные.

Николай Митрохин

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать