Руслан Мороз о поисках баланса между ларьками, законом и здравым смыслом

Гость программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» начальник управления рекламы и торговли горсовета Днепра Руслан Мороз раскрыл ведущим Ольге Палий и Сергею Шишкину стратегические направления работы управления по увеличению доходов предпринимателей, а также поделился тактическими задачами этого процесса. «Проредить» рекламу и «привязать» киоски к определенному месту — вот что сейчас на первом месте среди задач управления. А уже потом будет счастье МАФам. Если, конечно, они останутся.

— Добрый вечер! По неподтвержденной информации, чиновники и другие высокие чины нашего города буквально на пальцах выбрасывают, кому в следующий раз идти к нам в «Мясорубку». А тому, кто проиграл, устраивают шикарные проводы. Сегодня же не повезло быть нашим гостем начальнику управления торговли и рекламы Днепропетровского горсовета Руслану Морозу. Будем отвечать?

Руслан Мороз: Будем. Давайте.

— Ваше управление — чем оно занимается? Судя по СМИ, только киосками. Но ведь у вас широкие функции.

Руслан Мороз: Вы просили отвечать как можно более кратко. Я бы мог рассказать про все функции управления…

— Кроме лотков.

Руслан Мороз: Кроме торговли, мы занимаемся еще и рекламой.

— Что рекламируете?

Руслан Мороз: Ничего, занимаемся регуляторными вопросами — запрещаем и разрешаем.

— Прекрасно. А с ларьками что? Какова стратегия их сноса?

Руслан Мороз: Стратегия сноса проста. Сносятся те ларьки, которые не будут стоять на территории нашего города — по ряду причин.

— Озвучивайте!

Руслан Мороз: Первое: несоответствие элементарным требованиям нахождения на перекрестках, возле пешеходных переходов. Второе, что не соблюдают — это узаконивание киосков. Это о тех, кто ни при каких условиях не хочет приходить к нам узаконивать их.

— А есть какая-то генеральная картина: вот тут киоски могут быть, тут — нет? Есть такое понимание?

Руслан Мороз в вечерней мясорубке

Руслан Мороз: Совершенно верно. К этому мы идем. Во время моего захода на эту должность, я считал, что это будет достаточно быстро. Но сейчас понятно, что впереди еще полтора-два года работы. После завершения этого периода все киоски в городе будут стоять на заранее определенных местах. И каждый киоск в городе будет иметь паспорт привязки.

— То есть новички сначала должны будут посмотреть на карту и выбирать из свободных мест, а не так, как сейчас — где попало?

Руслан Мороз: Совершенно верно. Более того, сейчас уже все новые киоски сначала проходят через процедуру оформления паспорта привязки.

— А новые все-таки ставите? Как говорят люди, одни сносите, другие ставите. Злые языки говорят: «Отсюда его переведут вон туда». Ротация киосков, прекрасный свежий ветер.

Руслан Мороз: Разделим на две части. С одной стороны, вопросами организации паспортов привязки занимаются, к сожалению или к счастью, не в моем управлении. Этим занимается ГлавАПУ. Мы уже только по факту можем выдать этому киоску разрешение на аренду территории.

С другой стороны, киоски, которые переезжают… Могу рассказать динамику процесса.

— Рассказывайте.

Руслан Мороз: Киоск, который мы забираем, ставят на штраф-площадку. Но мы не можем этот киоск отобрать у предпринимателя — это незаконно. Поэтому человек, оплатив стоимость демонтажа, сможет забрать свой киоск и поставить его, где заблагорассудится.

Руслан Мороз про мафы

— А потом вы снова его сносите?

Руслан Мороз: Когда обнаружим этот киоск, благодаря нашим общественникам, Facebook… Все новые киоски очень быстро у нас появляются. Естественно, вызываем инспекторов, они составляют предписание — убрать киоск. И через какое-то время можем снова забрать этот киоск. Такие случаи были неоднократно.

— Вы говорили, что киоски, простоявшие месяц и не дождавшиеся своих хозяев, выставляются на аукцион, потом — на металлолом. Уже этот процесс начался и сколько вы там уже разгромили? Неплохо выходит торговать киосками?

Руслан Мороз: Пока еще не доведена нормативная документация. Нам нужно сначала принять порядок: либо реализация, либо утилизация. Это нормативный акт, и до его введения нужно хотя бы три месяца. Сейчас мы начали этот процесс, и, думаю, к сентябрю-октябрю сможем уже распоряжаться теми киосками, которые хранятся на площадке больше месяца. Пройдут все сроки, включая эти полгода.

— А кто этот документ должен принять — исполком или сессия?

Руслан Мороз: Все регуляторные акты принимаются на сессии.

— Есть ли задумка взять под контроль городской власти все киоски и делегировать право на их использование для обеспечения пополнения казны?

Руслан Мороз: Если бы такие планы вынашивались, это выглядело бы как монополизация рынка со стороны горсовета.

— Торговать по-прежнему могут тем, чем хотят. Просто так денежные потоки были бы понятнее.

Руслан Мороз: У нас в городе есть рынок аренды киосков, есть ряд организаций…

— И там мутный нал вращается…

Сергей Шишкин в новостях Днепропетровска

Руслан Мороз: Рынок действительно черный. У нас есть проект по детенизации этого рынка. Есть задумка сдавать киоски через биржи либо другие торговые площадки — для того, чтобы все деньги, которые заплатят, проходили легально, были необходимые отчисления. С другой стороны, этот рынок есть, на нем есть операторы. И если город переймет на себя весь этот рынок, то будет его монополизация.

— То есть будет такая себе ProZorro. Уже есть эта площадка электронная? Можно будет свободно выбрать в интернете место?

Руслан Мороз: Да, конечная точка организации этого проекта будет выглядеть именно так. Человек будет знать стоимость аренды, его расположение. Заранее заявит вид деятельности, который будет подтвержден либо нет.

Банально, если, например, стоит 10 киосков, а 9 из них торгуют хлебом — а такие ситуации есть. Ну, не 9, а половина. А вторая половина — колбасой, например. Это ненормальная ситуация.

 

— А кто определил: нормально — ненормально? Это же прекрасно, когда конкурируют 5 киосков. Там цена автоматически образуется оптимальная. Бутербродики хорошо делать. Злая конкуренция — всегда на пользу потребителю.

Руслан Мороз: И при этом киоски стоят возле магазина АТБ, где тоже есть колбаса и хлеб.

— Конечно! А что тут такого? Когда предприниматели в яростной битве схватились за потребителя, последний — царь, он может выбрать, где дешевле. А продавец очень аккуратненько «тюнит» свои цены.

Руслан Мороз: Есть такой момент, что при этом доходность каждого киоска падает катастрофически.

— А вам-то что переживать?

Ольга Палий и Руслан Мороз про последние новости Днепропетровска

Руслан Мороз: Мы все-таки — управление торговли и занимаемся не только разрешениями и запрещениями. У нас есть стратегические направления. И если предприниматели сами о себе не думают, мы думаем за них.

— Люди говорят, что вы про АТБ думаете больше, чем про киоски.

Руслан Мороз: Есть АТБ, «Сiльпо», «Варусы» и прочие…

— То есть про большие сети торговые вы думаете больше и стараетесь выгнать подальше от них киоски? Или врут люди?

Руслан Мороз: Врут! Чем провинились в данном случае киоски? Когда киоск торгует, скажем, колбасой — это полбеды. Но когда в нем торгуют шаурмой, и там же ее делают — тут другой разговор. Нет ни водоснабжения, ни канализации. Так что мы однозначно за стационарные объекты, а не за киоски.

— Шаурма — это зло. Но когда стало меньше их киосков, остались какие-то бюргеры, сеть «Франсуа» какая-то, ну, места общепита — в МАФах. Они там не готовят, но все равно, бывает, пробежит какой-то тараканчик по витрине. Куда они девают свой мусор и куда их работники, извините, по нужде ходят? Вы их об этом спрашиваете, когда подписываете договор?

Руслан Мороз: Да, мы обязываем их при заключении договора показывать договор о вывозе мусора.

— А с туалетом как?

Руслан Мороз: У нас есть компании с лицензиями на вывоз мусора. Очень недорого с ними заключать договора. Почему недорого? Потому что договора на самом деле фиктивные, и мусор не вывозится. У киоска есть договор, при этом в радиусе километра нет ни единого мусорного бака. Наверное, это выглядит так: приехали, забрали кулек с мусором? Нереально.

По поводу туалетов. Некоторые массивы киосков имеют биотуалеты. Если киосков немного или он один, то туалетов там нет. И куда ходят работники киосков — для нас большая загадка.

Новости 51 канала

— Но они же это делают, иначе бы померли бы.

Руслан Мороз: Они же как бы люди, есть физиологические потребности, нужду надо справлять где-то.

— Как говорят жители тех домов, которые расположены возле большого количества киосков, они это делают в их подъездах, извините. Именно поэтому вас и дергают, говорят: «Забирайте все это, ибо — ужас!». В подъездах — характерный запах и пятна на стенах.

Руслан Мороз: Чтобы ходили в многоэтажки, таких фактов нами не было отмечено. Но на той же Новокрымской, там, где киоски стоят от территории парка Янгеля, если зайти за ряд, особенно сейчас, в жару, и принюхаться… А — нет: принюхиваться не надо — просто зайти. Там вонь стоит реально конкретная.

— Качественно режет глаза, да?

Руслан Мороз: Очень качественно. Плюс — они выливают туда еще какие-то отходы. Когда не жарко, а более сырая погода, еще и болотце при этом образуется.

— Говорят, в ливневые коллекторы эта гадость попадает, а потом — в Днепр без какой-либо очистки. Мэрия намеревается с этим бороться, и каким образом?

Руслан Мороз: С коллекторами проблема не только в киосках.

— Конечно, но они делают свой вклад, создавая проблему.

Руслан Мороз: Да, вносят какую-то свою лепту в загрязнение ливневок и, соответственно, Днепра. Но основное средство — убирать киоски с территории города, чтобы они не загрязняли.

— Вас послушать, выходит, если нет рядом биотуалета, мусорника, то это все вообще не должно там стоять. Но оно стоит. Когда уже не будет стоять? Даже после ваших рейдов кое-что там остается. И вы говорите, что есть договор с КП «Благоустройство…» — там с длинным названием, — Каховского. То есть какие-то договора есть, но ни биотуалетов нет, ни мусорных баков нет. Как это?

Руслан Мороз: Про договора и вывоз мусора я уже говорил. Договора есть, а мусорника нет. Но если мы сейчас начнем повально убирать все киоски, то получим демографический, социальный кризис, поскольку огромное количество людей выгоним на улицу.

Поэтому несмотря на то что киоскеры утверждают, что мы убираем их массово, беспредельно и нагло, на самом деле убираем мы очень малое количество киосков. И этот процесс растянут — впереди у нас где-то еще полтора-два года.

Некоторые киоски действительно стоят с договорами. Выдаем сейчас «короткие» договоры — только с той целью, чтобы предприниматели поработали какое-то время, нашли более приемлемый вариант аренды для своего бизнеса и перешли туда, освободив киоск. И тогда его самостоятельно или с нашей помощью будем демонтировать.

Руслан Мороз дает интервью новостям Днепроперовска

— Бытует такое мнение, что те люди, которые в киосках сидят, и те люди, которые киосками владеют, это в ста процентах случаев разные люди. То есть существует отдельный бизнес по установке и владению киосками и отдельно — по реализации товаров и услуг. Бывает так, что ремесленник, сапожник, скажем, свой киоск поставил, узаконил и сам там сидит? Или это всегда аренда?

Руслан Мороз: Я понял ваш вопрос. Давайте разделим процесс установки киоска: до прихода нас, нашей команды на этот рынок, и — после. Ранее, чтобы установить киоски, надо было пройти невероятное количество каких-то процедур. Но они не проходились преднамеренно. Предпринимателям нельзя было их пройти, поскольку они имели такой характер, что просто нереально их пройти. Соответственно, были организации, которые имели связи в горисполкоме, горсовете, и, пользуясь ими, они пробивали места для установки этих киосков.

В итоге бизнес по установке и по владению в 95 процентах случаев абсолютно не связан был друг с другом. То есть менее пяти процентов владельцев киосков сами же ведут в них бизнес.

После нашего прихода ситуация, с одной стороны, поменялась, с другой — нет. Установить новые киоски сейчас не то чтобы тяжело, а практически невозможно — только с помощью паспорта привязки. А это соблюдение огромного количества требований. Так что подавляющее большинство стоящих сейчас киосков не могут получить паспорт привязки.

При этом многие нас ругают, что мы ущемляем малый бизнес. Но мы уже пришли к тому, что у нас число киосков в городе намного превышает необходимое количество, которое должно было бы быть. Из расчета площади и населения нашего города. А у нас пустует большое количество помещений на первых этажах зданий, выкупленных под стрит-ритейл — это предоставление помещений для другого бизнеса. И это очень плохо влияет на экономику города. Тут я как бы и не оправдываюсь, но, наверное, все-таки звучит, как оправдание.

Все, что мы делаем, делается для стабилизации и повышения уровня экономики нашего города.

— Если человек не арендует место в магазине, где есть нормальный туалет, водовод, и не открывает там какую-то кофейню, а работает в этом беспорядке — без воды и чего-то другого, наверное, для этого есть какая-то экономическая причина? Может ли горсовет влиять на владельцев этих помещений на первых этажах на красной линии, чтобы они не пустовали. Может, чтобы им стало невыгодно иметь их пустыми? Может быть, удастся выйти в абсолютные цифры. Почем нынче «квадрат» в ларьке и на первом этаже?

Ольга Палий в новостях Днепропетровска

Руслан Мороз: Мы изучали эти цифры. Тут, скорее всего, дело не в цене. Разница в цене на аренду в помещении стационарном и цене аренды в киоске небольшая. Ну, вплоть до того, что они бывают даже одинаковыми. Причина, скорее всего, в том, что это помещение — стационарное, и его нельзя разместить, к примеру, на месте продвижения людей от остановки к своему жилмассиву.

— Не запускается на первых этажах, потому что нет там этого стрит-ритейла, трафика?

Руслан Мороз: Да, там нет трафика. Кстати, киоскеры — это так называемая труба. Есть место высадки общественного транспорта, есть массив зданий — девятиэтажек, к примеру, и — тропинка. Киоск именно там и поставят.

— Клевое место присмотрел!

Руслан Мороз: Причина — не в стоимости аренды. Причина в том, что киоски отлавливают трафик людей. Если их все убрать до единого — все прекрасно. Люди пойдут к себе домой и где-то там, на первом этаже, будут покупать.

Но появляется первый киоск, второй, третий… Они становятся в ряд и отсекают клиентуру полностью от магазинчиков на первых этажах. Те разоряются, закрываются, сдаются в аренду, а киоски стоят.

— В Латинской Америке, если верить книгам об экономическом развитии, было так же, как у нас сейчас. Они избавились от проблемы. Закончилось очень плохо — с этими «маферами» уже армия тягалась. Причем не очень успешно. И очень грустно от того, что вы говорите. Потому что хочется, чтобы процесс шел быстрее.

Но — давайте о наружной рекламе. Там бурление сейчас происходит. Говорят, будут демонтировать рекламные щиты «прополкой», станет меньше рекламы, город приобретет новый вид. Как с этим все происходит?

Руслан Мороз: Этим тоже занимается мое подразделение. Количество рекламы в городе превышает все разумные показатели. Есть улицы, где стоит частокол из этих билбордов, стоящих в 15-20 м друг от друга, нарушая все градостроительные принципы. Они закрывают дорожные знаки, обзор, а востребованы только в период выборов. Все остальное время он стоят пустыми, ободранными и обшарпанными — с надписями «Сдается в аренду» или «Свободное место».

Да, есть стратегия уменьшения количества билбордов в городе. Она будет нами продвигаться. Уже началось сопротивление какое-то. Тем не менее будем общаться с операторами рынка рекламы, приходить к каким-то общим мнениям, и количество бордов в городе будем сокращать.

— Когда? Было же решение горисполкома, потом Антимонопольный комитет сказал, что вы вмешиваетесь в свободный рынок.

Руслан Мороз: АМКУ нас обязал привести решение в соответствии с антимонопольным законодательством. При этом — не запретил выполнять решение исполкома. У нас есть на это два месяца.

— В сентябре будете сносить и киоски, и билборды?

Сергей Шишкин в новостях днепропетровска

Руслан Мороз: Снос бордов уже начался. Но все-таки мы сейчас идем на диалог с операторами рынка рекламы — с тем, что они гораздо более цивилизованы, чем рынок МАФов. И думаю, сами операторы будут участвовать с нами в этом процессе — по упорядочиванию рынка рекламы в городе.

— Ваше пожелание всем предпринимателям города?

Руслан Мороз: Господа предприниматели! На самом деле управление торговли действует в ваших интересах. Если вы считаете, что мы что-то делаем, чтобы уменьшить ваши обороты, ваш доход, — это не так. Просто у нас действительно есть стратегическое какое-то видение…

Я понимаю, когда у тебя киоск, ты видишь что вокруг него. У нас есть видение общего процесса, используем и опыт других стран, который мы очень внимательно изучали. Все наши действия в очень скором времени приведут к увеличению ваших доходов. Большая просьба все-таки не воспринимать наши действия враждебно. Мы действуем в ваших интересах и интересах города. Потому что, чем больше будет у вас доход, тем больше вы будете платить налогов, и тем богаче станет город.

— На этой прекрасной ноте мы и закончим! Всего доброго!

Руслан Мороз: До свидания!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать