Днепропетровщина рискует остаться без лесов

В программе 51 канала «Вечерняя мясорубка» 27 апреля Ирина Логуш и Егор Мороз. Беседовали с заместителем председателя Днепропетровского облсовета, начальником управления по вопросам использования природных ресурсов Антоном Кумановским.

— Добрый вечер! Уверены, многие жители области удивятся, когда узнают, что у нас можно добывать золото и алмазы. Как правильно добывать полезные ископаемые и сколько налогов за это нужно заплатить? Об этом мы и поговорим с нашим гостем – заместителем председателя облсовета, начальником управления по вопросам использования природных ресурсов Антоном Кумановским.

Антон Кумановский: Добрый вечер, уважаемая громада!

— Итак, какие же полезные ископаемые можно добывать на Днепропетровщине?

Антон Кумановский: Начну с сухих фактов и цифр, которые, на мой взгляд, очень интересные. На сегодня в области выдали около 120 специальных разрешений на использование недрами. Речь о документе, позволяющем пользователям недр добывать полезные ископаемые, получать от этого прибыль и платить налоги. такое разрешение выдает в Киеве специальный уполномоченный орган – Госгеонедра.

Большинство разрешений на полезные ископаемые местного значения согласовываются с районными советами. Полезные ископаемые государственного значения согласовываются с областным советом.

— Какая между ними разница?

Антон Кумановский: Интересный вопрос. К полезным ископаемым местного значения относятся, например, мел, известняк, суглинок, глина. Все остальное – государственного значения.

— Газ, нефть?

Антон Кумановский: Еще – алмазы…

— Кстати, насчет золота и алмазов – где у нас им можно добывать и каким образом? И вообще – кто-нибудь у нас этим занимается?

Антон Кумановский: Дело в том, что как таковой промышленной разработки золота и алмазов у нас нет. но есть предприятие, обратившееся к Госгеонедрам относительно пробных бурений на территории области, поиска кимберлитовых трубок, понимая, что где-то рядом есть залежи алмазов.

Что касается разработок новых месторождений… В принципе, несмотря на то, что у нас золотая земля, добыча некоторых полезных ископаемых является нерентабельным, поскольку с гектара земли можно гораздо больше…

— То есть перекопать придется больше, чем потом получить прибыль?

Антон Кумановский: Пшеницу и кукурузу прибыльнее выращивать, чем добывать какие-то супер-дорогие полезные ископаемые.

Газ и нефть не относятся к категории, которая сильно влияет на разработку каких-то карьеров. Вы же понимаете, что для газа и нефти надо сделать очень большую скважину, хотя немного и нужно земли для этого. При этом смело скажу, что Днепропетровщина, наверное, самая богатая в нашей стране по залежам полезных ископаемых многих видов. Это железная и марганцевая руда, гранитные и песчаные карьеры. У нас есть все. И областной бюджет получает от этого крайне много средств.

— Сколько же получили в прошлом году? И еще – давайте все-таки уточним терминологию: что такое полезные ископаемые, на какой глубине они должны залегать? Вода в колодце у людей – полезное ископаемое? Нужно за нее платить или нет? А сланцевый газ? Говорят, при его добыче наносится колоссальный вред этой самой воде. Это правда?

Антон Кумановский: У нас как таковых месторождений с разработками сланцевого газа нет. На сегодня Госгеонедра на Днепропетровщине выдали, согласовав с областным советом, документацию по 20 действующим месторождений по добыче газового конденсата и нефти.

А сланцевый газ – это очень затратные инвестиции. Требуются не только разрешения, но и много механизмов и средств.

На сегодня есть перспективные планы – у компаний с иностранными инвестициями, которые находятся не на территории нашей области.

Теперь – о полезных ископаемых на территории собственника земельного участка. Всё, что находится сверху – ваше, да? А всё, что глубже 2 м – принадлежит государству. Отдельно надо выделить воду из колодцев, ибо там глубина доходит до 5 м. Всё другое – гранит, песок – принадлежит державе, соответственно, на них надо получать специальное разрешение и платить за это налоги.

Отдельно – по налогам. За 2016 г. областной бюджет получил около 600 млн грн…

— Неплохо!

Антон Кумановский: Да. Ну, понимаете, садик какой-то небольшой создать… Где-то за 20 млн грн можно создать 60 новых садов. Это очень большие средства.

На все дороги в областном бюджете заложили примерно 1 млрд грн. то есть фактически очень большие средства.

— Как предприятия платят налоги, когда добывают полезные ископаемые? Сколько средств остается местному, сколько уходит в государственный бюджет?

Антон Кумановский: Есть шкала, по которой сейчас, согласно бюджетному кодексу, на местах, в области, остается 50 процентов всех налогов, рентных платежей от добычи полезных ископаемых. Из них 25 процентов идет в областной бюджет, 25 – в районный или городской, на территории которого находится месторождение.

Но это – за исключением очень интересного и полезного для нас: нефти и газа. Сейчас областной бюджет получает ноль процентов от нефти и газа.

— «Сейчас»? Значит, есть какие-то подвижки в этом плане?

Антон Кумановский: Есть кое-какие. В конце 2016 г. Верховная Рада приняла поправки в бюджетный кодекс, президент их подписал, и мы держим кулаки – и не только мы, соседние области тоже – Полтавская, особенно Харьковская, которые очень богаты на месторождения газа. Там очень много добывают газа и нефти. Держава согласилась оставлять 5 процентов на территории: 3 из них – в бюджет области, 2 – в район или город.

— Нашел человек у себя на участке газ или нефть. Что ему делать для легальной добычи?

Антон Кумановский: Все специальные разрешения выдает в городе Киеве структура Госгеонедра. Там крайне сложная процедура получения. И, наверное, я за 5 минут вряд ли расскажу, сколько документов надо собрать, чтобы подать заявку на добычу полезных ископаемых.

Областная рада в этом процессе согласовывает вопросы – разрешает или нет добычу полезных ископаемых. У нас был прецедент, когда подали нам заявку по урановым рудам. Общественность районов подняла очень негативную волну, и облсовет не поддержал, потому что никто не хочет жить рядом с… Вы же знаете, что возле карьеров , особенно гранитных, возникает много конфликтов.

Но мы понимаем, что это – палка о двух концах. Есть люди, которые жалуются. А есть люди, которые платят налоги, за счет которых потом строят школы и детсады.

— Вы говорите, что в 2017 г. увеличатся поступления за счет добычи у нас нефти и газа. Ну, допустим. Однако насколько увеличатся поступления – каков ваш прогноз?

Антон Кумановский: Скажу открыто – в данном вопросе сложно подсчитать цифры в абсолютной величине, потому что добыча газа увеличивается. Газодобывающие компании увеличивают число скважин. Тем не менее, мы прогнозируем от 50 до 100 процентов увеличение поступлений в областной бюджет. Это с учетом того, что мы сейчас выступаем с инициативой, привлекаем соседние области – Полтавскую., Харьковскую, Херсонскую, Запорожскую – для расширения списка полезных ископаемых местного значения.

Хочу подчеркнуть, что сто процентов от добычи полезных ископаемых местного значения при оплате налогов идет в бюджеты громад области районо. Сто процентов.

— То бишь, если мы расширим перечень наших полезных ископаемых, то получать будем больше?

Антон Кумановский: Однозначно, конечно! У нас в Украине действительно есть успешные реформы по децентрализации. Бюджеты городов и области, вы знаете, значительно увеличились. Если ранее бюджет области получал почти все субвенции из центрального бюджета, то сейчас бюджет области почти на 30-40 процентов формируется из собственного карман, своих поступлений.

— За счет каких полезных ископаемых вы хотите расширить этот перечень и сколько в гривнях? Назовите миллиарды, чтобы порадовало.

Антон Кумановский: Окончательные подсчеты еще не завершены. Но если нам удастся расширить список полезных ископаемых – например, гранит добавить, магматит, который «родственник» гранита, но с несколько другим составом. Хотим также туда добавить воду, лечебные грязи.

Вы знаете про курорт Днепропетровщины Соленый Лиман. Там есть проблема по продлению спецразрешения. Надо ехать в Киев, кого-то там уговаривать, готовить документы… Мы, вообще, считаем, что по этим полезным ископаемым – здесь, на месте, на нашей земле, на Днепропетровщине – мы значительно упростили подобные вещи. Нам легче было бы общаться с инвесторами, увеличивать поступления в областной бюджет.

Понимаете, если какие-то сложные ситуации происходят, то никто в Киев не едет, не говорит там, что у него от карьера какая-то пыль или что-то еще. Идут – к губернатору…

— И жалуются нам?

Антон Кумановский: Да. Идут к местным депутатам, идут в областной совет. Но понимают, что там эти вопросы никто не решит.

— Сколько получит областной бюджет, если расширят перечень полезных ископаемых и пойдут отчисления от добычи газа?

Антон Кумановский: Речь идет о десятках, сотнях миллионах гривен.

— Если земля станет товаром, появится рынок земли, смогут ли компании или физические лица получить земли, в которых есть полезные ископаемые или даже открыта уже добыча?

Антон Кумановский: Да.

— Смогут?!

Антон Кумановский: Дело в том, что много земель с полезными ископаемыми находятся в государственной или коммунальной собственности. Первое, что надо для добычи – это иметь землю. Если земля ваша – физического лица или юридического – еще раз подчеркну: до 2 м вы можете с ней делать все, что угодно, но в рамках закона.

Есть у нас еще много нюансов по восстановлению земель. Если вы и владелец земли сельскохозяйственного назначения, то, поверьте, не так просто получить все разрешения от государства и дать державе гарантии, что после завершения работ будет проведена рекультивация и частичное восстановление.

— Вы можете повлиять на бывшего арендатора – скажем, после добычи нефти?

Антон Кумановский: Сейчас это не в компетенции областного совета. Есть специальные органы, следящие за этим – Государственная экологическая инспекция, в ОГА есть Департамент экологии. Они работают в этом направлении, следят, сотрудничают с общественностью. Так что об этом лучше у них спросить.

— Спросим обязательно. У нас еще один важный ресурс – леса. Как с ними ситуация в области? Увеличивается ли лесной фонд или напротив?

Антон Кумановский: Спасибо большое за вопрос. Буквально сегодня проводили расширенное совещание со всеми директорами лесохозяйственных предприятий нашей области, руководителем лесного хозяйства… У них сложилась крайне сложная ситуация, с которой все сталкиваются, когда бывают на природе – будь-то в Новомосковске или Петриковке. Все видят, у всех на слуху большая проблема относительно незаконной, полузаконной вырубки леса.

Так вот, 24 марта Днепропетровский облсовет принял решение о запрете вырубки лесов и лесопосадок на территории нашей области. Решение очень обширное. Срок его действия – до апреля 2018 г. Почему? Мы считаем, что в этом году завершится формирование территориальных громад на территории области, и они начнут распоряжаться и станут хозяевами своих земель.

Понимаете, возможно, на уровне в Киеве или областном совете или даже в районном совете решить вопросы защиты лесов и лесополос… Это может сделать только фермер, который там работает и понимает, что лесополоса спасет его поля и задержит там снег. А после завершения объединения территориальных громад они станут распорядителями всей земли.

— А до этого лесополосы никому не принадлежали что ли?

Антон Кумановский: Вопрос по лесополосам – национального значения. В советское время они были четко закреплены за колхозами. Последних нет, землю распаевали, появились арендаторы, но они не стали… А ведь все зависит от хозяина. Если он взял в аренду землю и не боится, что его завтра оттуда выгонят. Он удобряет землю, следит за лесопосадкой.

Мы много общаемся с председателями сельсоветов, крупными фермерами. Где есть хозяин, там есть лесополоса. Где есть какие-то конфликты, нарушение закона, там лесополос практически не осталось.

Хочу акцентировать внимание на наших государственных лесохозяйственных предприятиях. Несмотря на статус, почти полгода их не финансируют.

— Проблемы с зарплатами там большие, мы в курсе.

Антон Кумановский: Их вообще не финансируют. Мы им протягиваем руку и говорим, мол, ребята, давайте что-то делать, дабы избежать ситуации, приключившееся на Херсонщине. Несколько дней назад я говорил с заместителем тамошнего облсовета. У них лесов уже нет. И нет лесхозов; все разбежались.

— Вырубили и разбежались?

Антон Кумановский: Вырубили леса, и работников государственных лесхозов уже нет. Я говорю: «Что вы делаете?». Они уже ездили в Кабмин, устраивал какие-то акции.

У нас немного лучше ситуация с лесами, но не надо доводить до того, что у них произошло, когда почти нет лесов и лесополос. Они уже кричат, что, дескать, у них завтра будет пустыня.

Нам не нужна пустыня. Нам надо сохранить наши леса. И вообще, на мой взгляд, некотором государственным лесохозяйственным предприятиям надо выйти из своего статуса. Они не должны зарабатывать на лесе. Мы им должны давать средства для сохранения леса, ибо у нас 90 процентов лесов – рукотворные.

— Мы – это кто конкретно?

Антон Кумановский: Облсовет, областная громада.

— То есть надо финансировать их, взять их под свое крыло?

Антон Кумановский: Конечно. Ведь в бюджете есть средства для этого.

— И сколько надо средств, чтобы взять лесхозы под опеку?

Антон Кумановский: Как они говорят, чтобы совсем не рубить лес, работать, защищать, высаживать деревья, необходимо от 50 до 100 млн грн.

— Они согласились на ваше предложение?

Антон Кумановский: У них другого пути нет. У них нет средств, понимаете? Сейчас надо над этой проблемой тщательно потрудиться. Не так это легко, но мы эти вопросы поднимаем, потому что эти земли находятся в прямом подчинении Минсельхоза Украины, Кабина.

— И это решение надо принимать на уровне столицы?

Антон Кумановский: Это очень сложное решение, но у них нет другого пути. И мы, еще раз подчеркну, готовы их финансировать. В 2015 г. завершилась программа «Леса Днепропетровщины»…

— Новую приняли?

Антон Кумановский: Они ее разрабатывают. Я говорю: «Ребята, вам нужны деньги, так почему вы до сих пор не подали в облсовет этой программы?». Создается такое впечатление: они там себе работают, облсовет знает об этом – что они рубят и пилят лес, которого всё меньше и меньше, при это средств на программу нет.

— А как быть с санитарной обработкой леса, высаживанием молодняка? Было ли это в старой программе и будет ли в новой?

Антон Кумановский: Ну, они рапортовали. Что в этом году им даже удалось посадить деревья на площади 50 га. Но вы же понимаете, что для нашей области такие объемы?

— Однако при отсутствии финансирования и 50 га хорошо.

Антон Кумановский: Да. Но в нашем понимании лесистость области за последние 10 лет снизилась почти на процент. То не отчеты каких-то органов Днепропетровщины или Киевщины. Есть Google-карта, там можно все это увидеть. Там есть динамика по годам, четко видно. Американские спутники все фотографируют.

Руководители лесхозов говорят, мол, что у них всё хорошо. Но, ребята, как же хорошо, если не только всё плохо, а еще и становится хуже?

— А как они это комментируют? Вот, вы говорите: было – так, стало – так. Как вы это объясните?

Антон Кумановский: Они сказали, что у них нет денег, потому и пилят. Но их очень сильно ограничивает законодательство. Очень сильно. Поэтому не так и просто организовать какие-то вещи — санитарные или сплошные вырубки. Действительно сейчас это зарегулировано. Но они не должны пилить себе на зарплату.

Мы понимаем, что наш регион очень антропогенный. Леса – наши легкие, легкие промышленного региона. И наша инициатива заключается в том, чтобы перевести леса либо в коммунальную собственность – это позволит финансировать их из областного бюджета, либо – сделать их полузаповедными или заповедными территориями, региональными ландшафтными парками, заказниками. И это тоже позволит нам легально финансировать их из областного бюджета.

— Что для этого нужно – решение сессии облсовета?

Антон Кумановский: Там сложный механизм…

— Тоже через Киев? А ваши идеи? Что надо сделать для прекращения нещадной вырубки лесов?

Антон Кумановский: На сегодня облсовет направил обращение к премьер-министру Гройсману, в котором мы четко сформулировали нашу позицию относительно того, чтобы возобновили полноценное финансирование наших лесохозяйственных предприятий, которые вы ранее финансировали на 60-70 (вероятно, процентов – прим. ред.)… Либо – не тяните, отдайте их в коммунальную собственность, и мы их будет содержать.

— То есть вы ждете ответа, в зависимости от которого…

Антон Кумановский: Вы же прекрасно понимаете: для того, чтобы был где-то порядок, должен быть хозяин, который, когда дает финансирование, он его и контролирует, и за это отвечает.

Громада нашей области… Я понимаю, что это актуальный и наболевший вопрос: каждый хочет приехать в лес…

— Особенно на майские праздники.

Антон Кумановский: …не вырубленный, а целый. Но лес продолжают вырубать. Еще немного вырубили, но…

— В начале пути?

Антон Кумановский: …у нас есть понимание, к чему мы идем, и у нас есть четкий план.

— И всё-таки скажите, через сколько лет мы сможем сказать, что Днепропетровщина лучше, чем Карпаты, лесов у нас много, дышать можно свободно?

Антон Кумановский: Вопрос риторический. Но если нам удастся, и лесхозы не будут топать ногами и пойдут навстречу – не нам, не облсовету, а громаде области, заинтересованной в сохранении лесов, то на протяжении 2-3 лет это все можно сделать.

Они сами говорят, что у них есть около 5 млн саженцев. Этого хватить «залесовать» территорию области за 2-3 года.

— Если никто не будет рубить?

Антон Кумановский: Да, если никто не будет рубить и все это будут охранять. Это – комплексная работа: не только высаживать, но и сохранять.

— Ваше обращение к тем, кто рубит и защищает лес?

Антон Кумановский: Хочу обратиться к громаде нашей области. К тем, что любит лес и наш край в целом. Впереди – майские праздники. Если вы идете в лес отдохнуть, будьте добры, убирайте за собой мусор, потому что после майских праздников те же лесники вывозят отходы тоннами.

— Спасибо вам большое!

Антон Кумановский: И вам спасибо!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать