Медреформа продолжается. Что изменится очень скоро

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывала заместитель директора Департамента здравоохранения Днепропетровской ОГА Елена Луговая. Она рассказала ведущим Ирине Логуш и Егору Морозу о том, как будет проходить в области дальнейшее реформирование медицинской отрасли и о том, как изменения  повлияют на каждого из нас.

— Добрый вечер! Сегодня мы поговорим о медицинской реформе в Украине и Днепропетровской области. Наш гость — заместитель директора Департамента здравоохранения Днепропетровской ОГА Елена Луговая. Сегодня много говорят о создании госпитальных округов. Что это такое, как повлияет на жизнь каждого из нас и реформу в целом?

 

Елена Луговая: Добрый вечер! Ничего особенного. Госпитальные округи – это функциональное объединение больниц на определенной территории и распределение функций. Каждый отвечает за свой профиль и оказание медпомощи. Есть два основных условия для их создания: количество населения – от 200 тысяч человек, не меньше, и чтобы в течение часа человек мог попасть в больницу интенсивной помощи (далее – БИП – прим. ред.). Что такое БИП, я готова рассказать отдельно.

— А правда, что в Днепре будет два округа – на разных берегах, а всего в области – от четырех до шести?

Елена Луговая: По проекту, согласованном с Минздравом и Министерством регионального развития Украины, в области будет пять округов. Они будут соответствовать названиям административных центров. Первые два похожи по количеству населения – Павлоградский и Никопольский, в них проживает около 320 тысяч человек. Следующий округ – Каменское, около полумиллиона жителей, потом – Криворожский – 900 тысяч, и самый большой – Днепровский, где 1 миллион 360 тысяч человек проживают. По постановлению КМУ, верхняя граница по численности в округе – 1 миллион 300 человек.

— А кто будет финансировать больницы, когда создадут округи? 

Елена Луговая: До финансирования у нас еще будет долгий и серьезный путь. На сегодня округи – это территориальные границы. Они утверждаются постановлением КМУ. Следующий шаг: все административные территории выдвигают своих представителей, создается так называемая госпитальная рада, число которой зависит от количества населения на той или иной территории.

Рада пишет лечебный план развития округа, от которого и будет зависеть объем финансирования. Разные уровни бюджета: государственный, областной, местный – городов, районов, объединенных территориальных громад. То есть все виды бюджетов, не запрещенные законодательством.

— А кто будет определять участников рады и кто в нее войдет? 

Елена Луговая: Территориальная громада определит, кто ей там нужен. Наверное, представители медицинской общины, власти, люди, защищающие интересы пациентов. Возможно, профсоюзные организации, может быть, меценаты… Любых людей, способных прозревать сеть медицинских учреждений, думаю, можно выдвигать в эту раду.

— А когда закончится формирование округов?

Елена Луговая: По предварительным планам Минздрава, у нас реформа вторичных учреждений медицинской помощи, а это касается только их, — начинается с 2018 года. План утверждения границ – на 2017-ый – выдвижение рады, написание 5-летнего плана. Закончить надо до конца года, чтобы уже в 2018 г. зашли инвестиции.

— Допустим, создали мы округи, улучшили инфраструктуру, и так далее. А что касается социального обеспечения врачей – на них это отразится? Да и вообще – им уже подняли зарплату?

Елена Луговая: По сравнению с минувшим годом, есть повышение. В среднем от 4800 грн врачи получали, в 2017 г. уже 5800 грн. Медсестры получали 3500, теперь – 4500.

А округи – это элемент создания будущей модели качественного оказания медицинской помощи. Это первое, с чего начинается реформа здравоохранения и реформа финансирования, разделенная на два этапа. В 2017 г. у нас будут новые виды медпомощи – такие как первичная медпомощь, которая будет финансироваться по-новому, в зависимости от количества людей, обслуживаемых семейным доктором.

Что касается вторичной помощи – вот, для чего создаются госпитальные округи – будет финансироваться услуга. Например, пролеченный аппендицит или пневмония. И уже в зависимости от финансирования зарплата медиков будет абсолютно равна – для количества людей, которых ведет врач, для вторичного звена — количество предоставленных услуг.

— Вчера горсовет Днепра нашел деньги на выплату февральских зарплат для врачей 29 больниц, подчиняющихся облсовету. А кто будет финансировать их в марте, апреле? Как будут решать этот вопрос?

Елена Луговая: Немного истории. В 2012 г. 121 лечебное учреждение вторичной помощи передали в областное управление, громаде области для того, чтобы создать единый норматив оказания услуг в стационаре. Чтобы цена для бюджета была одинаковой вне зависимости от того, в каком районе или городе человек получает помощь.

Пять лет больницы управляются громадой области. С 2015 г. все лечебные учреждения финансируются из государственного бюджета по так называемой медицинской субвенции. Но не секрет, что она не покрывает все затраты, и потому местные бюджеты добавляют деньги из года в год, начиная с 2015-го, когда было 150 млн грн для всех местных бюджетов, в 2016-ом – 200 млн грн. А в 2017-ом все города и районы добавляют своим медикам деньги на зарплату, медикаменты, тепло, все расходы, которые не покрывает медицинская субвенция.

Днепр в этом году принял решение, по которому готов добавить из местного бюджета деньги, но при условии передачи назад лечебных учреждений громаде города.

Позиция ОГА такова: если для того, чтобы медики получали достойную зарплату, пациенты – полное лечение, питание и медикаменты, а все услуги обеспечивались в стационаре бесплатно, мы не видим проблем.

Следующий шаг – договор между мэрией и Днепропетровским облсоветом, потому что передача осуществляется между двумя радами.

— На последней сессии просили выделить больше 230 млн грн на эти 29 больниц. На какой срок хватило бы этой суммы и на что именно она пошла бы – на зарплаты врачам?

 Елена Луговая: Думаю, этих денег хватило бы до конца года. Пошел бы недостающий объем на заработную плату, энергоносители и коммунальные платежи, поверку оборудования, медикаменты и питание, другие текущие расходы, которые не покрывает субвенция.

— А как насчет нагрузок на одного врача? 

Елена Луговая: Вопрос переплетается с реформой. Врач первичного уровня – семейный, педиатр, терапевт – получает заработную плату, дифференцированную от количества населения, которое он ведет. Норматив, прописанный Минздравом – 1500 человек в городе, 1200 – в сельской местности.

Сейчас среднее количество населения, которое ведет наш врач общей практики – семейный терапевт или педиатр – 2000 человек. Начиная с 2017 года, врачи первичного уровня будут получать дифференцированную зарплату в зависимости от числа людей, которых они будут вести. Чем больше населения, тем выше зарплата. То есть начинается процесс прикрепления людей к своему доктору, которому люди доверяют. Вы доверяете терапевту? Заключаете с ним договор, так называемую декларацию на медицинское обслуживание. Хотите, чтобы ребенка обслуживал педиатр – то же самое.

Что до вторичной, специализированной помощи, здесь всё намного сложнее. Чем больше медицинских манипуляций будет осуществлять врач, чем они сложнее будут, тем выше будет зарплата.

Почему создаются госпитальные округи? Потому что сеть медучреждений у нас и по всей стране большая. И порой, часто даже – медицинские функции дублируются. Есть маломощные учреждения, в которых немного проводят оперативных вмешательств. Для того и создается госпитальная рада, чтобы каждый выбрал свой функционал. Если больница мощная, в ней проводят много оперативных вмешательств круглосуточно, 7 дней в неделю. Идет полный конвейер услуг, да? Это – больница интенсивной помощи.

Если в больнице за год проходит 40-50-100 операций – это очень мало. И вот, когда с 2018 г. за этими операциями пойдет финансирование, к сожалению, мы сможем увидеть тот факт, что больницы будут терять медиков, будет не хватать средств на зарплату, оборудование, медикаменты, энергоносители и т.д. Вот так.

— А какую помощь сможет оказать семейный врач, если у него 2 тысячи пациентов? Каждый же хочет, чтобы его толстенную тетрадку с историей болезни пролистали до конца, выслушали все претензии и, наконец-то, поставили правильный диагноз.    

Елена Луговая: С правильным походом к оказанию медпомощи врач общей практики справится. Помимо показателя объема – числа людей, которые будут за врачом закреплены, будут и показатели качества – абсолютно верно. Тут не может быть супер-большого количества прикрепленного населения. Потому что в первую очередь важно качество.

Думаю, если семейный врач начнет с профилактических осмотров, изучения диспансерных групп, обеспечения помощи детям, то в течение года справится, и толстенные медицинские карты будут изучены. Главное – правильно распределить свое рабочее время.

— Ну а количество врачей? В декабре прошлого года в горсовете директор департамента господин Бабский говорил, что у нас просто катастрофические условия: не хватает врачей, медсестер – что-то около тысячи человек в целом. В области такие же тенденции?

Елена Луговая: В городе и в районе немного отличаются ситуации. Средний процент укомплектованности штата врачебными кадрами по области – 75 процентов. В городах приблизительно 78, в районах, к сожалению, – 65.

Чтобы врачей было больше, норматив и потребность области во врачах общей практики – около 2300 человек, а сегодня у нас – 1300. То есть тысячи не хватает, чтобы норматив действительно не перебирался, когда людей не прикреплялось больше, потому что нет врачей.

Недостающих врачей будут, думаю, предоставлять наша уважаемая медицинская академия. Врачи в маломощных больницах, которые не найдут себе применение  в будущем, вполне возможно свою вторую специализацию они получат под общую практику. И тогда профессия будет востребована, хорошо оплачена, и мы сможем укомплектовать недостающими единицами штаты.

— Мы читали, что государство в рамках реформы оставляет за собой минимальный комплект услуг. Что в него войдет, сколько надо платить за все остальное и как будет формироваться цена?

Елена Луговая: По утвержденной концепции финансирования, гарантированный государством объем бесплатного оказания медпомощи врачом общей практики обозначен. Это – осмотр доктором, вызов его на дом, простейшие скрининговые исследования, лабораторные, а с середины года – реимбурсация (покрытие государством стоимости медикаментов – прим. ред.) лекарственных средств по трем направлениям: бронхиальная астма, сахарный диабет, сердечнососудистые заболевания. Первый этап реформы – семейная медицина. Человек идет в аптеку с рецептом, где получает препарат бесплатно или за копейки, а разницу оплатит держава. Это тоже в ходит в пакет бесплатного здравоохранения первичного уровня, то, что мы реализуем сегодня. А год 2018-ый – это вторичная помощь.

— По поводу реестра пациентов – будет ли он создан единый по Украине, области? 

Елена Луговая: Практически во всех первичных центрах по области есть зарегистрированные пациенты и прикрепленные к ним врачи. Но реестру не хватает комплексной защиты информации. Эту систему разрабатывает министерство. Но и область не стоит в стороне. У нас есть программа, проект Мирового банка, по которому мы работаем, куда тоже входит электронный реестр пациентов. Думаю, в этом году мы сможем реализовать этот проект.

— Советник городского головы Яника Мерило много говорила о таких сервисах как электронная очередь, возможность проведения осмотра через скайп, запись к врачу онлайн? Что скажете вы на этот счет? 

 Елена Луговая: Да, эти сервисы тоже будут развиваться. Первое что надо – электронный реестр расселения. С него все начинается. Все остальное – электронная очередь, запись к врачу онлайн и – что важно – электронная врачебная документация, чтобы меньше тратить времени на письменное оформление, всё это, конечно, будут внедрять. В отношении осмотров по скайпу – я бы подискутировала на эту тему.

— Пощупать надо?

Елена Луговая: Пощупать и посмотреть – да.

— Возможно ли, что бюджеты будут выплачивать больше надбавок врачам, и какие бюджеты выплачивают их исправно сейчас?

Елена Луговая: Бюджеты местные могут, должны, будут выплачивать и делают это в настоящее время.

Общая практика семейной медицины, на самом деле, начала активно развиваться с 2012 года. Сегодня многие местные бюджеты имеют практику так называемых местных стимулов: муниципальные надбавки к зарплате, бесплатный проезд в общественном транспорте, какие-то социальные пакеты для семьи. То есть вот это и есть поддержка власти своего самого уязвимого звена – врачей общей практики – тех, кого больше всего не хватает.

— А у вас есть семейный врач?

Елена Луговая: Я сама себе семейный врач (смеется – прим. ред.), и своей семье и своим друзьям тоже.

— Вспоминая о реформах в нашей области в сфере медицины, у нас многие думают, что станет меньше специалистов, больниц. Можете откинуть эти страхи и сказать, что все будет хорошо?

 Елена Луговая: Лечебные учреждения закрываться не будут, специалисты оттуда никуда деваться не будут. Другое дело – дифференциация этих учреждений действительно будет. Мощные будут укомплектовывать специалистами. Маломощные будут развиваться по другому,  дифференцированному пути. На это развитие они будут получать государственные деньги в том числе. И люди, медики, будут приходить в общую сеть  первичное звено, туда, где их не хватает.

— Маломощные больницы можно будет использовать под какие-нибудь, скажем, реабилитационные центры? 

 Елена Луговая: Конечно! – и под такие центры, и под отделения хосписной помощи. Недавно обсуждали этот проект. И что вы думаете? Чтобы создать достойную хосписную клинику, ту, где лечатся с не вылеченными заболеваниями, тяжелые пациенты. К примеру, семья работает, а такой пациент есть в семье. Чтобы не парализовать жизнедеятельность всей семьи, создают хосписное отделение. А чтобы его создать в маломощную больницу надо вложить около 50 млн грн. Это высокозатратно, но – перспективно.

— А инвесторов можно к этому процессу подключить?

Елена Луговая: Самый главный инвестор – это держава.

— А как можно направить студентов медицинского вуза в сельские районы. Кто-то пойдет работать в областные больницы, кто-то – в городские. Но останется определенный процент людей, которые не смогут получить там работу. Чем их стимулировать, как их направить в село, где они наиболее востребованы?

 Елена Луговая: Самый главный стимул в сельской территории – это бесплатное жилье для молодого специалиста и его семьи. Плюс – транспорт, помогающий обслуживать население на больших расстояниях, коммунальные льготы, льготы при устройстве в садик или школу.

Но самое главное – жилье. За последние три года около 128 медиков получили жилье в сельских территориях. И сейчас, когда мы выделяем студентов для села, обязательно просим: предоставляйте жилье. Чем его больше, тем с большим успехом медики едут работать в села. Ну и конечно, дифференцированная заработная плата – за сельские преференции.

— Недавно возникла проблема с вакцинами. Есть у нас недостаток лекарств и надо ли закупать? Вот, об инсулине говорили, например. Есть ли самое необходимое?  

 Елена Луговая: Министерство нас обеспечивает вакцинами. Все виды вакцин сегодня есть. Не скажу, что их хватит до конца года, но запас на три месяца есть – для всех заболеваний, которые контролируются вакцинацией: корь, дифтерия, столбняк, бешенство, гепатит, туберкулез.

Помимо вакцин по централизованным поставкам мы получаем медикаменты по основным направлениям: туберкулез, ВИЧ-инфекция, онкологические и сердечнососудистые заболевания. Если не хватает – докупаем за счет средств областного бюджета в рамках программы «Здоровье Днепропетровщины».

Сейчас начало года, начало тендерных процедур – как в министерстве, так и в области, у нас в департаменте. Думаю, к марту мы будем уже получать новые закупки. А пока живем по закупкам 2016 г., и они есть.

-А есть ли статистика по вакцинации детей? Потому что очень много было шума вокруг нехватки в при наличии желании. Насколько родители смогли воспользоваться вакцинацией для своих детей?

Елена Луговая: К сожалению, печальная практика, когда не было вакцин. Сейчас они появились, и антивакцинальная кампания поутихла. Мамы приводят детей и вакцинируются. И все ощутили, что хуже – когда нет вакцин, когда есть какие-либо притянутые за уши осложнения от вакцинации. Намного надежнее своевременно вакцинировать ребенка или взрослого – это касается столбняка, дифтерии – от таких инфекций, которые могут дать осложнения вплоть до смертельного исхода, чем рисковать своим здоровьем и здоровьем своих близких.

— Ну, слава богу. И в заключение – наша рубрика «Минута славы». Ваше обращение к жителям области?  

Елена Луговая: Желаю всем жителям области здоровья! Хотелось бы, чтобы все люди выбрали себе семейного врача общей практики, в этом году заключили с ним договор-декларацию. И на будущее все свои медицинские проблемы и маршрутизацию решали с доктором, не слушали советов непрофессионалов. Все, что касается здоровья, надо решать с профессионалами. Спасибо большое!

— Спасибо и вам!

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать