Как полиция борется с наплывом незаконного оружия

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал заместитель начальника уголовного розыска Главного управления национальной полиции в Днепропетровской области Дмитрий Лагутенков. Он рассказал ведущим Ольге Палий и Сергею Шишкину о преступлениях, связанных с незаконным оборотом оружия. Ситуация сложная, ведь к бандформированиям, традиционно использующих оружие в своей «профессиональной деятельности», за годы войны добавились «любители».

— Читаем сводки, кажется, что ситуация ухудшается, что количество преступлений с использованием оружия растет. Это нам показалось, или это действительно так?

Дмитрий Лагутенков: Статистика — вещь неумолимая. И действительно можем подтвердить, что количество преступлений с использованием огнестрельного оружия возрастает по сравнению с предыдущими годами. Можно сказать, что на данный период 2016 года совершено 11 убийств, в прошлом году эта цифра составляла за целый год — 14.

— А позапрошлый год?

Дмитрий Лагутенков: В 2013 году было совершено 10 таких преступлений.

— Почему так?

Дмитрий Лагутенков: Весь вопрос в том, что рост преступности связан в первую очередь с такими факторами, как социально-экономическая ситуация в государстве и, скажем так, со здоровьем общества и настроением людей.

7

— Что такое социально-экономическая ситуация?

Дмитрий Лагутенков: Неспокойно на востоке, падает в определенной степени доход граждан, растут цены. Также влияет тот факт, что наводнение криминальной среды оружием, которое поступило в последние два года в незаконный оборот с учетом проведения антитеррористической операции, а также, что было проведено несколько волн мобилизации и огромное количество людей принимало участие в военных действиях на Донбассе.

— То есть они оттуда буквально приезжают не с пустыми руками?

Дмитрий Лагутенков: Нельзя сказать, что каждый человек, возвращаясь оттуда, приезжает не с пустыми руками, но такая проблематика действительно существует.

— Слышали заявление Ассошиэйтед Пресс: «Война превратила Украину в крупнейший супермаркет нелегального оружия». Автор сообщает, что ему, пока писал статью, предлагали оружие — начиная от «Макарова», заканчивая «Мухой».

Дмитрий Лагутенков: На самом деле, эта ситуация не совсем соответствует тому, как написал данный автор. Да, действительно, есть СМИ, в том числе и интернет-публикации, которые мониторятся постоянно сотрудниками Национальной полиции, в нашем случае Главным управлением Национальной полиции в Днепропетровской области (ГУНМ — ред.) также принимает в этом активное участие и подразделение киберполиции. Выявляются эти объявления, устанавливаются эти граждане, устанавливается с ними контакт. В основном — это объявления людей с целью завладения мошенническим путем деньгами других граждан.

— То есть человек пишет: «Продаю оружие», к нему обращаются…

Дмитрий Лагутенков: На самом деле, человек не продает никакого оружия, он просто пытается выманить деньги у других граждан.

— А те, кто реально продают, они в интернете не размещают объявления?

2

Дмитрий Лагутенков: Есть такие объявления, но это не в таком объеме, как писал автор. Да, они действительно есть, но каждый такой факт отслеживается, устанавливается, возбуждается уголовное производство и идет дальнейшее расследование.

— Сколько таких людей вы уже поймали вместе с управлением по борьбе с кибер-преступностью?

Дмитрий Лагутенков: На данный момент, учитывая переходные периоды из милиции в полицию и законодательное обеспечение деятельности полиции, не сказать, что много именно на сбыте. В основном документируется на хранении.

— То есть факты сбыта вы не могли доказать?

Дмитрий Лагутенков: Факты сбыта документируются, но в полном объеме они еще недоказуемы. На самом деле, когда пытаются документироваться эти преступления, нужно установить контакт с человеком. И когда человеку предлагаешь куплю-продажу и предлагаешь систему покупки наложенным платежом, если он мошенник, то сразу отказывается и просит деньги вперед.

— Хочется услышать цифры по хранению. И как вы этих людей задерживаете?

Дмитрий Лагутенков: Днепропетровская область, согласно статистике, — лидер по лицам, привлеченным к уголовной ответственности по статье 263 уголовного кодекса — это незаконное хранение огнестрельного оружия, его сбыт и изготовление. Также Днепропетровская область лидер по количеству людей, которым избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

— А цифры есть?

Дмитрий Лагутенков: На данный момент 482 факта задокументированы. Из них 280 лицам объявили о подозрении в совершении данных преступлений. Порядка 40 человек избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

— В этом году?

Дмитрий Лагутенков: Это только за 2016 год.

— Это больше, чем в прошлом и позапрошлом году?

Дмитрий Лагутенков: К сожалению или к счастью, в прошлом году задокументировали 713 таких фактов. В этом году меньше, это связано с тем, что Днепропетровская область по территориальному расположению граничит с зоной, где проводятся антитеррористические операции. Также на территории нашей области находятся большие военные объекты, через которые проходила ротация — как вооруженных сил Украины, так и добровольческих батальонов. В связи с этим — основная масса изъятого оружия, технологического оружия, того, которое стоит на вооружении и применяется в зоне действия АТО. Соответственно, когда в прошлом году проводились объемные ротации, конечно, изымалось намного больше, и больше задокументировали фактов. В этом году меньше фактов, но я бы не сказал, что намного меньше изымается оружия. Например, по пистолетам: в прошлом году изъяли 132, в этом — 144.

1

— За полгода?

Дмитрий Лагутенков: Да.

— А кроме пистолетов? Что-то эксклюзивное удалось изъять?

Дмитрий Лагутенков: Самое эксклюзивное — это автоматы, пулеметы. В этом году изъяли 30, в прошлом — 70.

— А взрывчатка?

Дмитрий Лагутенков: По взрывчатке — пластид, тротил.

— Гранаты?

Дмитрий Лагутенков: Скажем так, гранаты — это бич нашего времени. Потому что они входили в так называемый боекомплект — тот, который выдавался бойцам без строгого учета. Если стрелковое оружие и другие номерные предметы оружия выдавались им под какие-то документальные подтверждения, то этого — сколько унесешь, столько бери.

6

— Скажите, пожалуйста, из-за того, что изменилась ситуация, то есть в 2013 году был мир и спокойствие, а сейчас уже два с половиной года не так все хорошо, как изменилась ваша работа?

Дмитрий Лагутенков: Если мы говорим о незаконном обороте оружия, то изменились даже люди, которые причастны к нему. Если в 2013 году это были представители криминалитета и коллекционеры, то сейчас, помимо этих двух категорий людей, добавились военнослужащие, представители добровольческих батальонов и, как ни прискорбно, волонтеры. Но нельзя всех грести под одну гребенку. Каждый из них личность, и каждый относится к своей ответственности перед обществом по-разному.

— Говорят, владение оружием воодушевляет на незаконные действия, явно его стало больше. Возможно, изменился характер преступлений?

Дмитрий Лагутенков: Есть и такие факты. Для людей, которые из зоны АТО привозят оружие, владеют им здесь и не хотят согласно законам Украины с ним расставаться. Есть такое понятие: человек, который добровольно принесет и сдаст в органы полиции незаконно хранящееся оружие и боеприпасы, освобождается от уголовной ответственности. Полностью.

Чтобы в дальнейшем люди задумались, стоит ли хранить оружие, приведу один из последних фактов. В городе Днепродзержинске буквально в минувшие выходные произошло такое событие: случился взрыв, от которого погибли муж и жена. По предварительной версии следствия, которая сейчас рассматривается, и собираются в данном направлении материалы, и по характеру самого взрыва, в ходе ссоры на фоне семейных отношений муж привел в действие гранату, лишив этим жизни себя и супругу. При этом человек не имеет никакого отношения ни к вооруженным силам, ни к добровольческим батальонам, не был волонтером, а также в зоне АТО не находился ни дня. Какой-то его товарищ передал ему этот предмет либо за деньги, либо дал как сувенир.

— Существует такая байка, что если ты владеешь незаконным оружием, то при себе достаточно носить заранее заготовленное заявление о том, что, мол, я желаю это оружие сдать. Так ли это? Работает ли эта схема?

Дмитрий Лагутенков: Не работает! Бывают такие ситуации, зачастую сталкиваемся с волонтерами, представителями вооруженных сил Украины, которые, выезжая из зоны проведения АТО в Донецкой области, вывозят в вещах незаконно оружие. На блокпостах, расположенных на территории Днепропетровской области, где несут службу сотрудники полиции Днепропетровска, его выявляют, и нарушители достают из кармана подобные заявления. При этом человек проехал сеть блокпостов на территории Донецкой области, находящихся между районом Днепропетровска и местом дислокации подразделения, в котором он нес службу.

— А как правильно сдать?

Дмитрий Лагутенков: Лучше позвонить 102, сотрудники полиции приедут, соберут по данному факту материал.

— Кроме того, что ваши люди дежурят на блокпостах и «вылавливают» все оружие, как-то еще изменилась ваша работа по отношению к этим преступлениям?

Дмитрий Лагутенков: Наша работа изменилась в том, что изменились субъекты преступления, изменились те граждане, которые представляют интерес именно в том, что они могут хранить и использовать это оружие.

— Насколько эффективны блокпосты?

Дмитрий Лагутенков: Блокпосты — это эффективное средство по предотвращению вывоза и незаконного перемещения оружия. Изымается довольно-таки серьезный арсенал.

— В этом году стали меньше ездить?

Дмитрий Лагутенков: Уменьшился контингент Украинской Армии в зоне АТО. Меньше стали ездить волонтеры, соответственно, меньше трафик автотранспорта, который может это все перевозить. Не происходят частые и массовые ротации именно воинских подразделений соединений. В связи с этим изъятие на блокпостах немного уменьшилось. Но все же факты есть, и довольно-таки крупные арсеналы изымаются. В этом году изъяли порядка 20 ручных гранатометов, большое количество гранат. И это все — в одном микроавтобусе.

5

— Давайте поговорим о взаимодействии с властями, с местными советами, в частности. Вот, принимают программу «Безопасный город». Вы ощущаете движения мэрии? Есть ли какое-то тесное взаимодействие?

Дмитрий Лагутенков: Сейчас днепропетровским горисполкомом принята программа «Безопасный город». Полиция в этой программе выполняет свои непосредственные функции по обеспечению безопасности граждан, в том числе и на улицах. Основная финансовая нагрузка по этой программе идет, конечно, на горисполком. Есть программа по оборудованию улиц, перекрестков видеокамерами.

— А результат есть?

Дмитрий Лагутенков: У полиции консультативно спрашивают информацию насчет того, где бы мы хотели расположить данные камеры видеонаблюдения. Данная информация предоставляется на основе ежедневного анализа совершенных преступлений.

— Так камеры уже поставили или нет?

Дмитрий Лагутенков: Да, они устанавливаются. Если я не ошибаюсь, сейчас уже установили порядка 80 камер в местах концентрации и более частого совершения ДТП и порядка 630 видеокамер в тех общественных местах, на улицах, переулках, где мы подсказывали горисполкому.

— Если не секрет, где оборудование, на котором можно все это посмотреть?

Дмитрий Лагутенков: Само оборудование находится в горисполкоме, ГУНП имеет к нему доступ.

— А какое-нибудь преступление благодаря этому оборудованию вы уже раскрыли?

Дмитрий Лагутенков: Да, наличие видеокамер — это серьезное подспорье в раскрытии преступлений: для установления личностей преступников, транспорта на котором они передвигаются, и получения фактических данных о совершении преступления.

4

— И есть реальные криминальные дела?

Дмитрий Лагутенков: Да, конечно, есть.

— Эти камеры только против преступников или для нарушителей правил дорожного движения тоже?

Дмитрий Лагутенков: Нет.

— Вернемся к оружию. В прошлом году, были ли у вас случаи, когда вы ловили большие вооруженные банды?

Дмитрий Лагутенков: Есть определенная статья уголовного кодекса, которая подразумевает, что такое, собственно, слово банда — статья 258. Скорее всего, вы имеете в виду группы лиц, которые с использованием огнестрельного оружия совершали какие-то определенные преступления. Да, конечно, такие группы задерживались и прошлом, и в этом году. В принципе, в больших городах нашей области — это Днепропетровск, Павлоград, Днепродзержинск, Кривой Рог, Никополь — у членов данных групп было изъято большое количество оружия боеприпасов, в том числе и автоматического оружия. Они совершали практически весь спектр особо тяжких преступлений: убийства, разбои, вымогательства, завладение АМТ. Также это оружие, опять же, применяется в разборках между этими преступными группами.

— Тут идет речь о профессиональных преступниках?

Дмитрий Лагутенков: Да.

— Хотелось еще уточнить о взаимодействии с мэрией. Очевидно, можно констатировать, что местные советы развернулись в сторону милиции и помогают. Это так?

Дмитрий Лагутенков: Да, конечно, взаимопонимание есть и помощь есть.

— Облсовет в этом году принял постановление о том, что нужно уравнять в правах военнослужащих и тех, кто служил в добробатах, и дать бойцам добробатов статус участников боевых действий. Но мы, общались с людьми, которые служили в добробатах в 2014 году, и они говорят, что им страшно идти за этим свидетельством. Потому что, дескать, скажут, что это были незаконные вооруженные формирования. Насколько эти опасения верны?

Дмитрий Лагутенков: Эти опасения беспочвенны, потому что все существующие добробаты были в свое время отнесены к каким-то подразделениям вооруженных сил Украины либо к Министерству внутренних дел. И переживать тем людям, которые участвовали в этих добровольных батальонах, о том, что их будут привлекать к уголовной ответственности по статье 260 — это участие в незаконных вооруженных формированиях — абсолютно нечего. Кроме тех людей, находящихся в составе добровольческих батальонов и принимавших участие в совершении уголовных преступлений, то есть общей уголовной направленности: таких как убийство, разбойные нападения, грабежи, похищение людей с целью получения выкупа. Ни для кого не секрет, что такие действия имели место, особенно 2014-2015 годы. Сейчас этих преступлений практически нет.

— Даже если на тот момент, когда человек был в этом формировании, и у него еще не было официального статуса, если он честно служил, защищал Родину, ему нечего бояться? Также можно стать участником боевых действий и получить некоторое количество преференций?

Дмитрий Лагутенков: Конечно.

— Расскажите, как ваша служба? Всего ли хватает, например, сотрудников? Говорят, их количество стремительно уменьшается. Банально — про бензин, материальное обеспечение.

Дмитрий Лагутенков: Тяжело сейчас во всей стране. А материальное обеспечение присутствует, оно есть. Работать стало, конечно, тяжелее, потому что произошло определенное сокращение, реформирована структура полиции. Сейчас в днепропетровском ГУНП криминальный блок представлен только службой уголовного розыска и службой по борьбе с торговлей людьми. Раньше в эту службу входили и сотрудники по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, сотрудники по борьбе с экономическими преступлениями. Конечно, нагрузка немного увеличилась. В принципе, работать довольно комфортно, и — можно.

3

— Это радикально отличается от расхожего мнения, которое существует в интернете. Там сообщают, что текучка кадров — сумасшедшая.

Дмитрий Лагутенков: Эта проблематика действительно существует. На данный момент существует некий некомплект. Понятно, что при отсутствии одного сотрудника его объем работы автоматически перекладывается на коллегу, который останется работать. Работы, конечно, добавилось.

— А сейчас наша традиционная рубрика «Минута славы». У вас есть возможность непосредственно обратиться к жителям области.

Дмитрий Лагутенков: Дорогие сограждане, дорогие жители области, хочу к вам обратиться, так сказать, с посылом. Я приводил пример о трагедии в семье, которая произошла в Днепродзержинске. Еще раз прошу задуматься: если у вас есть незаконно хранящееся оружие, боеприпасы, — стоит ли его хранить? Не лучше ли избежать в дальнейшем таких трагедий в ваших семьях?

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать