Ремонт дорог: каким направлениям повезло?

 В прямом эфире 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал начальник службы автомобильных дорог области Дмитрий Гончаров. Он рассказал, какие дороги планируют отремонтировать в этом году, в какие сроки. А также ответил на вопрос, почему некоторые дороги превратились в направления.  В студии — Сергей Шишкин и Ольга Палий.

С.Ш.И снова – вечер четверга, интересные, а местами едкие вопросы. Смотри нас, область, это – «Вечерняя мясорубка»! 

О.П. – У нас в гостях – начальник службы автомобильных дорог Днепропетровской области Дмитрий Гончаров. То есть именно этот человек отвечает за то, какие хорошие или не очень дороги в нашем регионе. 

Дмитрий Гончаров: Здравствуйте.

Добрый вечер! У нас все как всегда: списочек едких вопросов. И мы ждем от вас емких и по существу ответов – не в бровь, а в глаз. Будет ли так? 

Дмитрий Гончаров: Будет.

— Тогда давайте начинать. И сразу с места  —  в карьер. Почему у нас в области такие ужасные дороги? 

Дмитрий Гончаров (смеется – ред.):  Ну, если быть кратким, отмечу, что за последние три года на наши дороги не выделялись средства. Есть два вида «бюджетирования»: на эксплуатационное содержание дороги и на текущие ремонты. На последний три года как деньги не выделяли.

— То есть буквально «ни рубля» — ни в 2014-ом, ни в 2015-ом?  

Дмитрий Гончаров:  В 2013-2015 гг. выделялись деньги только на эксплуатационное содержание дорог, которое включает в себя и ямочный ремонт – и вы видите, что он делается. Также в эту графу расходов входит и содержание дорог зимой, уборка снега, посыпка, санитарное обслуживание. Но это  не та сумма, которая позволяла бы содержать дороги в полном объеме. Это – временная мера.

— А какова протяженность дорог в области? 

Дмитрий Гончаров: На балансе у нашей службы – 9 тысяч километров.

— Порядок использования денег на эксплуатационное содержание и ремонты… 

Дмитрий Гончаров:  За прошлые годы, и в этом году сумма не сильно изменилась, в среднем выделили 130 млн грн в год на эксплуатацию, в том числе разметку, освещение, светофорное хозяйство, санитарное обслуживание. Из этой суммы примерно 60 млн грн идет на ямочный ремонт.

— Только наша область была так «наказана»? 

Дмитрий Гончаров:  Нет, все области страны.

— Субъективно, в других областях дороги немножко получше. 

Дмитрий Гончаров:  Может, так кажется, потому что мы у нас чаще ездим… А в этом году в первый раз выделили средства на средний текущий ремонт, который позволит привести некоторые участки дорог в надлежащий вид.

— Это какая сумма? Там разные какие-то цифры – в различных источниках, разумеется… Где-то 536 миллионов… 

Дмитрий Гончаров:  Могут быть разные, а 536 млн грн получила область, из которых 136 – эксплуатационное содержание. А 400 – это именно средний текущий ремонт.

Объясните, чем Облавтодор отличается от службы автомобильных дорог (САД – ред.).

vechernyaya-myasorubka

Дмитрий Гончаров:  Обе – структурные подразделения Укравтодора. САД – это балансодержатель. Мы являемся службой заказчиков. То есть мы проводим тендеры, распоряжаемся госсредствами. Облавтодор – это хозрасчетные подрядчики, у которых на 100 процентов акционеры – государство.

— Тогда в чем резон содержать две службы? Одна не смогла бы всем заниматься? 

Дмитрий Гончаров:  У нас не только Облавтодор участвует в работах, есть и другие организации, частные, которые выиграли в этом году тендеры по эксплуатации дорог – на раздел, разметку, освещение. Облавтодор практически постоянный партнер именно в разрезе эксплуатации. На сегодня он владеет райавтодорами, которые есть практически в каждом районе – это филиалы. Пусть не самая на сегодня лучшая техника, тем не менее она есть.

Летом ямочный ремонт хотят делать многие. А зимой, когда надо посыпать спецматериалами, чистить дороги, желающие не находятся. Сегодня есть снег, завтра нет — погода меняется. А люди купили технику, которая завтра не пригодилась.

— То есть «запустить» частников не получается, потому что нет желающих? 

Дмитрий Гончаров:  Нет участников. Если на разметку, освещение, озеленение и еще некоторые виды работ участники подают заявки, то, скажем, на уборку снега – нет.

— И никоим образом нельзя развести эти два направления? Говорят, Облавтодор – это большая бюрократическая машина, которая съедает очень много денег, и потому структура неэффективна. 

Дмитрий Гончаров:  Всего восемьсот человек… А в Службе автодорог – шестьдесят, из которых немалая часть – это сертифицированные кураторы, которые ездят по области и проверяют работу подрядных организаций.

vechernyaya-myasorubka

— На прошлой неделе у нас в гостях был советник губернатора Голик. Он сказал, что-де Облавтодор – не та структура, мы с ней ничего общего иметь не хотим, и в тендерах она в этом году не выиграет. Мол, кыш – и все будет по-другому. И как оно теперь будет? 

Дмитрий Гончаров:  Его точка зрения мне известна. Но дело в другом. Когда тендер проводится на текущий средний ремонт, как и в любом другом тендере, надо, по первому пункту, документально подтвердить именно этот вид работ в определенных объемах за последние три года. А Облавтодор за данный период никаких текущих средних ремонтов не проводил. То есть он даже не может подать заявку.

— А кто может? 

Дмитрий Гончаров:  Стройки шли какие-то, и на западной Украине, и трасса Киев-Харьков, где работали за счет кредитов. То есть у нас бюджетные деньги не выделялись, а кредиты на инвестиционные проекты были. И, соответственно, есть компании с таким опытом работы.

— То есть теперь мы можем затащить кого-то с центральной или западной Украины, и он будет ловким и эффективным? 

Дмитрий Гончаров:  За последние три года много компаний завершили свое существование. Кто-то уехал за кордон работать. Я знаю компании, которые переехали в Туркменистан, Азербайджан – потому что не было финансирования. А те, которые остались работать по капитальному строительству, трудились, получая кредитные деньги.

— А имена? Кто теоретически сейчас может работать? 

Дмитрий Гончаров: Я не хотел бы сейчас произносить имена по одной простой причине – неизвестно кто подаст заявки. О тендере объявили только 4 мая, а пройдет он 14 июня. Так что у всех участников есть время до так называемого момента вскрытия. Люди читают условия, которые в каждой области могут быть разными, есть какая-то вилка, позволяющая создавать квалификационные условия. А предоставить за последние три года надо много отчетов, справок, договоров, бухгалтерские документы, технику, подтвердить наличие лабораторий, сертификатов на них. Там одной бумажной работы – вагон и маленькая тележка…

— А если никто не отзовется? 

vechernyaya-myasorubka

Дмитрий Гончаров: Ну почему же? Это ведь деньги.

— Вот, теперь давайте про деньги. Какими бывают дороги и какова стоимость строительства одного километра? Обычно упоминаются просто гигантские суммы. В голову обывателя они укладываются с трудом. Не всегда и восьмиразрядный калькулятор их может обработать. 

Дмитрий Гончаров:  Дорогам всегда уделяют пристальное внимание – больше, чем строительству заводов или домов. На каждую дорогу делают проекты, составляют смету, вычисляют стоимость, и цифры могут колебаться. В нашем случае это от 1,2 млн грн до 10 млн грн за погонный километр. Средняя стоимость – 4,7 млн грн.

— Многих беспокоить сообщение со столицей. Многие ездят через Кобеляки, Решетиловку. Там есть несколько ужасных отрезков пути. Сколько на этой трассе стоит текущий средний ремонт? 

Дмитрий Гончаров: Есть постановление КМУ, в котором определены, согласно актам дефектации, участки дорог для ремонта и стоимость работ. Где-то что-то надо спасать, где-то можно обойтись ямочным ремонтом. Пока определены пять объектов – всем известная – и это давно уже наболевшая тема – Криворожское направление. От Пятихатского поста до Кривого Рога – там 70 км, из которых 55 км будут ремонтировать. И это не просто верхний слой на старый асфальт положат. Там будут работы с усилением конструктива, то есть не капитальный ремонт, но будет сниматься и слои под старым асфальтом. Стоимость примерно 4,5 млн грн за погонный километр. Кроме того, за Кривым Рогом отремонтируем 15 км дороги до границы с Николаевской областью. Плюс еще несколько участков между Пятихатским постом и Пятихатками – порядка 6 км. И – хорошо, что в этом году это вошло – за Павлоградом есть дороги, поврежденные техникой, что шла в зону АТО, около 12 км.

— А Никополю не повезло? 

Дмитрий Гончаров: Пока, в этом году, обойдемся ямочным ремонтом – это около 10 тысяч квадратных метров.

— А Марганцу не повезло и подавно? 

Дмитрий Гончаров: По области у нас 400 тысяч квадратных метров дорог с дефектами – под ямочный ремонт. По финансированию из бюджета, которое мы сейчас видим на бумаге, будет выполнено 250 тысяч «квадратов». Если будет увеличение бюджета, объем работ увеличим.

— А когда эти добрые люди выйдут на дороги и начнут их ремонтировать? 

Дмитрий Гончаров: Тендер на эксплуатационное содержание уже провели. В конце апреля Облавтодор получил средства. С 30 апреля по 19 мая Облавтодор выполнил работы на площади около 25 тысяч квадратных метров. Не очень много, но мешала погода. И все же – люди вышли и работают.

— Это – ямочный ремонт… 

vechernaya-myasorubka

Дмитрий Гончаров: Да, а по остальному только началась тендерная процедура, по окончании которой – где-то в июле – уже приступят к работам.

— Было ли в вашей практике, что дороги после ремонта «посыпались»? Есть ли какие-то гарантии качества, сроки? 

Дмитрий Гончаров: На каждый вид работ есть гарантия – это предусмотрено нормативными государственными актами. Текущий средний ремонт – 3 года. На капитальное строительство – 10 лет. Ямочный ремонт – год.

— И кто-то переделывал с вашей подачи – по гарантии? 

Дмитрий Гончаров: За последние три года не было текущих ремонтов, поэтому мне тяжело судить о переделках.

— По нашим подсчетам, «квадрат» обходится примерно в 600 грн. Что в этих деньгах? Откуда такая сумма? Ведь за такие деньги можно и плитку положить – как в ванной. 

Дмитрий Гончаров: В ванной вы делаете ремонт не асфальтобетонной смесью и щебнем. А основные затраты – это материалы. Щебень и шлак – на укрепление, и асфальтобетон. Это если не вдаваться в подробности и не говорить о логистике.

— И какова толщина дороги? 

Дмитрий Гончаров: Мы же не заново строим по нормативу. В разных местах – по-разному. Есть участки, которые будут делать, с толщиной слоя 35 см. Ремонт Криворожского направления «заберет» сыпучих материалов и асфальтобетона примерно 50 тысяч тонн. Если часть доставки будет поездами, то дальше – автотранспортом. И если пересчитать в автомобили и вагоны – количество впечатляющее.

— Расскажите о взвешивании фур на дорогах. Каков их вес должен быть? 

Дмитрий Гончаров: Несколько лет назад это уже делалось. Потом вступил в силу мораторий, милиция стала полицией – с новым положением, измененными правилами игры по отношению к автоперевозчикам. А недавно появилась новая организация «Укртрансбезпека», которая не входит в Укравтодор, а является частью Министерства инфраструктуры. Есть филиал ее и в Днепропетровске. При этом весовые комплексы принадлежат Облавтодору, но пользуется ими – одно же дело делаем – «Укратрансбезпека». А вес фуры в среднем допустимый – 40-45 тонн – в зависимости от нагрузки на оси автомобиля. Хотя для наших дорог, я считаю, этот вес завышенный. Трассы строили в 60-70 годах прошлого века, когда ни машин таких не было, ни грузопотока.

— 45 тонн можно. А сколько на самом деле возят? 

Дмитрий Гончаров: Я не знаю. Еще не пошли зерновозы, в основном ездят фуры со стандартным грузом. Но «Укртрансбезпека» уже кого-то штрафовала. Если вес завышен, а также с учетом протяженности маршрута. Высчитываю вес и прочие параметры по специальной новой методике – они ее сами внедрили.

— В Одесской области водители уже перекрывали дороги… 

Дмитрий Гончаров: У нас с этим проще пока. А в Одессе же порт – туда из разных уголков страны съезжаются. Посмотрим, что будет у нас во время уборочной – все тоже поедут в порт.

— Правда ли, что только фуры убивают наши дороги и больше никто не виноват? 

Дмитрий Гончаров: Плюс постоянное недофинансирование.

— Расскажите, чем наши дороги принципиально отличаются от дорог развитых стран? 

Дмитрий Гончаров: Честно сказать, я не изучал, как строятся дороги за рубежом.

— Неинтересно было? 

Дмитрий Гончаров: Почему же? Интересно, но все-таки в командировку так туда и не съездили. Но наверное, не сильно и отличаются. Они, скорее всего, больше обращают внимание на все грузоперевозки, своевременно реагируют на строительство. Наверное, как-то у них по-другому. Может быть, по-другому работает экономика в плане финансирования. Может, есть особые сборы, акцизы. Но экономику этих стран я тоже не изучал.

— Мы часто видим в Интернете, как кладут металлическую сетку перед укладкой асфальта. Что это – новые технологии? 

Дмитрий Гончаров: Технологий много разных. Я общался с представителями одной компании, которая работает с немецкими технологиями. Они сделали тысячу «квадратов» в виде эксперимента, собираются получить техническое освидетельствование. Нельзя же просто прийти и сказать, вот, мол, мы все можем. Так что, возможно, скоро и у нас так будет – с армированием.

— Недавно поступила информация об увольнении руководителя Криничанского райавтодора. 

Дмитрий Гончаров: А следом уволили и директора Днепропетровского эксплуатационного участка, который обслуживает Криворожское направление.

— За что? 

Дмитрий Гончаров: Начали с работы, точнее – недоработок этих людей. Но мы еще будем ездить, проверять.

— Что будете делать с подрядчиками, которые некачественно сделали ремонт? 

Дмитрий Гончаров: Будут переделывать, даже если речь идет о ямочном ремонте. Ну а как иначе?

— То есть у вас 60 человек. Одни готовят тендерную документацию, а другие мотаются по области с проверками?   

Дмитрий Гончаров: Есть кураторы, за каждым из которых закреплены районы – это бесконечный процесс их езды везде. Также выйдут подрядчики на текущий ремонт, и они тоже будут сталкиваться с нашими кураторами.

vechernyaya-myasorubka

— Пошли разговоры о том, что в этом году будет второй, скажем так, завоз денег. 

Дмитрий Гончаров: Да, все слышали в новостях, что декларируется 19 млрд грн на дороги. Но мы сегодня видим постановлением КМУ на 6,5 млрд. Возможно, после дебатов в Киеве будет дополнительное финансирование.

— А деньги, которые уже есть, к осени должны будут быть освоены, правильно? 

Дмитрий Гончаров: Да. А если будет дополнительное финансирование – прекрасно: проведем новые тендеры.

— А когда наступает тот dead-line, когда уже нет смысла выделять деньги, потому что их не успеют освоить? 

Дмитрий Гончаров: Нам очень хотелось бы понимания – пусть на бумаге – тех средств, которые выделили области. Наверное, до конца мая – середины июня. Два месяца идет тендерная процедура – вот и считайте. Если до середины июня будет дополнительное финансирование, то к сентябрю – а какие-то компании уже работают, у них, что называется, накатан этот процесс – за два-три месяца смогут сделать немало.

— И – минута славы. Ваше прямое обращение к жителям области? 

Дмитрий Гончаров: Могу разве что попросить жителей области набраться еще чуть-чуть терпения.

— Буквально еще чуть-чуть, и станет хорошо? 

Дмитрий Гончаров: Ну не чуть-чуть, а лучше будет.

— В середине июня будем ездить как короли? 

Дмитрий Гончаров: Наоборот – будет большой поток автомобилей на Днепропетровском направлении, учитывая, что пойдут грузы с материалами различными. Будет сложнее чуть, но зато потом будет легче.

— Большое спасибо за участие в программе! Удачи вам! До новых встреч! 

Дмитрий Гончаров: Спасибо и вам! Всего доброго!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать