Леонид Шиман: оборонную отрасль Украины сознательно разваливают

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал генеральный директор ГП НПО «Павлоградский химзавод» Леонид Шиман. Он откровенно рассказал ведущим Ольге Палий и Сергею Шишкину о том, как один крупный банк Днепропетровщины пытался осуществить рейдерский захват ПХЗ, о попытках посадить предприятие на кредитную иглу и о том, как настойчивое желание НКАУ оседлать финансовые потоки завода вредит оборонному комплексу страны. И почему невозможно создать другое подобное предприятие, например, в Ивано-Франковской области.

— Сегодня у нас в гостях генеральный директор Государственного предприятия НПО Павлоградский химический завод (ПХЗ), главный конструктор ракетных двигателей на твердом топливе, доктор технических наук, член-корреспондент Академии наук Украины Леонид Шиман. Добрый вечер!

Леонид Шиман: Добрый вечер!

— Столько регалий! Наши вопросы могут быть достаточно колкими. Готовы ли вы на них ответить?

Леонид Шиман: Я уже привык к таким вопросам, поэтому давайте начинать. Рубите!

— Чем занимается ваше предприятие?

Леонид Шиман: Предприятие — военно-промышленного комплекса. Занимается научными исследованиями, производством высокоэнергетических материалов и изделий из них — гражданского и военного назначения, в том числе утилизацией боеприпасов, ракет, различного вида и класса.

— Взрывоопасное…

Леонид Шиман: Все, что взрывается и горит — это наша специализация.

— Сколько человек в штате?

Леонид Шиман: Около полутора тысяч, из которых примерно 300 человек занимаются научными исследованиями, разработками и проектированием, а на остальных — администрирование, управление, производство. Примерно 929 человек имеют высшее образование, кандидаты или доктора наук.

— Прекрасная шутка — «примерно 929»! Говорят, предприятие прибыльное. Сколько вы заработали в 2015 году?

Леонид Шиман: При обороте примерно 700 млн грн. мы заработали около 100 млн грн. прибыли.

— А что с налогами?

Леонид Шиман: Всех видов налогов и сборов — около 190 млн грн.

— В ваших интервью вы говорили, что вас пытаются подсадить на кредитную иглу какого-то банка. Как можно заставить взять кредит?

Леонид Шиман: Скажем так, это давняя история с одним из крупных банков Днепропетровской области, который придумал долги и через решения судов пытается навязать нам их признание и таким образом взять у него кредит для погашения несуществующего долга. Соответственно, я и моя команда противится этому. А вокруг столько грязи выливается на наш завод с одной-единственной целью: чтобы можно было устранить несогласных с позицией банка людей и поставить управляемых людей — с помощью Национального космического агентства (НКАУ — ред.), тех, кто выполнит их волю и посадит в будущем на кредитную иглу наше предприятие. По сути дела, превратит завод во второй Южмаш.

— Что вы имеете в виду — подделку каких-то документов или как?

Леонид Шиман: В 1999-2000 гг. было 11 судебных исков одного из банков к своей структуре по поводу того, что они им не погасили долг, где ответчиком был ПХЗ. Мы об этом узнали, когда к нам уже пришли судебные исполнители, арестовали счета в банке, по сути, заблокировали работу предприятия. Поэтому мы вынуждены были обратиться в Генеральную прокуратуру, к президенту — для того, чтобы объяснить, что в суд предоставлены были поддельные договора. Судебная экспертиза установила, что этот банк подделал договора, на основании которых суд выносил решения. Вот и все.

Леонид Шиман генеральный директор Павлоградского химзавода

— Вы нарисовали классическую рейдерскую схему. Но! — какой же это банк?

Леонид Шиман: Я не хотел бы говорить об этом в прямом эфире. Это общеизвестная и вполне доступная информация — она есть в интернете. Сейчас это просто не столь актуально.

— Говорят, что завод хотят не только приватизировать, но и перенести чуть ли не в Ивано-Франковскую область. Вроде нардепы какие-то к этому приложили руку.

Леонид Шиман: Это одна из технологий, продуманных этой же когортой людей. Мол если не удается сделать это в Павлограде, то давайте придумаем, что этот город находится рядом с фронтом, в любой момент он может быть захвачен вместе с ПХЗ. А значит-де, давайте построим такой же завод в Ивано-Франковской области и будем там производить то же самое.

— Но вы же не только производите, а еще и занимаетесь утилизацией небезопасных твердотопливных ступеней ракет. Они их тоже собираются отправить в Ивано-Франковск — через всю Украину?

Леонид Шиман: Я думаю, что — да. Но на самом деле, чтобы построить такой завод… Если бы это было легко, то сумело бы любое государство в мире, располагающее 15 млн долларов. А именно за такую сумму они хотят построить новый завод. По моему опыту, а я этим занимаюсь 34 года, необходимо минимум 10 лет, примерно тысяча профессионалов со специальным образованием и опытом работы на таких предприятиях от 7 до 10 лет и около 2,5-3,5 млрд. долл.

— То есть без шансов это все затевать?

Леонид Шиман: В этом-то и причина. Всего 9 стран в мире имеют такие заводы и такие технологии. А такие же технологии, как у нас, имеют только два завода в России — те, с которыми мы были партнерами во времена СССР.

— Ваши слова очень напоминают то, что сказал нам недавно представитель КБ «Южное». Он тоже говорил, что какие-то плохие люди, и в НКАУ не в последнюю очередь, намереваются уничтожить это предприятие. Есть какие-то сложности с агентством?

Леонид Шиман: Как таковых физических контактов и сложностей у нас нет, юридических практически тоже нет. Но они создают прецедент для того, чтобы сделать неэффективным менеджмент предприятия, чтобы можно было поставить указанных ими людей на финансовые потоки завода. Тех, кто сможет взять кредит в банке и на входе и выходе контролировать деньги. Тех, которые загубят предприятие, перенесут его или начнут где-то строить или осваивать бюджетные средства — например, в Ивано-Франковской области. Таким образом, будет похоронен проект, который сегодня осуществляется — по модернизации вооружений Украинской армии, созданию новых видов высокоточного оружия. Ну и как минимум — непостроенный завод в Ивано-Франковске могут «положить» на козла отпущения, который там бы занимался строительством.

— Это попытка распилить госбюджет, присвоить то, что вы зарабатываете, или все-таки именно так выглядит государственная измена?

Леонид Шиман: Есть разный уровень компетенции людей и разные желания в этой части. Основное — финансовые потоки предприятия. По их мнению, это Клондайк и золотое дно, потому что они видят, что мы делаем, и так далее. Но они не понимают, как мы это делаем. И они не понимают, что сегодня держателем технологий являются не предприятие, а некоторые люди. И если этих людей не будет — развалятся и технологии, к сожалению. Так это построено.

Кроме того, я допускаю, что разведки других государств, таких, скажем, как соседи у нас, очень интенсивно используют в том числе этих людей, чтобы развалить ракетно-космическую отрасль в Украине и военно-промышленный комплекс.

— Соседи — это Польша или Россия?

Леонид Шиман: Прямым текстом — на сегодня это Российская Федерация. Вы же понимаете, что, вступая в ЕС и НАТО, мы приобрели новых стратегических партнеров. Поэтому в данной ситуации нам надо находить с ними общие точки по обороне собственных территорий. А сегодня, когда захвачен Крым, под вопросом восток Украины, понятно, что Украине нужны виды вооружений, которые позволят упреждать ситуации, не допускать до военных действий. Чтобы не с автоматами люди шли на защиту своей родины, а чтобы они, сидя у пультов конструкторских бюро, создавали виды вооружений, упреждающих действия любого государства, которое хотело бы получить нашу территорию или наши какие-то богатства. Вот для этого нужно КБ «Южное», разные НИИ и такое предприятие, как ПХЗ.

Они понимают, что два-три-четыре «ключевых» человека надо выбросить и поставить своих людей в управлении, и предприятия «ложатся». Далеко не надо ходить. Посмотрите, сколько предприятий ВПК «положили» за последние годы.

— Выходит, большой днепропетровский банк работает на соседей?

Леонид Шиман: Это, конечно, не моя задача выяснять — есть органы контрразведки. И они могут обратить на это внимание и проверить, насколько такая информации может быть достоверной и каким образом она может быть использована против государственной политики и стратегии развития Вооруженных сил Украины.

— Мы много говорим про эффективный менеджмент, Клондайк… Вашу декларацию за 2014 год посмотрели. Все выглядит неплохо. У вас 8,5 млн грн. в виде личных доходов, 5,5 млн грн. — у жены. Судя по всему, вы состоятельный парень!

 Ольга Палий в Вечерней мясорубке

Леонид Шиман: Вы же еще не говорите, что в интернете в начале месяца писали, что сначала у меня было 35 млн грн., потом — 56 млн грн., а сегодня — вот, недавно опубликовали — уже 93 млн грн.

Я, конечно, очень благодарен многоуважаемым людям, которые столь высоко оценивают мои возможности. И я был бы не против. С другой стороны, если они действительно знают, где эти 93 млн грн, я готов 10 процентов от этой суммы перечислить новой церкви, которую мы сейчас строим, а 90 — отдать им. Тем, кто покажет, как эти 93 млн грн. можно взять.

Что касается моей декларации, то я декларирую свои доходы где-то с 2007 года. Данные проверяются налоговой инспекцией, финансовыми службами. Из тех средств, которые я зарабатываю, плачу полностью все налоги. В прошлом году, как физическое лицо, я заплатил более 2,5 млн грн. налогов. И в данной ситуации я могу подтвердить: да, благодаря тому, что курс гривны по отношению к доллару и евро вырос более чем в три раза, мои доходы на какой-то период — так как в банке лежала валюта — выросли примерно в 2,5-3 раза. И на проценты по депозитам я, как и все, плачу 21 процент налогов.

— А сколько это на самом деле?

Леонид Шиман: Общие доходы, все, которые у меня есть — около 8 млн грн. Это и работа моя, и доходы жены, и депозиты в банках.

— Приятно общаться с состоятельными парнями. Давайте теперь поговорим о том оружии, которое вы разрабатываете. Речь идет о каком-то тактическом комплексе, скажем, с радиусом действия 500 км и способностью скрутить заметную дулю нашим восточным соседям, которые вероломно на нас сейчас нападают?

Леонид Шиман: В данной ситуации КБ «Южное», ПХЗ плюс инозаказчик сделали и профинансировали проект по разработке и созданию такого комплекса. И мы за собственные ресурсы, не беря деньги в госбюджете, построили такие объекты, разработали и проводим испытания.

— Уже бабахаете этой штукой?

сергей шишкин вечерняя мясорубка

Леонид Шиман: В том числе, да.

— А на каком полигоне?

Леонид Шиман: Сейчас идет испытание на стендах. Вопрос полигонов решается на полигонах заказчика, потому что Украина сегодня только создает полигоны с такой дальностью стрельбы. Но что мешает ВСУ такой ракетный комплекс поставить себе на вооружение, провести его испытание у инозаказчика, обучить офицеров, управляющих ракетными комплексами, и после этого развернуть такое оборудование на территории Украины? Ничего. Более того, это значительная экономия времени — минимум 5-7 лет — и денег — около 4-6 млрд грн.

— И все — чужими руками! Прекрасный план. А было открыто уголовное дело по поводу 58 млн грн., которые вы как-то то ли заработали, то ли потратили. Что с этим не так? Расскажите, что это за сумма и почему вас за нее хотят наказать?

Леонид Шиман: Ищут повод для создания негативной информации вокруг нашего предприятия, управляющих и персонала, и, соответственно, одно из таких уголовных дел было заведено по этому поводу. По просьбе, как я понимаю, народного депутата Тетерука, курирующего космическую отрасль. В ответ на наше несогласие в сфере политики ведения работ НКАУ по оперативно-тактическому комплексу, системам залпового огня, развитию предприятия. Они, по сути дела, возбуждают уголовные дела вокруг меня, вокруг главного бухгалтера, завода. То же самое происходит в КБ «Южное». Таким образом создается негативная ситуация.

А 58 миллионов — цифра надуманная. Во-первых, зачем работает предприятие? Чтобы получать прибыль — это главная цель. Мы, как государственное предприятие, достаточно эффективное, которое платит полностью, по белому, все налоги, а они составляют у нас более 33 процентов от общих доходов. Также мы платим очень высокую заработную плату — почти 8 тыс. грн., около 52 процентов налогов на нее платится. Конечно же, это не дает людям жить спокойно. Поэтому они придумали… Прошла в 2012-м или 2013 году финансовая проверка нашего предприятия, в рамках которой написали, что якобы мы должны были возвратить 58 миллионов за проведенные работы, связанные с утилизацией твердого ракетного топлива.

В НКАУ перефразировали это дело таким образом, что мы незаконно заработали 58 млн грн. прибыли, передали материалы в военную прокуратуру, которая сейчас проверяет этот факт. Более того, НКАУ выпустило 30-й приказ. В нем нам, как предприятию, запретили зарабатывать деньги на коммерческих контрактах, которые мы выполняем на территории Украины и за ее пределами.

— Какая удивительная история!

Леонид Шиман: А что тут удивительного? У нас не утверждаются финансовые планы. С одной стороны, они говорят, что мы должны зарабатывать больше прибыли. Например, в прошлом году заработали 100 млн грн. прибыли. С нас требуют заработать еще больше. Мы говорим: «Подождите, ваш30-й приказ нам запрещает получать прибыль. Вы уж примите какое-то решение: или приказ отмените, или в финансовом плане прибыль уберите». Мы же не можем одновременно делать противоречащие друг другу и украинскому законодательству вещи.

— Так а на чем вы заработали эти 58 миллионов?

Леонид Шиман: Завод работает достаточно эффективно. Рентабельность 15-16 процентов — на всех коммерческих контрактах, выполняющихся на сегодняшний день. Вот, и посчитайте эти 15 процентов, скажем, от суммы в 600 млн грн. Это порядка 80 млн грн. прибыли. Отнимите оттуда 20 процентов налога на прибыль, 35 процентов в виде дивидендов на прибыль, и у вас получится чистая прибыль 58 млн грн., которые остаются в распоряжении предприятия. Мы эту прибыль вкладываем в создание оперативно-тактического комплекса — за государственные средства, но не за бюджетные. Иначе где мы бы взяли деньги?

— Еще один очень свеженький скандал, когда вас обвиняют в том, что вы якобы торговали каким-то ненастоящим топливом и отдали свои площади для такого, очень хорошего предприятия — Павлоградский нефтеперерабатывающий завод. Якобы там было плохое топливо, которое продавали за большие деньги государственным предприятиям. По-простому: кто в тот бензин ослиную мочу доливал?

Леонид Шиман: Начнем с того, кто запустил эту утку в интернети? «Наші гроші». К чьей медиа-группе они относятся? К той же, к которой относятся «1+1», «2+2», «К-1», и так далее. То есть, если за этим стоят «Наші гроші», люди которые занимаются нефтью, газом и нефтепереработкой, лучше нас знают, по каким схемам они работают, как они бодяжат и какой бензин. Вот они и взяли за основу свою схему, написали, что это делаем мы, а в результате — сегодня я оправдываюсь перед вами.

На самом деле факты таковы. ПХЗ никакого отношения к нефтеперерабатывающему заводу, с точки зрения переработки нефти, газа или конденсата производству бензина или — чего там? — дизельного топлива не имеет. Точка.

У них есть свои территории. Да, они граничат с нашими, занимаются своей производственной деятельностью, на которую мы не влияем — это частная компания. Они что-то кому-то продают, о чем мы, вообще, не знаем. Это раз. Второе: компании, которые названы в этом деле, не продают нам ничего и не покупают у нас ничего. Мы априори не могли участвовать ни в каких тендерах, тем более их выигрывать.

И в данной ситуации этот бред придуман, чтобы возбудить еще одно уголовное дело вокруг нас. Чтобы можно было — вот сегодня читали «ухвалу» суда — легализовать прослушку телефонов, которая раньше делалась нелегально — сейчас это легализовано. Для того чтобы вернуть закрытое налоговой инспекцией дело. А дело это заключалось в том, что в 2014 году, по требованию Корбана, тогда — одного из заместителей главы ОГА, по неуплате налогов за контрагентов, которые находились в третьем или четвертом колене у нас — как у производителей или как покупателей. Проходили по делу компания Машковского и Укрмет… чего-то там, сейчас точно не помню.

Эти компании у налоговой инспекции выиграли суды — и апелляционные и кассационные — по поводу уплаты всех налогов. То есть они им ничего не должны. Соответственно, в тот момент под давлением Корбана Днепропетровская спецДНИ возбудила дело против нас по факту неуплаты налогов этими компаниями. А так как после проверки не нашли ничего, дело закрыли.

Сейчас можно было иметь доступ к этому делу, на основании чего его заново реанимировали.

Вечерняя Мясорубка с Леонидом Шиманом

— То есть соседям в аренду вы ничего не давали?

Леонид Шиман: Есть решение Павлоградского (городского — ред.) совета о выделении им земли — 3 с чем-то гектара. Это их собственная земля с их производственными мощностями. Есть их земельные акты в кадастре, что легко проверить через интернет. Вам выдаст номер акта в 2013 году, и так далее.

Они у нас через фонд Госимущества арендуют в заводоуправлении 19 квадратных метров площади, помещение, где они проводят, я уж не знаю, переговоры, может. Компьютер у них там стоит, еще там что-то. То есть это находится на территории ПХЗ, да. Можно зайти в реестр Госимущества, где зарегистрированы все договора аренды, и эта часть записана тоже.

А выгодополучатель от этой аренды — 80 процентов — Фонд Госимущества Украины.

— Вам есть за что бороться. Ведь программа американская — финансирование утилизации твердого ракетного топлива — это 55 млн долларов. Это очень большие деньги. Как они до вас доходят?

Леонид Шиман: Это бюджет, который США приняли на 3 или 4 года. Он предназначен для Министерства обороны США и для интегрирующих подрядчиков, которые выиграли 1 октября 2015 года тендер на оказание Украине помощи. Из этой суммы, если в Украину попадет одна треть — будет хорошо. А для ПХЗ — 10-15, максимум 20 процентов может быть.

1 октября должна была быть начата достройка объектов на ПХЗ — в рамках этих 55 млн долларов. Но она еще не начата. Причина простая: НКАУ очень долго, уже практически 9 месяцев, согласовывает процедуры допусков, разрешений на начало выполнения работ, так как это имущество принадлежит НКАУ, а не ПХЗ. Это первое.

Вторая часть денег связана с утилизацией твердого ракетного топлива. С 1 января у нас закончились государственные контракты на утилизацию твердых топливных ступеней. Должны были вступить в силу договоры с американским интегрирующим подрядчиком. Но уже прошло 6 месяцев, а у нас нет ни одного договора — ни с НКАУ, ни с интегрирующим подрядчиком Министерства обороны США. Но при этом мы вынуждены изыскивать новые или использовать наши оборотные средства, брать кредиты в банках на утилизацию критических ступеней, которые сегодня находятся у нас. Это примерно 59 ступеней.

— Сколько это в тоннах?

Леонид Шиман: Около 3 тысяч тонн твердого ракетного топлива.

— Может и полыхнуть как следует?

Леонид Шиман: Не хочу пугать, просто скажу: вероятность возникновения аварийной ситуации существует везде и всегда. Вы встали с кровати, можете споткнуться, ударится о пол виском, и — летальный исход жизни. Такая вероятность существует и оценивается примерно в 10 в минус девятой степени. В таком же формате оценивается ситуация и на подобных производствах — где-то 10 в минус шестой степени. То есть один вариант из миллиона возможен, если процесс будет неуправляемым.

— Это если нет денег, вы перестали работать, а оно там все лежит без присмотра?

Леонид Шиман: Если у нас закончатся деньги, не будут давать кредиты банки, если мы не сможем платить людям зарплату, платить за энергоресурсы и обеспечивать хранение и надлежащую утилизацию топлива, то — да, этот процесс, то есть его вероятность увеличивается до 10 в минус третьей степени. Грубо говоря, один шанс из ста, что какая-то ступень может воспламениться и перейти в детонацию с последующим распространением на все остальные склады, где есть ступени.

— И цена вопроса?

Леонид Шиман: Страшно сказать. Это примерно 15-километровая зона воздействия ударной волны. И — до 150 км распространения выбросов при горении твердого ракетного топлива с превышением ПДК (предельно допустимой концентрации — ред.) более чем в 10 раз.

вечерняя мясорубка леонид шиман

— То есть Павлограда и половины Днепропетровска не будет?

Леонид Шиман: (смеется — ред.) Давайте так: Павлоград был, есть и будет. Мы там будем работать, и ничего страшного не случится. Вопрос в том, что дрязги, неурегулированный подход и желание наказать или, если хотите, захватить предприятие могут привести к таким последствиям. Но для этого у нас есть государство, Генеральная прокуратура, Администрация президента, Кабинет министров Украины, который управляет НКАУ и вправе принимать решение, дабы избежать критической ситуации.

— Вы под свистом пуль, получается, оберегаете наше спокойствие и, на наш взгляд, у вас все получается. Желаем вам удачи! Спасибо вам большое!

Леонид Шиман: Спасибо и вам! И — извините, может быть, за моветон или тональности, которые я себе позволил.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать