Кто контролирует шаурмятни и аквапарки Днепра?

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал исполняющий обязанности начальника Главного управления Госпродпотребслужбы Днепропетровской области Андрей Кондратьев. Ведущие Ольга Палий и Сергей Шишкин расспросили гостя о том, как встраивается госпродпотребслужба в рыночные условия и почему категорически нельзя покупать еду в киосках, где нет проточной воды и канализации, а также о других новостях Днепра. Андрей Кондратьев рассказал о последних  случаях массовых отравлений в Днепре и пообещал максимально быстро реагировать на обращения граждан.

— Сегодня наш гость – исполняющий обязанности начальника Главного управления Госпродпотребслужбы Днепропетровской области Андрей Кондратьев. Емко, коротко и о главном – попробуем?

Андрей Кондратьев: Добрый вечер! Постараемся.Андрей Кондратьев в Вечерней Мясорубке

— Итак, чем занимается ваша служба? Ее реформируют?

Андрей Кондратьев: На сегодня она состоит из ветеринарного направления, СЭС, отдела по защите прав потребителей и фитосанитарной части. Службы слились вместе, и нет необходимости пересылать жалобы друг другу, а есть один орган, которому приходится за все отвечать.

— С другой стороны – немало полномочий. А каков у вас штат?

Андрей Кондратьев: На всю область – 250 человек.

— Хватает?

Андрей Кондратьев: Всегда не хватает людей, особенно, если они профессионалы. Мы стараемся распределить работу так, чтобы не было дублирования функций. Чем меньше дубляжа, тем более эффективно работает структура.

— Кстати, про эффективность. Жалобы куда людям отправлять?

Андрей Кондратьев: Можем принять в письменном виде, на горячую линию. Есть сайт с информационным окном. Отрабатываем сейчас формы по каждому направлению, чтобы принять жалобы, так что о последних событиях в Днепропетровске мы узнаем оперативно. Если говорить конкретно о защите прав потребителей, это то, что больше всего волнует людей – в зависимости от формулировки, от того и как будет подано обращение, либо оставят реверс для владельцев того товара, который те реализовали не совсем корректно и правильно, либо не оставят. Мы стараемся, чтобы человек получил четкий формуляр, чтобы эффективнее помочь.

— Какой адрес сайта?

Андрей Кондратьев: Адрес dpss.dp.ua  

— А не будет ли так, что человеку, оставившему на сайте заявку, скажут, что надо соблюсти формальность, мол, только на бумаге примем, по четвергам с 16.00 до 18.00, и – в трех экземплярах? Или это равновесные заявки – по телефону и через сайт?

Андрей Кондратьев: Абсолютно. Главное, чтобы было выполнено требование Закона Украины об обращении граждан. Анонимные обращения не рассматриваются. Нужны ФИО, сканы документов, и все равно, каким образом их отправили. Чек можно сканировать или ксерокопию приложить.

— Бюрократии нет?

Андрей Кондратьев: Стараемся максимально от этого уходить. Людям нужен результат. Если вы приобрели телевизор, и он вам не подошел по характеристикам, скажем, по цвету к гамме обоев не подошел. Значит, в течение 14 дней вы его можете вернуть. А если он вам не подошел из-за вилки, например, то назначается экспертиза, и растягивается срок обмена этого товара. Мы должны помочь людям правильно заполнить свои заявления, чтобы люди максимально быстро получили назад либо товар, либо деньги.

— По защите прав потребителей все более-менее понятно. Борьба, бизнес всех выравнивает… А вот есть случаи, когда человек оказывается беззащитным. Например, санитарная тема. Хотел, не хотел – с горшком встречаешься. Расскажите про ваши лаборатории. Как вы проверяете некачественные товары?    

Андрей Кондратьев: Сегодня система бизнеса максимально дерегулирована. Мы вмешиваемся, если в Днепре происходит конкретный случай отравления, информацию о котором мы получаем в качестве экстренного уведомления через лечебную сеть, предоставляющую диагноз. Когда человек получает его, мы рассматриваем вопрос. Это исключает предупреждение массовых вспышек заболевания. К сожалению, законодательно предупреждение, с одной стороны, по факту исключено. С другой – это полное открытие ворот для бизнеса. Большинство сфер деятельности бизнеса, за исключением лицензионных направлений – таких как медицинская практика, — открываются по декларативному принципу. Человек подает заявление в разрешительный центр и даже не контактирует с чиновниками нашего управления или любого другого разрешительного органа.Андрей Кондратьев 51 канал

— Производители продуктов пишут на упаковке их состав. Кто-то это контролирует, если скажем, пишут: «100 процентов молочный жир», а там – пальмовое масло?   

Андрей Кондратьев: По закону, ответственность за эту информацию лежит непосредственно на собственнике. А проверка возможна только по жалобе или обращению, либо – по решению суда.

— Купили молоко, попробовали, и не отпускает ощущение, что там полным полно пальмового масла. Что делать в таком случае – оставлять заявку на вашем сайте или успокоиться?

Андрей Кондратьев: Безусловно, надо обратиться к нам с конкретным указанием: приобрели там то, чек такой то, продукция такая то. Вопрос касается изменения структуры молока, его качества в торговой сети. То есть когда мы привязываемся к конкретному случаю, получаем конкретный результат.

— И реакция точно будет?

Андрей Кондратьев: Мы стараемся изо всех сил, чтобы на каждое происшествие в Днепре была ответная реакция. Есть серьезные проблемы с частными предпринимателями, которые зарегистрированы по домашним адресам. Когда больше никаких контактов нет, мы с разрешением на проверку приходим к квартире. Вы понимаете, в такой ситуации  реакция такая, что…

— Никого нет дома?

Андрей Кондратьев: Да. Это серьезная проблема и для продаж товара, который реализуют путем разноса: стучат в двери офиса и предлагают свою продукцию. Несмотря на измененное законодательство, та же проблема с интернет-торговлей. Меняют названия сайтов, собственников. Определенный калейдоскоп. Для мошенников это весьма широкое поле действия.

— За ними просто сложно гоняться физически?

Андрей Кондратьев: Да, очень тяжело найти, где прошла регистрация, каким образом можно контактировать, получить данные о продавце. Для составления банального штрафа нужен идентификационный код. Поэтому только путем обращений мы можем качественно  влиять на эту ситуацию. Если люди будут молчать, они откроют полностью границы для субъекта хозяйствования и реализации им задуманного. Речь о плохом или ущербном качестве, отработанных материалах.

— Например, происходит непряитное событие в Днепре — в уважаемой торговой сети мы купили молоко и решили сделать домашний творог. На упаковке написано: «100 процентов – молоко», а оно не скисает, и сыр из него не сделаешь. То есть это не молоко. Можно ли прийти к вам с чеком и этим продуктом и что вы будете с ним делать?

Андрей Кондратьев: Будет проверка. Ваше обращение отправим в центральный орган – в Киев, где убеждаются, что у нас нет заинтересованности в проверке какого-то конкретного предприятия с целью давления, и мы получаем конкретный результат. После этого в течение 2-3 дней мы идем смотреть на этот продукт, отправляем его в лабораторию. Потом – варианты: либо штраф, в том случае, если речь идет о защите прав потребителей, — в 10-кратном размере…

— Из расчета цены за один пакет молока?

Андрей Кондратьев: Безусловно, по тому объему, о котором было заявление. Но для серьезных игроков рынка это мощный удар.

— Потеря репутации?

Андрей Кондратьев: Да, ведь мы эту информацию широко распространяем.

— А на пресс-конференции расскажете о последних событиях в Днепре, например, что обнаружили плохое молоко?

Андрей Кондратьев: Два года я был главным санитарным врачом Днепропетровской области, и ни один факт о нарушениях не замалчивал, стараясь распространить информацию через всевозможные СМИ – благодаря пресс-центрам или индивидуальным интервью.

— Пиар-поддержка вам в помощь. Это действительно хорошо. Давайте теперь про пляжи и летние проблемы. Что там с зонами отдыха – работают или нет?     

Андрей Кондратьев: В Днепропетровске все три пляжа открыты. Что касается области… У нас в прошлом году ситуация была намного хуже. В Кривом Роге не был открыт ни один пляж. Местные органы самоуправления решили, что им дешевле не открывать их. Ведь надо содержать пост, медпункт, и так далее. На сегодня в Кривом Роге один пляж открыт. Городская власть приняла решение, нашла средства. Каким образом – на сессии выделили деньги или путем дотаций, субвенций – вопрос второй. Для жителей главное, что есть конкретный пляж, где можно купаться, и где государственные органы гарантируют безопасность для жизни и здоровья человека.

— Вы проверяете воду, песок перед открытием. А в процессе эксплуатации? К августу, как известно, много интересного заводится в воде.

Андрей Кондратьев:  Есть контроль при открытии: песок, вода питьевая и речная. В дальнейшем идет кратность из расчета один раз в неделю. Если есть опасения по какому-то ни было объекту, либо температура поднимается, то в индивидуальном порядке принимаем решение об увеличении кратности. В других случаях более частая кратность на сегодня не актуальна. Сейчас, температура реки Днепр не поднялась, цветения, типичного для августа, еще нет.

— Сами-то купаетесь?

Андрей Кондратьев: Конечно. К сожалению, очень редко выезжаю за территорию города, поэтому Днепр остается такой рекой, в которой периодически самому надо попробовать искупаться на городском пляже.

— Есть рекомендации, где вода получше – например, верхнее русло Орели, где помельче, но река почище? вечерняя мясорубка палий  

Андрей Кондратьев: Если говорить о Днепре, то состав воды в нем, может, и не лучший, чем в реках Новомосковского или Царичанского районов, в Орели или Самаре. Не надо скрывать, ибо мы реально понимаем, почему так происходит. В реку Днепр систематически осуществляется сброс промышленных стоков. И самое главное даже не в них, а в ливневых стоках. Они вообще не очищаются в городе Днепропетровске. А там все, что смывается шлангами и дождем с улиц.

— А еще подключаются унитазы…

Андрей Кондратьев: Для того, чтобы куда-то врезаться, надо же куда-то стоки сбрасывать – и в городе, и рядышком, и промпредприятиям, и обычным домовладениям. Самый простой способ – врезаться в ливневой коллектор. Это бесплатно, эффективно и быстро. Коллектор этот плохо забивается – диаметр большой.

— Буквально – опорожняйся, сколько хочешь?  

Андрей Кондратьев: Безусловно.

— И где вы купаетесь, чтобы все знали, что там можно?

Андрей Кондратьев: На Монастырском острове абсолютно нормально и комфортно себя чувствую. Правда, редко.

— А вот насчет попадания речной воды в рот что скажете?

Андрей Кондратьев: Этого допускать нельзя, особенно, когда речь идет о цветении воды – это однозначно. Опасность несут не те микроорганизмы, которые попадают на кожу, а те, которые глотают – особенно детки. Они и вызывают потом острые кишечные инфекции. То, о чем вы говорили, — когда ребенок находится на горшке.

— То есть клювом не щелкай, когда купаешься? Сергей Шишкин в Мясорубке

Андрей Кондратьев: Да.

— На набережной открыли аквапарк. Там были проверки? Откуда они вообще воду берут? Общественники вроде бы «пенились» по этому поводу, но все равно парк открыли.

Андрей Кондратьев: По закону, контроль над строительством объектов и введением их в эксплуатацию соответствующими органами, такими, как наше управление, снят. Мы к этому объекту имеем отношение только в том случае, если по нему поступят жалобы или обращение граждан. Пока жалобы по этому объекту или условиям проживания возле него к нам не поступали.

— Ну, ему пока еще неделя. Может, не успели. А публичные бассейны – за ними есть контроль? Есть ли риск там подхватить заболевание?

Андрей Кондратьев: Хочу подчеркнуть: у собственника – максимальные права и ответственность за содержание этого бассейна.

— Мы к вам сейчас обращаемся как к санитарному врачу. Дайте совет – безопасно ли сейчас ходить в бассейн или тот же аквапарк?

Андрей Кондратьев: Я искренне надеюсь, что, если собственник не экономит на качестве реагентов, то это абсолютно безопасно и никаких непряитных событий в Днепре не будет. По Украине есть масса аквапарков и бассейнов, которые функционируют и дарят людям радость.

— То есть невидимая рука рынка все это настраивает, в том числе репутацию?

Андрей Кондратьев: Естественно, но хотелось бы, чтобы эта самая рука рынка не несла в себе заболевания для детей и взрослых. Чтобы человек менял бассейн не из-за того, что обжегся, заболел, в потому что ему понравилась другая, измененная тарифная политика.

— А по бассейнам были жалобы об ухудшении здоровья?

Андрей Кондратьев: Да, это, как правило, жалобы на грибковые инфекции. Люди прикладывали чеки на медпрепараты, которые покупали для лечения. Проблема в обработке резиновой обуви, если собственник ее предоставляет. Прежде всего, надо понимать, что каждая пара таких тапочек подлежит определенному уровню обработки.    

— То есть обувь должна быть своей, и все будет хорошо?

Андрей Кондратьев: Вне зависимости от класса бассейна я бы искренне рекомендовал людям пользоваться своей обувью, что обезопасит на сто процентов от возможности получения грибковых заболеваний.

— А ничего более неприятного не «вылавливали»?  

Андрей Кондратьев: Нет, к нам таких заявлений не подавали пока. А если кто-то об бортик ударился – это не к нам была жалоба.

— Давайте теперь о более последних неприятных происшествиях в Днепре. Напротив «Терры» — ларек с шаурмой или – как там? – мясом в лаваше. Пятнадцать человек с сальмонеллезом слегли. Что происходит – закрыт ли ларек? Спровоцировал ли инцидент внимание к подобной торговле? Палий 51 канал

Андрей Кондратьев: Объект этот «порадовал» нас. Пятнадцать пациентов. Проводят расследование… Когда меня спрашивают о нарушениях там, то проще сказать, что у них было в порядке. Объект существует. Есть стены, крыша – это все, что у них в порядке. Все остальное… Воды нет. Канализации нет. Документов, откуда берут сырье, каким образом оно готовится, нет. Санитарных книжек у тех, кто готовит пищу, нет. Словом, это поле для развития любых болезнетворных агентов. Но, недавно проезжая в том районе, я видел, что этот объект работает.

— И даже не «затихарились»?

Андрей Кондратьев: Увы, хотя я и не мониторю их  рабочее время. Что сделали мы? Направили материалы в прокуратуру и в суд для приостановления эксплуатации. А другого способа остановить работу подобного объекта еще нет. Мы не можем опечатать им вход или забить двери гвоздями.

— А там, возле «Терры», таких киосков еще хватает. Скажите, пожалуйста, из-за такого жуткого случая не будут ли проведены проверки всех других подобных ларьков в городе? Может, через горсовет продавить решение?

Андрей Кондратьев: Это вопрос по следующему нашему шагу. Почти полностью готовы документы для рассмотрения на уровне горсовета вопроса о запрете приготовления продуктов питания на таких объектах. Мы не имеем ничего против реализации одежды, обуви – там нет эпидемической нагрузки. Что же касается продуктов питания, то невозможно их приготовить там, где нет проточной воды и канализации. Это аксиомой должно быть. Другого варианта нет. Человеку негде помыть руки! А каким образом он пользуется санузлом – это уже вопрос, который, наверное, и описывать не стоит.  

— Вы считаете это реально? Ведь горсовет борется с этим явлением с прошлого года – с этими всеми МАФами. И говорят, мол, у нас нет людей, техники.

Андрей Кондратьев: Давайте будем пробовать. Ведь вы понимаете, кто содержит эти киоски с шаурмой? Мы, как жители Днепропетровска, те, кто приобретает эту продукцию, и содержим эти киоски, по большому счету. Каждый человек голосует своей гривней за то, чтобы этот ларек и в дальнейшем существовал. А эти объекты меняют арендаторов очень часто. Сегодня они продают конфеты, завтра – шаурму, послезавтра – заколки. Происходит замена. Если товар не расходится, нет покупателя.

Для меня лично, если человек покупает шаурму в таком киоске, он сродни тому, кто собирает дикорастущие грибы. Человек решил сыграть с судьбой или использует достаточно изощренный способ самоубийства.

— С Дарвином накоротке. То есть разговоры о том, что шаурму делают из бродячих собак или кошек, близки к истине?

Андрей Кондратьев: Если нет документов, подтверждающих происхождение мяса и других продуктов – откуда они?

— Долбанем силой пиара. Граждане, не поддерживайте гривней развитие болячек! Не покупайте, и они сами отсохнут?   

Андрей Кондратьев: Конечно! Мы же в рынке находимся. Никто же не дотирует эти ларьки и киоски.

— Горячая тема и последние новости Днепра – детский сад, где 31 мая отравились дети. Что там сейчас?

Андрей Кондратьев: Это 342 детсад. Меры приняты примерно такие же, что и по шаурме. Материалы переданы в прокуратуру и суд. К сожалению, нам с руководством этого сада не удалось пообщаться с целью предъявления штрафных санкций – руководитель находится на больничном.   

— Как всегда – лег на дно, приболел? Сергей Шишкин в Вечерней Мясорубке

Андрей Кондратьев: Приболел, да. Что непосредственно в этом детском саду? Там переуплотнение. Детей больше, чем по проекту. Плюс – хранение продуктов питания и состояние пищеблока. Вентиляционную систему никто никогда не мыл и не чистил. Жир стекает прямо на рабочую поверхность – в блюда, которые готовятся деткам. Из трех сотрудников пищеблока в наличии только один. Возрастает нагрузка, теряется качество.

— Нет времени посуду помыть?

Андрей Кондратьев: Да. Зато есть «отличный» шкаф» с одеждой для переодевания персонала и продуктами питания одновременно. То есть условия для распространения заболеваний налицо. У меня только один вопрос, как у профессионала: почему это ранее не произошло?

— А вы раньше контролировали это детсад? И вообще – контролируете детсады?

Андрей Кондратьев: Если вы почитаете план мероприятий на год, согласованный с Минэкономразвития, то не найдете там ни одной школы или детсада. Мы же контролируем эти объекты только если возникло эпидемическое осложнение, то есть если дети заболели. А все остальное государство считает не нужным. Считает очень жестким давлением.

Мое мнение: относительно детсадов, школ и лечебных учреждений никакой дерегуляции быть не может. Это те места, где человек все равно скушает то, что подадут ему в тарелке. Хорошо, если есть добрые родственники, которые принесут необходимые качественные продукты. Но, как правило, человек в больнице кушает то, что ему приготовили там. Так же и в детсаду. А не захочет ребенок есть, нянечка его докормит. В школах такая же ситуация, за исключением старших классов, когда ребенок уже может проявить свою волю и сказать: «Я не буду это есть!»

— По традиции нашей программы – ваше обращение к жителям области?

Андрей Кондратьев: Мое предложение очень простое. Там, где что-то не соответствует качеству, по мнению людей, пишите и обращайтесь к нам. Не скрывайте эту информацию. Не относитесь к ней, как к заведомо непроходной. Мы будем реагировать на эту ситуацию. Мы – молодая, недавно созданная служба, которая постарается изменить подход к делу с целью реального решения возникших у людей вопросов. Номер телефона нашей горячей линии – 770-83-22. Звоните, мы постараемся максимально помочь и проконсультировать каждого.

— Итак, не нужно быть пассивными, а надо уметь отстаивать свою позицию. Спасибо за ваши ответы. Всего вам наилучшего!

Андрей Кондратьев: И вам спасибо!

— А мы обратимся к домохозяйкам с предложением провести эдакий флешмоб по проверке молочных продуктов. Очень интересно, сколько же там пальмового масла. А господин Кондратьев потом расскажет, что они после проверки молока нашли в своей лаборатории. Завалим их жалобами! 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать