Как предприниматель из Днепра помогал строить дорогу Баку-Тбилиси-Карс

30 октября 2017 года в Баку состоялось официальное открытие железной дороги Баку-Тбилиси-Карс. Линия протяженностью 826 километров огибает Российскую Федерацию и устанавливает связь между Востоком и Западом — Европой и КНР. Транспортный коридор станет альтернативой морскому грузосообщению и сократит сроки поставок с 45 «морских» дней до 15 «железнодорожных». Открытию этой трансконтинентальной магистрали много внимания уделила мировая пресса.

Но мало кто знает, что участие в строительстве «евразийского моста» принимала и украинская компания. Наша, родом из Днепра. Конструкторы компании «Стилнет» разработали уникальные телекомшкафы с особым вентиляторным модулем. Они и стали частью магистральной волоконно-оптической линии связи ж/д магистрали Карс-Баку.

Одна из учредителей компании «Стилнет» – Валерия Юрыма, в прошлом – днепропетровская журналистка. Многие наши коллеги, а возможно и горожане, помнят ее по программе 11 телеканала «Как говорят». Юная выпускница местного журфака, она была заводная, кипела идеями. Тогда, в начале 2000-х Лера внесла свежую струю в программу, ведущий которой просто спрашивал жителей города о насущных проблемах. Но как журналисты становятся успешными предпринимателями?

Валерия, на заре своей карьеры ты работала журналистом на 11 телеканале. Ты ушла оттуда примерно в 2003-2004 году. Куда дальше забросила тебя судьба?

— Я работала еще какое-то время в разных местных СМИ, работала с детками, работала на рекламном канале. В один из наших кризисных годов стало понятно, что журналистика – это не та специальность, которая может прокормить. Пришлось думать, где еще можно заработать денег, чтобы содержать себя. В какой-то момент появился человек, случайно или не случайно, с которым мы вместе работали. У него была прекрасная идея. И из этой идеи и нашего фанатичного желания сделать прекрасный продукт, который бы конкурировал с зарубежными аналогами, родилась компания DEEPNET (STEELNET – его структурное подразделение и торговая марка), которой уже десятый год.

-А как это было? Он пришел к тебе с идеей и сказал, давай делать железные шкафчики?

-Не так, конечно. Он пришел с каталогом фирмы, которая впоследствии стала нашим конкурентом, и сказал – есть вот такая классная штука, давай займемся. Это было неожиданно и совершенно не коррелировалось с тем, чем я занималась и что умела на тот момент. Но это было интересно и перспективно – телекоммуникации и интернет.

Мы арендовали часть комнаты у моего мужа (он дизайнер интерьера и не имеет отношения к телекоммуникационному бизнесу). У нас был один компьютер на двоих, и мы начали в эту тему погружаться и пытаться интегрироваться в этот уже достаточно развитый рынок. Кризисный 2008 год перекроил рынок полностью – часть компаний ушла с рынка, часть компаний должна была перестроиться. Был скачок курса и сверхприбылей, которые были до 2008 года, не стало. И те, кто не имел под собой базы, вынуждены были с рынка уйти. Но одновременно появились возможности, освободились ниши.

-Какую нишу на рынке телекоммуникаций вы заняли?

В первую очередь, нишу металлоконструкций – это то, с чего мы начали – и оборудования для интернет-сетей. Когда нас спрашивают, чем мы занимаемся, мы отвечаем просто – есть компьютер, и от него идет длинная цепочка оборудования, с помощью которого интернет в этот компьютер попадает. И весь этот спектр – наше поле деятельности.

-Ты помнишь сделку, после которой ты сказала себе – ну все, фирма будет жить?

-Вообще сомнений не было как-то. Просто каждая сделка вызывала удовольствие. Наверное, еще и потому, что очень остро чувствуешь, что ты в команде с людьми, которым продаешь, и помогаешь подавать людям качественный интернет. Если помнишь, мы работали с сумасшедшим модемом с обратным звонком, и как это было мучительно дозваниваться, потом тебе перезванивали. Требования меняются, и теперь интернет в пирамиде Маслоу занимает позицию наряду с едой. Хлеба домой не купишь, но интернет должен быть. И качество сигнала, который приходит к вам домой, – это зона и нашей ответственности.

-Вы стали участником глобального проекта строительства железной дороги Карс-Баку конечно же не на ровном месте…?

За эти годы было много разных проектов. Самое первое – в каждом подъезде, где есть интернет, стоят металлические шкафчики с оборудованием – это наша работа. Крупные центры хранения информации – туда ставится высокотехнологичное оборудование, металлические шкафы, которые должны охлаждать находящуюся внутри «начинку». С началом войны приходилось сотрудничать с Минобороны – делали металлические шкафы для военной техники – много было разных задач и проектов. У нас производство гибко перестраивается.

А с железной дорогой дело было так. Пришел заказчик (это наши зарубежный партнер) с техзаданием, нарисованным от руки, и сказал: у нас есть специфическая задача – нам надо сделать металлические шкафы, которые будут стоять вдоль магистральной линии на железной дороге. Ну железная дорога и железная дорога – это был не первый проект, который мы выполняли для железной дороги. Там есть определенные требования, потому что магистральная линия связи должна работать без сбоев – защита от погодных условий должна быть максимальной. Сели рисовать конструкторы. Это был длительный процесс, много проводили переговоров, но в итоге получилось то, что надо, и проект был подписан.

Там было несколько на самом деле позиций, которые мы поставляли на эту железную дорогу, но вот этот климатический шкаф с определенной начинкой, который мы просчитывали, продумывали, рисовали. И уже спустя какой-то промежуток времени в процессе общения с заказчиком, поняли, что это не просто железная дорога, а транспортная магистраль геополитического значения Карс — Баку, строившаяся 10 лет, связавшая Европу и Азию и сократившая длительность маршрута перевозки грузов с 45 морских дней до 15 железнодорожных.

У нас есть достаточно большое количество контрактов, которые мы выполняем для зарубежных партнеров. Бытующий стереотип по поводу того, что если вы хотите дешево, то покупайте в Китае, а если качественно — то обращайтесь в Европу, в нашем случае совместился «два в одном»: мы смогли предоставить хорошую цену и хорошее качество. Во всяком случае, когда заграничные партнеры получают образец, потом приезжают к нам в выставочный центр и видят конечную продукцию, то просто удивляются. Были такие случаи, когда они даже не верили: «Да нет, это вы где-то купили и свои лейблы наклеили». Тогда приходится их везти на завод, показывать весь цикл производства, и когда они видят все «с колес», то уже веры становится больше.

А как создавались ваши заводы?

Они, как и все наше предприятие, постепенно, по шагам создавались. Построены с нуля. Мы взяли в аренду определенную территорию, которая была в совершенно заброшенном состоянии. По мере надобности закупалось оборудование, пока это все не превратилось в достаточно крупное предприятие, с общим количеством сотрудников более 100 человек.

У нас есть завод металлоконструкций – он находится в Лозовой, Харьковской области. Отдельная наша гордость — завод, выпускающий оптоволоконный кабель, который мы начали производить первыми в Украине. Он находится в Полтавской области. Есть два государственных предприятия в Харькове и Одессе, которые еще с 80-х годов прошлого века выпускают оптический кабель. Но построить частное предприятие с нуля с очень высокотехнологичным производством удалось пока только нам.

Это — второе наше направление, после металлоконструкций, которое мы развиваем в настоящее время. На оптоволоконные линии связи в Украине есть большой спрос и определенный их дефицит. В свое время большое количество такой продукции было закуплено в Китае. Этот путь показал определенную несостоятельность, потому что китайскую продукцию надо было еще долго ждать в поставке, что не отвечало запросам рынка.

Но самое трудное было даже не построить завод, а преодолеть недоверие людей, считавших, что для частника создать такое предприятие невозможно. И даже до сих пор половина отечественных клиентов думает, что наши кабели не мы делаем, а завозим из Китая. Уже даже с ними не спорим…

У вас есть опыт работы с зарубежными и отечественными партнерами. Есть ли какая-то разница?

Есть, конечно же. Это — разница в требованиях, в подходе, в отношении к самому процессу проектирования и изготовления продукции. В первую очередь, в технологии, поскольку требования, выдвигаемые к нашей продукции иностранными заказчиками немного отличаются от требований наших отечественных потребителей – они выше.

Во-вторых, иное отношение к нам, как поставщику. Если мы выполняем иностранный контракт, и в процессе к нему не было никаких вопросов или же они решались своевременно, то это базис, завоеванный один раз и надолго. И этот зарубежный партнер будет к нам приходить в дальнейшем и рекомендовать нас другим. И наша репутация в данном случае уже будет работать на нас очень долго.

На отечественном рынке, что связано с экономической составляющей, заказчик будет искать, где ему, в первую очередь, будет дешевле. Поэтому они лавируют между поставщиками.

Вы участвуете в государственных тендерах?

После того, как появилась система государственных закупок Prozorro, государственные тендеры стали играться легко, и каждый может принять в них участие.

Могу однозначно сказать, что теперь у нас появилось много контрактов именно с украинскими государственными предприятиями. Мы играем тендеры через эту систему по Украине и достаточно успешно их выигрываем. Если раньше мы играли в тендеры с коммерческими предприятиями, такими как «Киевстар», МТС, «Укрзалiзниця» (которая не понятно, частная или государственная), то теперь много заказов от городских властей, полностью государственных предприятий. Раньше они проводили тендеры между своими, а сейчас у нас есть возможность поставлять продукции и таким заказчикам.

-Мы знаем, что вы активно помогаете нашим военным. Расскажи об этой стороне вашей деятельности.

Сложно жить в Украине, особенно в Днепре, и оставаться в стороне от всего этого. У меня нет даже желания отказывать, когда к нам обращаются за помощью, начиная от заказов от Минобороны и заканчивая обращениями волонтеров. Поставляем военным тот же кабель, поскольку он используется везде, а этот вопрос мы можем закрыть быстро и качественно. Поставляли его на блок-посты, потому что там требуется быстрая и надежная связь. Поставляли наше оборудование и в зону АТО. Откликались на ситуативные просьбы. Сейчас продолжаем это делать и стараемся быть рядом с нашими защитниками.

— Где вы искали специалистов для своих проектов? В Украине?

-Было бы действительно невозможно запустить этот завод, если бы мы не нашли сразу специалистов. Сотрудничали с «Одессакабель», откуда к нам пришел очень высокопрофессиональный специалист. И, совместив знания его светлой головы с поставленными перед нами техническим задачами, получили то, что имеем. Мы им очень дорожим. Сегодня он работает над технологиями производства кабелей, над технологическими конструкциями, чтобы вывести наши кабели на мировой уровень. И уже приезжают из-за границы и говорят: «Это ваш кабель? Не верим!», потом убеждаются, что действительно наш. И закупают кабели.

Когда я начала читать, как появлялись эти оптоволоконные кабели, что такое волокно, как оно дошло до современной толщины в волос, то узнала, что потребовалось 30-40 лет непрерывных работ, чтобы довести это изобретение до современного промышленного производства. А сегодня пропускная система таких кабелей уже 100G в том же Китае, а у нас еще только 10G. А «Киевстар» на кабелях еще не везде по Украине 3G запустил. То есть, есть куда расти и за чем тянуться.

Хотя и за границей интернет далеко не везде скоростной. У нас есть и более «разогнанный». Наверное, там у них к интернету спокойнее относятся…

У нас же был такой случай: звонит клиент из Закарпатья и говорит, что у него «лег» узел связи и интернет, а тут — новогодние праздники. Пожалуйста, сделайте что-нибудь. Мы берем все оборудование нужное, кабель, везем на вокзал, договариваемся с проводником поезда за деньги. В общем, наладили интернет. В Европе в праздники интернет просто никто чинить не стал бы, поскольку они его там предметом первой необходимости не считают.

-Расскажите о вашей роли в компании – вы голова, мозг, руки, ноги – кто?

Наверное, у сотрудников есть свои точки зрения на мою роль в компании. Но я считаю, что всегда должен быть координатор. Любая команда — механизм, где каждый на своем месте должен выполнять качественно поставленную задачу. И отладка этого механизма — длительный и сложный процесс. И координатор тут просто необходим. Постоянно возникают ситуации, требующие быстрого или нестандартного решения.

Если вы знаете такие же головокружительные истории об успехах отечественных компаний, наших людей – не держите информацию в себе. Мы с удовольствием опубликуем в Забебе рассказы о том, как меняются люди и жизнь вокруг них. Наши контакты вот тут.

Беседовала Марина Деобальд

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать