Юрий Голик: о дорогах, долгах и мозгах  

Советник губернатора Днепропетровщины Юрий Голик побывал в прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» и рассказал ведущим Ольге Палий и Владимиру Колисниченко, почему в области не ремонтируются государственные дороги,  что происходит в городах, отсоединившихся от центрального отопления и почему Государственный бюджет -2017 нельзя назвать бюджетом развития.

— Отгремели практически все новогодние праздники. И мы решили перед старым Новым годом нарубить немножко мясца. Наш очередной гость – советник председателя Днепропетровской ОГА Юрий Голик. Добрый вечер!

Юрий Голик: Добрый вечер!

— Первый вопрос – бюджет. Очень много оценочных суждений по нему. Какова ваша позиция?

Юрий Голик: Из ваших уст вопрос про государственный бюджет – это всегда тонкий троллинг. Потому что в прошлом году, когда вы 28 или 29 декабря на сайте Забебы спросили местных политиков, что они думают о госбюджете, который на тот момент никто не видел в глаза, все очень бодро отчитались. И только наш финансовый департамент не видел физически документа, поэтому там нечего было комментировать.

— Но за две недели вы уже наверняка прочитали его? 

Юрий Голик: Прочли, получили. Бюджет опубликован, он есть на сайте, подписан, и так далее. Мы бы скорее назвали его не бюджетом развития, а бюджетом стабилизации. В нем заложено достаточно денег, чтобы государство финансировало все свои программы. Нам, как физлицам, гражданам этой страны, конечно, хотелось бы видеть бюджет гигантский, реформаторский – со снижением количества и объема налогов, программами по энергоэффективности. С другой стороны, мы понимаем, что на уровне государства в целом реформы так быстро не делаются. Тем более в нашей державе, страдающей медленной скоростью.

Этот бюджет явно лучше прошлогоднего. Что нам хотелось бы там видеть в первую очередь? На какие вещи мы обратили внимание? На субсидии заложено 45 млрд грн. Много это или мало? Это достаточно. Огромное количество семей – порядка 8 миллионов – будут получать субсидии на оплату услуг жилищно-коммунального хозяйства. В области таких семей – более 500 тысяч. Это первый показатель по стране в целом.

А вот сколько на фоне этих 45 млрд грн есть средств на программы энергоэффективности? Сопоставимы ли цифры?

— Вы нас спрашиваете?

Юрий Голик: Нет, я определяюсь. Выдают деньги на субсидии. Но на самом деле эти средства потом засчитываются  операторам, которые поставляет тепло, энергоносители.

А давайте в бюджете предусмотрим деньги на энергоэффективность, начнем с обратного. Сделаем так, чтобы уровень потребления энергоносителей снижался. Если так произойдет в каждой квартире за счет энергосберегающих окон и правильной системы отопления, то и количество средств, выделяемых на субсидии, снизится со временем. Это то, что нужно делать.

Хотелось бы нам больше видеть денег на дороги государственного значения.

— Стоп! Так есть ли средства на энергоэффективность?

Юрий Голик: Там нет 45 млрд грн. Там есть отдельные элементы, позволяющие это сделать, но нет таких сопоставимых цифр, скажем, что 45 млрд на субсидии и 45 млрд на энергоэффективность. Такого нет.

— Вы начали говорить о дорогах государственного значения – одной из самых больших проблем. ОГА будет решать эти проблемы или дороги опять сойдут вместе со снегом в марте? 

Юрий Голик: Дороги государственного значения – это не проблема, это – следствие. Это  отсутствие мозгов в головах людей, которые за эти дороги отвечают в принципе. Если бы они обладали достаточным набором профессиональных навыков, у нас были нормальные дороги. А их отсутствие – следствие некачественного управления и того, что в Облавтодоре и Службе автомобильных дорог (далее – САД – прим. ред.) раз в полгода меняется начальник. Кто-то в бегах, кто-то сидит по уголовным делам, открытым еще два года назад, кто-то приходит новый.

Яркий и простой пример. Сейчас снег выпал. САД и исторический их подрядчик Облавтодор чистит областные дороги, так? Город чистит у себя, а между городами – Облавтодор, который подчиняется Укравтодору, тот – Министерству транспорта инфраструктуры, где достаточно реформаторский министр – господин Омелян. Должна ли ОГА туда вмешиваться? Если де-юре – нет. Но по сегодняшнему состоянию у Облавтодора недостаточно солярки, посыпочного материала, нет финансирования на этот год, чтобы они это закупили.

А в прошлом году по бюджетному распределению они не успели закупить достаточно материалов. Эта картина повторяется из года в год. То есть де-юре мы не имеем к этому отношения. А де-факто – понимаем, что это наша ответственность, потому что мы отвечаем за всю область.

Мы находим возможность: либо чтобы им отпустили товар компании, продающие солярку, под наши гарантии, что они потом заплатят, либо просто распечатываем областной резервный фонд, который мы каждый год формируем и оттуда выдаем им солярку и посыпочный материал. С нашей точки зрения, это ненормально.

Если мы говорим о том, что в стране идет децентрализация, бюджетная ответственность уходит на места, — расформируйте Облавтодор, САД, отдайте дороги на уровень местных райсоветов, облсоветов, городов. Отдайте туда все финансирование, которое вы и так туда выделяете, и общины сами разберутся с этими дорогами.

С одной стороны, эти дороги на места не передаются. С другой — на них не выделяют средства. Классический клинический случай: в прошлом году выделили 300 млн грн на дорогу «Днепр-Кривой Рог-Николаев» и 90 млн грн на дорогу «Павлоград-Красноармейск» — там есть село Новониколаевка, где трасса разбита военной техникой, но дороги ж не сделаны. Техника туда не вышла, но деньги были выделены. То есть САД, как оператор этих средств в области, должна была просто пройти все процедуры, объявить торги, пообщаться со всеми подрядчиками…

— Там даже какие-то торги и были, но антимонопольный комитет не согласился.     

Юрий Голик: И по факту, закончилось ничем. И сейчас можно рассказывать все что угодно: и про комитет, и про плохих подрядчиков или то, что не так выделили деньги. Это никого не интересует. У нас была одна просьба к ним: пожалуйста, возьмите эти деньги и постройте на них нормальную дорогу. Можете это сделать? Нет, не можете. Не смогли. Начальника САД, при котором это случилось, сменили. Сейчас другой руководитель. А мы бьемся, чтобы финансирование выбить на следующий год и чтобы они смогли на эти деньги строить дороги.

В чем сложность? Первое: Омелян в интервью «Цензор.нет» сказал, что видит дорог на 30-35 млрд грн. Фантастическая история. Нам бы тоже очень хотелось. Мы видим, что сейчас в бюджете есть реальных 20-22 млрд грн – плюс есть еще спецфонд, из которого можно перебросить часть средств, и будет теоретически общая сумма – 30-35 млрд грн.

Сколько денег нужно Днепропетровской области? Если считать по населению, вкладу в ВВП, уровню внедрения национальных реформ, то эта цифра должна колебаться от 10 до 20 процентов, если подходить здраво и по-честному.

Наверное, 10 процентов было бы мало, а 20 – много, потому что отдать одну пятую на одну область — это…

— Несправедливо.  

Юрий Голик: Да. Если есть 30-35 млрд грн, дайте нам 15 процентов – это порядка 4,5-5 млрд грн. На эти деньги можно сделать дорогу «Днепр-Запорожье» — до границы с Запорожской областью, трассу «Днепр-Кривой Рог» полностью – причем это будет капитальный ремонт со сменой основания. По сметной стоимости Укравтодора, это 4 млрд грн. Можно еще сделать дорогу «Днепр-Павлоград», дамбу. Для того чтобы закончить то, что САД сделала в прошлом году, надо 76 млн грн, чтобы положить верхний слой и она была идеальной. Можно закончить «Павлоград-Красноармейск», «Кобеляки-Решетиловка», объездную вокруг Петриковки, а также заново сделать поточным ремонтом дорогу «Днепр-Каменское».

— Это было бы счастье!    

Юрий Голик: Да. Другой вопрос в том, хватит ли мощностей Днепропетровской области, умения руководителей САД и всех подрядчиков, чтобы освоить 4-5 млрд грн. Наверное, хватит, потому что весь прошлый год мы на примере областного бюджета и горсовета Днепра их тренировали: они закупали технику, строили асфальтовые заводы, обучали людей. И наверное, если бы деньги поступили сейчас и начались процедуры торгов, чтобы, когда позволить температура, они вышли на эти дороги, то они бы успели.

Верим ли мы в такое фантастическое событие, что они выйдут на дороги в апреле? Нет, не верим. Верим в то, что в лучшем случае к маю-июню мы всеми силами, с помощью народных депутатов от нашей области, с помощью лоббистских возможностей нашего губернатора Валентина Резниченко выбьем эти деньги на область, САД их получит, и вот тогда мы посмотрим, сколько они реально…

— То есть в октябре начнут?   

 Юрий Голик: Тогда уже будут работать до последнего. Тут вопрос планирования. Давайте планировать заранее. Почему мы, как область, второй год подряд выделяем по 500 млн грн на дороги, город выделяет. Мы научились планировать заранее. Научились понимать, что как только позволяет погода, областные коммунальные дороги начнут делаться, мы их закончим делать к октябрю или сентябрю, если все будет идти без срывов. Почему государственные дороги нельзя так делать? Вот в этом есть проблема.

Либо расформируйте САД и Облавтодор, отдайте все дороги нам, на балансы местных советов. Вообще, не суть важно куда, с финансированием  дальше мы разберемся сами. Либо, если вы за эти дороги держитесь и считаете, что они должны принадлежать государственной компании, которая находится в Киеве, а ее филиал – в Днепропетровской области – окей: сделайте то, что положено по закону – выделите туда деньги. Поставьте туда людей, которым вы доверяете, и пусть они работают по конкретным направлениям. Вот и все!

— В конце прошлого года Омелян с очень большой надеждой представлял нового руководителя этой службы – там из Польши привезли специалиста. Но – счастья нет!    

Юрий Голик: Знаете, как говорят: нет пророка в своем отечестве. В стране населения более 40-45 млн жителей. Так неужели в такой стране невозможно найти незаангажированного руководителя с мозгами в голове и опытом работы в большой компании, который достаточно бесстрашный, чтобы сломать устоявшиеся схемы и устои, которые есть в отдельно взятом Укравтодоре, и который бы научил всех делать дороги? Ну это же несложно – была бы политическая воля.

Поэтому, когда говорят, что пришел Новак… Ну, окей – он пришел, но что поменялось? Как не было в прошлом году солярки у Облавтодора, так и нет в этом году. Как ОГА находила все расходные материалы, так она их и находит. Так что поменялось? Пока ничего.

Да, наверное, ему надо дать время. Давайте подождем. Но, извините, если в прошлом году деньги выделили, но они не смогли на них построить дороги. А если в этом году выделить не смогут? Зачем, вообще, эта структура нужна, если она не может содержать свои дороги в нормальном состоянии?

— Выходит, в 2017 году ждать каких-то положительных изменений не придется?

Юрий Голик: Если у нас в прошлом году была позиция, что мы не имеем отношения к САД – ребята, это, мол, ваша зона ответственности, вы и разбирайтесь, то сегодня мы понимаем, что без нас, наверное, уже не разберутся. Мы сформировали список дорог, которые хотим сделать, проводим еженедельные совещания в ОГА у профильного заместителя губернатора с САД. Регулируем процесс расчистки, им всем помогаем посыпочным материалом и соляркой. Точно понимаем, проекты каких дорог они сейчас делают. Этот список согласован с нами. Более того – мы точно знаем, какие народные депутаты возьмутся за выбивание этих денег в Киеве. Точно понимаем, как будет выбивать эти деньги губернатор Валентин Резниченко. И наша задача в этом году – чтобы эти деньги физически дошли до САД.

Вторая наша задача: накопленный опыт передать САД. И если им будет нужна наша помощь, мы методически и технологически поможем.

Если сделать, как запланировали, то в этом году областные дороги и городские сделают те, кто за них отвечает. А Укравтодор сделает дороги государственного значения. Тогда за год-два – а в 2018 году вступает в силу закон о дорожном фонде – будут нормальные дороги в области. Но для этого должны работать все ветви власти: не только ОГА и горсовет, а все.

— Боже, страшно звучит: столько людей занимается тем, что проблема как-то сдвинулась с мертвой точки и делалось то, что должно делаться.

Юрий Голик: Есть проект постановления Кабмина, по которому распределяются деньги на дороги, и мы точно понимаем, какие дороги туда уже попали. Это не все дороги, которые мы дали, мы хотим, чтобы туда попало их больше. Плюс еще в Кабмине, выделяя финансирование, определены некие реперные точки, на которые САД должна подать всю документацию. И в случае, если документация будет в порядке, туда будут выделять средства.

По крайней мере в прошлом году, по состоянию на 11 января, у нас такого проекта постановления Кабмина не было. Сейчас – есть. Это неофициальный документ, он может меняться в процессе согласования. Но по крайней мере мы знаем, с каким документом можно работать, что в нем нужно менять и что нужно доносить до Кабинета министров Украины.

— Еще одна проблема 2017 г. – наши леса. У нас в гостях был господин Величко – главный в лесном хозяйстве области. Он говорит, что в текущем году нечем будет людям платить зарплату.  

Юрий Голик: Во-первых, это ответственность господина Величко, возглавляющего лесное агентство в области, которое подчиняется Киеву. Это не зона ответственности ОГА. Второе: долгие годы была программа «Леса Днепропетровщины», которая утверждалась облсоветом, каждый год закупали технику для областного лесхоза. Это делалось. В-третьих, он забывает одну простую вещь о том, что у лесхоза есть источники дохода в виде продажи елок, дров, строительного леса. Понятно, что у нас в области эти доходы гораздо меньше, чем на западной Украине.

— Да вырубили все уже давно.

Юрий Голик: Поверьте, это не так. У них доходы исчисляются в миллионах гривень, и им этого хватает, чтобы платить какие-то зарплаты. Вопрос в другом. Если есть, условно говоря, всеукраинское лесное агентство, которое почему-то не поработало с профильным министерством, не заложило деньги на зарплату для своих подразделений в госбюджет на 2017 г., тогда к руководству есть вопрос: а что вы делаете?

Из неофициальной информации от руководства в Киеве, у них достаточно денег, чтобы себя самих финансировать. Пусть они определятся с мнением директора всего агентства и мнением на местах: достаточно денег или нет.

— Глядя на Ивано-Франковскую область, они говорят: «Да, они там богатые!», а южные области – увы.   

 Юрий Голик: Мы – не бедные, это во-первых. А во-вторых, мы не видим рисков, что будут невыплаты зарплаты у лесников. Мы точно это понимаем.

— То есть там все будет хорошо даже с учетом поднятия «минималки»?

Юрий Голик: Да.

— Это очень радует, хотя в СМИ есть сообщения о том, что люди уходят. Но – идем дальше. Теплоснабжение – важнейшая тема. Никополь, Покров, Вольногорск и Марганец. Там наши энергетики долго работали, чтобы провода пропускали всё то электричество, с помощью которого люди грелись. Что у нас в данной сфере? 

Юрий Голик: У нас область – номер один по сумме долга «Нафтогазу» за потребленный газ за последние 20 лет. Хронические должники – Днепр и Кривой Рог, другие города. Марганец, например, был должен 50 млн грн, а Никополь, скажем, 250 млн грн.

Долгое время долги городов по всей стране «висели» на «Нафтогазе». Вот потребил, условно говоря, Ивано-Франковск или Никополь на 100 млн грн, а заплатил 50 млн грн, то есть 50 млн грн «повисло» на «Нафтогазе». В следующем году еще на 100 млн грн дали газа. Дальше происходило следующее. В этих трех городах – Никополь, Марганец и Покров – там каждый год люди, не получая тепла нормального качества, переходили на индивидуальное отопление, разрешение на которое дает горсовет конкретного населенного пункта. По состоянию на конец отопительного сезона 70 процентов людей, в среднем, уже были на индивидуальном отоплении. Это значит, если брать стандартный 3-подъездный 5-этажный дом на 30-40 квартир, там порядка 10 квартир только оставались на центральном отоплении. Но старые советские котельные не позволяют сбросить мощность ради этих десяти квартир. Как они гнали то количество тепла, горячей воды, так они и гонят. КПД падал, количество собираемых денег снижалось, потому что квартир меньше, а «Нафтогазу» нужно было платить.

Когда в «Нафтогазе» сменился менеджмент и туда пришел господин Коболев, которого мы безмерно уважаем за то, что он делает, за то, что мы отказались от российского газа, и он сказал: «Господа, если вы не платите, вы не будете получать газ, вам не будут давать лимиты, транспортировку, мы найдем способ, как до вас газ не довести. Поэтому либо вы рассчитываетесь, либо газ поставлять не будут».

Всем городам предложили одну и ту же схему: платите 90 процентов текущего потребления и равными частями в течение ближайших пяти лет, независимо от того – отопительный сезон или нет, гасите все накопившиеся долги. Когда города посмотрели на суммы ежемесячных платежей, то поняли: если в отопительный сезон они что-то платить еще и могут, если сильно повезет и урежут все программы развития, то летом у них денег нет.

А позиция «Нафтогаза» была жесткой. У нас был случай в Каменском, когда не смогли рассчитаться с «Нафтогазом» и задержка по оплате составляла 6 часов, то просто отключили транспортировку газа. В итоге отопление не пошло на часть города. А «Нафтогаз» не может из своего кармана спонсировать неэффективные коммунальные предприятия.

Когда мы оценивали риски на следующий год, эти три города были в зоне риска номер один именно по причине того, что большая часть населения была на индивидуальном отоплении. Плюс – они компактно рядом расположены. Провели инвестиционный конкурс на социально-бюджетную сферу – общежития, больницы, правоохранительные органы, найден инвестор который построил свои котельные и сейчас он выигрывает торги на поставку гигакалорий.

— Они там газом топят?

Юрий Голик: Нет, Никополь – в большей степени газом. Только там современные, маленькие модульные котельные с низким уровнем потребления газа, и тариф меньше. В Марганце и Покрове топят альтернативные котельные, такие как у нас на Космической – на пелетах. Кроме того, ликвидированы «бездонные» коммунальные предприятия – черные дыры, куда утекали бюджетные деньги, зафиксировался уровень долга перед «Нафтогазом», то есть долг не наращивается. Субсидиантам из областного бюджета спущены дотации, которые дошли до людей в виде финансовой помощи, чтобы они сами могли решать, какое им отопление поставить: индивидуальное газовое – так большая часть Марганца решила. Могли поставить электроотопление – так тоже много людей решили. Могли поставить газовые конвекторы – так решили в Покрове, бывшем Орджоникидзе.

В чем сложность электроотопления? Будем откровенны: электричество воровали, воруют и будут воровать. Есть огромное количество умельцев, научившихся ставить перемычки, чтобы счетчик не крутился. Долгие годы Облэнерго, принадлежащее ДТЭК, то, что сейчас является естественной монополией, частной компанией, не финансировало должным образом реконструкцию существующих электросетей. При этом люди, получая тепло низкого качества, все равно «догревались» электроприборами.

Когда мы посчитали нагрузку и увидели, что она будет увеличиваться, ДТЭК и инвестор в том числе, нашли возможность вложить свои деньги в начало модернизации электросетей. Но этого мало, потому что, на самом деле, нагрузка возросла, и в следующем году модернизация продолжится. Но мы подали нормальное тепло во все больницы, детские сады.

Сегодня был выездной прием у зама губернатора в одной из больниц, где врач сказал: «У меня первый раз тепло – за десять лет, люди лежат в теплых палатах, не надо подтапливать калориферами». Вот это то, что мы сделали.

— Блэкаутов там не будет?

Юрий Голик: Нет, там усиленные ремонтные бригады, ТП-шки. Смотрят, чтобы такого не произошло.

Мы говорили о том, что люди остаются без работы. Я вам даю конкретный пример: Облэнерго в Покрове создает новую ремонтную бригаду, готовы брать выпускников ПТУ, людей без опыта работы – будут обучать. Базовая зарплата – 5 тыс. грн, она абсолютно белая, когда человек получает на руки – с налогами. Трудоустройство официальное, социальный пакет. С премиями доходит до 8 тыс. грн. Два месяца они лихорадочно ищут людей, но полностью бригаду сформировать не могут. С одной стороны мы слышим, что люди остаются без работы. С другой — по Облгазу, в Днепре, в отдаленных городах – такая же точно ситуация. Люди с головой на плечах и умеющие работать руками без работы не останутся.

— Аульский водовод. Что с ним будет? Банкротят его или нет?

Юрий Голик: Каждый вопрос задаете о том, что не является в зоне ответственности ОГА. Аульский водовод управляется областным советом. Это наши депутаты.

— И вы там никаким боком? 

Юрий Голик: Мы выступили инициаторами… Вот, смотрите, была такая история. Аульский водовод был должен огромное количество денег ДТЭК за электроэнергию, а с водоводом, соответственно, не рассчитывались водоканалы Каменского и Днепра. В облгосадминистрации, в присутствии губернатора Валентина Резниченко, подписали многосторонний меморандум. С одной стороны водоканал Каменского, с другой – руководители Аульского водовода и ОГА, как некоего модератора этой ситуации, и компании ДТЭК. Аульский водовод переуступил долги водоканалов напрямую компании ДТЭК – города теперь рассчитываются сами. Из полумиллиарда осталось, по-моему, 120 или 115 млн грн долга Аульского водовода, подписавшего график погашения задолженности.

Кроме того впервые в этом году в бюджете заложили 20 млн грн на капитальный ремонт системы водоснабжения Аульского водовода. Если мы будем видеть, что его руководство научилось правильно использовать эти деньги и есть эффект, то мы будет продолжать выделять средства и в дальнейшем.

Плюс была огромная программа еще 2014 г. по модернизации вообще всего водного хозяйства области, ее финансировал бы Европейский инвестиционный банк. Она была остановлена, ее нити были потеряны. Сейчас мы восстановили контакты напрямую с этим банком. Оцениваем адекватно: в этом году денег не увидим, но в будущем получим европейские инвестиционные деньги на реконструкцию всей системы водоснабжения области.

— Получается, если мозги будут справляться, есть перспектива в 2017 году все эти вопросы решить?

Юрий Голик: Да, мы этими проблемами активно занимаемся. Активно занимается и Аульский водовод. Нас поддерживает министерство регионального развития, отвечающее за кредит ЕИБ. Там есть несколько программ, по которым мы работаем. У нас есть четкий план действий, мы понимаем, что надо сделать, чтобы не допустить наращивания долгов и банкротства Аульского водовода. То есть такой ситуации, как была, уже не будет. А то, что должно стать лучше, зависит от нас и тех людей, которые в связке с нами работают – чтобы мы все выполнили поставленные задачи.

— Прекрасные детские сады, которые вы планируете строить. Сколько их будет, какова их стоимость, и кто их возведет? 

Юрий Голик: Кто их построит, решит Прозорро. Там достаточно сложный объект. В зависимости от того, кто туда заявится, у какой строительной компании какая квалификация. Проекты на стадии визуализации. Компания, победившая в конкурсе на описательную часть, визуализацию, имеет три недели, чтобы довести это до стадии проекта, после чего его отдадут на получение акта государственной экспертизы. А потом уже объявят торги.

Сейчас заложены три таких детских садика. Два в Днепропетровском районе – в Подгородном и Обуховке, один – в Илларионово Синельниковского района.

На мартовскую сессию готовимся закладывать данные по такому же точно садику в Романково – это возле Каменского. Смотрим, где еще такой же можно построить. Мы их привязываем к местности, проекты делаем под каждое место. Как появились эти населенные пункты? Мы понимали, где огромная очередь из детей и где детсады нужны в первую очередь. Почему они появились именно такие? Потому что нас, в первую очередь, «задолбало» строить двухэтажные бетонные коробки с коридорной системой, где нужно в «дум» или «квейк» играть. То есть мы хотим, чтобы дети радовались, когда туда приходили.

— Спасибо вам большое! Будем ждать новых садиков!

Юрий Голик: И вам спасибо!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать