Грозит ли Днепру львовская трагедия?

В прямом эфире «Вечерней мясорубки» на 51 канале побывала заместитель начальника управления охраны окружающей среды Днепропетровского горсовета Ирина Козлова. Ведущие программы Ольга Палий и Сергей Шишкин выпытали у Ирины правду о состоянии местных полигонов  ТБО в свете львовской трагедии. Ирина рассказала также о планах по рекультивации закрытых свалок и о том, как в Днепре идет внедрение раздельного сбора мусора.

— Добрый вечер! Британские ученые установили надежный способ повышения гражданской сознательности и осведомленности: следует по четвергам смотреть «Вечернюю мясорубку». Потому что наши гости – смелые люди, и они отвечают на непростые вопросы. На этот раз на них ответит человек, который знает практически все об экологии и специализируется на проблемах мусора. А сейчас вся Украина, затаив дыхание, следит за событиями во Львове. 

Итак, знакомьтесь – заместитель начальника управления охраны окружающей среды Днепропетровского горсовета Ирина Козлова. Здравствуйте!

"вечерняя мясорубка"

Ирина Козлова: Добрый вечер!

— Вы наши правила знаете – вопросы колкие. Будете ли вы отвечать достоверно и емко?

Ирина Козлова: Рубите!

— Ну, давайте! Напомню о ситуации во Львове. Совсем недавно там мусорный кошмар образовался. Сперва загорелся мусорный полигон, потом погибли трое пожарных. Сейчас горит все изнутри. Дымом заволакивает Львов. Пикеты у горсовета. Очень быстро под Андреем Садовым, казалось, лучшим мэром Украины, зашаталось то, на чем он сидит… Возможно ли у нас такое? Все переживают.

Ирина Козлова: Львовская трагедия – это достаточно сложный вопрос. Там полигон эксплуатировался с 50-х годов прошлого века. С 2003 года был наложен запрет на эксплуатацию этой свалки. Там всевозможные нарушения технологических процессов. Свалка не пересыпалась грунтом. И много вопросов по процессу тушения – водой. Очень горько и обидно, что халатность привела к таким тяжелым последствиям.

Что касается свалок в Днепропетровске. Кроме того, что мы получили распоряжение министерств о проведении срочных проверок всех свалок, в том числе несанкционированных, в нашем управлении провели такую быструю ревизию, которую будем подтверждать на местах.

Начну с нашего правобережного полигона – это коммунальное предприятие городского совета «Эко Днепр». Там практически исключена возможность возгорания, потому что полигон построен с соблюдением всех технических условий. Там карточный способ, послойное охранение. Первая очередь – она уже рекультивирована с соблюдением экологических норм. Высота захоронения не превышает 12 м. Сравните со Львовом – там до 100 м доходило. То есть тот кусок мусора, который обвалился – 90 м, я читала. У нас высота захоронения составляет 12-15 м, пересыпка грунта осуществлялась каждые 2-3 м. плюс уплотнение бульдозером, которое снижало уровень доступа кислорода, и самого захоронения – до 1-1,5 м. Это такой пирог. Все пересыпано грунтом, подготовлено под рекультивацию. Первая карта закрыта, началась эксплуатация второй карты.

Кроме того, создана система фильтрации и отвод вод. И – опять же: если проводить аналогию со Львовом – то у нас влажность выше и меньше риск возгорания.

51 канал

— Говорили, что там влажность больше, чем у нас.

Ирина Козлова: Да, возможно…

— Это мы говорили о правобережном полигоне. А мусор-то у нас и на левом берегу. 

Ирина Козлова: Левый берег. Да, полигон «Экология Украина» и Новомосковский полигон, на котором уже началась рекультивация. Это те полигоны, на которых периодически возникали возгорания.

— В прошлые годы там регулярно пованивало…

Ирина Козлова: Причем гораздо чаще горел Новомосковский полигон, но он уже, слава богу, закрыт. Там идет рекультивация – с помощью грунта, который отсыпается с полигона «Экология Украина» — они строят себе вторую очередь. У них первая уже заполнена на 90 процентов.

Но – не могу сказать много хорошего о полигоне «Экология Украина», потому что там недостаточно соблюдены технологические процессы. Пересыпка слоев должна осуществляться грунтом. Там пересыпают глиной, создаются условия для повышения температуры мусора. Внутри образуется камера. Температура мусора составляет практически 60 градусов. Естественно, достаточно сильной жары или элементарной вспышки, чтобы начался процесс возгорания. Этот полигон требует ежедневного тщательного контроля в летний период – в том числе со стороны городских властей. И мы хотим, чтобы собственник полигона более внимательно относился к этому мусору, потому что от него зависит здоровье всех жителей.

— А не позволяли?

Ирина Козлова: Последние проверки, которые были…. Там доступ ограничен.

— Полигоном владеет частник, и он каким-то образом мешает? 

Ирина Козлова: Полигон – на территории области. И там нет свободного доступа для проверок. На уровне города я еще как-то прокомментировать эту ситуацию не смогу – это больше вопрос областной. Но, поскольку полигон влияет на здоровье жителей нашего города, мы его будем тоже мониторить.

— Под Новомосковск уже ничего не везут?

Ирина Козлова: Нет, там уже идет процесс рекультивации. Я надеюсь, что они будут как можно быстрее его проводить, потому что там достаточно серьезно нарушались технологии, практически не пересыпалось. Это тоже, можно сказать, полустихийная свалка. Слава богу, что его закрыли.

вечерняя мясорубка

— Рекультивация – что это? Поле будет, трава расти? Сколько лет надо, чтобы там все встало на свои места?

Ирина Козлова: Есть разные проекты, в том числе когда занимаются озеленением, получением биогаза – метана. Потенциально опасными, если продолжать тему, считается Игреньский закрытый полигон, который эксплуатировался с 1976 по 1989 гг. Плюс свалка мусора на Запорожском шоссе – она достаточно долгое время эксплуатировалась. Свалка на Криворожском шоссе, где проводят рекультивацию, — там более-менее отсыпается строительными отходами. Но тоже будем проверять, какие это отходы, нет ли чего-то лишнего. В принципе, дать 100-процентную гарантию, что там не произойдет тление… Процесс этот там может идти глубоко под землей.

— А как выглядят старые, рекультивированные свалки, в частности, Игреньская?

Ирина Козлова: Там с голландской фирмой – они хотели совместно инвестировать и в дальнейшем был разработан проект рекультивации. Его стоимость – 7 млн грн, по моим данным. Большая сумма для бюджета. Рекультивировали там 4 га. Проект предусматривал пересыпку грунта от строительства полигона рядом – хотели вырыть котлован. Тот проект, на 7 млн грн, предусматривал в виде основных затрат перевозку грунта. А с котлованом эти расходы минимизировались.

Там возникла сложная ситуация, потому что у нас мусор складывать куда-то надо. Но общественность считает, что это должно быть в другом месте. Сложно убедить население в том, что будут соблюдены все санитарные нормы. И иногда люди сомневаются справедливо. На Игреньской свалке 23 га, только четыре из них рекультивировали, остальные нуждаются в этом…

Все свалки, которые мы открываем, должны быть обязательно построены с проектом и соблюдением технологических норм. Мы должны понимать, что отвечаем за них до, во время и после эксплуатации. И еще очень долгое время там должны проводить наблюдение. Безусловно, этим надо заниматься, и проекты рекультивации реализовывать – в любом случае.

— А что с закрытыми свалками?

Ирина Козлова: Эти вопросы рассматриваются, и мы планируем этим заниматься. Тем более что у нас еще город разрезан балками – их, больших, около двенадцати. Это тоже потенциальные объекты для создания огромных стихийных свалок, где постоянно накапливаются отходы.

вечерняя мясорубка

— Просто так частники приезжают и сваливают?

Ирина Козлова: Да. Тут скрывать нечего. И, кроме того, что мы будем контролировать и пытаться вылавливать этих нарушителей, надо заниматься и тем, что там уже скопилось.

— Откуда вы знаете, где и что есть? Существует система мониторинга? 

Ирина Козлова: После реорганизации первоочередным планом у нас в управлении является создание реестра стихийных свалок, чтобы иметь полную картину: где есть накопления и в каком объеме. Выясним, какими свалками надо заняться в первую очередь и какие проекты надо реализовывать. Не с целью привести территорию в порядок, а во избежание тяжелых, чрезвычайных ситуаций. Надо обратить внимание и на то, чтобы исключить возможность серьезных пожаров.

— И как это будет выглядеть – а ля «карта МАФов»?

Ирина Козлова: Сейчас возможности позволяют сделать интерактивную карту, привлечь к этому процессу жителей нашего города. Ведь, чтобы нанести на карту все свалки, нам, как минимум нужно нанимать вертолет. У нас уже есть много инициативных горожан, которые готовы помочь в этом вопросе. Например, в этом году мы прекрасно поработали с общественными организациями – во время субботников. Так что я надеюсь на дальнейшее сотрудничество. У нас прекрасно получилось с уборкой – более восьмидесяти точек очистили от мусора.

— Бюджетные средства теперь не потребуются? А карта субботников – это же был волонтерский проект? 

Ирина Козлова: Да, общественная инициатива, конечно.

— А если горсовет скажет: люди добрые, давайте нарисуем все свалки. Многие же откликнутся.

Ирина Козлова: Безусловно. Информацию эту мы будем собирать, аккумулировать ее, проверять, просчитывать объемы, средства на реализацию таких проектов. Работа предстоит долгая, тяжелая, и ее хватит всем.

— Уже сейчас можно куда-то звонить, писать?

51 канал

Ирина Козлова: У нас в управлении – можете поздравить – штат отдела обращения с отходами увеличился почти в 2,5 раза – теперь там 5 человек. Вместо двух (смеется – ред.). Но это не просто пять человек, это пять активных, заинтересованных людей – экологов, которые очень хотят работать, улучшать экологическую ситуацию. Поэтому я думаю, процесс пойдет. Писать нам можно на сайт городского совета, на горячую линию.

— Конкретные точки входа интересуют.

Ирина Козлова: Наш телефон 744-25-00 – это пока единственный номер наш. Но, считаю, что очень быстро наш отдел обращения с отходами обзаведется своим собственным телефоном.

— Небезразличные граждане, стройтесь стройными рядами и подключайтесь. Вас выслушают, и, наверное, все это будет не зря – информация систематизируется, каталогизируется и станет понятнее, правильно? 

Ирина Козлова: Да, и, я думаю, что эту карту мы скрывать не будем.

— На google-maps и в паблик выложить – короткой ссылкой, чтобы все знали. Социальные сети – страшная вещь… Сейчас «Эко Днепр» создали интерактивную карту, где обозначены пункты сбора батареек. Куда эти батарейки потом деваются?

Ирина Козлова: Мы очень часто беседовали с Любовью Колосовской – лидером этого общественного движения. На данный момент батарейки складируются. Я уважаю право на инициативу, не хочу перехватывать. И Люба про батарейки рассказала бы гораздо больше… Думаю, очень скоро мы увидим, как в Днепропетровской области эти батарейки перерабатываются.

— Было много инициатив подобных. Бутылки пытались отдельно собирать.

Ирина Козлова: Нам помогает одно предприятие, горсовет с ним плотно сотрудничает, хорошие отношения у нас, скажем так. И Люба Колосовская… Опытным экспериментальным путем они уже смогли разложить партию батареек. Поэтому я надеюсь, что будем перерабатывать батарейки.

— И – про раздельный сбор мусора. Буржуины разделяют. У нас одно время бутылки собирались, «яростные» проекты рисовались, потом говорили, что «мусорозавод» строится. Что насчет технологической, инновационной стороны вопроса? Понятно, что полигоны в основном органику собирают, а все остальное куда девается? Может, есть крутые намерения, а мы-то и не знаем?

Ирина Козлова: Крутые намерения, бесспорно, есть. Мусор – это тема, которая интересна всем. Ей все пытаются заниматься. В нашем варианте, в нашем городе главное – не навредить, как у врачей. Сейчас сбор мусора выглядит как? У нас бомжи перебирают. Есть первичная сортировка, хаотичная. Расположены по городу пункты приема заготовителей, насколько я понимаю. Это такие, быстро создаваемые – в виде ларьков. А основной поток мусора, несортированный, все-таки идет на полигон.

Позиция горсовета – не мешать, а закончить разработку оптимального варианта системы обращения с отходами. Заработать – для нас не самоцель. Надо упорядочить процесс первичной сортировки и сортировки на полигоне. Мы много раз об этом говорили. Приходили к тому, что необходимо установить много разных контейнеров: под стекло, пластик, и так далее. Говорили о том, чтобы не давать собирать все вместе на полигоне, а сортировать. В итоге вышли на такую модель, когда торгуемые отходы – пластик, бумага и алюминий – собирают в полуподземные контейнеры. Все остальные отходы – в обычный контейнер. У полуподземных – большой объем, их можно вывозить раз в неделю, не будет процесса гниения, не нарушим санитарные нормы. В таком виде будем сохранять вторичное сырье, перевозить его на полигон или сортировочную станцию, где будут заниматься в том числе органикой, деревом, ветошью, бумагой – она, кстати, не торгуемая сейчас: за счет повышенной влажности. Эта разработка – промежуточный этап перед полигоном. Там уже будет окончательная сортировка. Плюс у нас присутствуют крупногабаритные отходы.

вечерняя мясорубка

— Но люди далеко не на седьмом небе от соседства с пунктами сбора мусора, с бомжами…

Ирина Козлова: Очень много жалоб принимаем. Поэтому от стихийных пунктов придется отказываться. Очень хотелось бы, и, я думаю, у нас это получится – привлекать к этому процессу крупные торговые сети. Так, как это делают в Европе. Я видела, как крупные супермаркеты принимают у себя стекло, те же батарейки.

— Готовы ли наши люди морально – выбрасывать разные вещи в разные контейнеры? 

Ирина Козлова: Для тех, кто не готов, будет полуподземный контейнер.

вечерняя мясорубка

— Вали всё в него, а там – разберутся?

Ирина Козлова: Не всё, но тару и упаковку. Нет уже такого, когда как на полигоне.

— Мы не об этом. Скажем, стоит полуподземный контейнер с надписью: «Тара и упаковка». Нет ли риска, что туда бросят что угодно?

Ирина Козлова: Риск есть всегда.

— А насколько он реален. Уже вроде «сетки» стоят во дворах. Как они заполняются? Понимают ли горожане, для чего это сделано?

Ирина Козлова: То, что я наблюдаю на протяжении короткого пути на работу: «сетки» достаточно хорошо заполняются. Я вижу, что их очень часто вывозят… Даже вот сейчас почему-то их  бомжи перестали беспокоить. Может потому что это – мой маршрут, мой рейд и я периодически намекаю, что не стоит портить имущество… То есть, думаю, морально наши горожане готовы. Скажу больше – у нас эта проблема перезрела. Люди путешествуют, видят, как относятся к вторичному сырью заграницей, какое там бережное отношение к природе. И, в конце концов, всем уже начинает резать глаза то количество мусора, которое есть в зонах отдыха. Как теория умножения преступления. Где появляется один «бычок», через год может произойти убийство.

— Весьма странно. Ведь, казалось бы, только кинь клич, и соберется очередь предпринимателей, желающих на дельных, торгуемых отходах как-то заработать. Но этого не наблюдается. Почему?

Ирина Козлова: За последние четыре года появились предприниматели, которые перерабатывают мусор.

— Где на них посмотреть-то?

Ирина Козлова: Я не буду делать бесплатную рекламу, но есть серьезные фирмы-заготовители, которые собирают вторичное сырье, и те, кто прекрасно работает со вторичными полимерами.

— Важнейший вопрос про «Днепркоммунтранс». Он – монополист на мусорном рынке, потому что конкурс не проводился. Будет ли конкурс? Начнется ли рыночная конкуренция, нормы, может, уменьшат, тарифы, не дай бог, пойдут вниз?

Ирина Козлова: Очень хотелось бы прояснить ситуацию с точностью до копеек и гривен – по поводу тарифов. Пока я не могу сказать, на каком этапе этот процесс, потому что на тариф может влиять, в том числе, выбор системы обращения с отходами. А конкурс, безусловно, будет. Нас и законодательство обязывает, и, естественно, мы сами хотим видеть в городе фирмы, которые предложат еще лучшее качество.

— А есть такие фирмы?

Ирина Козлова: Будем искать.

— Но это должна быть немаленькая организация?

Ирина Козлова: Да, ведь в конкурсе много серьезных условий. Когда к нам обращаются мелкие предприятия с предложением поучаствовать в конкурсе, мы обязательно даем предварительно ознакомиться с пакетом документов. Требования очень строгие, и мы очень серьезно к этому относимся.

Почему такое долгое время мусор вывозит «Днепркоммунтранс»? Потому что пока реальной конкуренции мы не увидели. Но мы, конечно, не из-за этого конкурс не проводим, но… Я думаю, к октябрю мы придем к решению.

— На годовщину того конкурса, который не состоялся, будет новый? «Днепркоммунтранс» неплохо на монополии подзаработал.

вечерняя мясорубка

Ирина Козлова: Цель наша – чтобы было чисто.

— В завершение, по традиции, минута славы для нашей гостьи. Что вы хотите сказать землякам, жителям города и области, которые сейчас нас смотрят? Ваше напутствие? 

Ирина Козлова: Я не буду оригинальной. Весь Интернет, любимый всеми нами «Фейсбук» заполнен просьбами брать с собой на природу пакет для мусора. Я недавно видела огороженные территории, которые рекультивированы после захоронения опасных отходов. Там не ходят люди. Вы не представляете, какая красивая и чистая там природа, хотя что там под землей – даже страшно представить. И мне страшно стало оттого, что чисто – там. А где есть нормальная земля, нормальный лес и природа, очень сложно найти место, где нет бутылок, окурков и всевозможных отходов. Поэтому давайте, пожалуйста, жить на чистой земле, убирать после себя и делать замечания тем, кто не понимает, насколько важно для нас жить в чистом городе и отдыхать в чистом лесу!

— Днепряне или, для тех, кто еще не привык, днепропетровцы, вооружайтесь принципом: чисто там, где не сорят, а не там, где убирают. Большое спасибо вам, Ирина! До новых встреч!

Ирина Козлова: Спасибо и вам! До свидания.

 

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать