Новый закон о потребительском кредитовании: дьявол кроется в деталях

Несколько слов о потребительских кредитах. В 2017 году вступит в силу новый закон Украины «О потребительском кредитовании» — он уже подписан Президентом. Что же интересного закон готовит для граждан, покупающих товары в рассрочку, имеющих кредитные карточки или пользующихся «наличными» кредитами? Авторы закона, в своей пояснительной записке, утверждают (если обобщить), что главная цель, на которую была направлена их инициатива, состоит в ужесточении требований к кредиторам и обеспечение большей безопасности кредитной услуги для потребителя. Так ли это? Давайте разберемся спокойно и по порядку.

На сегодняшний день потребительские кредиты регулируются двумя специальными нормативными актами – Законом Украины «О защите прав потребителей» и Правилами предоставления банками Украины информации потребителю об условиях кредитования и общую стоимость кредита, утвержденными Нацбанком Украины.

Исходя из логики нового закона, старый закон (о защите прав потребителей) уже не будет влиять на регулирование потребительского кредитования. А также своё влияние на регулирование потребительского кредитования утратит Нацбанк – эта функция переходит к Нацкомиссии по регулированию рынков финансовых услуг.

Однако, новый закон, согласно его тексту, не распространяет своё действие на кредиты сроком до одного месяца и на кредиты размером до одной минимальной зарплаты (в 2017 году это 3200 гривен). То есть, дельцы, наживающиеся на «кредитах до зарплаты», на долю которых приходится «львиная» часть всех злоупотреблений, освобождаются от ограничений старого закона и не подпадают под действие нового закона. По сути, их деятельность становится свободной и практически никак не регулируемой.

То же самое касается и кредитов-рассрочек: если сумма покупки в рассрочку не превышает 3200 гривен – потребитель «один на один» против кредитора. Справедливости ради следует сказать, что кредиторам запретили рекламировать «беспроцентные» кредиты, поскольку на самом деле они таковыми не являются.

В сфере потребительских кредитов появится новый посредник – кредитный брокер или кредитный агент. Причем деятельность такого посредника не будет считаться финансовой услугой, а значит – не будет требовать получения лицензии. Честно говоря, довольно странная норма, поскольку банк сам по себе уже является таким посредником – между вкладчиком и заемщиком. Непонятна и ответственность такого «посредника для посредника» перед потребителем, например, за умышленный эффект «испорченного телефона».

Изменяется подход к определению действительной цены кредитной услуги. Сейчас действуют две нормы: реальная процентная ставка и абсолютное значение подорожания кредита для потребителя. То есть, выдавая кредит, кредитор обязан раскрыть истинную процентную ставку и сумму гривен, которую потратит заемщик, выполняя условия получения кредита и в дальнейшем выплачивая кредит.

В новом законе также существуют понятия «реальная процентная ставка» и «стоимость кредита для потребителя», однако при их расчёте больше не будут учитываться «дополнительные», зачастую – навязанные, услуги – страховки, нотариальное оформление, экспертная оценка и другие известные «примочки». Из своей практики могу сказать, что такие «примочки» зачастую приносят кредитору доход не меньше самой процентной ставки.

Кроме того, по действующим сейчас нормам, кредиторам запрещено взимать дополнительную плату (комиссию) за действия, которые кредитор совершает в свою пользу, например – ведение кредитного счёта, принятие платежа по кредиту, учёт задолженности. Согласно старому закону, такая комиссия считается несправедливой по отношению к потребителю и признаётся недействительной. В новом же законе такой вид комиссии уже разрешен, с одной лишь оговоркой – он должен быть учтён при расчёте реальной процентной ставки.

Также по действующим сейчас нормам, кредиторы могут изменять процентную ставку только в случае возникновения обстоятельств, не зависящих от воли сторон, которые имеют непосредственное влияние на цену денежных ресурсов. То есть практически никогда. Согласно новому закону кредитор сможет прописать в договоре условия изменения процентной ставки и даже не учитывать такие изменения при расчёте реальной процентной ставки.

Согласно действующему закону, кредитор не имеет права препятствовать досрочному погашению кредита и устанавливать штрафы или комиссии за досрочное погашение кредита. Теперь же, согласно новому закону, хотя кредитору и запрещено устанавливать плату за досрочное погашение, но он получает право сам устанавливать «порядок досрочного погашения кредита». Кроме того, устанавливается странная, с моей точки зрения, норма о том, что потребитель обязан уведомить кредитора о своём намерении досрочно погасить кредит. Это что-то в стиле оруэлловского «мыслепреступления».

Кроме того, сейчас потребитель имеет безусловное право в течение 14 дней отказаться от кредита – то есть «передумать». При этом заемщик может или не получать деньги вовсе, или вернуть их без начисления штрафов. Новый закон гласит, что кредитор сам устанавливает «порядок и условия отказа от получения кредита». Хотя, ради справедливости, следует заметить, что такое право заемщика прописано в законе, однако вопрос, каковы будут установленные кредитором «порядок и условия» остается открытым.

Старый закон предусматривал выполнение банком обязательной преддоговорной процедуры — письменного информирования потребителя об условиях будущего кредита. Причем обязанность доказать что такое информирование было надлежащим и своевременным лежала именно на кредиторе. То есть, действовал принцип: потребитель ничего не знает и ничего не понимает, а потому, если хочешь получить с него доход – разъясни потребителю все условия и риски. Теперь же – процитирую новый закон: «потребитель обязан предоставить кредитору подтверждение об ознакомлении с информацией, предоставление которой является обязательным».

Мне эта новая норма напоминает «фишку», действовавшую в налоговой во времена Януковича: если предприятие получило доход больше 300 000 гривен, то оно обязано было зарегистрироваться плательщиком НДС или заплатить штраф. Меня, как юриста, всегда интересовало, почему не налоговая обязана зарегистрировать, а предприятие обязано зарегистрироваться? И как можно кого-то обязать сделать то, что является полномочиями другого? К слову, говорят, за регистрацию плательщиком НДС, благодаря этой «фишке», существовали огромные взятки. Слава Богу, этой нормы уже нет в законодательстве.

Но зато теперь такая «фишка» закралась в новый закон о потребительских кредитах – не кредитор обязан проинформировать потребителя, а потребитель обязан убедить кредитора что тот его проинформировал.

В том же духе и следующая норма. По старому закону существовала обязанность кредитора доказать, что он вручил заемщику экземпляр кредитного договора. Теперь же – по требованию потребителя кредитор обязан бесплатно предоставить ему копию проекта договора; это положение не применяется, если кредитор не желает продолжать процесс заключения договора. Как говорится, без комментариев.

Со вступлением в силу нового закона, по идее, должно было бы уйти из обихода такое понятие, как «кредит без справок о зарплате», поскольку кредитор обязан будет оценивать кредитоспособность заемщика. Что тут нового, я честно говоря, не знаю, поскольку (далее – цитата) «оценка платежеспособности происходит на основании достаточной информации, полученной от потребителя». Я не нашел в законе критерия «достаточной информации», а потребитель может сообщить всё, что хочет услышать кредитор. Кроме того, как упоминалось выше, закон не действует на кредиты до 3200 гривен. Не видно, честно говоря, в такой конструкции правовой нормы повышения безопасности услуги для потребителя.

Теперь несколько слов про информирование потребителя об остатке долга. Сейчас такая информация для потребителя никак не ограничена, однако по новому закону (далее – цитата) «кредитор по требованию потребителя, но не чаще чем один раз в месяц, бесплатно уведомляет потребителя о текущем размере долга». То есть, «по требованию» и «не чаще чем один раз в месяц», иначе – платно. Как говорится, суть кроется в мелочах.

 

Позитивной является новая норма о том, что кредитор имеет право проводить реструктуризацию задолженности. Как показала негативная практика «валютных» кредитов, банки уклонялись от реструктуризации, ссылаясь на отсутствие у них такого права, при этом продавали «валютные» кредиты коллекторам за 3-5% суммы долга. Мне всегда было интересно, почему заемщику его же долг продать нельзя, а рекетирам-вышибалам за смехотворную цену можно? К слову, «валютные» кредиты в новом законе однозначно и безусловно запрещены – видимо, на депутатов всё же подействовало горе тысяч украинцев, попавших в «валютную» кабалу к банкирам. Однако, право кредитора продать потребительский кредит по договору «факторинга» сохранилось.

Позитивным является изменение очерёдности зачисления денег в счёт просроченного долга. По существующим правилам платёж сначала направлялся на погашение пени, потом процентов и только потом – на «тело» кредита. Другими словами, существовала ситуация, при которой если заемщик однажды не справился с графиком платежей, то продолжать платить «частично» не имело смысла, поскольку все деньги уходили в доход банку, а «тело» не уменьшалось. Теперь же пеню переместили в конец списка – смысла стало немного больше. К слову, нерегулируемый сейчас размер пени в новом законе ограничили 15% суммы просроченного долга, а совокупный размер штрафов за всякие нарушения договора – 50% суммы долга, что не может не радовать.

Неурегулированным остался вопрос оплаты судебного сбора по искам потребителя к кредитору. Как известно, старый закон (о защите прав потребителей) освобождал заемщика от оплаты такого сбора, который составляет 1% от суммы долга. Осталось неизменным и будущее новшество о том, что потребителя в суде сможет представлять не любой юрист, а только «лицензированный» адвокат, стоимость услуг которого зачастую гораздо выше обычного юриста.

Не решил новый закон и многих проблемных вопросов судебной практики относительно потребительских кредитов. Например, не стало яснее – каким именно документом должен подтверждаться факт возникновения долга (фактической передачи денег кредитором заемщику), что оставляет поле для злоупотреблений. Также непонятным осталось, какая же формула начисления процентов из множества известных, является справедливой, что делает возможным, при указании в договоре одной и той же процентной ставки, применять разные формулы и, соответственно, начислять разные суммы платежей.

В общем, закон очень неоднозначен, и я бы советовал потребителям много раз подумать, прежде чем один раз решиться на получение кредита по «новым правилам», поскольку безопасной услуга будет только в том случае, если ваши доходы абсолютно (и желательно – с большим запасом) покрывают все риски.

Александр Гумиров

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать