Почему старинный Днепропетровск распродают по кирпичику?

Интересными предложениями кишит Интернет.  Фирмы наперебой предлагают «ценителям искусства старины»  за умеренную плату  от 1 до 9 грн  кирпич царских времен, 1880–1905гг., екатеринославский. Откуда он берется и что этот рынок значит для города?

кирпич

Откуда берется этот кирпич? Он что, с неба падает? И как это соотносится с украинским законодательством?

В Днепропетровске более 400 памятников архитектурного наследия. В неудовлетворительном или аварийном состоянии находится большая часть из них: бывший ДК Ильича (просп. Нигояна, 47), военный госпиталь (ул. Старокозацкая (Комсомольская, 63), бывший Дом офицеров (ул. Ленина, 3), Областная филармония (ул. Ленина, 6), здание бывшей суконной фабрики (хлебозавод, пр. Карла Маркса, 106), Потемкинский дворец в парке Шевченко, здание бывшей больницы (ул. Короленко, 22), жилые дома по ул. Сечевых стрельцов (Артема, 24, 26), по ул. Харьковской, 6, по ул. Ширшова, 14, по ул. Исполкомовской, 17 и т.д.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вот они — источники раритетного кирпича.

Почему архитектурное наследие города разрушается с ужасающей быстротой?  Нет средств ни на восстановление, ни на должную консервацию памятников, а по сути – это бездеятельность органов охраны культурного наследия. По оценке специалистов, для восстановления и консервации проблемных памятников архитектуры нужно приблизительно 400 млн грн. Кто ж такие деньжищи выделит-то без особой заинтересованности? А какая может быть выгода от этого транша и кому?  Ответов нет.

А между тем, деньги на восстановление старых зданий должны идти не из городского бюджета.  За ту часть из них, которая находится в частной собственности, должны отвечать владельцы, а они, как правило, и не подозревают, что на них возложена особая миссия — сохранить исторический облик города, и тем более не знают, как это делается.  Многим в голову не приходит, что нельзя утеплять такие здания пенопластом, достраивать, перестраивать, ремонтировать с помощью многих современных материалов и технологий, развешивать вывески и баннеры. «Владельцы исторических зданий, особенно памятников архитектуры не следят за их состоянием, не проводят плановые ремонтно-реставрационные работы, переделывают или перестраивают здания с вмешательством в так называемый «предмет охраны объекта культурного наследия, — сказал член Национального союза архитекторов Украины Александр Бердик. — Обращения общественности, в том числе и от Союза архитекторов, в городские и областные уполномоченные структуры результатов не дали — обычные юридические отписки без каких-либо реальных действий».

По закону, в случае неудовлетворительного состояния исторического здания, орган охраны памятников обязывает собственника выполнять ремонтно-реставрационные работы с помощью предупреждения, либо воздействуя административными или уголовными мерами. В отдельных случаях, если меры воздействия не дают результат, законом предусмотрено принудительное отчуждение исторического здания в коммунальную собственность.

На восстановление памятников, кроме денег собственника, часть средств в виде грантов готовы выделить иностранные структуры. Так что, была бы тема поднята.

Главная проблема – эту тему некому отстаивать.

В  Департаменте корпоративных прав и правового обеспечения Днепропетровского горсовета есть отдел, в котором охраной культурного наследия занимается аж пять человек. Среди них, как нам известно, нет профессиональных архитекторов или реставраторов. Существует еще аналогичная структура при обладминистрации.  Но результаты их деятельности мы все видим на улицах

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Исторические руины могут восстановить архитекторы, но они — люди интеллигентные, бороться с чиновниками им сложно.

Еще в 2009 году горсовет создал профессиональное городское управление по охране культурного наследия, которое возглавил член Украинского национального комитета Международного совета по вопросам памятников и выдающихся мест (УНК ICOMOS), член Национального союза архитекторов Украины Александр Бердик. Просуществовало управление три года. Кстати, полтора года в штате был всего один специалист. Не очень затратная статья для города, правда?

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

За это время управление горсовета успело провести паспортизацию зданий, которой не существовало, разработать целевую программу, создать систему контроля и согласований, которая действовала совместно с Главным архитектурно-планировочным управлением и ГАСКом.

Объективные требования, которые выдвигались к владельцам и арендаторам зданий из списков местного и национального архитектурного наследия, начали приносить свои плоды: управление получило возможность системно влиять на принятие решений по оформлению, ремонту и реставрации многих памятников архитектуры, размещению на них рекламных и фасадных конструкций. Хаос начали приводить в системный порядок. Если собственник здания хотел провести ремонт или реставрацию, то он должен был получить согласование на проведение таких работ в том числе и в управлении по охране культурного наследия.

Таким образом, управление ставило задачи собственникам, объясняло требования по реконструкции, контролировало состояние зданий и проводило элементарную просветительскую работу.  При продаже зданий, представляющих архитектурную ценность, управление обязывало покупателей ремонтировать строения, сохраняя их архитектурный облик.

Сотрудниками управления была разработана программа по эффективной защите памятников в рамках законодательства на которую требовалось выделить 16 млн грн. Но деньги из бюджета так и не выделили.

Да и недолго музыка играла.

Министерство культуры еще с 2012 года внесло свой весомый вклад в уничтожение архитектурного наследия, отобрав у города и этой реально работающей структуры полномочия по согласованию проектной документации памятников архитектуры.

По слухам, только за деньги в этом министерстве можно получить подписанный документ. При этом местный представитель Минкульта в Днепропетровске была арестована еще осенью 2014 года. После этого процесс согласовывания остановился на полтора года: на месте решать вопросы не с кем, а проверяющего, который хотя бы знал проблемы города и мог донести их до руководства, нет и не предвидится. В профильном департаменте министерства отговариваются тем, что в городе должность представителя Минкульта не предусмотрена. Поэтому в городе нет ни контроля, ни согласований.

Но эта тема может заинтересовать только частных предпринимателей, чей бизнес тормозится невыдачей решений. Городские власти архитектурным наследием интересуются только тогда, когда есть возможность его за какие-то деньги «втюхать» очередному денежному мешку и снять с себя «головняк».

После того как Минкульт отобрал у местных властей полномочия, горисполком в начале 2013 года быстренько ликвидировал управление по охране памятников исторического наследия. Чтобы было понятнее: из шести сотен чиновников самыми ненужными сочли пять человек, которые могли профессионально выстроить программу охраны культурного наследия.

После ликвидации управления, его обязанности были частично возложены на Департамент корпоративных прав и правового обеспечения горсовета. С этого момента во главу угла стало формальное отношение к закону — призвать нарушителей к порядку!  А призвать-то и не получается… Имели их наши нарушители в виду. Механизм наказания не работает: предписания на устранение нарушений собственники игнорируют, а если департамент и подает жалобы в прокуратуру, то там они, судя по внешнему виду города, и умирают.  Ну а департаменту что? Свою функцию он выполнил: предписал, пожаловался, а дальше – хоть трава не расти.

Еще при горсовете есть консультационный совет из архитекторов. Архитекторы на общественных началах должны выдумывать, как подставить плечо под падающий потолок очередного памятника, и при этом без реальных полномочий.

Рассматривая балансовые документы городских служб за прошлый год, расспрашивая все близкородственные департаменты и управления, нам так и не удалось обнаружить средства на реставрацию или другие перечисленные работы по сохранению архитектурного наследия города. И результаты такой «работы» не заставили себя долго ждать.

 

Артема,25

Долгое время здание стояло вот в таком состоянии, и его можно было спасти:

Артема,25 Сечевых стрельцов

Когда это здание на ул. Сечевых стрельцов, 25 благополучно развалилось, горисполком  решил выделить средства на «Реконструкцію шляхом знищення». Конечно, это дешевле, чем сохранить уникальное архитектурное наследие для будущих поколений.

Деньги Артема 25

 

А между тем, по словам члена Национального Союза краеведов Украины, заведующий отделом Днепропетровского Национального исторического музея имени Яворницкого Максима Кавуна, этот четырехэтажный массивный корпус – доходный дом, построенный в 1880-1890-х годах. Около пятнадцати лет он стоял бесхозным. В начале июля 2010 года после двух дней проливных дождей и наводнения рухнула вся центральная часть здания с лестничным пролетом. Образовалась огромная зияющая дыра в фасаде. Интересно, что после этого еще пять лет «держался» верхний этаж, нависавший над этим проемом. Но в январе 2015 года остатки центрального проема рухнули. Теперь фактически один объект распался на два. К сожалению, это здание будет довольно сложно восстановить, хотя все фотоматериалы сохранились.

Мы даже не сомневаемся, что восстанавливать его никто не будет. На это из городского бюджета средства не предусмотрены. Город продаст это место за копейки, и здесь будет построен новый торговый центр. А раритетные кирпичи будут проданы очередному ценителю старины для постройки загородного дома… Такова политика городских властей. Почему? Потому что нет в городе профессиональной структуры охраны исторического наследия, специалисты которой понимали бы, за что и как бороться, а главное, имели юридические полномочия влиять на ситуацию!

Восстановить специальный уполномоченный орган по охране исторического наследия с необходимым штатным расписанием и юридической поддержкой его работы можно одним росчерком пера, взамен ликвидировать отдел в Департаменте корпоративных прав и вернуть управление как самостоятельную независимую юридическую единицу. Пока Министерство культуры рисует на сайте прожекты и запрещает Дедов Морозов, разрушается наша истинная история. И если мы сами на месте не возьмем решение проблемы в свои руки, то в ближайшие годы останемся в джунглях из композита.

 

Татьяна Суворова

при поддержке СПГО «НАРОДНА ВАРТА»

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать