Новый начальник военного госпиталя: кто он и откуда

В студии программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал начальник военного госпиталя Виктор Кузьменко. Ведущие Сергей Шишкин и Ольга Палий выпытали у военного медика подробности его карьеры, расспросили о скандалах, которые последнее время будто бы преследуют госпиталь. А еще Виктор Кузьменко рассказал о том, как из 200 коек собирается сделать 400, что такое «вечерняя пятиминутка» в госпитале и зачем туда приходить горожанам.

— И снова вечер четверга. Распахнула свое «кровавое жерло» на всю Днепропетровскую область – «Вечерняя мясорубка». И сегодня наш гость – командир военного госпиталя – полковник Виктор Кузьменко. Добрый вечер! 

Виктор Кузьменко: Добрый!

— Традиционное подтверждение готовности. Вопросов вы не знаете, а они достаточно емкие и острые. Готовы ли вы на них отвечать по существу? 

Виктор Кузьменко: Я хирург, так что мясорубка…

— Кровь, и так далее… 

Виктор Кузьменко: Да…

— Тогда – по порядку. Вы новый главврач в госпитале… 

Виктор Кузьменко: Не очень корректно. Я – не главврач, я начальник военного госпиталя города Днепропетровска.

— Тогда объясните гражданским людям разницу. 

Виктор Кузьменко: Начальник — это у военных главный, главврач – у медиков. Так что мне еще приходится прикладывать и военный опыт тоже.

— Чем вы занимались до приезда к нам в город? 

Виктор Кузьменко: До приезда в Днепропетровск и непосредственно в госпиталь работал хирургом. Прошел этапы от рядового хирурга-ординатора, старшего ординатора, начальника отделения, затем – клиники. Служил в Одесском и Крымском клинических центрах. Верный украинской присяге, в Крыму с российскими оккупантами не остался.

— А после 2014 года? 

вечерняя мясорубка

Виктор Кузьменко: Служил в Военно-медицинском клиническом центре города Одессы. Этот год для меня знаковый. Сразу же – в АТО, затем 61-ый мобильный госпиталь, война… Потом уже – Днепропетровск, где в качестве координатора обеспечивал взаимодействие между военными учреждениями и гражданскими. В городе сформировалась очень мощная госпитальная база. Направленные на лечение военнослужащие поступали и в гражданские учреждения, и в военные. Военные хирурги с первого этапа их начинали вести, а после эвакуации людей везли в другие лечебные центры Украины.

— А где было ваше рабочее место: на передовой, в аэропорту? 

Виктор Кузьменко: Начиная с аэропорта – и далее. А все гражданские спасательные учреждения… Каждый день надо было приехать, посмотреть, встретиться непосредственно с главврачами, с лечащими врачами. И в первую очередь – с бойцами. А потом решать: эвакуировать в дальнейшем или возможно продолжить лечение на месте.

— Вы взаимодействовали и с госпиталем, и с больницей Мечникова, решали, кого из раненых куда направить? 

Виктор Кузьменко: Вообще, решали вместе с врачами гражданских больниц, к которым я прекрасно отношусь – это доктора от бога. И я им очень благодарен за сделанное.

— Давайте немного перейдем в цифровое русло. Сколько сейчас бойцов проходят лечение в Днепропетровском госпитале? 

Виктор Кузьменко: На сегодня – 218 человек.

— Сейчас якобы некое перемирие. Каковы тенденции в данном плане – раненых стало меньше? 

Виктор Кузьменко: Раненых, если сравнивать с 2014-2015 годами, стало несколько меньше. Но сами ранения стали более тяжелыми – минно-взрывные. Даже если пулевые, то очень тяжелые. Появились соматические больные – с так называемыми холодовыми или тепловыми травмами, в том числе ожогами.

— Так сейчас вроде не очень еще и жарко… 

Виктор Кузьменко: Я имею в виду пострадавших во время пожаров.

— А вы с господином Рыльским, вашим предшественником, ранее хорошо взаимодействовали? 

Виктор Кузьменко: Да.

— В связи с этим возможно вы знаете, откуда появилась такая идея перевода в Киев? 

Виктор Кузьменко: Тут надо понимать, что военная структура не стоит на месте. На меняющуюся ситуацию надо реагировать. Если в 2014 году госпиталь был 100-коечный, в 2015-ом – 200-коечным, то сейчас хотят развернуть до 400 мест. А для этого надо писать рапорт военному человеку, и его опять принимают в это же учреждение. Учитывается, насколько человек владеет ситуацией, как может взаимодействовать с другими инстанциями, и так далее.

— То есть – в связи с расширением? 

Виктор Кузьменко: Да. Если областная больница имеет мощный потенциал, не каждого же поставишь туда. Допустим, из районной больницы переместить и сделать главврачом.

— Оцените нынешнюю загрузку госпиталя? 

Виктор Кузьменко: Развернуто 230 коек. Из них 218 – заняты. И мы стараемся постоянно быть загруженными.

— А если будет 400 мест? 

Виктор Кузьменко: Если нам подарят еще одно здание, развернем и четыреста.

— Кстати, что там со зданиями? Потому что в прошлые годы силами волонтеров что-то там ремонтировали, какие-то корпуса. Говорят еще об одном корпусе – его за чей счет будут ремонтировать: государственный или волонтерский? 

Виктор Кузьменко: Давайте вернемся немного назад в историю. В 2007 году, когда госпитальная база была развернута на 3,4 га. Весь комплекс как-то был уведен из Министерства обороны, и дальше начались с ним эпопеи, доходило до судов – они развивались. В 2014 году волонтеры приложили очень много усилий, чтобы восстановить госпиталь, дать ему вторую жизнь. И речь шла не только о медикаментах. Помогали и стройматериалами. В том же году восстановили корпус, где находится хирургическое инфекционное отделение. Началось полное восстановление хирургического отделения. Сейчас восстанавливают терапевтическое отделение. Фонд «Солидарность» сейчас поликлинику сдает…

— Но до 400 коек… 

Виктор Кузьменко: Нам не хватает площадей. Как раз есть сейчас закрытое здание в аварийном состоянии. Но мы не можем туда войти, министерство не может вложить деньги – еще территория не наша, не отсудили.

— Все помнят эту историю. Была коммерческая фирма, которая сказала: мы здесь проведем реконструкцию, и все будет хорошо. Потом Минобороны с ней не рассчиталось или как там было? В итоге они положили глаз на ваши здания. 

Виктор Кузьменко: Там БТА-банк идет…

— Еще какие-то казахи. Там же два банка вроде… 

Виктор Кузьменко: – Суды продолжаются. Последний раз БТА-банк подал апелляцию. Но в связи с тем, что они не прислали ее в Фонд Госимущества и нам, как третьему лицу, апелляцию отклонили.

— И 7 июля вновь будут рассматривать? 

вечерняя мясорубка

Виктор Кузьменко: Да, повторно, если они к этому времени пришлют апелляции по всем инстанциям.

— И каковы прогнозы? Есть позитив? Каковы шансы «отжать» эти строения? 

Виктор Кузьменко: – Можно по-разному оценивать. Но то, что у нас есть настрой отвоевать – факт. Фонд Госимущества принимает участие, мы, как третья сторона. Подключились АТОшники, которые отвоевали уже, юристы, которые сказали: «Нет! Надо таки вернуть!»

— Это прекрасно! Будем надеяться, что все получится хорошо. 

Виктор Кузьменко: – Только с АТОшниками, только с днепропетровцами!

— Из-за этой тяжбы вы не можете начинать ремонт?

Виктор Кузьменко: – Да. Заложены в бюджет деньги – 80 млн грн, но они не могут прийти к нам и быть использованы.

— А сколько эти суды еще могут продолжаться? 

Виктор Кузьменко: Ну, если с 2007 года тянется… Девять лет.

— И до тех пор помещение будет пустовать и 400 коек не будет? 

Виктор Кузьменко: – Мы, конечно, будем стараться всячески… Если что, спасибо волонтерам – они работают наперед. Они уже немало принесли пользы госпиталю. И с медицинским имуществом, в том числе хирургическим, помогли. Я надеюсь, что мы таки сработаем по этому поводу – как мы будем дальше разворачиваться. Мы пытаемся развиваться. У нас сейчас есть достойные люди, пришла же новая команда – кандидат медицинских наук, травматолог, специалист по эндопротезированию суставов – пожалуйста. Есть профессор, доктор медицинских наук Тараненко Игорь Николаевич. Это челюстно-лицевая хирургия. Человек известен на всю страну и в мире его знают.

— Это все – наши люди? 

Виктор Кузьменко: Да, они – днепропетровцы. Благодаря им налаживается взаимодействие с медицинской академией – спасибо ректору, который пошел навстречу, оказывает помощь, чтобы зашли кафедры, и их специалисты начали работать, чтобы в госпитале была база для подготовки студентов по определенным направлениям.

— А до этого все эти профессора где работали? 

Виктор Кузьменко: Надеюсь, Игорь Николаевич меня простит, что я раскрою его тайну – «Мясорубка» этого достойна. Он был заведующим кафедрой челюстно-лицевой хирургии Донецкого медицинского института. Он уехал из Донецка, сказав, что не может с ними работать. После этого – полтора года в «Азове», полгода в Военно-медицинской академии, а теперь он прибыл в Днепропетровск, чтобы поднимать еще на более высокий уровень челюстно-лицевую хирургию. Хотя здесь она и так на высоком уровне.

— А другие члены вашей команды? Один из Донецка, вы – из Крыма. А еще откуда люди? Где вы свою команду набирали? 

Виктор Кузьменко: Хороший вопрос, спасибо. Не упомянуть о днепропетровцах нельзя. Они, разумеется, тоже есть в нашей команде. Мой заместитель, капитан медицинской службы – Пысанка Виктор Викторович. Он пришел из 25-ой бригады, где работал начальником медицинской службы. Человек прошел войну с 2014 года. Прошел Иловайск, Дебальцево. Имеет ранение, которое немножко влияет на то, чтобы он в полном объеме мог выполнять свои служебные обязанности – как десантник. Потому он перешел сейчас к нам, и зам. он – великолепный.

вечерняя мясорубка

— То есть он — врач и прыгал с самолета? 

Виктор Кузьменко: – Да.

— Давайте опять про наши любимые циферки. Кадры – это важно и значимо, но еще должно все финансироваться. Сколько в день государство выделяет на лечение одного бойца? Какая часть из этого уходит на медикаменты, а какая на питание? И – хватает ли? 

Виктор Кузьменко: Нам выделяют около 5 млн грн на госпиталь. Но это не только чисто госпитальные деньги. Еще мы снабжаем медикаментами части, находящиеся в зоне ответственности. То есть от нас их получают и Черкасское, и Гвардейское, и Кривой Рог, части на передовой, и так далее. На питание используем 54 грн. Минобороны заключило договор с «Гелиос-групп». Питание достаточное, достойное, мы ежедневно проверяем его качество. И опять же хочу сказать спасибо волонтерам: они обязательно какую-нибудь вкусняшку подарят нашим бойцам. Плюс ко всему – с Западной Украины приехали к нам, привезли соления, варенье, тушенку, минеральную воду – спасибо им огромное! Каждый день у бойцов на столе, где размещаются четыре человека, стоит, пожалуйста, бутылка минеральной воды.

— Эти деньги идут из госбюджета. А местные бюджеты вам помогают или нет? 

Виктор Кузьменко: Нет, только волонтеры. И мы им благодарны. Я вам честно скажу: такого волонтерского движения, как в Днепропетровске, нет нигде.

— А волонтеры последнее время стали жаловаться, что сложнее стало помогать. Мол, мы бы и рады еще больше и лучше помогать, но обозначились какие-то там нюансы. Что вы об этом скажете? 

Виктор Кузьменко: Есть нюансы. Все, что заходит на территорию госпиталя, должно быть оприходовано. Это единственное требование, которое у нас есть.

— Ранее такого не было? 

Виктор Кузьменко: Возможно, было. Мы не знаем. Думаю, проверки установят. И мы просим, чтобы госпиталь проверили. Плюс ко всему: все, что было построено, должно быть запротоколировано. Перед тем как делать ремонт, надо было руководству просто проявить себя по-другому. То есть состыковать это с СЭС, строителями, сделать обмеры, но этого… Я понимаю, что вначале было сложно. Но сейчас это сделать проще, и надо сделать правильно.

— А там что-то еще построили? 

Виктор Кузьменко: Бывают недоделки, которые надо устранять. Сейчас поликлинику не можем запустить. Мы задерживаем, потому что не проведена вода. В каждом кабинете должен быть умывальничек, чтобы доктор после осмотра больного смог помыть руки. Если нет умывальника – он же не будет со второго этажа бежать на первый. Вот, фонд, который нам помог, — спасибо ему огромное! – старается устранить все недоделки, чтобы мы быстренько перешли.

— В готовом здании делают водопровод? 

Виктор Кузьменко: Да, придется немного подумать, как это правильно сделать.

Какую сумму вложили в поликлинику и каков объем помощи волонтеров? 

Виктор Кузьменко: Вложенное в строительство мы еще не считали, потому что не были оприходованы произведенные работы. Вот, сейчас нам те фирмы, которые строили, предоставляют данные. Я могу перечислить. А в принципе, в различное имущество – медицинское, вещевое, продовольственное и так далее – где-то в пределах до 15 млн грн вложили.

— Где-то звучала цифра 20 млн грн. 

Виктор Кузьменко: Возможно. Но у нас есть данные по этим цифрам.

— А сколько стоила поликлиника и сколько на нее еще надо средств? 

Виктор Кузьменко: Я вам честно не скажу, сейчас пересчитывают. Нам предоставили данные, будет решение комиссии, чтобы запустить ее в строй. Могу сказать по рентген-кабинету, который мы пытаемся запустить с помощью фонда Александра Вилкула, — уже потратили 600 тыс. грн. Это четыре комнаты, где стены надо отделать так, чтобы они были рентгенонепроницаемые. Технология своеобразная, немножечко затратная.

— И поликлиника, и хирургический корпус – это стопроцентно добровольные пожертвования? Или там есть и государственные средства? 

Виктор Кузьменко: Только отделение хирургической инфекции, травматологию и отделение поликлиники – это тоже сделали волонтеры. А от державы только «каркас».

— Правильно ли мы понимаем, что ваши предшественники не слишком аккуратно вели учет поступлений. Не привело ли это к злоупотреблениям? На прошлой неделе кого-то с сумкой с тюбиками зубной пасты взяли… 

Виктор Кузьменко: По поводу тюбиков… Да, был такой нюанс. Мы вызвали сразу же военную службу правопорядка, которая тут же прибыла, описала это все имущество, провела начальные следственные действия. Всё производство находится у них. Думаю, было корректно, чтобы по возможности они по данному поводу выступили. Мы не знаем, как проходят у них следственные действия.

— А на какую сумму было имущества? 

Виктор Кузьменко: Тоже не могу сказать (смеется – ред.).

— А что насчет волонтерского автомобиля, который якобы исчез с территории госпиталя, потом его нашли? 

Виктор Кузьменко: Да, за четыре дня до прибытия комиссии по приему и сдаче дел и должности, то есть перед 12 апреля, автомобиль чудесным образом исчез с территории госпиталя. В результате никто не ставил в известность и командование вновь прибывшее. Пришлось этим заниматься. Документально был оформлен только акт о том, что машина прибыла на территорию.

— Машину нашли в итоге? 

Виктор Кузьменко: Да.

— А как именно искали? Ведь так просто это не всегда получается и у полиции. 

вечерняя мясорубка

Виктор Кузьменко: Я должен поблагодарить нашу доблестную полицию – они молодцы, хорошо сработали. Мы к ним обратились за помощью, и они откликнулись моментально. Провели буквально молниеносно все поисковые действия, и на следующий день им удалось выяснить, где автомобиль. Правда, пришлось подключиться непосредственно и моему заму Виктору Пысанке – он проявил смекалку.

— Богонис (глава патрульной полиции города – ред.) из «Днепра-1», они, как военный военного, поняли друг друга. 

Виктор Кузьменко: А это 25-ая аэромобильная – десантники, они во всем проявляют смекалку. Машину вернули, она стоит у нас на стоянке. Когда закончится следствие, скорее всего, будем приглашать капеллана Дмитрия, который подарил этот автомобиль. Хотим с ним встретиться, поблагодарить за то, что он сделал. Вообще, мы хотим как можно чаще встречаться с волонтерами. Мы их приглашаем к себе на пятиминутки вечером – вот из-за одной из них я немного опоздал на эфир. Волонтеры, приходите, послушайте, чем мы живем, и вы лучше станете понимать, что мы делаем.

— Когда и где проходят эти пятиминутки? 

Виктор Кузьменко: В госпитале, любой желающий может прийти. Пожалуйста, садитесь, слушайте, задавайте вопросы – мы открыты. Общие пятиминутки проводятся в понедельник и пятницу. В пятницу – более расширенный формат. Обычно на таких встречах мы хотим выразить слова благодарности днепропетровцам, тем, кто поучаствовал в восстановлении нашего госпиталя. Мы их приглашаем, вручаем благодарности, награды Министерства Обороны. Мы хотим, чтобы люди услышали слова благодарности. И тогда они еще больше нам помогут или просто придут и скажут бойцам добрые слова. А мы только будем этому рады.

— Какая еще вам необходима помощь? 

Виктор Кузьменко: Скрывать не буду – хотелось бы восстановить заброшенный корпус. У восстановленных зданий, к сожалению, с крышами проблемы. Ищем тех, кто смог бы помочь. Все равно найдутся добрые люди. Мы тоже не сидим сложа руки – закроем эти дыры, все будем делать для того, чтобы госпиталь существовал и развивался.

— Господа строители, вам теперь понятно, где надо сделать доброе дело. Что же вы сидите? Вот, на пятиминутках в госпитале и грамоты имеются. Приходите, пожалуйста! И далее – наша традиционная рубрика «Минута славы». Вы можете обратиться ко всем жителям области, пожелать им что-либо, как-то направить, если хотите. 

Виктор Кузьменко: Спасибо вам большое за это и за эфир в целом. Днепропетровская область стала тем заградотрядом, который не дал дальше распространиться этой, скажем так, чуме, заразе. Как ни назови, но она есть. Город стал преградой. Спасибо за помощь и те добрые чувства, которые днепропетровцы испытывают и проявляют к военнослужащим, АТОшникам. Я им действительно хочу пожелать только здоровья и – встречаться только по хорошим поводам. Если хотите – приходите к нам в гости в госпиталь.

— Вам тоже большое спасибо. Было невероятно приятно вас слушать. До свидания!

Виктор Кузьменко: Всего наилучшего, друзья! До свидания!

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать