В Днепропетровске нет вакцин, потому что в Украине нет министра

 Почему в Днепропетровске нет вакцин, кто следит за  качеством уличной еды и продуктов на рынке, почему специалисты санэпидстанции не могут проверить качество школьной пищи в плановом порядке. На эти и другие важные вопросы ответила в прямом эфире «Вечерней мясорубки» исполняющая обязанности начальника Главного Управления Государственной санитарно-эпидемиологической службы в Днепропетровской области Неля Васильевна Салькова.

Сергей Шишкин

– В эфире «Вечерняя мясорубка». 30 минут прямого – подчёркиваю – эфира, злободневные вопросы, бесстрашные гости. В студии Ольга Палий

Ольга Палий

— А также Сергей Шишкин. И у нас в гостях прекрасная женщина, исполняющая обязанности начальника Главного Управления Государственной санитарно-эпидемиологической службы в Днепропетровской области Неля Васильевна Салькова. Добрый вечер.

Неля Салькова

– Добрый вечер, Ольга, добрый вечер, Сергей.

Сергей Шишкин

– Неля Васильевна, готовы ли Вы по нашим правилам сегодня играть? Отвечать коротко, по существу и только правду?

Неля Салькова

– Да, готова.

Сергей Шишкин

– Ну, тогда, пожалуй, начнём. Это, по-моему, непосредственно в компетенции СЭС, вот этот случай на улице Строителей 22, если я не ошибаюсь. Там, где алкоголик дядя Юра обнаружил в подвале бочку с креозотом, бочку сдал, а креозот слил прям на месте, и сразу стало плохо жителям. Расскажите, что там происходит?

Неля Салькова

nelya-salcova

– В выходной день, это было воскресенье, произошла такая ситуация, что было пролито неизвестное химическое вещество в подвальном помещении по адресу улица Строителей 22. В понедельник эпидемиологическая служба получает сообщение от жителей Днепропетровска про такую ситуацию, что там в подвале разлито на площади около 10 квадратных метров неизвестное химическое вещество, похожее на креозот. Эпидемиологическая служба, потому что это наша функция, подключилась к этой ситуации и выехала на произведение замеров. Когда мы провели лабораторные исследования, установили превышение фенола в квартирах первого этажа в 4,5-5 раз. Это превышение предельно допустимой концентрации, и оно не безопасно для здоровья людей.

Сергей Шишкин

– А какие последствия?

Неля Салькова

– Превышение предельно допустимой концентрации – это уже негативное влияние на состояние здоровья людей, это может быть и острое отравление, потому что такая значительная концентрация, и может привести к утрате здоровья.

Ольга Палий

– Говорят, люди в больницу попали?

Неля Салькова

– Да.

Ольга Палий

– Скажите, а сколько вообще вот таких разных веществ вы как-то находите и что с ними дальше делаете?

Сергей Шишкин

– Как говорят: «Вдруг откуда ни возьмись, через 20 лет нашлось». Вот, как-то так было?

Неля Салькова

– Вы знаете, тут такая ситуация… Как мог попасть посторонний человек в подвальное помещение жилого дома? В подвальное помещение, где проходят коммуникации, если оно закрытое?

Сергей Шишкин

– К дяде Юре вопросов никаких, он искал, как себе найти несколько гривен на известное другое вещество, а нашёл вот это. И говорят, что оно там внезапно откуда-то взяться не могло. Его туда кто-то принёс. Ну, перемещение креозота или любых токсичных веществ, это же, наверное, целое дело? Просто так его нельзя взять и возить?

Неля Салькова

– Да, тем более в таком количестве, больше 100 литров этого вещества.

Сергей Шишкин

– Бочёночек.

Неля Салькова

– Ну это вопрос к тем службам, которые обслуживают этот дом, у кого был доступ и каким образом попала туда ёмкость с этим химическим веществом.

Ольга Палий

olga-Paliy

– А Вы помните вообще случаи, когда ещё что-то такое находили?

Неля Салькова

– В подвалах домов?

Ольга Палий

– Ну я не знаю, чтобы оно было возле людей и как-то им вредило.

Неля Салькова

– Нет, вы знаете на моей памяти, а я уже работаю в службе 10 лет, у нас бывают такие ситуации, когда ехала автоцистерна и случилась авария, разлились химические вещества и тогда мы тоже подключались. В принципе, вы знаете, бывают довольно разные ситуации. Несколько лет назад была такая ситуация, когда в подъезде дома нашли больше одного литра ртути разлитой. Это тоже нонсенс. И откуда-то оно берётся.

Сергей Шишкин

– Главный вопрос, это обеззараживание конкретно Строителей 22. Там теперь совсем никогда жить нельзя? Или всё-таки всё соберут и там всё будет как прежде?

Неля Салькова

– Динамика сейчас по этой ситуации по Строителей, 22 позитивная. Там проводятся мероприятия по нейтрализации МЧСниками, мы выезжали и в понедельник, и во вторник, работали, и концентрация этого вещества снижена. Уже вчера было почти в пределах нормы. Но ещё чуть-чуть превышает. Мероприятия все правильно проводятся.

Ольга Палий

– А людей отселяли на это время?

Неля Салькова

– При каждом местном и городском исполкоме есть комиссия по чрезвычайным ситуациям, они собираются и принимают решение. Если есть угроза жизни и здоровью людей, то, конечно, выселяют. Здесь, как нам сказали, не все жители захотели переезжать в то жильё, которое им предложили. Большинство жителей всё-таки переехало к своим знакомым и друзьям.

Сергей Шишкин

sergey-shishkin

– Большое спасибо, жители Строителей могут быть спокойны. Я понимаю, что так. Давайте поговорим о вашей службе, потому что там тоже много вопросов. Вот, говорят, согласно постановлению Кабинета Министров, создают новую госслужбу по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты прав потребителей и, соответственно, СЭС каким-то образом переподчиняют, переформатируют. Расскажите понятным языком, что же там происходит.

Неля Салькова

– На самом деле, в 2014 году вышло распоряжение 442 о том, что количество всех контролирующих органов должно уменьшиться. И это уменьшение происходит с того времени, как бы путём объединения функций и полномочий, под это сокращение попала и Санэпидемслужба. Мы реформируемся в эту службу Госпродпотребслужба, если говорить коротко.

Сергей Шишкин

– Совсем коротко.

Неля Салькова

– Она будет объединять функции ветеринарной службы, функции фитосанитарной, государственной Санэпидемслужбы и инспекции защиты прав потребителя. Вот такое что-то будет интересное и что-то новое.

Ольга Палий

– И сколько людей в 2014 году вошло в реформу санслужбы и сколько дошло до этой новой структуры?

Сергей Шишкин

– Нет ли утечки кадров?

Неля Салькова

– На самом деле время для Санэпидемслужбы, начиная с 2014 года было достаточно сложное. Хотя, если заглянуть немножко в прошлое, то Санэпидемслужба уже в 2012 году прошла период реорганизации, когда из 52 в Днепропетровской области санэпидемстанций, которые были у нас в каждом городе, в каждом районе, осталось всего лишь Главное Управление Санэпидемслужбы и 14 структурных подразделений.

Сергей Шишкин

– Это в 2012 году, а сейчас?

Неля Салькова

– А сейчас у нас… в 2014 году у нас было 250 госслужащих, и госслужащие медицинские работники входили в это количество, на конец реорганизации у нас осталось 173 работника Санэпидемслужбы на всю область.

Ольга Палий

– И говорят, в апреле у вас были какие-то проблемы?

Неля Салькова

– В 2014 году у нас финансирование по заработной плате на Госсанэпидемслужбу уже было только на первый квартал, потом было дофинансирование Госсанэпидемслужбы частями, через утверждение Кабинета Министров на финансирование Санэпидемслужбы, и за это время мы каждый раз теряли своих специалистов, опытных специалистов, эти профессии очень редкие, эти кадры готовились годами, и, наконец, нас осталось вот такое количество. С 1 апреля у нас прекратилось полностью уже финансирование, потому что уже завершается этап нашей реорганизации. Часть работников перейдёт в Госпродпотребслужбу, часть работников не выдержало этого всего, уволилась и перешла по профилю в Днепропетровский областной лабораторный центр, в структурное подразделение Госсанэпидемслужбы Украины, которое выполняет тоже определённые функции.

studiya-vecherney-myasorubki

Ольга Палий

– А почему, пишут в соцсетях, что в апреле какие-то люди из Санэпидемслужбы приходят в школы, в детские сады, вымогают взятки? Вот такие ужасы про вас пишут. Как это возможно?

Неля Салькова

– Смотрите, Санэпидемслужба выполняет функции государственного надзора и контроля в соответствии с законодательными актами. Основной наш документ был, это документ № 877 Закон Украины о проверках, на основании которого мы осуществляли мероприятия по надзору и контролю, и в соответствии с этим законом мы имели право проверять субъекты хозяйствования планово или внепланово. Для внеплановых проверок достаточно…

Ольга Палий

– Стоп, субъекты хозяйствования – это фирмы.

Неля Салькова

– И школы.

Сергей Шишкин

– Фактически любое заведение можно было проверить.

Неля Салькова

– Не так всё, как говорится, просто, как нам хотелось бы.

Сергей Шишкин

– Ну, знаете же, какая слава у санстанции – сейчас придут, оштрафуют, потом взятки будешь давать. Так говорят, мы ни при чём здесь.

Неля Салькова

– На самом деле, проверки у нас были сведены до минимума. Потому что в 2014 году выходит закон про мораторий – проверки все контролируют органы, не проверяют с августа месяца, и этот мораторий продолжается 2015 год до сентября. Вот только с сентября мы начали проверять. И опять же, проверять не все объекты и субъекты хозяйствования. Детские сады мы не проверяли, потому что вот такая сложилась коллизия в законодательстве, что Министерство охраны здоровья для осуществления этих плановых проверок разработало унифицированные формы актов и перечень вопросов для осуществления проверок лишь на 4 вида объектов. Объекты, которые осуществляют водоснабжение населения, промышленные объекты, лечебно-профилактические учреждения и детские дошкольные учреждения. При этом в детские дошкольные учреждения выходит новый СанПиН в 2014 году и этот перечень вопросов уже, как бы не совпадает с формализованным утверждённым актом.

Ольга Палий

– О, Боже! Так что, например, какая-то фирма выиграла тендер и готовит детям еду…

Сергей Шишкин

– А проверить её никак, нет нормативной документации. И какие вопросы задавать не знаете?

Ольга Палий

– Это враньё точно, и вы этой весной точно не ходили в школы?

Неля Салькова

– Плановых проверок ни в школах, ни в детских учреждениях мы точно не делали.

Ольга Палий

– А внеплановые?

Неля Салькова

– Внеплановые проверки у нас были на основании эпидрасследования. Эта функция Санэпидемслужбы была согласована с центральным органом, и мы имели право таким образом выходить на объекты. Но тут мы проверяли только те вопросы, которые случались…

Ольга Палий

– То есть какой-то ребёнок, у него животик заболел…

Неля Салькова

– Пришло экстренное уведомление на Государственную Санэпидемслужбу, официальный документ, и мы на основании этого подготавливали документы и выходили на проверку.

Сергей Шишкин

– Что делать в том случае, если, например, мне, как родителю, где-нибудь в школе предлагают, как это часто бывает, немножко скинуться в Санстанцию. Абсурдно звучит, конечно, но бывает. Есть ли куда стремительно позвонить и сказать – там происходит невообразимое! Ну, какая-нибудь горячая линия или форма связи СЭС.

Неля Салькова

– В Санэпидемслужбе существует горячая линия, туда, как правило, на этот наш номер телефона поступают звонки-жалобы разных субъектов хозяйствования. А никто же не отменял номер телефона 102. Это же уже коррупционные дела, если взятки.

Сергей Шишкин

– Звоните в милицию, там разберутся.

Неля Салькова

– Да.

Ольга Палий

– А номер службы помните? Этот номер телефона, экстренный.

Неля Салькова

– 770-83-55

Сергей Шишкин

– Из предыдущих абзацев мы вроде бы поняли, что стремительно сокращается численность ваших сотрудников, полномочия тоже пересматриваются, куча вопросов. Не приведёт ли это к тому, что все «шаурмятни», ларьки, весь уличный общепит каким-то образом до безобразия распоясается и начнёт нас кормить непотебом? Отчего, соответственно, всякие болезни нападут на горожан и тому подобное. Хватает ли рук, банально, на то, чтобы всех держать в узде?

Неля Салькова

– Все вот эти субъекты стихийной торговли, киоски Санэпидемслужбой вообще не проверялись последних два года.

Сергей Шишкин

– Горожане в опасности. Едят что попало.

Неля Салькова

nelya-salkova

– Да.

Сергей Шишкин

– Надо что-то предпринять в этом направлении, начать их каким-то образом обуздывать.

Неля Салькова

– Стихийная торговля, она практически вся теперь лежит на органах местного самоуправления.

Ольга Палий

– Это мерия может пойти поесть.

Неля Салькова

– Да, да. Хотя были, создавались и рабочие группы по борьбе со стихийной торговлей.

Ольга Палий

– А не стихийная, а нормальная торговля? Я имею в виду рестораны, и всё такое…

Неля Салькова

– Продукты питания из поля зрения Санэпидемслужбы в 2015 году практически выпали. Почему? Потому что снова изменения в законодательстве и продукты питания с компетенции Госсанэпидемслужбы переходят в Госпродпотребслужбы, изменения в законе вступают в силу.

Сергей Шишкин

– А вы проверяли?

Неля Салькова

– Не проверяли. И у нас нет таких полномочий для проверки продуктов питания.

Сергей Шишкин

– То есть и на рынках никто ничего не проверяет.

Неля Салькова

– Санэпидемслужба – нет.

Сергей Шишкин

– А вот эта новая служба? Которая со сложным названием, никак не запомнить.

Неля Салькова

– Госпродпотребслужба будет как раз проверять безопасность пищевых продуктов.

Сергей Шишкин

– Будет или уже проверяет?

Неля Салькова

– Она ещё только формируется.

Сергей Шишкин

– То есть намерений громадьё, а фактически как-то не очень.

Неля Салькова

– И там даже новый закон о безопасности пищевых продуктов, который набирает силу. Он набрал уже силу, и он будет именно под эту службу.

Ольга Палий

studiya-vechernyaya-myasorubka

– То есть два года каждый делал, что хотел, и кормил людей, как ему вздумается?

Неля Салькова

– Выходит, что так. Те же самые моратории, если бы начались с целью уменьшения давления на субъекты хозяйствования…

Ольга Палий

– Кстати говоря, у вас же есть статистика каких-то отравлений, кишечных расстройств, она как – изменялась?

Сергей Шишкин

– Может быть, там какой-то невероятный пик произошёл?

Неля  Салькова

– Здесь нас подстерегает возрастание инфекционных заболеваний, но я хочу привести примеры не только инфекционных заболеваний. Например, вирусный гепатит В, который передаётся с кровью, в учреждениях парикмахерских услуг, где делают маникюры – они тоже не проверялись уже несколько лет. Тоже как бы законодательно такие создаются условия, что мы…

Ольга Палий

– А в цифрах как это можно выразить – немного, или вдвое, или втрое, как это возрастало. Ну, если мы возьмём кишечные заболевания и этот страшный гепатит или СПИД, не дай Бог. Какая пропорция роста?

Сергей Шишкин

– Кто сидит на калькуляторе и всю эту статистику считает, и считает ли вообще? Может, там всё плохо, а мы не знаем.

Неля Салькова

– Функция мониторинга инфекционных заболеваний она была и остаётся за Госсанэпидемслужбой, и эта функция сохранена, и мы мониторили. Мы имеем действительно цифры роста.

Ольга Палий

– Скажите в процентах.

Сергей Шишкин

sergey-shishkin

– На проценты. Что ещё не все слишком плохо. Я напомню, у нас в гостях Неля Васильевна Салькова, тот самый человек, который всё знает за санэпидемдела в нашем городе. Мы продолжаем её напряжённо расспрашивать о том, насколько страшно жить в Днепропетровске. Следующий вопрос. Давайте о вакцинах поговорим. Тоже волнующая тема. Что происходит у нас в области с вакцинацией в целом и какие-то частности.

Неля Салькова

– Вообще не только в области, но и в стране последние несколько лет очень сложная ситуация с обеспечением иммунобиологическими препаратами для профилактики инфекций. Практически в области нет вакцины БЦЖ, практически в области нет вакцины для профилактики дифтерии, для вакцинации детей от дифтерии. В небольшом количестве у нас есть дифтерийный анатоксин для вакцинации детей шести лет. В области есть еще в остатках вакцина для профилактики бешенства.

Ольга Палий

– В остатках – это как?

Сергей Шишкин

– Мы что, по сусекам скребём, когда Вы говорите, что в остатках?

Ольга Палий

– Ну а если кого-то там покусали, что делать?

Неля Салькова

– Если говорить о вакцине от бешенства  то у нас в остатках есть тысяча доз. Если взять статистику за 2015 год, то подлежало профилактической вакцинации от укусов, рекомендовано было, две тысячи человек.

Неля Салькова

– А по БЦЖ у нас осталось 200 доз. Всего лишь 200.

Ольга Палий

– О, Боже!

Сергей Шишкин

– Да? Тонем!

Ольга Палий

– БЦЖ – это от чего?

Неля Салькова

– От туберкулеза. Это профилактика туберкулёза.

Сергей Шишкин

– Что делать родителям, которые хотят прививать своих детей? Бежать покупать? Оно в продаже-то хотя бы имеется?

Неля Салькова

– Даже в продаже этой вакцины нет с этого года. Министерство охраны здоровья приняло решение о закупке импортных бактерийных иммунопрофилактических препаратов за счёт общественных организаций. И международные фонды закупают. Однако в Министерстве охраны здоровья самая большая проблема, что за 20 лет – 22 министра. И сейчас завезли уже вакцину, но подписать некому, нет министра.

Ольга Палий

vechernyaya-myasorubka-8

– В Украину? В Украину завезли, а нет министра? А дети рождаются, и они выходят не вакцинированные?

Неля Салькова

– Да.

Сергей Шишкин

– Дайте совет родителям. Что делать? Детей как прививать?

Неля Салькова

– Ну мы надеемся, что эта ситуация в самые короткие сроки будет решена. Потому что наши коллеги из Министерства охраны здоровья говорили, что вакцина уже есть, остались только формальные такие действия, как регистрация этой вакцины.

Сергей Шишкин

– Ну, то есть, месяца три буквально, тут недолго ждать, и всё будет в порядке. У нас же быстро всё делается.

Ольга Палий

– Кстати, а сколько времени у нас такие проблемы с вакцинацией и как это сказывается на заболеваниях – возрастают, снижаются?

Неля Салькова

– Приведу такую статистику заболеваний по коклюшу. Если в 2014 году было зарегистрировано 50 случаев заболевания коклюшем среди детей, то в 2015 году – 305.

Сергей Шишкин

– В семь раз. Здравствуйте, пожалуйста.

Неля Салькова

– Да.

Ольга Палий

– А туберкулёз?

НеляСалькова

– Туберкулёз у нас тоже возрастает, и возрастают заболевания среди детского населения. Не только у взрослых эта социальная проблема, а уже к этой группе относятся и дети.

Ольга Палий

– А если в цифрах сколько? Ну, например, с апреля минувшего года как это выглядит?

Неля Салькова

– На 12%. Это мы готовили материалы, на 12% возросли детские заболевания.

Ольга Палий

– Это сотни детей или тысячи?

Неля Салькова

– Это сотни детей.

Ольга Палий

– Это на всю жизнь такая проблема?

Неля Салькова

– Ну, туберкулёз, он же и лечится. Если установили диагноз – туберкулёз, это не смертельно.

Сергей Шишкин

– Ну а прогноз какой? Хоть немножко позитивный или будет дальше только хуже? Ну, про эту вакцину мы поняли, а про все остальные? Их же там целая куча.

Неля Салькова

– Надеемся, но если не будет на государственном уровне централизованной закупки вакцин, то иного выхода нет, мы не отрегулируем сами ситуацию.

Сергей Шишкин

– Да, зловещая перспектива обрисовывается.

Неля Салькова

– Ну, последние два года такая вот ситуация.

Сергей Шишкин

– Давайте поговорим, может быть, о пляжах и воздухе?

Неля Салькова

– Давайте.

Сергей Шишкин

– Раз уж тут всё понятно и плохо. Лето не за горизонтом. Можно ли будет в этом году купаться? Будут ли открываться пляжи централизованно и будет ли проверяться там вода?

Неля Салькова

– Ну, надеемся, что пляжный сезон откроется в Днепропетровске вовремя, с 1 июня. Если взять статистику 2015 года, то в минувшем году у нас в Днепропетровске было официально открыто три пляжа – это Воронцовский пляж, Приднепровский и в Центральном парке Шевченко, на острове. Перед открытием пляжей, их владельцы обязаны были провести лабораторный контроль воды, питьевой воды, и единственным документом, который позволяет функционировать пляжу, является паспорт готовности. Это не наш документ, это документ МЧС-ников, но подписывают этот документ Санэпидемслужба, органы местного самоуправления, МЧС-ники и экологи, экологическая инспекция.

Ольга Палий

– Что вы контролируете?

Неля Салькова

– Что мы контролируем? Мы обязательно требуем соблюдение санитарного законодательства по содержанию зон рекреаций, то есть пляжей. Это размещение на пляже обязательно общественных туалетов, это обязательное проведение ревизий водообеспечения мест отдыха и конечно, наличие «ногомоек» и такого всего…

Ольга Палий

– А воду водоёма?

Неля Салькова

– За водой водоёма владельцы обязаны сами следить.

Сергей Шишкин

– А они умеют?

Неля Салькова

– А мы заключаем соглашения. Когда подписываем, просим показать…

Ольга Палий

– То есть, они с вами заключают соглашение…

Неля Салькова

– С какой-либо аккредитованной лабораторией.

Ольга Палий

– С какой-либо аккредитованной лабораторией, а потом? Ну вот, когда вы пляж открыли, а потом же вода течёт?

Сергей Шишкин

– Ну, испортилась, позеленела, человек зашёл, видит – она зелёная.

Неля Салькова

nelya-salkova

– Мы контролируем на протяжении всего купального сезона воду водоёма. И в прошедшем году у нас были случаи, когда регистрировалось превышение кишечных палочек, но это было в коротком промежутке времени, потому что возрастает температура воздуха, загрязнение воды водоёма увеличивается, и мы тогда давали рекомендации по запрету купания.

Сергей Шишкин

– У нас остаётся минут пять и мы, в принципе, ещё несколько вопросов успеем вскрыть. Но про пляжи-то, сами купаться пойдёте?

Неля Салькова

– Я в Днепропетровске не купаюсь, не люблю.

Сергей Шишкин

– Граждане, слушайте знающего человека. Чем мы дышим?

Неля Салькова

– Атмосферный воздух в Днепропетровске имеет тенденцию к загрязнению, возрастанию загрязнения. Если в прошедшем году мы проводили исследования и у нас… ну, основными причинами загрязнения атмосферного воздуха у нас являются автомагистрали, потому что они проходят через город Днепропетровск, где достаточно много легковых автомобилей, и промышленные предприятия.

Сергей Шишкин

– Так их же, говорят, закрывают. По идее, воздух должен чище становиться. Нет такого тренда, только хуже?

Неля Салькова

– Нет.

Ольга Палий

– Ну а с той водой, что течёт с крана, там хоть всё в порядке?

Неля Салькова

– С питьевой водой… дело в том, что с 2010 года набирают силу государственные санитарные нормы состава питьевой воды и там установлены такие показатели, как цвет и хлороформ. Для питьевой воды города Днепропетровска, потому что она речная у нас, питьевая вода, которая течёт в кранах, не отвечает показателям по хлороформу и цвету.

Сергей Шишкин

– А остальные параметры? Там всякие бактерии…

Неля Салькова

– В пределах нормы.

Ольга Палий

– Там хлора много и потому там всё вымерло.

Сергей Шишкин

– Нет, давайте разберёмся. Воду из- под крана тоже напрямую, крайне желательно не пить?

Неля Салькова

– Нет, вы знаете, лично я пью воду с крана, которая течёт по нашим сетям водопроводным. Я употребляю такую воду, но я её употребляю кипячёную. И которая отстоялась.

Ольга Палий

– А вот, говорят, тот страшный хлороформ, когда его нагреваешь, с ним страшно что происходит.

Неля Салькова

– Хлороформ, дело в том, что он испаряется, а когда вода ещё немного постоит, его концентрация уменьшается.

Ольга Палий

– А, только так – налили, поставили, перекипятили, потом пьём?

Неля Салькова

– Да.

Сергей Шишкин

– Скажите, бытовые фильтры помогают?

Неля Салькова

– От хлороформа – нет.

Сергей Шишкин

– От хлороформа не помогают. Даже вот эти, двойные, «Осмосы» там?

Неля Салькова

– «Осмос» – да. С ионообменными смолами, они, конечно, помогают.

Сергей Шишкин

– А в бутылках вода которую развозят? Она, говорят, таким же способом получена, но пока везут, может скиснуть.

Неля Салькова

– С крана?

Сергей Шишкин

– Ну да.

Неля Салькова

– Вы знаете, фасованная вода, которая продаётся у нас в пунктах разлива, то я бы с осторожностью её покупала и употребляла. Потому что, когда мы покупаем, думаем, что очищенная вода, она же должна быть лучше. Скажу так, что и эта вода не контролировалась практически.

Сергей Шишкин

– То есть, годный рецепт – завести себе самый качественный фильтр из доступных на рынке?

Неля Салькова

– Да.

Ольга Палий

– Осталось две минуты эфира, поэтому если Вы хотите обратиться ко всем жителям Днепропетровской области, пожалуйста, у Вас есть такая возможность.

Сергей Шишкин

– Они внимательно Вас слушают и ждут от Вас советов.

Неля Салькова

– Я бы хотела порекомендовать, и надеюсь, что все реформы, которые будут проходить в нашем государстве, они всё-таки будут нацелены на сохранение здоровья населения, и, главное, я всем желаю быть здоровыми, не болеть, беречь своё здоровье.

Сергей Шишкин

– Главный вопрос – как?

Ольга Палий

– А стоит к вам обращаться, когда человек видит какое-то страшное безобразие?

Неля Салькова

– Обоснованные обращения, они рассматриваются Санэпидемслужбой и принимаются меры. Хочу сказать, что за 2015 год по результатам проверок мы всё-таки подали около пятнадцати исков в суд для прекращения деятельности тех или иных предприятий.

Ольга Палий

– Это с помощью граждан? То есть когда есть жалоба, тогда вы можете выходить на проверку?

Неля Салькова

– Да. И получение разрешения от центрального органа исполнительной власти, то есть от Госэпидемслужбы Украины.

Ольга Палий

– Ну то есть, без нашей активности вы вообще ничего делать не можете?

Неля Салькова

– Не могли. Практически 2014 год без обращений мы ничего не могли делать.

Сергей Шишкин

– Мы очень надеемся, что у вас появится возможность сделать что-то хорошее для города. Напоминаю, сегодня в гостях у нас была исполняющая обязанности начальника Главного Управления Государственной санитарной эпидемиологической службы в Днепропетровской области Неля Васильевна Салькова. Бесстрашная женщина рассказала много правды. Большое спасибо. Ольга Палий.

Ольга Палий

– И Сергей Шишкин. До свидания.

 

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать