Что произошло с общежитиями для переселенцев в Днепре?

7 июля в Забебе вышел материал об аресте счетов благотворительной организации «Благодійний фонд «Допомога Дніпра» и о подозрениях прокуратуры в отношении представителей фонда, должностных лиц ДнепрОГА и фирмы, которая выполняла ремонты — ООО «Рубікон – Моноліт». Но после публикации осталось немало вопросов. Мы задали их тем, кто принимал тогда решения, и кто сейчас оказался под подозрением.

По словам председателя благотворительного фонда Владислава Макарова, вся история с ремонтами будущих общежитий для переселенцев началась в конце 2014 года. В то время к Днепропетровской ОГА обратились представители Евросоюза и предложили найти на территории области здания, которые можно быстро обустроить для жизни людей за небольшие деньги.

По словам Владислава Макарова, изначально таких зданий по региону было около 100, но потом сошлись на 15 объектах. «Я долго пытался добиться, чтобы мне в администрации сказали — кто именно принял решение ремонтировать именно эти 15 объектов, — сказал Владислав Макаров. – Пока так ответа и не получил. Сейчас я понимаю, что отбор объектов был сделан плохо».

Плохо не только потому, что Днепр до сих пор «мучается» с 4 нежилыми помещениями (подробности здесь), а и по тому, что ремонтировать нужно было помещения именно в Днепре — там, где оставалось больше всего переселенцев. Только сейчас в областном центре зарегистрировано 37 тыс. переселенцев, а во всей области сейчас 75 тыс.

Представителям Евросоюза было важно не создавать гетто — переселенцы должны были «распределяться» по области, а не жить одной большой общиной. Такое требование было связано с тем, что так легче было избежать конфликтов. Поэтому для ремонта жилья были выбраны Днепр, Каменское, Новомосковск, Синельниково, Никополь, Кривой Рог, Желтые Воды и Вольногорск. «Отремонтированные объекты по области заселены сейчас на половину, — сказал Владислав Макаров. – Переселенцы не хотят ехать в районы, а хотят остаться в Днепре и найти здесь себе работу».

Руководитель фонда признается – это он сейчас говорит так разумно, а тогда в день принимали по 370 человек, и людей нужно было где-то расселять. «Когда процесс ремонта близился к завершению, стало понятно — в районах такой острой потребности в жилье для переселенцев уже нет, — сказал Владислав Макаров. — Но потребность осталась в Днепре, поэтому непонятно, по какому критерию были выбраны эти объекты».

Кстати, из 15 отобранных зданий – 11 на момент проведения ремонта были жилыми. «Повезло» именно Днепру – только тут находятся 4 нежилых дома.

Что происходило с ремонтами в Днепре?

В Днепре в список попали 5 объектов. «Пятый объект – это ул. Яшина, 4. Здание принадлежит Днепропетровскому областному управлению образования. Это было жилой дом», — сказал руководитель благотворительной организации.

О том, что благотворительная организация «Благодійний фонд «Допомога Дніпра» будет участвовать в этом проекте, стало понятно незадолго до подписания договора. «18 февраля 2014 года был подписан трехсторонний договор между ДнепрОГА, европейцами и фондом, — сказал Владислав Макаров. – В тот день я впервые увидел соглашение». Меморандум между ДнепрОГА и благотворительной организацией можно посмотреть здесь.

Использовать фонд для администрации было выгодно – не нужно было проводить долгие процедуры закупок. Поэтому все средства перечислили на счет «Допомога Дніпра». Но без тендера все равно не обошлось. «Большую часть средств – 80% от суммы мы получили в марте 2015 года. После этого было подготовлено и напечатано в газетах области объявлении о том, что к ремонту приглашаются все заинтересованные фирмы», — сказал Владислав Макаров.

В результате, было отобрано по 3 участника на каждый объект. При этом, никакой проектной документации не было — было по 100 тыс. евро на каждый объект и кто мог предложить максимальное количество работ на эти деньги, тот и стал победителем. Только в конце апреля появились подрядчики, а ремонтные работы начались во второй половине мая. «Сейчас нам часто вменяют, что работы выполнены некачественно. Требования европейцев, которые давали деньги – крыша, вода, тепло и спальное место для переселенцев, — сказал руководитель фонда «Допомога Дніпра». — Европейцы не требовали капитальный ремонт и не требовали ремонтировать подводящие сети, которые принадлежат электросетям или газовой службе. Евросоюз не давал деньги на это».

По словам Владислава Макарова, практически во всех зданиях заменили проводку, а подводящие сети как были старые, так и остались. «Европейцы не собирались за нас делать еще обрезку деревьев и дорожки к домам», — сказал председатель фонда.

Из суммы на ремонт каждого здания шли средства на закупку мебели, отделочных материалов и оплату работ. В Днепре для переселенцев должно было появиться 470 мест. На ремонт в Днепре потратили:

— пер. Универсальный, 6 – 95 тыс. 600 евро

— пер. Архитектурный, 2 – 92 тыс. евро

— ул. Лоцманская, 22а – 59 тыс. евро

— пер. Пихтовый, 5 – 230 тыс. евро.

Но при этом, 8 месяцев – с февраля 2014 по октябрь 2015 года — сотрудники фонда получали хорошую зарплату. «Никто не вчитывался, а в договоре было написано – деньги идут не только на ремонт, но и на поддержку фонда в работе с переселенцами, — сказал Владислав Макаров. – Я, как руководитель, получал 800 евро в месяц. Специально был нанят юрист, деньги получал специалист по распределению переселенцев. Таких сотрудников было 15. В октябре 2015 договор продлили на 2 месяца, но тогда зарплату получал только я».

Ремонт длился 4-5 месяцев и строительная группа из 5 человек от Евросоюза приезжала каждые 2 месяца смотреть, как идут работ. В октябре 2015 года приехали европейцы, внесли свои коррективы и после того, как все пожелания были учтены, в декабре его подписали представители ДнепрОГА, фонда и Евросоюза.

Но и на этом дело не закончилось. В феврале 2016 года свое аудиторское заключение дала международная фирма BDO, на работу которой в проекте были заложены деньги. После этого на счет фонда перечислили оставшиеся 20% средств – 280 тыс. евро и эти средства выплатили подрядчикам.

В октябре 2015 года фонд передал акты и работы собственнику зданий – облздраву. «Требование европейцев было не только отремонтировать здания, но и заселить в них людей. Но облздрав ответил: «Мы не можем туда заселить людей», — сказал Владислав Макаров.

По словам руководителя фонда, облсовет четыре месяца искал пути, как оставить у себя эти здания и заселить в них переселенцев. В итоге, 16 мая 2016 года по решению сессии горсовета Днепра объекты стали собственностью областного центра.

После этого, в сентябре прошлого года вышло распоряжение о переводе домов в жилой фонд. «Здание перебросили на КП «Жилсервис-5», но в уставе этого предприятия не написано, как можно перевести дома в жилой фонд. Круг замкнулся, — сказал Владислав Макаров – В марте-апреле этого года прошло совещание в горсовете по этим общежитиям, которое ничем не закончилось».

Пока в горсовете думают, что делать со зданиями, прошло уже две зимы. Два из четырех объектов – пер. Архитектурный, 2 и ул. Лоцманская, 22а не отапливались зимой 2015/2016 гг. Зимой этого года перестал отапливаться еще один дом по пер. Пихтовый,5. Как говорит Владислав Макаров, в зданиях пока ничего не разграбили, но если они простоят без отопления еще зиму, то восстанавливать их будет и сложнее, и дороже.

Что говорят в ДнепрОГА и горсовете Днепра?

Мы обратились за комментариями к советнику председателя ДнепрОГА Юрию Голику. В судебном определении говорилось, что должностные лица администрации, фонда и подрядчика в Днепре под видом выполнения программы «Обеспечение жильем внутренне перемещенных лиц в Днепропетровской области» с 18 февраля по декабрь 2015 куда-то дели деньги европейцев.

По словам советника, администрация не имела на своем счету европейских денег и не распоряжалась ими. «Все решения о выборе зданий принимало еще предыдущее руководство ОГА. Наша администрация только приняла работы», — сказал Юрий Голик.

Как раз в то время, когда принималось решение о выборе объектов, юридическим департаментом ДнепрОГА руководил сегодняшний заместитель городского головы Днепра Александр Санжара. «В 2014 году, когда начались активные боевые действия, из оккупированных районов пошел просто вал людей, — говорит Александр Санжара. – Это постоянно мониторилось европейскими миссиями. Я тогда работал в ОГА и ко мне в день могли прийти 5-6 человек и сказать, что им негде жить, и они прямо здесь и будут спать. Была проблема в том, что если пойдет большой поток, то необходимы помещения для расселения».

Со слов заместителя городского головы Днепра, именно европейцы отобрали дома для краткосрочного расселения. «В основном были выбраны больничные помещения. Но больничный корпус – это помещение, где можно лежать, но нельзя постоянно жить, — сказал Александр Санжара. – Когда делали ремонт, ситуация с беженцами была очень плохая. В то время обладминистрация обеспечивала взаимодействие и возможность выделить помещения, которые были на балансе областного совета».

Когда наплыв беженцев спал, обладминистрации и облсовету эти помещения были уже не нужны, поскольку они были в статусе нежилых. «Сразу перевести объекты в жилой статус было невозможно – на это не были предусмотрены деньги Евросоюза, — сказал Александр Санжара. – Сейчас одно из 4 помещений уже переведено в статус жилого – по пер. Универсальный, 6. Теперь там можно расселять людей уже не краткосрочно».

По словам Александра Санжары, если помещение нежилое, то коммунальные услуги будут стоить больших денег. По подсчету Владислава Макарова, в феврале-марте прошлого года за 18 кв. м нужно было платить 15 тыс. грн в здании с нежилым статусом. О механизме перевода зданий из нежилого в жилой статус рассказал в Забебе начальник управления эксплуатации жилищного хозяйства горсовета Виталий Слепцов. «Для того, чтобы провести реконструкцию и сделать здания жилыми нужно потратить из городского бюджета минимум 1 млн грн на одно здание. И каждый год дополнительно тратить 10-20 млн грн на все объекты», — сказал Александр Санжара.

Все участники процесса сходятся в одном: расходованием своих денег европейцы остались довольны. Недовольны они тем, что в домах до сих пор не заселились люди, а это решение сейчас уже не зависит от фонда, администрации и европейцев. Город со своей стороны уже сделал жилым одно здание. Очередь за остальными.

Ирина Логуш

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать