За последнюю неделю на пожарах в области погибло 10 человек

 

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал  и.о. заместителя начальника Главного управления реагирования на чрезвычайные ситуации в Днепропетровской области полковник службы гражданской защиты Руслан Мураль. Он рассказал ведущим Сергею Шишкину и Ольге Палий о человеческом факторе ЧС, о том, как служба взаимодействует с местной властью, когда у службы спасения появятся волонтеры, и почему в Днепре не было слышно сирену, оповещающую о чрезвычайных ситуациях.  

— Снег, наледь, морозы – все сопутствующие аттракционы: в Днепр пришла зима. И сегодня наш гость — и.о. заместителя начальника Главного управления реагирования на чрезвычайные ситуации в Днепропетровской области – полковник службы гражданской защиты Руслан Мураль. Добрый вечер!

Руслан Мураль: Добрый!

— Зима и МЧС, Будет ли больше пожаров? Какова нынче статистика? Как люди греются, не мерзнут ли?

 

Руслан Мураль: В принципе, количество пожаров прогнозируемо. По области с начала года зарегистрировали 9208 пожаров. За последний месяц среднестатистические данные таковы: есть рост – до 112 за неделю.

— А сколько в среднем в день пожаров происходит?

Руслан Мураль: Это привязано больше к сезонам и состоянию экосистемы. Зимой – похолодание, пожаров больше в жилье, в помещениях. Основная причина – нарушение правил пожарной безопасности при использовании печного отопления или самодельных отопительных приборов. Еще одна банальная причина – человеческий фактор. Устанавливают отопительные приборы рядом с горюче-смазочными материалами. Плюс – злоупотребление алкоголем и курение в нетрезвом состоянии.

— Зимой горит все, что греет, правильно?

Руслан Мураль: Конечно.

— А сколько времени расчет едет к месту возгорания?

Руслан Мураль: Нормативы для города – 10 минут: плюс-минус 5 минут. Для сельской местности – 20 минут: плюс-минус 5 минут. Но этот норматив усреднен и не учитывает расстояние пожарного подразделения до места происшествия. Скажем, село Лошкаревка находится от центральной пожарной части в Никопольском районе на расстоянии 75 км. Сами понимаете, сколько надо времени зимой, чтобы по проселочной дороге добраться до места пожара.

— Для скорой помощи создали электронную систему. И ближайший экипаж направляют по вызову, даже если он из другого района. Там машины не всегда на базу направляются, они всегда в движении. У вас есть подобное?

Руслан Мураль: Наша система реагирования предусматривает многоуровневое управление. С одного пожара, если не хватает техники, можем перебрасывать ее на другой.

— И GPS-навигация есть на ваших машинах? 

Руслан Мураль: Да наблюдаем за техникой в онлайн режиме.

— Какая причина пожара вас удивила в последнее время – из-за воды, например?

Руслан Мураль: Я служу давно – начинал еще в пожарной охране тех лет, удивить меня чем-то нельзя. Больше не удивляют причины, а настораживают последствия. С опытом нервная система грубеет, конечно, хладнокровнее относишься к последствиям. Тем не менее все равно после серьезных пожаров с множеством жертв душу щемит – особенно когда страдают или погибают детки.

— Сколько в среднем гибнет людей в месяц на пожарах?

Руслан Мураль: Из названных 112 за последнюю неделю – 10 погибших, в том числе двое детей. С начала года на пожарах погиб 151 человек. Статистика сама за себя говорит. Серьезность вопроса осознается только тогда, когда узнаешь статистику. А на причины многие не особо обращают внимание, пока они сами не становятся свидетелями такого пожара. Ведь 150 человек – это много, при этом каждая жизнь человека – бесценна.

— Много разговоров о волонтерской программе, неких дружинниках, которые будут вам помогать, говорят даже о целой программе в данной сфере. Что-то получилось в итоге?

Руслан Мураль: Пока рано говорить, что получилось. Работа только начинается. В рамках децентрализации идет реформа госслужбы по чрезвычайным ситуациям. В сельских районах всего по одному подразделению. Чтобы обеспечить пожарную безопасность по европейскому образцу, было предложено местным громадам создавать свои – то ли центры безопасности, то ли местные пожарные команды – содержали их, реагировали на вызовы, сокращая число жертв и сохраняя жизни людей.

Сейчас идет работа по подготовке нормативной, законодательной базы для этого. Слово «волонтер» подразумевает добровольную основу без оплаты. Может быть, в законе заложат какие-то преференции в виде бесплатной страховки или других поощрений для волонтеров. Создана группа из наших коллег, работающая с местными органами власти, главами громад. Предлагаем, помогаем, подсказываем, как лучше обеспечить пожарную безопасность в населенных пунктах.

— А сами волонтеры что будут делать? Где они будут базироваться, учиться? 

Руслан Мураль: Мы на стадии формирования в данном направлении. И, к слову, наша область является пилотной. В трех вновь созданных громадах уже рассматривается вопрос строительства здания для пожарной команды, финансирования. Решен вопрос по подготовке добровольцев. Местные пожарные команды будут профессионалами, содержать их будут местные же громады. Ну а добровольцы – это помощь, усиление на определенном этапе, как в любой европейской стране.

— Сколько у вас бойцов в области? 

Руслан Мураль: Штат по области – около 4 тысяч человек.

— Это и те, кто пожары тушит, и те, кто рыбаков на льду спасает, и авто разрезают после ДТП?  

Руслан Мураль: Да.

— А сколько из них в Днепре?

Руслан Мураль: Порядка двухсот.

— А сколько еще будет добровольцев, профессионалов – из тех же муниципальных, кроме этих двухсот человек? И что с нагрузкой – хватает ли персонала? 

Руслан Мураль: Нагрузка большая. А насчет «хватает ли, не хватает»… Мы государственная служба, и обязаны предпринять все необходимые меры, чтобы всего хватало.

— Нет, ну есть законы физики: один человек не может быть в двух местах одновременно.

Руслан Мураль: Есть ряд документов, предусматривающий привлечение людей по схеме из других городов – при определенных чрезвычайных ситуациях или пожарах. Мы можем сами себя усилить – вплоть до того, что возьмем помощь в соседней области – например, для тушения крупных лесных пожаров. Тем не менее сказать о конкретном числе необходимых волонтеров пока нельзя – вопрос остается открытым. Но мы надеемся, что они помогут нам больше оказывать помощи людям.

В первую очередь надо спасти человека во время пожара. А потом уже, исходя из возможности и наличия людей и техники, оказывать другую помощь.

— А когда вас просят снять кошку с дерева, а вы заняты пожаром…

Руслан Мураль: И в этих вопросах тоже.

— Какая зарплата у личного состава?

Руслан Мураль: Средняя по области у бойцов – 3,6 тыс. грн. Это  денежное содержание, как в любой другой силовой структуре.

— Это с выслугой лет?

Руслан Мураль: Да, в среднем.

— То есть очередь желающих служить у вас не стоит. Какой средний возраст сотрудников?

Руслан Мураль: Нельзя сказать, что у нас некомплект или о том, что мы на 100 процентов укомплектованы сотрудниками. Есть выслуга лет. Одни приходят, другие уходят. И в среднем 5 процентов некомплекта для пожарной части – это норма.

А за один день пожарного не подготовишь. Минимум надо 3 месяца для первого дежурства. Потом – еще месяц дежурств с наставником. Не все просто в нашей службе и тех ситуациях, на которые мы выезжаем.

— Такое же обучение пройдут волонтеры?

Руслан Мураль: Да, на нашей базе это возможно, есть учебный центр, курсы подготовки для работы на первичном уровне, оказания первой помощи, не связанном с большим риском для жизни.

— А техники вам хватает?

Руслан Мураль: Достаточно. Но парк морально и технически устарел. Автомобили имеют по 20-30 лет срока эксплуатации.

— У вас волшебники работают? 

Руслан Мураль: Люди добросовестные, и водители в том числе. За техникой следят, и вы сами выдели, что на пожары она выезжает.

Поступает и новая техника. В этом году мы получили пожарный автомобиль «МAN» — в центральную городскую часть. На следующий год планируется предоставить еще 4 единицы. Потихоньку идет обновление, хотя хотелось, чтобы побыстрее.

Финансирование из госбюджета. Но есть еще рычаги, программы, по которым местные органы власти могут не финансово помогать, а закупать для нас технику, оборудование, имущество – форму или топливо, и помогать нашим подразделениям.

— Городская власть обещает купить вам много какой-то техники и какую-то там необычайно большую лестницу, которой нет в Днепре.

 Руслан Мураль: Есть такое.

— Вроде миллион гривен собрались потратить на какую-то машину, которая легко достает до верхних окон многоэтажек… 

Руслан Мураль: Наверное, не гривен, а долларов. Да, в Днепропетровске – плотная застройка, много высотных зданий, а наша техника предназначена для 30-метровых домов. Поэтому нужна автолестница – 50-60 м, чтобы оперативно добраться в случае пожара на верхних этажах. Поэтому мэр принял решение помочь нашей службе, выделить деньги не только на технику. В этом году уже выделили субвенций на 5,5 млн грн – в основном на закупку спецодежды и оборудования для пожарных. На следующий год планируют о же самое сделать. Рассматривается и вопрос о закупке техники.

— То есть горсовет вам дает деньги, а вы сами решаете, куда их потратить?

Руслан Мураль: Нет, мы можем брать деньги только из госбюджета.

— Горсовет купил и передал вам? 

Руслан Мураль: Пока еще не могу сказать, что передал. Но на 5,5 млн грн купили – в этом году передадут. По поводу лестницы вопрос еще решается.

— Вы составляете им техзадание, да?

Руслан Мураль: Пишем о том, какие требования предъявляются к боевой, спасательной и пожарной одежде. Форма довольно дорогая, и по европейским нормам изготовлена. С оборудованием то же самое: достаточно современное.

— А то, что купили, вы видели – оно подходит? 

Руслан Мураль:  Конечно, мы же это заказывали. Мы попросили определенные характеристики, чтобы влагостойкая форма была, не протекала, выдерживала определенную температуру. Там много нюансов – молнии, заклепки, липучки. Там есть определенные стандарты и требования, чтобы форма выдерживала в боевой работе и при высоких температурах на пожарах. И зимой – то же самое. Думаю, все 200 бойцов получат обновки до нового года.

— А в других городах такое же положение? 

Руслан Мураль: Система такая же. Каждый орган власти на местном уровне имеет такие же программы по закупке и передаче имущества. Основная сумма там – это на выделение топлива. В связи со статистикой по выездам, его много используется. С начала года, помимо пожаров, у нас было 13 700 оперативных выездов. Это объемный показатель, требующий и человеческих, и технических ресурсов.

— А спасательная авиация у нас есть, как у буржуев? 

Руслан Мураль: В области нет. Есть в системе прямого подчинения в Нежине, Черниговской области. Там авиабаза ГСЧС. Наша авиация оказывала помощь во время тушения недавних лесных пожаров в Израиле в районе города Хайфа. Самолет АН-32-П способен взять 8 т воды и сбросить ее на самых низких высотах во время крупных лесных пожаров.

— В 2012 году в Ялте был пожар, тушили с вертолета. Это их техника или из Нежина? 

Руслан Мураль: В Нежине – база, но в пожароопасный сезон технику, в том числе приписанные к аэродрому в Нежине вертолеты, направляют на аэродромы в тех районах, где больше всего лесов.

— А у нас летом дежурили? 

Руслан Мураль: Большей частью у нас дежурство перекрывают в Харькове, там базируется авиация. Плюс – наши внутренние военные вертолеты – это Ми-8, которые от пожарных фактически ничем не отличаются. Есть просто модернизированная модификация МТ, которая может нести заборные устройства – такие корзины – для сброса и забора воды из любого водоема. Такие вертолеты есть и в Харькове базировались в пожароопасный период. Мы часто привлекаем их для учебных полетов, наблюдения за ситуацией в области.

— Вернемся к зиме. Речки встали. Рыбаки пойдут развлекаться, и с ними будут разные беды. Есть ли какие-то лодки, как будете людей спасать?

Руслан Мураль: Есть специфические наши подразделения. Вы сами видели: мы и пилим, и спасаем. Есть аварийно-спасательная часть на водных объектах – базируется на Монастырском острове. В наличие специальный грузо-спасательный аварийный автомобиль для перевозки водолазов, если надо подъехать к ставку или другой речке. Есть катер на воздушной подушке «Марс-700». Он едет и по льду, и по воде, и по камышу, и по земле. Его можно перевозить на прицепе.

Летом используем простые резиновые или специализированные лодки. А зимой – катер на воздушной подушке – для безопасности личного состава. Плюс – не надо переживать, что при спасении человека сломается лед.

— Недавно тестировали сигнальную сирену. Люди жаловались, что ее было неважно слышно. Это увязано со СМИ как-то? 

Руслан Мураль: Это не совсем наша парафия. Потому как централизованная система оповещения в области возлагается на органы власти. Мы первично располагаем информацией о возникновении чрезвычайных ситуаций, знаем их масштабы и рекомендуем властям ряд мероприятий, в том числе и по поводу эвакуации, которая на первичном этапе начинается с сирены – она предназначена для максимального привлечения внимания людей. После этого идут другие процедуры. Все руководители предприятий проходили курсы гражданской обороны, они знают, что делать.

Надо понимать и тем, кто отдыхает после работы, что после звука сирены надо включить телевизор или радио, где будут даны необходимые инструкции. Виды чрезвычайных ситуаций разные, в том числе связанные с военными действиями. При одних – надо, например, спуститься в подвал или в бомбоубежище.

— Но в этот раз, говорят, те, кто услышал сирену, включил ТВ, а там – ничего. Почему не сказали, что это была учебная тревога? 

Руслан Мураль: На самом деле – это не столько для населения, сколько для проверки самой системы. Она действительно устарела и требует модернизации. В этом вопросе значительную работу проводит город Днепропетровск, как флагман центральный. В этом году 1,2 млн грн выделили на модернизацию. Но надо учитывать, что система была смонтирована в советские времена, она охватывает старую часть города. А на Тополях, Левобережном, Красном Камне плохо слышно – это факт.

— Мы и в центре не слышали вообще. 

Руслан Мураль: И я в центре был: слабо, но слышал. Но есть и объективные примеры несрабатывания сирен, связанные с кражами кабелей. Потому и проводят проверку системы.

— И в заключение – наша постоянная рубрика «Минута славы». Ваше обращение ко всем жителям Днепропетровщины? 

Руслан Мураль: Наступают праздничные, радостные дни. Хочу пожелать, чтобы у всех они прошли хорошо и без эксцессов. А для этого, прежде всего, не забывайте об элементарных мерах безопасности. И, учитывая наш прогноз – то снег, то дождь, то мороз ночью – хотел бы обратиться к автомобилистам: если есть возможность, воздержитесь от поездок. А надо ехать – осознавайте технические возможности своего автомобиля и соблюдайте скоростной режим. Это и вас обезопасит, и даст возможность нашей службе оказывать помощь тем людям, которым она действительно необходима.

-…а не вытягивать вас из кюветов. Спасибо вам большое!

Руслан Мураль: И вам спасибо!

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА