Как ювенальная полиция борется с группами смерти в соцсетях

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал начальник отдела ювенальной превенции ГУНП в Днепропетровской области Александр Голубятников. Он рассказал ведущим Ирине Логуш и Егору Морозу о том, как предотвратить насилие над детьми в школе и о борьбе ювенальной полиции с группами смерти в соцсетях .

— Добрый вечер! Сегодня мы поговорим о том, что делают наши дети, когда их никто не видит. Никто – это мы, взрослые. Так что же нужно для того, чтобы наши дети взрослели при максимальной безопасности? А расскажет нам о насилие в школах и «группах смерти» начальник отдела ювенальной превенции ГУНП в Днепропетровской области Александр Голубятников. 

Александр Голубятников: Здравствуйте!

— Начнем с насилия в школах. Достаточно часто дети дерутся и порой крайне жестоко. Если такое происходит, когда надо вызывать патрульную полицию или полицию вообще? 

Александр Голубятников: В любом случае надо вызвать полицию – для того, чтобы задокументировать факт. Бывает, детей разняли, все нормально, а через время могут наступить какие-то последствия. Скажем, был случай, когда ребенку дали по уху, а спустя неделю у него пропал слух.

То есть – к кому претензии предъявлять? Сразу родители не обращались, затем было уже поздно это делать. В итоге в дальнейшем возникают проблемы не только с лечением, но и с наказанием виновного.

— Так ли часто родители обращаются в полицию после школьных драк? Известно, что часто взрослые сами пытаются решить эти вопросы, не привлекая полицию. Да и в школах не любят выносить сор из избы.

Александр Голубятников: Где происходит скопление людей, всегда бывают какие-то стычки, конфликты между ними. Появляется необходимость вовлечения третьей стороны – для разбора по данному поводу. В школах это директор, завуч или классный руководитель.

Отдельной статистики обращений по школам полиция не ведет. Но есть данные, что в прошлом году дети 661 раз были жертвами – это по области, когда дети были признаны потерпевшими. Шестеро получили тяжкие и девять – средние телесные повреждения.

— Это по школам?

Александр Голубятников: Нет, это в целом по области. И неважно, где причинили ребенку повреждения. Главное, что его причинили несовершеннолетнему.

Далее – легкие телесные повреждения: 230 фактов. Неосторожное причинение тяжких или средней тяжести телесных повреждений – 4 случая. Также было 5 изнасилований. Кроме того, зафиксированы 132 кражи, 65 грабежей, 12 разбоев, 59 случаев мошенничества, и так далее.

— А если учитель поднял руку на ребенка – под какую статью это попадает и попадает ли в принципе?      

Александр Голубятников: Каждый случай рассматривается и квалифицируется следователем в отдельности. Если есть телесные повреждения, ребенка направляют на судмедэкспертизу для определения степени тяжести увечий. После этого принимается решение по внесению сведений в ЕРДР.

— А директор школы вам при этом помогает ли нет?

Александр Голубятников: Конечно! А куда он денется?

— Хорошо звучит!..

Александр Голубятников: …они сами заинтересованы в том, чтобы мы объективно и в полном объеме разобрались.

— А есть ли статистика по случаям, когда учитель выходит из себя и, кроме крика, доказывает свою правоту руками? 

Александр Голубятников: В 2016-ом и с начала 2017-го года таких фактов у нас не было.

— А если ситуация обратная – ученики выбрали в жертву учителя, доводят его до состояния, когда тот выходит из себя и делает совершенно невероятные, неадекватные вещи? Что делает в таком случае полиция и как она может разделить вину в таком эпизоде?

Александр Голубятников: Школа – это не то место, где можно встретится с обидчиком один на один. Но таких фактов со стороны педколлектива у нас тоже не было. Это связано с тем, что педагог в силах – и это входит в его обязанности – разобраться самостоятельно в этом вопросе или приобщить к этому своих старших товарищей: завуча, директора, других учителей. Правильно? Или – возможен альтернативный вариант: замена класса.

— Установленные в школах видеокамеры помогут? Есть же проект «Безопасная школа» — насколько он может быть эффективным? 

Александр Голубятников: При входах в магазины иногда висит табличка «Ведется видеонаблюдение», она, по большому счету, немного дисциплинирует посетителей. И если дети будут знать, что любое их движение запишут и смогут потом рассмотреть в качестве доказательства, я думаю, их также это сможет дисциплинировать.

— А что надо для установки камер: распоряжение директора или это общее решение для всех школ? 

Александр Голубятников: Это вопрос не к полиции, а к органам образования.

— Вам известны школы, где уже стоят камеры, и когда вы туда приходите, конфликт разрешить легче? 

Александр Голубятников: Именно в классах – я не в курсе. А по периметру школ – да, устанавливают. И для охраны, и для контроля за уходом детей. Был случай, когда по камерам отследили, что девочка покидала территорию школы. Это был нашумевший случай в Днепропетровске.

— Как по закону действовать родителям, если они подозревают, что их дети подвергаются постоянному насилию? 

Александр Голубятников: Общаясь с детьми, родители могут уловить разницу в поведении, интонации. Ребенок может стать замкнутым, может грубить, может агрессивно воспринимать какие-то вопросы, действия.

Но – каждый ребенок индивидуален. И каждого родители знают: на что он способен, как себя ведет и чем дышит. И если происходят какие-либо изменения, думаю, родителям было бы нелишним поинтересоваться причиной. Не обязательно это может быть школа. Влияет и улица, двор. Сейчас и погода позволяет детям дольше находиться на улице со своими друзьями: темнеет позже, тепло. Плюс – общение в Интернет-сетях.

Заметив отклонения в поведении ребенка, родители могут самостоятельно реагировать. То есть расположить их к контакту, попробовать поговорить, выяснить причину разницы в поведении. Если же ребенок замыкается в себе, нелишним было бы приобщить к этому вопросу психолога. В районных и городских социальных службах есть такие специалисты. Можно привлечь и школьного социального педагога, который так же способен решить этот вопрос.

— Ранее существовала детская комната милиции. Есть ли она сейчас? 

Александр Голубятников: Это – отдел ювенальной, то есть возрастной, превенции – значит, профилактики.

— Дебоширов, зачинщиков конфликтов ставят на учет? 

Александр Голубятников: Поступают такие сигналы. Согласно ведомственным инструкциям, на учет ставят несовершеннолетних, совершивших два и более административных правонарушения.

Какие, например?

Александр Голубятников: Если курят прямо у школы – во время перемены, скажем.

— Это когда учитель застукал?

 Александр Голубятников: Ну, когда учитель застукал, я не думаю, что он будет привлекать к административной ответственности. А работник полиции сделает замечание, возьмет его за ухо, отведет к директору и составит протокол.

Статья 221 админкодекса Украины говорит о том, что решение по лицам, не достигшим 18-летнего возраста, принимает только суд. И по всем случаям выносятся только предупреждения. В зависимости от тяжести, детей могут брать на поруки, и так далее. Но в основном – это предупреждения, поскольку материальные взыскания на детей не распространяются. Кроме того, административной ответственности подлежат дети с 16 лет. Младше – нет. За это будут страдать их родители. Есть ст. 184 «Ненадлежащее выполнение родительских обязанностей».

— Штрафы?  

Александр Голубятников: Да.

— А если ребенка трижды застукали, что он курит. Раз – штраф, потом еще. До какой суммы дотягивает?

Александр Голубятников: У ст. 184 – четыре части. Кроме того, кстати, дети до 18 лет могут совершать и преступления. Так вот, по данной статье, — предупреждение либо штраф в размере от 1 до 3 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан. То есть 17-51 грн. За повторное нарушение в течение года – 34-68 грн. Это – первая и вторая часть статьи.

Если несовершеннолетний 14-16 лет совершает правонарушение – от 51 до 85 грн. За деяния с признаками преступления…

— Что, например – если телефон украли?

 Александр Голубятников: Грабеж, разбой, кража. Разбил стекло – хулиганские действия, причинение материального ущерба. За это – штрафуют родителей на сумму 170-340 грн.

— Плюс компенсация за разбитое окно?

Александр Голубятников: Это решает суд.

Какая-то профилактическая работа проводится?

 Александр Голубятников: Обязательно! Сейчас на учете в территориальных органах области 245 несовершеннолетних. Это и совершившие преступления, которым сообщил следователь о подозрении; лица, совершившие два и более административных правонарушения; получившие условный срок – год-два – по приговору суда.

И еще один человек у нас есть – освободившийся из мест лишения свободы. Скоро ему будет 18 – ближе к осени, но все равно он у нас стоит на учете. В связи с отбыванием наказания в местах лишения свободы в дальнейшем он также будет на учете, но уже в службе участковых – как ранее судимый, с ним будут проводить профилактическую работу.

— В целом стало хуже или лучше с детской преступностью?

Александр Голубятников: Это несколько, скажем так, сезонное явление. Допустим, зимой дети меньше находятся на улице. Отучился в школе – побежал домой, сидишь, греешься возле батареи, потому что на улице погода не соответствует настроению.

Когда день увеличивается, дети чаще и на более продолжительное время уходят гулять. Свой двор – понятно. Но могут же и в другие дворы ходить.

— То есть к весенним каникулам вы готовы?

 Александр Голубятников: Опять же – в местах скопления людей происходят конфликты. Всю жизнь это было и будет. И это не от нас зависит: сколько людей, столько и мнений.

— А насчет «групп смерти». Зимой дети сидят дома перед компьютером. Были ли случаи, когда из-за таких групп страдали люди? Как дела обстоят в области, в городе? Говорят, многие регистрируются в таких группах.

Александр Голубятников: Эта тема в последнее время приобрела значительный резонанс, в том числе в СМИ. На сегодня в связи с этим ГУНП принимает соответствующие меры. Мы провели 6 февраля круглый стол, на котором присутствовали представители органов образования ОГА, службы по делам детей, волонтеры, представители общественных организаций. Был разработан план по противодействию этому негативному явлению.

Вот вы говорите «группы смерти». Название вызывает интерес у детей, я бы назвал это Интернет-капканом. Как вы считаете?

— Так оно и есть!

Александр Голубятников: Так и получается. Потому, в связи с новым названием этого явления, обращаясь к детям, хотел бы спросить: смотря мультики, фильмы, и видя, как какое-либо животное – медведь, волк – попадает в капкан, хотите ли вы для себя подобного?

— Известно, что даже совсем маленьких детей втягивают эти Интернет-капканы. Они там должны выполнять какие-то задания.

Александр Голубятников: Знаете, можно погрешить и на СМИ, которые просто раздули эту тему.

А если есть факты самоубийства детей?!

 Александр Голубятников: По данному вопросу надо разговаривать с родителями и педколлективами учебных заведений, но никак не с детьми.

Дети, которые не знали об этом, не заходили на эти сайты, услышав об этом от СМИ, от одноклассников начинают сами интересоваться. И теперь они поневоле хотят узнать: интересно, а что это за синяки? И лезут туда.

— Но что же конкретно делать родителям?

 Александр Голубятников: Давайте пока вернемся к нашим мероприятиям. Ежедневно мои сотрудники из областного аппарата, в том числе на территориях – работники ювенальной превенции, выезжают в учебные заведения, проводят профилактическую работу с детьми, вскользь, скажем так, касаясь этой темы, больше рассказывая о том, что родители их любят. В данной ситуации это актуально.

На родительских собраниях обязательно присутствует представитель ювенальной превенции, который рассказывает именно об этом капкане, чтобы папы и мамы, по крайней мере, обратили на это внимание.

Педколлективам рекомендовали обратить внимание на изменение поведение детей, ситуативное отношение к окружающему миру. Выделить если не группу риска, то часть детей, на которых надо обратить внимание именно по этому поводу.

Проводится мониторинг соцсетей. Только за прошлую неделю мы выявили 8 страниц наших детей из Днепропетровской области, вовремя отреагировали…

— Что это значит – закрыли страницы?

 Александр Голубятников: Зайдя на страницу, мы видим часть переписки, фото, которые выкладывает ребенок. Если есть малейшее подозрение, что что-то здесь не так… А бывают явно картинки, как на руке, ребенок выцарапывает определенное изображение.

— Пугали маньяками, всякими злыми дядями, но такого, чтобы ребенок сам себе вредил – ранее не было!

 Александр Голубятников: Знаете, пугать – это не метод сейчас… Так вот: выявили, сообщили в учебное заведение, где на своем уровне вызывают родителей, приезжает местный работник ювенальной превенции, и с этим ребенком проводится работа. Соответственно работа проводится и с родителями. Привлекается ювенальный психолог.

На этой неделе подобных случаев пока не было. Но сегодня (23 марта 2017 г. – прим. ред.), буквально пару часов назад было два обращения. Двое 14-летних мальчиков из разных населенных пунктов области самостоятельно позвонили в полицию и сообщили, что к ним обращается в соцсетях администратор и угрожает, что, если они не будут выполнять задания, то будет плохо их родителям.

— Молодцы ребята, не побоялись позвонить! И что дальше? 

 Александр Голубятников: Киберполиция занимается этими двумя эпизодами.

— Ранее были ли такие сайты, группы?

 Александр Голубятников: Конечно! Мы собирались 6 февраля, то есть полтора месяца назад. С тех пор есть ряд заблокированных сайтов и их администраторов.

— Но их-то могут создать заново! Как же поступать родителям, если они узнали, что их ребенок решил посмотреть эти сайты – для разнообразия, и оказался угодившим в эти самые капканы? Или к вам сразу обращаться?

 Александр Голубятников: По всем обращениям у нас проводится комплекс мероприятий – в том числе и по вычислению администраторов – с целью привлечения их к уголовной ответственности.

Но, дорогие родители, обязательно к нам обращайтесь, особенно если вы не на сто процентов уверены, что сможете совладать с данной ситуацией. А гуртом и батька легче бить. И поэтому, если эту проблему начнут решать и родители, и педагоги, и полиция, и психолог с ребенком поработает…

— То есть лучше поднимать волну? 

 Александр Голубятников: Безусловно. А полиция сделает всё для привлечения негодяя к ответственности. Ибо, чувствуя безнаказанность, они открывают свои сайты на другой линии. А так : одного, второго…

— Возможно ли вообще находить этих людей и что им за это будет?

 Александр Голубятников: Скажем так, это больше оперативная задача. Я – начальник ювенальной превенции, а это – вопрос профилактики. И, как говорят медики, заболевание лучше и легче «профилактировать», чем сталкиваться с его последствиями. Поэтому я считаю, что мы занимаемся большой работой, профилактируя. А киберполиция занимается своими вопросами, и я по данному вопросу не отвечу.

— Насколько тесно вы сотрудничаете с волонтерами, социальными службами? Они вам помогают с информацией?  

 Александр Голубятников: Конечно. Опять же – на круглом столе присутствовали представители двух общественных организаций, в том числе и волонтеры, в числе которых психологи и юристы. Они на сегодня вплотную с нами работают. Помимо того, что они занимаются вопросами Интернет-капканов, они также оказывают нам помощь в поиске без вести пропавших детей.

— С какой целью создают эти «группы смерти», Интернет-капканы?

 Александр Голубятников: Пока не могу вам ответить.

— Ваши пожелания жителям области?

 Александр Голубятников: Хотел бы обратиться, прежде всего, к родителям: смотрите за своими детьми. Сейчас погодные условия позволяют… Весна на дворе… Возьмите теннисные или бадминтонные ракетки, мяч, сходите на улицу с ребенком, погуляйте вместе. Возьмите удочки, съездите на рыбалку, займите ребенка. Окружите ребенка вашей любовью, чтобы ваши дети были контактными. И, в случае обращения того же администратора сайта к вашему ребенку, последний знал, к кому идти за помощью – непосредственно к родителям, которые отреагируют адекватно по данному поводу, не начнут сразу ругать, и так далее.

Да просто проводите с ребенком время. Не позволяет погода? Почитайте вместе книжку, сыграйте в шахматы, посмотрите хороший фильм, мультик вместе.

— Спасибо вам большое! Всего доброго!

Александр Голубятников: И вам спасибо! До свидания!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать