Что ищет в Днепропетровске одна из крупнейших корпораций Японии?

На днях мэр Днепропетровска Борис Филатов встречался с представителями пятой по величине японской глобальной универсальной торговой компании Marubeni. Скромный пресс-релиз по этому случаю ограничился фразами о «совместной реализации инфраструктурных проектов».

5037dfb9faeb071d9b93821844f7677907aafb9c

Разговор на встрече шел о метрополитене, аэропорте и горводоканале. Подняли также вопрос освещения улиц. Среди экологических инициатив, которые мэр обсуждал с представителями японской компании, — возможность строительства мусоросжигательного или перерабатывающего завода.

Для детального обсуждения городских проблем и проектов по их разрешению решили создать рабочую группу, чтобы специалисты профильных департаментов и Marubeni смогли изучить ситуацию на месте. Вот, пожалуй, и все.

А что на самом деле могут в Днепропетровске японцы?

1026580215

Такая крупная компания, какой является Marubeni Corporation, может осуществить проект любой сложности и привлечь для этого финансирование правительства Японии или коммерческий кредит.

Но платить за этот праздник жизни в любом случае придется горожанам либо из коммунальных тарифов, либо передав японцам в собственность или в управление часть акций коммунальных предприятий.

Представители японской корпорации в первую очередь заинтересовались метрополитеном и аэропортом. Однако достройка метро — вопрос практически решенный и без нынешних отцов города.

SONY DSC

Аэропорт имел шансы на реконструкцию во время подготовки к Евро-2012, но сейчас этот вопрос, похоже, не актуален.

Остаются объекты коммунальной инфраструктуры, в модернизации которых Marubeni имеет серьезный опыт.

В 2009 году Marubeni приобрела 30% акций китайской компании Anhui Guozhen Environmental Protection Science and Technology Co (г. Хэфэй, провинция Аньхой), в настоящее время действующей в 10 провинциях Китая и обеспечивающей работу 35 станций очистки общей производительностью 1,18 млн т воды в сутки. Компания занимается строительством очистных сооружений и комплектацией их необходимым оборудованием.

С 2010 года Marubeni совместно с Innovation Network Corporation of Japan  (INCJ — корпорация, созданная правительством Японии и 19 частными компаниями) владеют чилийской Aguas Nuevas, обеспечивающей водоотведение и канализацию для 1,27 млн потребителей. В своем роде это третья по величине компания в Чили.

В июне 2014 года  Marubeni и INCJ приобрели 100% акций португальской AGS, в состав которой входят 16 дочерних компаний по очистке воды в Португалии и Бразилии, обеспечивающих водоочистку 1,5 млн клиентов.

И это еще не полный перечень проектов по водоочистке, реализованных на разных континентах.

Бизнес по очистке сточных вод в Marubeni считают перспективным, поскольку водные ресурсы в обозримом будущем будут только дорожать.

Найти на сайте японской корпорации такой же внушительный перечень проектов строительства мусоросжигательных заводов или проектирования полигонов по переработке бытовых отходов не удалось. Но оборудование для их утилизации также входит в перечень продукции, поставляемой Marubeni. Поэтому и с этим проблем не будет.

Хотя, по данным из достоверных источников, японцы уехали из Днепропетровска так и не узнав, что в городе уже есть мусоросжигательный завод. Возможно, городским властям стоит изучить возможность его модернизации и совместного использования с владельцем — бывшим депутатом Верховной Рады Олегом Беспаловым?  Тем более, что и раньше были планы использовать тепло, получаемое при утилизации мусора для обогрева ж/м Западный и окрестностей.

 

1363339136_51869

Самый простой проект, который в Днепропетровске могут реализовать Marubeni — это умные осветительные системы (т. наз. Smart Lighting System).

Такими системами, позволяющими регулировать интенсивность света в зависимости от естественной освещенности и включать/выключать фонари с помощью датчиков движения, большинство европейских городов обзавелись еще в прошлом десятилетии. Но они постоянно совершенствуются и теперь в единой схеме уже работают коммунальные источники и подсветка коммерческих объектов.

Проект улучшения городского освещения для Днепропетровска может быть разработан в течение 1—1,5 месяца. Но далее необходимо найти источники финансирования, а главное, схему, по которой деньги вернутся инвестору.

Например, инвестор мог бы получать в счет поставленных технологий и оборудования разницу в оплате за сэкономленное электричество. Уже реализованные проекты в европейских городах говорят о том, что сэкономить можно больше половины средств, которые коммунальники тратят на электроэнергию.

Но для реализации таких проектов Днепропетровску необходимо как минимум согласие в городских органах. А иначе подобным инициативам мэра депутаты не дадут ход просто из вредности или политической целесобразности.

Борису Филатову для достижения консенсуса также не мешало бы быть более открытым. А пока что встречи мэра с крупным потенциальным инвестором выглядят тайным собранием и междусобойчиком. Журналисты могут сфотографировать сам факт проведения переговоров и довольствоваться скудными сведениями пресс-релиза. Впрочем, пока эти недостатки можно списать на «сырость» информповода.

Известно, что инициаторами сближения с городскими властями Днепропетровска стали сами японцы. Представители Marubeni вышли на Филатова, когда он был еще депутатом ВР. Возможно, их интересовали его лоббистские возможности в регионе. Но теперь контакты развиваются уже на официальном уровне.

Marubeni — одна из первых японских корпораций, работающих в нашей стране. Офис в Киеве был открыт еще в 1997 году. С 2013 года японской корпорации принадлежит американский трейдер зерновых — Gavilon Holdings, который занимается экспортом зерна, в том числе из Украины.

Помимо зерновых, молочных продуктов и грецких орехов, Marubeni импортирует из нашей страны руды, минеральные удобрения и титановый концентрат. Ввозит полимеры, резинотехнические изделия, конвейерные ленты для горнодобывающей техники и саму технику, популярные рыболовные снасти Daiwa, крупногабаритные шины Bridgestone

На почве поставки шин для карьерной техники ГОКов в начале 2000-х у компании был конфликт  с днепропетровским НИИ КГШ (институт крупно-габаритных шин). Корпорация посчитала, что днепропетровское предприятие украло у них рисунок протектора и хотело запретить поставки некоторых видов продукции не только в нашей стране, но и на экспорт.

Интересы НИИ КГШ тогда представлял ныне покойный коллега Бориса Филатова  Вячеслав Брагинский, который был заместителем арбитражного управляющего предприятия.

Правоту Marubeni активно отстаивал Чрезвычайный и Полномочный Посол Японии в Украине Кищиро Амае, который жаловался на НИИ КГШ Леониду Кучме. Конфликт тогда удалось замять.

Одним из вариантов привлечения японских инвестиций в коммунальный сектор ранее считались квоты Киотского протокола. Еще в 2009 году c Marubeni и еще одной крупной корпорацией — Sumitomo правительством Украины был подписан протокол о намерениях внедрения энергосберегающих технологий в ЖКХ 8 городов на общую сумму $ 140 млн.

Днепропетровск в списке этих городов тоже был. Может быть, именно парниковые газы и помогут Борису Филатову улучшить городское освещение, наладить раздельный сбор и сортировку бытовых отходов или же очистить стоки водоканала?

Семен Новиков

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать