Что на самом деле происходит на ДТРЗ

Напомним нашим читателям, что в пятницу на Днепропетровском тепловозоремонтном заводе появились вооруженные люди в камуфляже и масках и блокировали работу предприятия. Оказалось, что маски-шоу на заводе — следствие разборок нового и старого руководства. Сегодня обе стороны конфликта пришли в Забебу и высказали свою точку зрения на то, что происходит. Мы мало что поняли, а потому предлагаем читателям самим послушать полную версию выступлений участников конфликта и сделать выводы. 

Петр Бурчак, замначальника юротдела ЧАО ДТРЗ:

— В пятницу, 3 июня, пришли следователи, люди в камуфляже и масках. Блокировали работу завода, все входы и выходы. На мой вопрос сказали, что будем делать обыск, потом предоставили определение суда, когда мы готовы добровольно выдать эти документы. Это были следователь и национальная полиция. Бабушкинский суд разрешил провести обыск. Мы готовы были добровольно предоставить следователю  эти документы, для чего было устраивать маски-шоу?

конфликт на ДТРЗ

Поводом для этого обыска послужило заявление бывшего заместителя директора ДТРЗ Владимира Кострийчука, о том, что происходят какие-то страшные нарушения на заводе. Я не знаю, почему бывший замдиректора пишет жалобы.

Конфликт начался с прошлого года, когда Министерство инфраструктуры поменяло руководство. Завод был доведен до ручки, его, говоря по-народному, валили. Был назначен Владимир Бойчук. Сначала завод работал не один день, как при прежнем руководстве, а четыре, потом перешел на полноценную пятидневную неделю.

До июня 2015 года у нас были миллионные долги, мы их сейчас погашаем, около 40 млн. Долг еще есть, но то, что предыдущим руководством было оставлено, мы не можем отдать сразу. Если бы «Укрзалізниця» оказала помощь, то в дальнейшем мы работали без долгов.

Проверки ничего не показали, никаких нарушений. С июня 2015 года никто ничего на заводе не украл. На заводе работает 1200 человек, средняя зарплата 4-4,5 тыс. грн. Люди работают, хотя некоторых пытаются настроить против нового руководства.

Валерий Загоруйко, начальник управления ВЭД, маркетинга и сбыта ЧАО ДТРЗ:

— Завод загрузили работой, но есть проблемы с «Укрзалізницей», которая не платит за выполненную работу. Мы изыскали возможности, убрали посредников и заключили договоры. Тяжело. Но мы можем честно смотреть людям в глаза. Наш завод – единственный в Украине полного цикла ремонта и модернизации тепловозов. Германия готова вкладывать инвестиционные деньги, может поэтому завод стал объектом пристального внимания.

Возле каждого цеха стоял человек с оружием, цеха не могли нормально работать, проводка документов остановилась, была паника и у нас не было возможности выйти и объяснить людям, что происходит.

Олег Ступинский, адвокат:

— Что возмущает, что государственное предприятие и так, без всяких цирковых представлений, обязано отвечать на любые запросы, существует порядок выемки документов и предприятие предоставляет документы по запросу. Какие-то вооруженные люди с оружием запрыгивают на завод, но это не те методы, которые существуют в правовом государстве.

Считаем, что никаких нарушений в работе завода нет, денежные средства полностью направлены на оплату труда рабочих на предприятии. У нас еще вопрос – каким образом коммерческая тайна стала известна человеку, который не работает на предприятии?

Действующим законодательством предусмотрена ответственность за ложный донос, собираемся в рамках следствия выясним все подробности и надеемся, что суд даст оценку этим неправомерным действиям.

Владимир Кострийчук, бывший заместитель председателя правления по производству ЧАО ДТРЗ: 

— Нынешнее руководство использует завод для зарабатывания денег в свой карман. Тепловозы заходят на ДТРЗ и уходят на Николаевский завод, который не завод, а цех, где все делают на коленях.

В своем заявлении я описал эти факты. Если есть договор субаренды, пусть они на него посмотрят. «Укрзалізниця» должна иметь отношения с ДТРЗ. Ведь завод гарантирует, все штрафные санкции накладываются на него. Это использование завода как площадки для зарабатывания личных денег.

Зарплата 4,5 тысячи была в феврале, а сейчас завод стоит, и люди получают минимальную зарплату.

Задача команды Бойчука – завалить завод. Они увольняют квалифицированных специалистов и нанимают донецких.

Сам я в конкурсе на должность директора участвовать не буду, потому что за мной нет финансовых групп, всего более 14 претендентов.

Ольга Забеба

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать