Борис Филатов о депутатах, активистах, Кабмине, дорогах и деньгах

После скандала в горсовете Днепра 26 апреля городской голова Борис Филатов выступил на 34 телеканале. Вот о чем говорили.

— Здравствуйте! Давайте попробуем развеять слухи. Пишут разное: «В здании горисполкома Михаил Лысенко подрался с коррупционерами», «Секс с начальником ЖЭКа», и так далее. Что там на самом деле произошло и были ли вы на месте событий?

Борис Филатов: Я был, но позже. Произошла какая ситуация? Я проводил сегодня выездное заседание с подрядчиками прямо на стройплощадке метро. И после того, как я его закончил, увидел у себя в телефоне четыре непринятых звонка от господина Лысенко, позвонил ему, и он мне сообщил, что к нему в кабинет ломились профессиональные провокаторы, устроили драку, его избили. Как бы вот такая ситуация.

Я перезвонил всем руководителям силовых органов: прокурору области, начальнику УВД области, в СБУ, и сказал, что пора эту вакханалию уже заканчивать. Почему? Я, знаете, склонен рассматривать происходящее не просто как единичный случай хулиганских действий. Это один из элементов постоянной дестабилизации работы городского совета, исполкома городского совета и дестабилизации в городе.

То есть мы были с вами все в прошлой серии – видели, что эта публика вся творила на сессии. Там те же самые участники. Они просто так, знаете, меняются как колода в карты. Те же самые проплаченные активисты, проплаченные журналисты – и они как бы исполняют подобного рода сценарий.

Сегодня, после того, как ехал к вам… Говорят, вы уже показывали видео этого инцидента, на нем четко видно… Вообще, знаете, как я скажу? Я смеюсь. Это уже получается как у классика: вчера он был музыкальным критиком, сегодня переквалифицировался в управдомы. То есть этот жулик, негодяй и ничтожество Варфоломеев, которого выгнали с позором из 37-го ЖЭКа, сейчас стал активистом, борцом с коррупцией. То есть на видео видно четко, как он вломился в кабинет к заместителю мэра, два раза ему нанес удар в лицо. После того, когда он понял, что ему придется отвечать по закону, он начал рассказывать всякого рода небылицы. Ну, теперь посмотрим.

— Есть видео, думаю, что правоохранительные органы должны разобраться в этом инциденте…

Борис Филатов: Сто процентов! Более того, пользуясь сегодня прямым эфиром, я хочу обратиться к правоохранительным органам. Смотрите, нас минировали здание мэрии, рубили кабеля, вламывались в аппаратную, дрались в сессионном зале. У нас есть три избитых депутата: Вишневецкий, Григорук и Хмельников. У нас нападали на Волошина. Нападали на зама мэра Санжару. У нас когда-то мэрию захватили титушки – 90 человек. У нас жгли муниципальную технику, резали шины. Каждый раз, каждый день происходит какой-то инцидент. Полиция не может найти виноватых уже полтора года.

То есть эта вся публика, которая заинтересована в дестабилизации города, она просто уже осатанела от безнаказанности. Поэтому, пользуясь сегодня прямым эфиром, я обращаюсь к правоохранительным органам: в конце концов, наведите в городе порядок!

  • Сегодня прошла сессия горсовета, которая побила рекорд по количеству вопросов и продолжительности. Я так понимаю, что депутата от «Укропа» Юрия Алешкина депутатский корпус лишил мандата. Что происходит?

Борис Филатов: Он был задержан Службой безопасности Украины, когда давал взятку должностному лицу. В настоящий момент он находится в СИЗО. Когда произошла эта история, естественно, я узнал об этом первый, первый сообщил. Хотя это – мой однопартиец, но я не потерплю в собственной партии в том числе подобного рода публики. Он написал заявление о выходе из депутатов.

— То есть сам лично?

Борис Филатов: Да, сам лично. Принес его адвокат, сдал его в аппарат… я не хотел бы останавливаться на подробностях этого уголовного дела. Но, скорее всего, Юрий просто понял, что в любом случае получать обвинительный приговор, что депутатом не будет, поэтому он решил, что лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас.

Одна маленькая ремарка, чтобы закончить этот вопрос. В Сети люди, которые борются с коррупцией, кричат, бегают, выступают по телевизору, все эти депутаты – Хозины, Погребовы и вся эта остальная шушера – сегодня не пришли и не проголосовали за человека, который находится в СИЗО по обвинению в даче взятки должностному лицу. У меня нет комментариев.

— Давайте оставим это без комментариев. Скажите, уже известно, кто заменит?

Борис Филатов: Сергей Барановский принимается по списку – частный предприниматель, уважаемый человек, поэтому, я думаю, что он будет надлежащим образом выполнять свои должно… э-э-э… депутатские функции.

— Сколько всего депутатов в большинстве? Я это к тому, чтобы развеять слухи о нестабильном большинстве.

Борис Филатов: Смотрите, эти слухи, опять же, распускает вся эта публика. Вы правильно сказали: в большинстве нет коалиции. В местных советах нет коалиции. Поэтому вопросы разноплановые. Как бы депутаты с горем пополам иногда голосуют – их 34 человека, иногда голосуют 43. Рекорд у нас был, конечно, когда проголосовали все – за Национальный паралимпийский центр. При этом – опять же – после скандала, когда не хотели голосовать, пытались сорвать сессию.

Поэтому горсовет работает. Со скрипом, но, я считаю… Я смотрю на это философски. Это последствия послемайданной истории. Так во всей стране – не только у нас. В Верховной Раде и в других городах. Ну, так получилось. Я готов к этим вызовам.

— Сейчас много разговоров о том, чтобы депутатов Верховного Совета сократить с 450 до 250. ну, коль у нас вот так вот – половина депутатов не приходят на сессии, может, нам тоже сократить депутатский корпус города до 35 – с 64?

Борис Филатов: Я вам скажу по секрету: я бы вообще от них избавился. Ну, а если без шуток, — это местное самоуправление, ну, так как работают некоторые. Они из телевизора не вылазят, из Фейсбука, но в зал не ходят, в комиссии не ходят, но только развенчивают, так сказать, срывают маски и борются с ветряными мельницами.

Задача депутата: заниматься округами, принимать сессионные решения и работать в комиссии. И мы видим по явке, что половина замов фактически, которые утверждают, что у нс что-то нехорошо, просто напрямую не хотят выполнять свои обязанности. Пусть сдают мандаты и идут спокойно себе на пенсию.

— Говорят, есть безосновательные обвинения в адрес секретаря городского совета, председателя бюджетной комиссии. Ситуацию в городе действительно можно расшатать такими заявлениями?

Борис Филатов: Но – не получается. Смотрите, я смотрю по внешним фактам. Они говорят, кричат, выступают, пишут какие-то гадости, митинги организовывают. Ни одного уголовного дела нет. Когда они пошли на сессию, против Мишалова проголосовало 27 человек, против Хмельникова, вообще проголосовало 23. то есть они не в состоянии собрать даже голоса, подкрепить политической волей как бы свои обвинения.

Далее что происходит? Я не защищаю. Это вообще внутренний конфликт партии «Самопомощь». Но когда в десяти газетах по всей стране выходит одинаковый текст, написанный слово в слово – под копирку, мы прекрасно понимаем, что это – не журналистское расследование, что через пиар-агентства разгоняется информационная волна. Мы прекрасно знаем – не мне вам рассказывать – что такое информационный скандал, когда появляется повод, начинается журналистское расследование, и всё – в десяти газетах выходит один и тот же материал и – на 150 сайтах.

Я разговаривал с Андреем Ивановичем Садовым. Говорю: «Понимаете, Андрей Иванович, ваша позиция вызвала политический кризис в совете. Вы согласны с тем, что это – ваш внутрипартийный конфликт?». «Да, согласен». «Почему вы меня не уведомили об этом?» «Ну, мы так решили». Ну, решили, и молодцы.

Поэтому я не хочу защищать Мишалова, не хочу защищать Хмельникова. Они там бегают, подают в суды, оправдываются, это – их дела. Моя основная задача – чтобы город работал как часы.

— Расшатать им не удастся?

Борис Филатов: Не удастся.

Борис Филатов: Сегодня я давал всем нагоняй, то есть стучал кулаком. Я не вижу, честно, ничего пока критичного. Но я считаю, что можно всё значительно быстрое ускорить. Почему я возмутился? Мне лично основные акционеры компании «Лимак» обещали в конце апреля начать взрывные работы. Пока – не готов…

— Сроки нарушены?

Борис Филатов: Как вам сказать… Может быть, на пару недель. Но, знаете, я не люблю всякие эти бюрократические игры, когда говорят, мол, нам надо рабочую документацию. Потом они не могли найти проектировщика. Потом они с ним поругались. Потом они его поменяли. Потом они поругались с ПАО «Днепрометрострой». ПАО интригует, не хочет отдавать 14-ый ствол… я не хочу просто грузить подробностями. То есть у меня задача, как и по Центральному мосту, всю эту публику просто толкать в спину ногами для того, чтобы они все делали быстро, качественно и в срок.

— То есть вы берете под контроль и сроки, и качество исполнения?

Борис Филатов: Конечно.

— Если они их нарушат, будут спешить, нарушат технологии? Но заключен контракт – правильно?

Борис Филатов: Да

  • Активисты пишут, что на выходные на Новом мосту не видно рабочих. Всё ли там идет по плану?

Борис Филатов: Рабочих не было действительно на Пасху. И я разговаривал с подрядчиком, говорю: «Где рабочие?». Он говорит: «Это святой праздник, я не могу выгнать людей».

Есть очень простое объяснение. У нас активисты – они специалисты во всем. Среди них есть мостостроители, они что-то понимают. Знаете, женщина может родить ребенка за 9 месяцев. Но она не может родить 9 детей за месяц. Поэтому есть как бы сроки технологические. Можно нагнать туда тысячу людей, они будут слоняться по мосту. Но есть абсолютно четкая…э-э-э…

— Технология!

Борис Филатов: Технология. И она соблюдается. У меня прямо над рабочим столом вист график. И по этому графику я проверяю каждый день. Сейчас идет отставание на два дня от графика по той причине, что город попал в этот, как я называю, снежный апокалипсис.

Всё остальное – вот, я готов заверить наших земляков, что всё идет под контролем. Боле того, скоро я буду приглашать – и вас, в том числе – своих бывших коллег, мы обследуем мост. Будем спускаться вместе с журналистами под мост, заходить с воды. Это будет отдельное такое роуд-шоу. Весь город увидит, в каком жутком состоянии мост на самом деле находится.

— Кому на самом деле были выданы пропуска для проезда по мосту на время ремонта и сколько таких счастливчиков?

Борис Филатов: Я вам скажу так: счастливчиков я подписывал не больше 30. Это, естественно, в первую очередь, либо городские службы, либо это проектанты, подрядчики, прорабы, то есть люди, которым это надо. Не буду врать: обращаются, приходят, говорят «Ну, пожалуйста, Борис Альбертович, надо…».

— Идете на уступки?

Борис Филатов: В очень редких случая.

— Кому?

Борис Филатов: Ну, смотрите. Иногда обращаются, например, руководители правоохранительных органов. Вы знаете, мне тяжело спорить, не то, что я их боюсь. Но просто есть оперативная ситуация, когда, допустим, на синих номерах должна ездить… А есть ситуация, когда надо реагировать на более высоком уровне. Но честно…

— Только в исключительных случаях?

Борис Филатов: Только в исключительных случаях. Более того, я сам в этих вопросах не злоупотребляю. То есть, когда мне надо ехать на дачу, я еду через другие мосты. Когда мне надо посмотреть мост, я смотрю мост, разворачиваюсь и возвращаюсь назад.

— Этот год объявлен в Днепре Годом муниципального транспорта. Что изменилось с начал года в реформировании этой отрасли?

Борис Филатов: Мы договорились приобрести на условиях лизинга 32 троллейбуса. Плюс еще два мы покупаем наших «юмзовских» – на автономном ходу. Будем… Надеемся… Опять же, знаете, я честно… После того, как пришел из бизнеса… Там быстро принимаются решения, осваиваются деньги, быстро как бы…

— Процедура?

Борис Филатов: Это не процедура. Это просто адский ад. От принятия решения до реализации нужно, в лучшем случае, 2-3 месяца, в худшем – полгода и больше. Комиссии, тендеры открытые, закрытые, активисты, которые ведут себя иногда… Есть вообще сомнения в их психическом здоровье. Поэтому я надеюсь, что до конца года мы запустим бывший 13-ый на Парус, продлим 5-ый и 10-ый до ж/д вокзала как бы… Я думаю, мы горожан удивим. Более того, я поставил задачу по новым троллейбусным линиям – однозначно – чтобы это был новый подвижной состав, новые остановки, и вообще, чтобы это смотрелось совсем по-другому.

— Мы можем сказать, что к концу года мы сможем все-таки выполнить все процедурные моменты и 32 новых троллейбуса будут на линии? Мы видим по центральному проспекту. Я с удовольствием езжу в этом троллейбусе.

Борис Филатов: Хотел бы сразу предупредить, пользуясь случаем. Когда мы это сделаем, мы будем поднимать цены. Не сейчас, не в конце года, но…

— В этом году не будете?

Борис Филатов: …электротранспорт не тянет. Ну, полторы гривни – не тянет.

— У нас практически единственный город в Украине, где трамвай и троллейбус по полторы гривны. Но вы гарантируете, что в этом году цены на проезд в поднимать не будут?

Борис Филатов: Бюджет принят. Мы как бы приняли на себя эти убытки. Но цены на электричество растут. И я вам скажу, что у нас есть проблемы с уличным освещением. Потому что это тоже – надо платить. То есть люди должны понимать, что, грубо говоря, город несет пропорциональные расходы. Вот, насколько люди сейчас страдают от всех этих непомерных коммунальных платежей. У города такие же проблемы.

  • На днях мэрия разорвала все отношения с субподрядчиком по ремонту дорог в Днепре – «Весной ЛТД». Прокомментируйте, пожалуйста.

Борис Филатов: Это была моя инициатива. Я получил видео через Фейсбук. Ко мне часто люди пишут. Знаете, я иногда даже смеялся… Обратиться через Фейсбук, например – никто не верит, что там мэр общается – чем попасть на личный прием. Я когда это увидел, честно сказать, я просто озверел. Я просто озверел, я позвонил Лысенко, дал ему нагоняй. И после этого компанию «Весна ЛТД» убрали. Они как бы там пытались оправдываться, говорить о том, что они боялись, сроки, и так далее… Но это вообще, я не хочу и неприемлемо это даже обсуждать. То есть подобного рода компаний в городе просто не будет. То есть асфальт не будут класть в лужи.

Есть технологии сейчас, есть присадки, всё. Но то, что все увидели на видео – это было конкретное безобразие и бандитизм.

— То есть главная причина исключения их из субподрядчиков – несоблюдение технологий? Они клали асфальт в лужи?

Борис Филатов: Да, конечно.

— Ремонт дорожного покрытия и внутриквартальных дорог стартовал. Каковы планы?

Борис Филатов: Я не хочу расстраивать почему? Потому что, естественно, в этом году у нас финансирование на строительство дорог значительно меньше, чем в прошлом. Во-первых, у нас в результате определенного рода изменений доходная часть бюджета очень сильно сократилась. И сократилась расходная часть… Вернее – увеличилась.

Нам как бы партия и правительство – шучу – сделала очень много подарков в кавычках – в условиях децентрализации… Не буду на этом останавливаться. Но у нас ничего критичного. Я разговаривал с мэрами…

— Многое теперь на наших плечах…

Борис Филатов: Да, город должен сам финансировать… Поэтому пока запланирован ремонт на 71 миллион. Но, я думаю, мы перераспределим по полугодию, добавим еще деньги. Потому что дороги люди видят, они это понимают. И более того, — хотел бы похвалиться о том, что всё, что мы сделали по капитальному ремонту в прошлом году – не по ямочному и не по замене верхнего слоя…

— Не текущему, а капитальному?

Борис Филатов: Да. Всё это устояло в условиях тяжелой зимы.

— То есть технологии были соблюдены – я правильно понимаю?

Борис Филатов: Да.

  • Не могу не спросить о промежуточных результатах ликвидации последствий стихийного бедствия. Я попрошу, чтобы вы еще раз обратили внимание – что было в нашем городе ровно неделю назад. В это сложно поверить, что это – апрель месяц, вот, такой снегопад в апреле. Старожилы, конечно, помнят, что были снегопады. Но такого количества и в таком объеме, ну, вряд ли мы помним, чтобы было столько снега в апреле-месяце и с такой еще… пронизывающим ветром. Но вот такова ситуация была на улицах нашего города ровно неделю тому… Эх… Знаете, честно говоря, даже жутко вспоминать. Даже не верится, что это было всего лишь ровно каких-то семь дней тому. Это было ровно в среду. В прошлую среду. И знаю, что было принято решение последовательно, район за районом вычищать от сломавшихся деревьев и всего, что было наделано стихией. Что уже сделано на сегодняшний день?

Борис Филатов: Давайте, для начала вспомним, что произошло. Опять же там – разного рода публика начала спекулировать по поводу того, что у нас там упало 200 или 400 деревьев. Но мы все видели, что произошло. По нашим подсчетам, по-моему, 5600 уже. То есть это – реальная трагедия.

— Продолжают поступать звонки. Понятно, что в один день обследовать все территории невозможно.

Борис Филатов: Это реальная трагедия, потому что я езжу по городу… мы как бы более-менее расчистили, так сказать, центральные районы. Но то, что происходит во дворах – это реальная трагедия. То есть, где взять теперь 5600 деревьев, которые упали?

Работают у нас 13 бригад. Работают они почти круглосуточно. Но, по моим подсчетам, для того, чтобы все это вывезти, особенно ветки, нужно хотя бы 2 недели. Поэтому мы идем сейчас квадратно-кустовым способом. Идем по районам. Я думаю, что Соборный район мы закончим уже в ближайшие дни.

— Какой следующий?

Борис Филатов: Ближайший район, конечно, Кировский. Поэтому я вам скажу так, что, по моим подсчетам, только на устранение всего этого – я имею ввиду деревья и прочее – надо порядка 17 млн грн. То есть это топливо, это бригады, это дробилки, это вывоз, утилизация. Это большие деньги. То есть это реально во всем городе происходит.

У нас 55з было обрыва проводов. И работает у нас 19 бригад. Но при это я хотел, пользуясь случаем, опять подчеркнуть… Знаете, есть серьезные нарекания: у людей света нет…

— Это в квартирах нет света. А город отвечает за наружное освещение.

Борис Филатов: …за наружное освещение – «Горсвет». Когда выбивает свет в квартирах – это не в мэрию. Это – в компанию ДТЭК «Днепрооблэнерго». Но я – человек справедливый. Да, это частная компания. Но реально они тоже сейчас просто сбиваются с ног…

— Это по всей области…

Борис Филатов: Да, у нас по всей области обесточены более 50 населенных пунктов. Поэтому, естественно, это напрямую стихийное бедствие. И я бы еще раз попросил бы, пользуясь случаем, что разного рода публика, политические аферисты не спекулировали. То есть это, знаете, еще Господь отвел, что у нас не было травматизма, никого не убило, никого не привалило. В Новомосковске женщину ж убило… Поэтому, когда падают 5600 деревьев, все, так сказать, живы и здоровы, это уже чудо.

Будем надеяться, что мы ликвидируем все эти последствия, тем более, что впереди – выходные, не так много транспорта будет на дорогах и во дворах. Я надеюсь, что будет полегче, если будут, конечно, работники работать, потому что все-таки 4 выходных. Я надеюсь, что все эти бригады будут работать над ликвидацией последствий снегопада.

Борис Филатов: Куда они денутся!

— Сколько мы просим у Кабмина на ликвидацию последствий непогоды? На что именно пойдут эти деньги? Каковы шансы – я слышала – что нам дадут сумму 30 миллионов? Может, стоит сразу просить 50, тогда получим хотя бы 30?

Борис Филатов: Эта цифра обоснована. Я уже сказал: только на утилизацию – 17. Посчитали мы – еще у нас вопросы, связанные с обрывами. То есть целая как бы смета. Посмотрим.

Я надеюсь, но не уверен… Сейчас, знаете, как говорится, по нынешним тяжелым временам, у попа сдачи нема. Но – это действительно стихийное бедствие. Мы провели соответствующую комиссию, будем обращаться.

— На что будут потрачены эти деньги, сколько бы нам их не выделили? Что планируем?

Борис Филатов: На то, о чем мы говорили. Я не хочу тратить деньги с местного бюджета. Пусть Кабмин дает, потому что это было реальное стихийное бедствие.

— Ну, как и всем: помогать в такой ситуации.

Борис Филатов: А вы знаете, как часто бывает? У вас, мол, город богатый. И так – начинают отмахиваться – вы сами справитесь.

— Когда на Западной Украине подтопление, все силы туда направляют – на ликвидацию стихийных бедствий. Будем надеяться, что нам тоже помогут… Сегодня мы отмечаем 31-ю годовщину Чернобыльской катастрофы. Чем власти Днепра сегодня помогают чернобыльцам, детям их?

Борис Филатов: У нас принята программа. Более того, я скажу, что это не моя заслуга. Это заслуга Ивана Ивановича Куличенко. Она, наверное, одна из лучших в стране, я полагаю, а я встречаюсь с другими мэрами. Я вам скажу, что, в принципе, опять же – при всей критике, те социальные программы, которые приняты у нас в мэрии, их нет особо нигде по стране. Вот, например, программа по АТОшникам – даже в Киеве такой нет. А например, в Харькове к этому вообще относятся очень просто. Говорят, так а чем участники АТО отличаются от других социально-незащищенных категорий населения – например, ветеранов или «афганцев», или еще кого-то. Но опять же – я не буду обсуждать коллег.

У нас принята программа. По ней выделено соответствующее финансирование. Мы выделяем деньги и на лечение, и на санаторные как бы путевки. И вдовам выплачиваем. Я хотел бы сегодня другое подчеркнуть. То есть впервые за долгие годы мы чернобыльцам начали давать квартиры. В этом году мы дали две квартиры.

— Уже в этом году?

Борис Филатов: Да, дали. Но мы просто особо это не поднимаем на флаги. Пришел господин Турчин, который возглавляет областную организацию, мы поговорили. Мы предложили – после того, как коллектив проголосовал – двух человек, как бы достойные люди, горисполком дал им квартиры.

— Дай бог, чтобы продолжали помогать семьям чернобыльцев, они заслужили, тем более, что 31 год уже прошел.

Борис Филатов: Это трагедия, катастрофа в прямом смысле слова.

— Но и от всех избирателей хочу поблагодарить за рекордные суммы депутатских фондов в Днепр. Это 2.3 млн грн каждому депутату…. У нас их 64. И я, в свою очередь хочу пожаловаться на депутатов. Из них не все горят желанием отчитаться, на что именно были потрачены деньги, о своей работе на округе. А ведь это часть их депутатской деятельности.

Борис Филатов: Есть из всех фракций без исключения – «Укроп», Оппоблок, БПП, «Самопомощь».

— Это создает… не иллюзию, а непрозрачность использования колоссальных сумм, которые действительно помогают людям жить. Не все избиратели знают своих депутатов на округах. Как быть дальше?

Борис Филатов: Если вы хотите в этом городе увидеть человека, который больше всего устал от депутатов, вы видите его в прямом эфире 34 телеканала. Поэтому мне на депутатов жаловаться не надо. Более того, я скажу вам откровенно, я всегда говорю откровенно: я считаю, что эти деньги не надо им давать. И не меня надо благодарить, а пусть они сами себе скажут спасибо. И эти деньги депутатские… Я вам скажу: нигде в стране нет особо таких размеров и вообще депутатских денег. По моему мнению, это инструмент политической коррупции. То есть они фактически, проголосовав за эти деньги, сидят, окучивают округа в надежде на то, что избиратель, так сказать, им потом вернет сторицей и проголосует за них в следующий раз. Это прямая политическая коррупция. То есть почему депутат должен иметь в руках такие колоссальные деньги?

— Более 45 депутатов, которые уже отчитались, они честно тратят деньги на округах: на ремонты дорог, школ, крыш, коммуникации, и так далее. Почему остальные этим не занимаются или не хотят об этом говорить?

Борис Филатов: Не знаю. Это надо спросить у них. Но, вообще-то, ремонтами и дорогами должна заниматься исполнительная власть. Умножьте сумму эту на 64 – мы получим сумму в сотни миллионов, которые, в принципе, ну, не знаю, можно было бы сконцентрировать в одном месте, а не размазывать как манную кашу по тарелке. Например, сделать серьезный инфраструктурный проект, который бы устроил всех жителей города.

С другой стороны, понимаете, как бы я не знаю вообще… то есть как они эти деньги тратят, какие там подрядчики, почему они считают, что надо делать это, а не это. Такое, понимаете, как раньше называлось у нас, бизнес в бизнесе. Понимаете, это неправильно. Но они приняли такое решение. То есть, поверьте, если я захочу отнять у них деньги, они точно проголосуют – все 64 депутата, в том числе те, которые входят в мою фракцию. Но это – депутатские дела, поэтому я депутатов не хочу сейчас обсуждать.

— Хорошо – не будем обсуждать. Будем думать, как сократить их количество до 35.

Борис Филатов: Я считаю, что как раз 35 депутатов хватило бы – вот так.

— Будет ли громада расширятся за счет поселков?

Борис Филатов: Ситуация везде разная. Я думаю, поселок Юбилейный не захочет присоединятся. Были разные инициативы в прошлые годы. Там понятно, так сказать, свой курятник, свой бюджет, и они пользуются городской инфраструктурой, но при этом чувствуют себя хорошо… Мы же не сможем их принудить к этому.

По поселку Авиаторское другая ситуация. Он фактически находится в черте города. И при этом жители живут в городе, но мы реально не можем там ничего сделать. Более того, мы подготовили все документы и передали в облсовет, чтобы он принял решение. После этого мы должны будем проголосовать и передать в профильный комитет Верховной Рады по местному самоуправлению – я уже договорился – для того, чтобы вывели за границы города. Но облсовет второй раз уже торпедирует это пакет документов. Я не понимаю, почему.

— Насколько увеличились финансовые возможности города в связи с децентрализацией?

Борис Филатов: Я думаю, надо говорить в абсолютных цифрах. Но я не хочу об этом говорить и объясню, почему. Об этом много сейчас идет спекуляций. Но реально просто давайте не будем забывать о том, что те бюджеты, которые были по курсу 5 или 8, а эти бюджеты – по курсу, условно, 30.

Поэтому денег стало больше… Знаете, как в старой коммунистической поговорке: «Жить стало лучше и веселей, шея стала толще, но зато длинней». Поэтому есть — есть вопросы.

  • Экономическая ситуация говорит о том, что это не пошло на пользу городу. А что будет с больницами, которые сегодня находятся на балансе области, но оказывают услуги жителям города? Планирует ли город взять их на баланс или будем ждать разделения на госпитальные округа?

Борис Филатов: Мы готовы взять. Но – опять же – когда я слышу спекуляции на эту тему, у меня возникает вопрос. Очень большое количество нынешних коллег, которые были в прошлой каденции, входили в Партию. Регионов. Они взяли и отдали городские больницы области. А теперь, проголосовав соответствующее сессионное решение в прошлую каденцию, сделав так называемую медицинскую реформу Вилкула-Гинзбург, сидят и кричат: «А мэр не хочет финансировать больницы!». Так зачем их области отдали?

Сейчас у нас достаточно конструктивный будет диалог…

— Когда смогут руководители этих медицинских учреждений и персонал спокойно спать, что будут получать зарплаты и финансирование в полном объеме?

Борис Филатов: Когда облсовет примет соответствующее решение.

— Работа в этом направлении идет?

Борис Филатов: Да. Но – со скрипом, честно скажу. По крайней мере, если у нас раньше была конфронтационная риторика, сейчас мы собрались с Глебом Александровичем, облздарвотделом ОГА и поняли, что эту проблему нужно решать.

— Много вопросов по инспекции по труду. Ее многие обвиняют в том, что это еще один карательный орган. Зачем на самом деле эта инспекция нужна?

Борис Филатов: «Многие» – это кто?

  • Активисты.

Борис Филатов: У меня такой вопрос: они в этой жизни видят что-то хорошее? Они вообще сделали что-то полезное? Вы же понимаете: они специалисты в мостах, в инспекциях по труду… Ладно, не об активистах. Про инспекцию по труду. В рамках децентрализации центральные органы власти передают местному самоуправлению разные функции. Нам передали ГАСК. Им можно пользоваться карательно, а можно, например, облегчить условия работы застройщика.

Я собрал всех застройщиков. Говорю, мол, ребята теперь ГАСК у нас. Давайте сделаем перечень добросовестных застройщиков, вы будете не что-то строить где-то натихаря, а потом решать через суд, а мы будем вносить общие прозрачные правила. Все, за исключением некоторых братьев… но это – отдельная история, тема для телепередачи… Все согласились, что им выгодно работать на определенных как бы понятных условиях публично.

Точно такая же ситуация с инспекцией по труду. Нам центральные органы власти передают полномочия для защиты трудовых прав граждан. А вся эта шушера бегает и говорит: «Это будет карательный орган!».

— То есть они боятся этого органа?

Борис Филатов: Конечно, боятся. Это боятся те, которые платят зарплаты в конвертах. Которые имеют ФОП, в котором, грубо говоря, три калеки, а на само деле оформлены 584 человека. То есть, конечно: те, кто злоупотребляет, боятся. Те, которые условно порядочные, которым нечего бояться, они об этом не задумываются.

— Бюджетный транспорт планировали запустить в Днепре на время ремонта Нового моста – от Дома торговли до центра – по 2 грн. Более того, все льготные категории должны были вне зависимости от количества мест в автобусе бесплатно ездить. Есть ли понимание этого у перевозчиков? Нашли ли отклик у них и запустят ли такой маршрут хотя бы на время, когда вообще перекроют мост?

Борис Филатов: Как говорил директор транспортного департамента, такой автобус уже ходит, и самое главное, что на нем особо никто не ездит. Ко мне уж обратились, говорили, что такой автобус ходит, но давайте его уберем, потому что особо…

Честно скажу: я на мосту бываю каждый день. Я просто вижу как идет транзитом большое количество маршрутных такси, поэтому я думаю, что его просто-напросто не замечают.

— Когда наведут порядок с остановками «Возле того столба»? Ведь это безопасность и пешеходов, и пассажиров.

Борис Филатов: Это сложная проблема. Она вроде кажется смешная, но на самом деле – она серьезная. И это не только проблема мэрии, а еще и Укртрансинспекции, которая должна следить за перевозчиками, и проблема полиции.

Полиция относится к этому нормально – в том числе и вновь созданная, но как бы считает, что это не особо их компетенция. Укртрансинспекция – это тоже такая организация, так скажем, специфическая. Поэтому только в консолидации усилий между Укртрансинспекцией, Национальной полицией и мэрией можем перевозчиков привести в чувство.

— Но мы приведем их в чувство?

Борис Филатов: Конечно, конечно. Мы пытаемся приводить в чувство всех.

— Будем надеяться, что на новых остановках будут остановки и для автобусов. И – о льготниках. С муниципальным транспортом – там вообще нет проблем. А вот с маршрутчиками – очень большая проблема. В Ровно в каждой маршрутке лежат карточки льготников. При входе льготник берет эту карточку, заходит, не спрашивая водителя, а на выходе – отдает. Водитель даже не следит за этим. У нас проблема даже двух льготников взять – даже в «Богданах». Может, стоит перенять опыт Ровно?

Борис Филатов: Я вам скажу честно – как я всегда говорю: честно и откровенно. Наверное – да, это хороший опыт. И мы общаемся с другими мэрами, опыт перенимаем… Знаете, сколько у нас льготных категорий? Назовите цифру?

— Если не ошибаюсь – 21.

Борис Филатов: Четыреста тысяч у нас имеют льготы людей – разных категорий граждан. Поэтому… как вам сказать… Я не оправдываю перевозчиков. Но есть как бы базовые экономические вещи. Понятно, что мы с этим боремся, ставим на вид. Опять же – работаем с Укртрансинспекцией. Но до тех пор, пока это будет перевозчикам экономически невыгодно, они будут любыми способами саботировать. Это проблема для всей страны. Эта проблема заключается в том, что льготы надо монетизировать.

Карточки, электронный билет – только в этом случае будет прозрачная бухгалтерия.

— В ближайшую неделю будем чтить наших ветеранов. Расскажите, чем порадуют их в этом году?

Борис Филатов: Праздник великий, праздник святой. И я хотел бы, пользуясь случаем, призвать политические силы выполнять решения городского совета. Не надо поднимать флаги или бегать с шариками красно-белыми или сине-голубыми, или бело-голубыми. Это – праздник для всех. Будут организованы локации, как водится у нас в городе: каша, песни военных лет, общение, возложение цветов. То есть всё сделаем достойно, как всегда было, потому что это праздник для меня, в том числе, святой – я никогда не видел своего деда: в 1943-ем он пропал без вести.

— К сожалению, я тоже не видела своего деда. Мой дед тоже пропал без вести в 1942 году. А где будут локации?

Борис Филатов: Всё организуем не только по центральным локациям. Включены и районы, и столы накроем. Всё будет в лучшем виде.

— Спасибо вам огромное!

Борис Филатов: Спасибо и вам.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать