Александр Санжара об информационных запросах в Днепропетровский горсовет

Заместитель городского головы Днепропетровска Александр Санжара в ответ на нашу критику работы пресс-службы горсовета, высказал свой взгляд на ситуацию.

Екатерина Пробачай в своей статье на zabeba.li указала «…хотя возможно, что у них не нашлось времени ответить только на запрос газеты «Зоря» и БюроUA, а на все остальные они исправно отвечают».

Сегодня ко мне подошел журналист телеканала «Регион» и задал похожий вопрос касательно своего обращения.

Для того, чтобы убрать дальнейшее недопонимание, попытаюсь объяснить позицию по запросам на информацию и обращениям, в том числе по БюроUA.

В действительности, мы нашли время ответить. Просто первый из ответов журналистам не понравился.

Переписка Санжары и Юдиной

Как пишет Ольга: «Это публичная информация. Мне ждать месяц, чтобы получить цифры?
Вы же юрист. Те нормы, на которые вы ссылаетесь, здесь не пляшут. Естественно, у вас нет готового ответа на мой запрос. Естественно, работникам мэрии нужно готовить нам ответ. Но не «создавать новую информацию», а составить ответ. Разницу чувствуете?»

Поскольку общение с журналистами и публичность – важная составляющая, на страницах соцсети я вступил с Ольгой в дискуссию, цитаты из которой помогут в дальнейшем для понимания определенных позиций сторон переговоров:

Разъяснение закона

Я указал, что  не надо путать процедуры обращений граждан и доступа к публичной информации. Никто не хочет игнорировать журналистов, но, когда заявители выбирают спецпроцедуру ответа и пятидневные сроки, они должны разницу в процедурах и специфике, которые регулируют различия между запросом на информацию и обращением.

Если зайти на статистику, то можно увидеть, что Днепропетровский горсовет получил запросов больше, чем Министерство образования, Генпрокуратура, Минобороны, Администрация Президента, Кабмин и Верховная Рада все вместе взятые. Это связано, в том числе, и с тем, что многие люди пишут обращения, предложения и жалобы в виде запроса на публичную информацию.

Простой пример: «Я вам писал, просил выдать мне квартиру и машину за счет города, мне не дали, ПОЧЕМУ?».

При этом действуют два закона: «Про доступ до публічної інформації» и «Про звернення громадян». Оба закона четко описывают права и обязанности сторон информационного обмена. Запрашивающая сторона может называть свою бумагу «запрос», «обращение», «наказ избирателя» либо «повеление императора Галактики». Тут я даже не шучу, у нас за день можно насмотреться разного.

Вне зависимости от заголовка документа, его правовой статус определяется содержанием. Если это жалоба – это жалоба, и, соответственно, закон «Про звернення громадян». Если это предложение – тоже.

Опять таки, есть довольно простые для идентификации сторонами общения информационные запросы. «Дайте копию распоряжения № такой-то от даты такой-то».  Налажена работа, чтобы большинство  подобных заявлений сразу же выдавались заявителям. Вопрос – ответ. Прямо на месте. Заверенная копия.

Чем конкретнее запрос, тем быстрее ответ. Если необходимо получить копию документа, надо просто написать, какой документ необходим.

А вот теперь приходим к самому интересному.

Пример первый — если в одном письме запрашивающей стороны совмещаются вопросы, которые, по мнению вопрошающего, регулируются сразу двумя законами. Простой пример: «Запрос на доступ к публичной информации. Дайте мне решение вот такое, и объясните, как  вы вообще могли такое принять????777семь. Прошу наказать всех депутатов, которые за это голосовали».

И вот в этом случае мы считаем, что подобное письмо регулируется законом «Об обращениях граждан» и уведомляем о его правовом статусе. После чего получаем бурю возмущений «там же написано ЗАПРОС и можно ж дать быстро ответ на ту простую часть? А на остальное отвечайте когда хотите». Вот как раз с телеканалом Регион похоже получилось. Почему мы считаем это обращением – потому что подобные формулировки четко предусмотрены законом «Об обращениях граждан». А закон о доступе к публичной информации устанавливает определенные ограничения для запросов на информацию.

Ну и самое сложное – когда заявитель считает, что он пишет запрос, а мы считаем – что обращение. Именно в этом случае начинается серьезная дискуссия, которая продолжается на страницах фейсбука и, в самых плохих случаях, в судах.

Как юрист, считаю, что судебный способ решения вопросов – крайний случай, когда люди уже совсем не могут договориться. Мы, зачастую, можем ))). Более того, как видно даже из этого поста, мы пытаемся максимально озвучить свою позицию, чтобы снизить градус накала до минимума.

Огромная просьба постараться нас понять. Мы действительно готовы к взаимодействию. Удачи всем.

Заместитель городского головы Днепропетровска

Александр Санжара

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать