Днепропетровский зоопарк: куда уходят деньги?

Тот, кто бывал в настоящем зоопарке (в Сингапуре, Лондоне или хотя бы в Праге), в днепропетровской зоозоне не смеется. Точнее, даже плачет при виде убогих конструкций, тотальной грязи и, конечно, исхудавших (а кое-где  и больных) животных. А тот, кому совсем не повезло, еще и при виде отчетных документов.  Ребята из благотворительной организации «Зоозабота» попытались ситуацию наладить, чтобы животные хотя бы не умирали – за свой счет организовали подвоз и распределение питания, вызов ветеринара в остром случае и разработали проект реконструкции.  Но, видимо, не туда они влезли.

Днепропетровский зоопарк существует 37 лет. Создавался он как временная зоозона, да так и остался вечным памятником совковой безалаберности и равнодушного отношения к животным. Впрочем, других зоопарков в Днепропетровске нет (кроме пары-тройки наезжающих в сезон выставок), поэтому каждый житель города хоть раз да придет в сюда, а потом еще раз с ребенком и еще разок, потому что шел с пляжа да и заглянул. Таким образом временная зоозона превратилась в прибыльный бизнес, который со временем дополнился террариумом, продажей корма, зоной для катания на лошадях и даже платным туалетом. Только жизнь животных это не улучшило. Активисты из «Зоозаботы», а вместе с ними и мы, попытались разобраться, что к чему.

1331676030_kukoba_zoopark00134820-59-24-rrryiresrrrss

Кто платит за зоозону?

В первую очередь – город. Как выяснилось, зоозона на Монастырском острове – не самостоятельное предприятие, а часть парка им. Т.Г. Шевченко, который в свою очередь находится в ведении управления культуры Днепропетровского городского совета. Соответственно, и финансируется так называемый зоопарк из городского бюджета. Как узнали активисты «Зоозаботы», каждый год бюджет выделяет зоозоне 180 тысяч гривен. При этом заведующая зоозоной Монастырская Надежда Степановна уверяет, что деньги приходят не всегда и не в полной мере. Но приходят же! Куда они деваются, проследить трудно, однако в 2015 году были отремонтированы обезьяньи вольеры и крыша административного здания (положен рубероид).

Во вторую очередь – мы с вами. Взрослый билет стоит 13 гривен, детский – 8. Как установили в «Зоозаботе», за один летний день зоопарк посещает от 100 до 300 человек.  Возьмем средний показатель – 200 человек в день. Пускай даже половина из них – это дети, все равно общая сумма выходит в среднем 21 тыс. грн. в день. В месяц это получается около 63 тыс. грн., за все лето – 189 тысяч. А знаете, какой доход показывает зоозона в документации? 97 777 грн. за 9 месяцев.

12647720_936120353137272_26681150_n

Как мы видим, в эту феерическую сумму входит еще и доход от туалетов (это вообще прекрасно) Меньше ста тысяч гривен дохода приносит единственный зоопарк в городе. Серьезно?! Да даже если он будет работать только летом, доход уже превысит указанную сумму почти вдвое.

В третью очередь в зоопарк вкладываются волонтеры. Так, в Днепропетровске был организован «Совет опекунов», куда вошли около 40 человек, сообща вкладывающих в зоозону 20 тыс. грн ежемесячно. На эти деньги активисты закупали продукты для животных, привозили их и контролировали раздачу. На сегодняшний день опекуны потратили уже 100 тыс. грн, обеспечивая животных питанием. Представители «Зоозаботы» резонно предположили, что раз они эти 100 тысяч потратили, то зоопарк столько же и сэкономил – еду-то покупать не надо было – и предложили руководству потратить сэкономленное на ремонт вольеров. Да, конечно! «Денег на балансе нет» – таков был ответ руководства. Таким образом, мы плавно подошли к самому интересному – незаконной части доходов.

21593

Семейный бизнес

Начнем с малого – с продажи корма для животных в кассе. Понятно, что продукты там представлены недорогие (морковка, сухари и т. д.), но если учесть, что каждый из 200 посетителей купит их хотя бы на 10 грн. минус пусть даже 5 гривен себестоимость, получится 1000 грн в день и еще 30 тыс. грн в месяц. Да, возможность покормить животных – это прекрасная идея, реализованная в большинстве зоопарков мира, однако это еще и вполне реальная статья доходов. Которую наша Надежда Степановна предпочитает замалчивать.

Также небольшой, но интересный доход приносят пони и конь, которые по документам принадлежат Людмиле Бойченко – частному лицу и заодно дочери Надежды Монастырской. Принадлежат-то они Бойченко, а живут в зоозоне, занимая три вольера, находящихся на балансе парка. И этот же парк берет их в аренду у Бойченко – по 300 грн. за пони (их всего 5) и по 500 за коня (конь один). А прибыль от катания детей, видимо, делят на всех, никак не проводя ни по документам парка, ни по документам зоозоны – взяли в аренду, и привет – чистый расход.

12467969_936120549803919_1012532202_n

Еще одна «достопримечательность» зоозоны – террариум. Ну, как террариум – так, пара черепах, три змеи и жаба (или паук, по сезону), однако же его посещение не входит в стоимость билета. За сомнительное удовольствие высматривать черепах в мутной воде придется заплатить еще 15 гривен (а попробуй не заплати, когда рядом с тобой любознательный ребенок, полностью неудовлетворенный прелестями зоозоны). О том, что грязные корыта – это вовсе не то, что нужно черепахам, мы поговорим позже, сейчас же посмотрим на финансовую сторону вопроса. 15 грн. за билет – это еще 3000 грн. в день, которые никто никуда не записывает. Здание, в котором расположен террариум, сдано в аренду дочери Надежды Монастырской, Людмиле Бойченко, за смешную сумму в 616,58 грн. в месяц. Неплохой ход – и деньги в семью, и как бы никто не при делах, что там в том террариуме происходит, частное же лицо арендовало.

12596516_936120376470603_2106609135_n

Также на виду у всех возле зоозоны красуется загон для конных прогулок. Если вы думали, что это отдельное предприятие,  то нет, это часть зоозоны, за которую тоже неплохо было бы отчитаться, но никаких белых доходов, судя по общей сумме в 97,7 тысяч гривен, он не приносит. Однако по факту там висит объявление об уроках верховой езды, один урок обходится от 100 гривен, и в выходные загон не простаивает. Посчитаем по минимуму: 4 человека в выходной день, 1 – в будний, с каждого по сотне, итого получается 5200 в месяц. Но это – очень скромный подсчет, конечно.

Итого мы получили дополнительного дохода  125,2 тысячи гривен в месяц – это только то, что можно посчитать. Да, какие-то средства нужны на содержание животных, но не забываем, что 180 тысяч выделяет горбюджет и еще 20 тысяч – волонтеры, чего должно было бы вполне хватать на обеспечение неплохих условий проживания. Но, видимо, этим вопросом в зоозоне не заморачиваются.

фото 3 3

Кого волнуют животные?

Все мы видели кучу сюжетов по ТВ и множество фотографий, от которых замирает сердце. Вот несчастные черепахи чуть ли не в кошачьем лотке с грязнющей мутной водой, вот – олениха с искривленной шеей, а вот – запутавшаяся в сетке молодая лань, которой никто не торопится помочь. Есть и загадочные смерти – так, в ночь с 20 на 21 января в зоозоне умерла самка муфлона. Из-за чего – загадка, так как ее тело сотрудники зоопарка быстренько убрали, не допустив малейшего расследования.

Ребята из «Зоозаботы» попытались исправить ситуацию, попав на прием к тогдашнему заммэра, курирующему парки, Ирине Зайцевой. С ее подачи была учреждена специальная должность – заместитель директора, экспериментально, на три месяца.  Когда волонтеры прибыли на новую работу, руководство тут же наняло кассира (раньше в окошечке кассы сидели Монастырская с Бойченко по очереди, несмотря на то, что в штатном расписании кассир значится отдельной единицей).  Кассир запирала кассу на ключ, и к данным о продаже билетов волонтеров не подпускала. Их не допустили ни к бухгалтерским документам, ни в помещения зоозоны. Волонтеры попытались внести хоть что-то положительное в жизнь зоопарка и наняли двоих работников, образцово ухаживающих за животными. Больше ничего сделать они не могли.

Посмотрев на все это, «Зоозабота» решила действовать радикально. Тем более, что Ирина Зайцева пообещала выделить из городского бюджета 250 тысяч гривен на реконструкцию зоозоны. Ребята обрадовались, и тут же за свои деньги  заказали проект двух новых вольеров. Но они не учли, что обещание было выдано летом 2015 года, когда все были увлечены выборами и презентацией себя как самого щедрого и честного.  Естественно, как только прошли выборы, лавочка свернулась, и «Зоозаботу» выставили из зоозоны как мешающих спокойно жить и зарабатывать.

12435767_804463869662788_1849492248_n

Что дальше?

Сейчас, после вопиющей истории с самкой муфлона, в зоопарк поехали чуть ли не все городские активисты и журналисты. Но, по словам представительницы «Зоозаботы» Анны Гридневой,  не застали там вообще ни одного живого человека. Чуть позже, правда, появилась Монастырская, которая отрицала все эти схемы. И, конечно, муфлон сам заболел и умер за одну ночь, и никто не в курсе, что и как. И денег, конечно, тоже никто не дает, все сами.

Ситуация вполне ясная – организацию работы зоозоны нужно менять срочно. Та же «Зоозабота» готова взять на себя ответственность за создание уютного контактного зоопарка. Волонтеры предлагают передать диких животных в более комфортные зоопарки, а здесь оставить только козочек, овечек и птиц, которых дети смогут погладить и с которыми можно поиграть. Только предыдущие городские власти никак не хотели им эту возможность предоставить – зачем вмешиваться в старые работающие схемы? Может быть, новое руководство города что-то изменит?

Юлия Северьянова

О судьбе медведей из зоозоны Днепропетровска, которые оказались под российской оккупацией, читайте здесь.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать