Индустриальный парк «Павлоград»: когда ждать процветания?

В «Вечерней мясорубке» на 51 канале 16 февраля Ольга Палий и Сергей Шишкин обсуждали будущий взлет промышленности региона и благосостояния павлоградцев с руководителем управляющей компании Индустриального парка «Павлоград» Александром Коломийцевым.

— Вечер четверга. «Вечерняя мясорубка» стремительно набирает обороты. Сегодня мы будем говорить о «лютой перемозі» — создании в Днепропетровской области Индустриального парка. Наш гость – руководитель управляющей компании Индустриального парка «Павлоград» Александр Коломийцев. Добрый вечер! Готовы ли к нашим скользким вопросам?

Александр Коломийцев: Добрый вечер! Конечно, готов!

— Что же такое Индустриальный парк?

Александр Коломийцев: Вы правильно сказали. На сегодняшний день Индустриальный парк – это действительно победа для всей области. Это территория, которая определена в постановлении КМУ, где будет действовать льготный режим налогообложения и будут создаваться промышленные объекты.

— То есть – зашел за забор, а там – заводы, заводы, заводы, и их сильно по налогам не обижают?

Александр Коломийцев: Формально – так. Но суть совсем, конечно, другая. Это более упорядоченное, не хаотичное движение. Я как управляющий компанией с коллегами провожу конкурс среди потенциальных инвесторов с промышленным потенциалом. Будем заводить их туда для создания мощной индустриальной структуры.

— Это какой по счету индустриальный парк в Украине?

Александр Коломийцев: Уже восемнадцатый. Но по масштабу – 250 га – мы побили рекорд. У нас будет самый большой индустриальный парк в стране.

— Но пишут, что в Одесской области вдруг внезапно на 500 га есть.

Александр Коломийцев: В принципе, сразу можно эту информацию опровергнуть, если зайти на сайт КМУ и открыть раздел «Индустриальные парки», где определены их площади. Если не ошибаюсь, там всего на 16-18 га парк и он – со статусом частного, строительство которых разрешает закон.

— А у вас не частный?

Александр Коломийцев: У нас государственное предприятие является управляющей компанией. Инициатор создания – Днепропетровская администрация.

— Всего парков 18. Остальные уже чего-то добились – и инвестиции получили хорошие или еще что-то?

Александр Коломийцев: Максимальное наполнение и регистрация индустриальных парков было в 2014 г. – после принятия закона в конце 2013 г.

— Это речь о регистрации. А когда они начали функционировать?

Александр Коломийцев: Из них где-то 6 парков в полном статусе и имеют управляющую компанию для работы. А некоторые существуют формально, если инициатор создания утратил возможность или не видит перспективы развития.

— А в этих шести – здоровое жу-жу-жу – с чемоданами денег едут инвесторы, по утрам – автобусы с работниками едут?

Александр Коломийцев: Встречный вопрос: а вы сами о таком слыхали?

— Думаю, мы что-то могли и пропустить. Но вы же – эксперт!

Александр Коломийцев: Думаю, что именно наш Павлоградский индустриальный парк станет эдаким рупором…

— …всех обгонит и первым к финишу придет?

Александр Коломийцев: …задачи поставлены амбициозные, и решать мы их умеем. Документы регистрировали обычно порядка четырех лет. Нами, нашей командой Валентина Резниченко, зарегистрированы были буквально месяца за три.

— Другими словами, с 2014 г. посмотреть в Украине еще не на что? Где, как говорят спортсмены, результат на табло? Или еще и табло к стенке не прибили?

Александр Коломийцев: Информация – в открытом доступе. Можно ее посмотреть.

— Знаете, мы в открытом доступе нашли про одесский парк, где написано про 500 га, а вы говорите про 16 га.

Александр Коломийцев: Закон разрешает от 15 до 700 га. Может, взяли среднее арифметическое.

— А может, за забором поле непаханое, решили размахнуться?

Александр Коломийцев: Это больше связано с логистикой доставки грузов, терминалом, портом, возможно. Так что могли иметь ввиду акваторию.

— Ага, воду посчитали и сказали: «Вот тут мы помидоры посадим!»? По нашим данным, еще при Коломойском пытались запускать Индустриальный парк. Не получилось?

Александр Коломийцев: Да, мне попадались отдельные документы, датированные этими датами. Но мы помним 2014 г., когда Днепр стал форпостом Украины, когда было не до развития экономического потенциала, занимались защитой нашей границы. Да и сейчас Днепр не утратил статус защитника.

А сегодня, через три года, надо заниматься не только границами, войной, но и наращивать экономический потенциал, поднимать экономику не только региона, но и страны в целом.

— Вы говорите о налоговых льготах в пределах парка – насколько они будут меньше, чем, скажем, в остальном Павлограде?

Александр Коломийцев: Часто в Сети высказывают опасения, мол, зачем нам создание оффшорных зон на территории Украины. Но те льготы, которые на сегодня задекларированы в законе, они, скажем, не в полном объеме позволяют все-таки называть это оффшорной зоной. Речь о снижении таможенного сбора, гибкой системе выдачи земель. Заключаются договора с управляющей компанией, которая дает в аренду площади – для промышленных объектов, но более упрощена процедура.

— В принципе, неплохо, но зачем все концентрировать за отдельным забором? А если производство в Магдалиновке, например? Дайте им те же самые скидки, и они никуда переезжать не будут.

Александр Коломийцев: Легко отвечу на ваш вопрос. Их «хочу» надо перевести в «давайте сделаем». Для оформления территории надо пройти как минимум две сессии (местного совета — ред.), сделать проект, и т.д. Вот, эти все бюрократические процедуры наша управляющая компания возьмет на себя.

— Для общего комфорта и снижения порога вхождения в систему?

Александр Коломийцев: Да. Инвесторы чаще всего – это иностранные компании. Им тяжело понять не нами придуманные бюрократические механизмы, препоны, зацепки в законодательстве, не позволяющие инвестору быстро заходить. А инвестору должно быть понятно: вот он зашел, вот его финансы, идея. Он хочет знать о территории все, чтобы построить заводы и создавать рабочие места.

А если его запустить по большому кругу сбора документов, я думаю, что…

— …не доедет?

Александр Коломийцев: Да, на стадии проекта это умрет. Поэтому и был придуман уникальный механизм создания таких территорий, введение управляющей компании, которая берет на себя ответственность по созданию комфортных условий для инвесторов.

— Парк существует по документам или уже на земле что-то происходит – забор возвели, коммуникации подтянули?

Александр Коломийцев: Хотелось бы. Но прошла неделя всего с того момента, как комиссия проголосовала за создание Индустриального парка.

— Тогда давайте про планы – когда и что будет происходить?

Александр Коломийцев: Есть понятие, и оно определено в законе, — концепция развития Индустриального парка, которая утверждается в КМУ, и мы четко работаем по этому плану. Можно ускориться, но нельзя растягивать надолго.

2017 г. определен как предварительный год для сбора заявок, рассмотрение возможных кандидатур для заполнения парка. А 2018 г. – уже для непосредственного заполнения. Команда Валентина Резниченко ускорилась: весной 2017 г., когда снег уже сойдет, мы планируем начать строительство первого завода. В этом вопросе у нас есть понимание.

— Минимум надо – провести электросети, воду, канализацию. Это там есть?

Александр Коломийцев: А еще – газ. Эти четыре составляющие для нормальной работы завода. Более того, это не просто потребительский газ. Это должны быть производственные мощности – для того, чтобы мы положительно работали.

— А эти составляющие там есть – трубы потолще и провода помощнее?

Александр Коломийцев: Если сказать языком технократов, все намного сложнее.

— Понятно, когда инвесторы приехали с кредитными карточками или с портфелями денег, получили участок и начали строить какой-нибудь ангар для производства. Но они все равно хотят приехать на более подготовленную почву, скажем так, чтобы не ждать, пока им газ проведут. Что с первичной деятельностью – тем же забором, автопортом для фур? Вы же не говорите инвестору, чтобы он до начала работы дал средства? Как идет подготовительный процесс? Есть ли там провода и трубы уже?

Александр Коломийцев: Логистика наполнения технопарков как раз так и построена: первым заводим инвестора, который будет подключать электричество и все другие магистрали. В целом есть три способа финансирования технопарка: от управляющей компании, деньги инвесторов и привлеченные средства – кредитные ресурсы. В зависимости от того, о каких проектах мы будем говорить, о таком источнике и пойдет речь.

— Сколько денег у вас есть сейчас?

Александр Коломийцев: У меня лично? (смеется – прим. ред.)

— У управляющей компании – для старта?

Александр Коломийцев: Достаточно для заведения на территорию первого инвестора. Есть договоренность, подписаны меморандумы, получено предварительное соглашение.

Скажу больше – вчера у нас был почетный консул Италии. Он рассказал о ситуации в Европе, чьи рынки сейчас ориентированы на Словакию, где размещены производства. Словакия подходит по требованиям Евросоюза. Зарплатные стандарты были подняты. И рынок перестал соответствовать тем требованиям, которые выдвигала Европа для размещения своих мощностей. И сейчас Европа ищет, где разместить свои производственные мощности.

— Все в Китае же было.

Александр Коломийцев: Да, выбрали Китай, и рассматривается Украина. Китай – это сложность логистики, удаленная территория – 40 дней кораблями… Украина же более удобна, она находится рядом…

— А еще у нас нет иероглифов.

Александр Коломийцев: Да (смеется – прим. ред.), сложности перевода отсутствуют, и ментально мы ближе к европейцам. Поэтому приехал сюда посол, высказал реальную заинтересованность по вопросам сотрудничества в сфере размещения мощностей на территории индустриальных парков.

— А что ваш первый инвестор планирует здесь производить?

Александр Коломийцев: Это сложная установка по производству синетез-газа. В Павлограде добывают высокозольные угли газовой группы. И приоритет для тех, чьи производства на территории парка будут экологически чистыми, чтобы не наносить вред экологии там, где мы живем. Ведь загрязнения никто не хочет.

— Заявление, конечно, прекрасное, но слабо верится в идеально чистые заводы.

Александр Коломийцев: Вы сразу, как говорил Станиславский: «Не верю!»?

— Так или иначе они будут, образно говоря, дожимать, чтобы что-то сильно не выбрасывать в атмосферу, и так далее.

Александр Коломийцев: Экологические нормы мы превышать не будем.

— Так что производить-то будут? Какие-то высокотехнологические вещи или курятину фасовать?

Александр Коломийцев: В Одессе ориентировали технопарк на логистику, доставку грузов. У нас концепция даже в названии – Индустриальный парк, то есть промышленная зона для промышленных производств. Срок окупаемости, наверное, все с учебников еще помнят: по тяжелой промышленности – через 5 лет наступает рентабельность, по легкой – 3 года. Поэтому мы за 25 лет перехода от СССР до свободной и независимой Украины почему-то все активно занимались торговлей. А за это время промышленный потенциал очень снизился. Наше оборудование давно не соответствует не то что европейским нормам – оно морально и физически устарело.

И сейчас наступил момент, когда мы в срочном порядке должны не тащить старые предприятия, а создавать новые, современные, отвечающие новым требованиям Европы.

— Прекрасно! Могли уже 5 раз окупиться за 25 лет-то, но только сейчас решили что-то строить.

Александр Коломийцев: Но если и сейчас ничего не делать, то и через 25 лет никакого эффекта экономического не будет.

— А почему именно под Павлоградом, и что там сейчас – на этой территории?

Александр Коломийцев: Это площади ремонтно-механического завода, где раньше был полигон. Территории свободные, заказы, насколько я понимаю, у завода упали в разы, потому они и заинтересованы в мощном индустриальном парке по соседству. Специалисты завода – высококвалифицированные инженеры, рабочие, которые могут прийти и помочь создать мощный индустриальный центр.

К тому же у Павлограда хорошая логистическая развязка. Рядом Харьковская и Запорожская области. Если взять 300-километровый радиус, который обычно используют для расчетов, то границы с областями промышленного региона очень выгодны. Там есть все для развития парка.

— А то, что к зоне АТО поближе – никого не смущает?

Александр Коломийцев: Я сталкивался с вопросом, мол, какой инвестор сюда пойдет, если у нас здесь война.

— Это нас объективно также волнует.

Александр Коломийцев: Пример – война в Израиле, где локальные боевые действия уже лет 25 идут. Но привлекательность не исчезла, внимание все проявляют, зная о мощном потенциале экономики Израиля.

Нынешнее состояние Украины так же привлекательно для инвесторов, поверьте. Общаясь с итальянцем, стало понятно, что сейчас в Европе испытывают необходимость в размещении своих капиталов – настолько плотные рынки. Интерес к нашим территориям у иностранцев есть.

— Их ничего не пугает – дескать, ничего, что там приблизительно в ста километрах стреляют, авось, до завода не долетит?

Александр Коломийцев: Вы утрируете, я так понимаю.

— Безусловно, мы пытаемся упростить, чтобы было всем понятнее.

Александр Коломийцев: Почему в 2014 г. активного развития парка не было? А сейчас 2017-ый. И ожидать прекращения… И не развивать индустриальные парки, экономику…

— Если за три года не долетело, с чего сейчас долетит – так, видимо, думают. Вы планируете создать 5 тысяч рабочих мест. Откуда возьмутся люди? Из Запорожья будут каждый день ездить?

Александр Коломийцев: Парк – это практически окраина Павлограда. Даже видно неподалеку жилой массив. Рабочие – вот они, в 100-тысячном городе, где, по официальной статистике, 1,5 тысяч безработных.

При полном заполнении технопарка, по нашим расчетам, будут созданы 5 тысяч рабочих мест. Так что существующих безработных мы готовы полностью трудоустроить. А один рабочий человек обеспечивает, в среднем, четыре члена своей семьи. Умножаем эти 5 тысяч человек на 4, получается уже 20 тысяч.

— Ага, и четверть Павлограда при деле.

Александр Коломийцев: Предположительно.

— А в час пик в небольшом Павлограде начнется ужас или построят восьмиполосную магистраль?

Александр Коломийцев: Рядом – ремонтно-механический завод, который был бюджетообразующим предприятием, и час пик ранее никого не пугал – все добирались на работу без проблем. Вопрос, конечно, задан правильный. Но мы же не думаем, что все 5 тысяч человек одновременно поедут на завод, есть же разные смены. К тому же логистика доставки людей – не самый сегодня актуальный вопрос. Больше волнует строительство и наполнение технопарка.

— А квалификация сотрудников не волнует? Ведь вы же собираетесь строить высокотехнологичное производство.

Александр Коломийцев: В СССР были ПТУ, где готовили мастеров.

— Да и в школе за станком можно было постоять.

Александр Коломийцев: Да, готовили в ПТУ квалифицированных рабочих, они шли на производство, где им добавляли мастера, над ним – старший мастер. Такая была преемственность поколений, что вырастали квалифицированные специалисты.

Старый директор мне рассказывал, что в 90-ые годы, когда утратилась определенная средняя прослойка, 40-летние рабочие уходили с заводов в торговлю, чтобы прокормить семьи – когда не было заказов. Оставались мастера, но не было учеников. Вернее, они приходили, а средней прослойки не было.

А сейчас такой этап: получаем учеников, но отсутствуют мастера и средний класс. Понимаете, какая сложная эта ситуация? Но если в дальнейшем не обращать на эту проблему внимания, мы вообще утратим возможность роста.

— Иными словами, вы настаиваете на принципе «дорогу осилит идущий». Или – как говорит один наш знакомый – 100 процентов не предпринятых попыток оканчиваются неудачей. Надо ехать?

Александр Коломийцев: Если опустить руки и ничего не делать, никто за нас этого не сделает, не постучится в двери и не скажет: «А давайте мы вам поможем?».

— И когда же мы увидим технопарк как нечто прекрасное?

Александр Коломийцев: Посмотреть его можно хоть завтра.

— Где чистое поле? Нет, когда инвесторские деньги начнут работать? Совершенно же очевидно, что руководство страны ставить какие-то планы, говорит, мол, чтобы к 2018 г. чтобы там уже все шевелилось.

Александр Коломийцев: Весной, по плану, начало строительства первого инвестора. И если семимильными шагами шагать, думаю, что к лету будут видны первые результаты.

— То есть летом он начнет работать?

Александр Коломийцев: Планируем, что – да.

— И сколько будет рабочих мест у первого инвестора?

Александр Коломийцев: У первого небольшая территория для заполнения. Порядка 4 га просил резервировать под свои мощности. Думаю, до ста человек.

— Каков объем ожидаемых инвестиций – на 100-200 миллионов?

Александр Коломийцев: Хороший проект обсуждали с поляками. У них есть завод, который они готовы разместить на территории технопарка. Если пройдут успешные переговоры, они разместят. Речь о производстве солнечных панелей, но не простых, а позволяющих покрыть крыши коммунальных и частных предприятий. Эти панели способны вырабатывать электричество. То есть мы можем решить вопрос с жилыми комплексами – чтобы перекрыть крыши. Плюс – создадим рабочие места в технопарке.

— Когда же в Павлограде подорожают квартиры?

Александр Коломийцев: (смеется – прим. ред.) Давайте, может, проверим, прозвоним? Сейчас, я думаю, и цены уже поднимут.

— Если инвесторы готовы вложить деньги в обучение, инфраструктуру, приехать в чистое поле, куда им бежать, звонить и что делать?

Александр Коломийцев: Любому инвестору мы сейчас рады. Связь через наш сайт. Ведем переговоры. Кстати, командой Валентина Резниченко объявлен конкурс на стартапы – уже седьмой день он продолжается. На сегодня мы имеем уже 30 заявок по стартапам – инновационным предложениям по Днепропетровщине, уникальной области, где всегда были инженеры, мощный потенциал.

— Стартапы пойдут в технопарк?

Александр Коломийцев: Они – для инновационных разработок. Выберем 10 проектов. Потом объявим еще конкурс, выберем три лучших проекта, которые будут претендовать именно на финансирование инвестора.

— Познакомите умных с богатыми?

Александр Коломийцев: Если упростить ситуацию, наверное, выглядит как-то так.

— Для вас – 30 секунд славы. Что скажете жителям Днепропетровской области?

Александр Коломийцев: Приглашаем потенциальных инвесторов. Обращайтесь к нам. Мы поможем вам разместить ваши производственные мощности, наладить правильное сотрудничество с органами исполнительной власти. Думаю, мы вернем доверие к государству инвесторов и будущих производственников.

— Стремительное вращение «Вечерней мясорубки» замедляется. Спасибо вам за участие! Всего доброго! Приходите еще! Было очень приятно.

Александр Коломийцев: Спасибо! До свидания!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать