Куда денут животных из Днепропетровской зоозоны

Не так давно Борис Филатов подписал решение о расформировании днепропетровской зоозоны на Монастырском острове. Сразу же возникает резонный вопрос: куда денут животных. Об этом, а также о том, почему нельзя просто реконструировать зоозону и, конечно, кто за все заплатит, нам рассказала волонтер благотворительной организации «Зоозабота» Анна Гриднева.

— Сразу спешим вас заверить, с ними все будет в порядке, хотя проблемы и есть. Однако животных точно не будут продавать всем желающим, даже за большие деньги. Так что взять енотика домой не получится. Процесс будет жестко контролироваться в первую очередь волонтерами и зоозащитниками.

dnepropetrovsk

— Сколько сейчас животных обитает в зоозоне?

— По нашим данным, в зоозоне сегодня находится 97 животных, без террариума и лошадей с пони, которые не числятся на балансе зоозоны, а являются частной собственностью. Из этих 97 животных около 40% — это козочки-барашки, с устройством которых проблем не будет. А с остальными придется повозиться.

— Почему? Неужели зоопаркам не нужны животные?

— Мест мало, но мы ведем переговоры. Сейчас точно готов принять животных только Галицкий реабилитационный центр (до 10 животных), а некоторые зоопарки, имеющие опыт транспортировки животных, помогут с перевозкой. Хищников, медведей, копытных достаточно сложно устроить, Синевирский реабилитационный центр, например, переполнен. Еще у нас  есть проблемный верблюд, которому более 40 лет. Как его транспортировать? Это же 700 килограммов! Пока думаем, время у нас до 1 сентября.

— Для обустройства животных вы рассматриваете только государственные зоопарки?

— Не только. В первую очередь мы рассматриваем реабилитационные центры — это то, к чему сейчас стремится весь мир, отходя от обычных зоопарков. Потом, конечно, государственные зоопарки и частные, если там будут соблюдены все условия содержания. Кроме того, есть приюты для медведей, диких оленей…

— Кто будет проверять условия содержания?

— Конкретно мы, волонтеры. В распоряжении о расформировании зоозоны указано, что к этому процессу необходимо привлечь волонтеров, меня и Оксану Семехину. Мы будем проверять все условия, будем сопровождать животных. Для их перевозки нужна спецтехника – машины, клетки. В Днепропетровске нет ничего. Нам предоставят это зоопарки, которые уже сталкивались с транспортировкой. Естественно, за деньги.

— За чьи?

— Все расходы ложатся на городской бюджет, в управлении культуры нам сказали, что готовы, но сформировать бюджет мероприятия должны мы. Это сложно, и мы пока не готовы озвучить сумму – мы только поняли алгоритм, как ее рассчитать. Кроме того, мы обследовали животных, многим из них нужна помощь ветеринара, вакцинация. Несмотря на то, что парк Шевченко в этом году получил бюджет с учетом обслуживания зоозоны, на ветеринара денег у них традиционно нет. Это тоже нужно учесть.

dnepropetrovsk

— Может быть, был шанс сохранить зоозону, реформировать ее, создать условия более подходящими для содержания животных?

— Около двух лет мы пытались сохранить зоозону, как-то перетасовать вольеры, но ни один застройщик не может выполнить наш проект по одной простой причине – на острове запрещено капитальное строительство, требующее цементной основы. А в случаях с вольерами цементировать нужно каждый столбик! У парка Шевченко до сих пор нет акта землепользования, это нам неоднократно говорил сам директор парка, поэтому ничего строить там нельзя. Когда его примут, неизвестно, никто не дает никаких гарантий. Кроме того, на острове нет канализации, и сегодня все, что смывается из зоозоны, попадает в Днепр – соответственно, мы не можем создавать проект зоопарка с такими данными. Так что отремонтировать его точно нельзя. Были проекты по переносу, но все они очень дорогостоящие, город не проявил желания их реализовывать. Примерно два месяца назад Борис Филатов встречался с общественниками, и было принято решение закрывать зоозону.

— Возможно, было бы хорошим вариантом отдать ее в частные руки, перевести в бизнес?

— Мировой опыт показывает, что зоопарки практически не окупаются, максимум – выходят в ноль. Животных содержать очень дорого, и те примеры, которые сегодня есть – как, например, харьковский зоопарк Фельдмана – это примеры меценатства. Увлеченные люди занимаются этим для себя, тратят деньги, как на хобби. Конечно, было бы хорошо, чтобы в городе был большой даже не зоопарк, а реабилитационный центр. Точнее не в самом городе, а на прилегающих территориях: у нас есть и леса, и степная зона, где бы это все можно было обустроить. Но все упирается в деньги.

— Представим себе, что меценат появился, а животных-то уже раздали…

— Собрать животных легко! В Украине каждую весну в каждом зоопарке появляется молодняк, поэтому здесь вообще не будет проблем. Если такой человек появится, или проект будет заложен в бюджет, мы со своей стороны готовы тут же помочь знаниями и опытом, чтобы зоопарк не стал новым местом мучения животных.

Юлия Северьянова

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать