Днепр, футбол и маркетинг

Я люблю гениев маркетинга. Я еще раз убедился в этом, проезжая мимо стадиона «Арена Днепр».

Пять часов дня. Рабочий день. В кассы огромные очереди, почти все места распроданы, желающих войти – просто невероятное количество. Приезжают болельщики из других городов: «Днепр» играет в последний раз перед закрытием клуба! Существовал с 1918 года – и на тебе, закрывают. Разгоняют! Конечно, на последнюю игру в истории необходимо попасть! Сеть пестрит призывами: «Последний матч великой Эпохи… 31 мая в 17-00. Днепр-Арена. Ты должен там быть!».

Эпоха и правда была великой: «Днепр» — Двукратный чемпион СССР, обладатель Кубка СССР, 9-кратный призёр чемпионата Украины, финалист Лиги Европы УЕФА 2014/15. До 1925 года команда называлась «Брянский рабочий индустриальный техникум», до 1936 — «Петровец», до 1949 — «Сталь», до 1961 – «Металлург», (наверное, не зря стадион «Днепра», «Арена-Днепр», раньше назывался «Металлург», хотя в памяти горожан он остался словосочетанием «Вещевой Рынок Металлург» — коммерция всегда побеждает игру), и только с 1961 команда стала называться «Днепр».

Почему закрывают клуб? Да потому, как было только что сказано: коммерция всегда побеждает игру. Или вы занимаетесь коммерцией и принадлежите к людям закрывающим, открывающим, покупающим клубы, либо вы занимаетесь игрой, и это с вами проделывают всё вышеперечисленное люди, которые не играют в футбол – это вас закрывают, открывают, продают, покупают.

Но речь о маркетинге. Стоит применить слово «последний» с названием мероприятия – и билеты разлетаются, и ни одного свободного места. А вдруг как не последний? А вдруг как в следующем сезоне клуб будет играть, сменив состав, или тренера, или цвета, или название? Или вы всерьез верите, что смена атрибутики означает смену сути клуба? Лэнс Стролл не превратится в Фернандо Алонсо, если пересядет из своего «мерседеса» в его «хонду» или если перекрасит болид из своего «Уильямса» в его «Макларен». Стролл останется Строллом, Алонсо останется Алонсо. И сдается мне, что «последний» матч «Днепра» – не последний. Это как последний концерт у поп-звезд. Последний. Потом еще последний, потом самый последний, а потом забыли, что говорилось о последних. Пригрозите отобрать у публики что-то, назовите это последний, и публика выложит все деньги за билеты – ведь последний!

Но будет следующий сезон. И вы с удивлением увидите команду, состоящую из футболистов, которая будет одета в форму, у которой будет тренер, которая будет играть на том же стадионе, и тренироваться на той же базе, и ездить на том же автобусе. Я не сильно верю в то, что пишут в новостях: «база и стадион будут проданы». Проданы кому, под что? Стадион под вещевой рынок? Никто не купит – очень неудобно. База под пансионат? Это в Приднепровске-то? Нет ничего более вечного, чем всё последнее и прощальное. И это хороший повод заработать.

Ну и конечно, последний-препоследний матч обязательно состоится: ведь на последнем вчера скорбящие болельшики печально бросили петарду, да так, что матч был отменен. Значит, фальстарт. Значит, по новой. Потому что новый матч – это новые деньги и повод отвлечь людей от чего-то более важного. А деньги – это не игра.

Дмитрий Томчук

Основатель Инвестиционного фонда Fison fison.org

Фото: Информатор, Михаил Тонконогий

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать