Главный юрист горсовета о дорогах, бюджете и отставке Погребова

В очередном выпуске «Вечерней мясорубки» Ольга Палий и Сергей Шишкин   крутили фарш  из заместителя городского головы Александра Санжары. Обсуждали уход первого зама городского головы Дмитрия Погребова, многомиллионные бюджетные долги перед дорожными строителями и то, как превратить  городское хозяйство в бизнес, приносящий  доходы.

С.Ш.Прошел огонь, воду и «Вечернюю Мясорубку» так говорят о наших гостях. Как правило, это люди смелые, и поэтому готовы отвечать на наши заранее не подготовленные вопросы. 

О.П. – Человек, который рискнул прийти и ответить на все наши вопросы, заместитель городского головы Днепропетровска Александр Санжара. Добрый вечер!

А.С. – Добрый вечер!

С.Ш. – У нас две папочки: в черной – вопросы попроще, в красной – вопросы со звездочкой. Александр, готовы ли вы отвечать четко, емко и правдиво?

studiya-vechernyaya-myasorubka

А.С. – Давайте начнем с черной папочки, а если останется время, перейдем к красной.

С.Ш. – Тогда – поехали. Животрепещущая тема. 5 апреля было судебное заседание вокруг фирмы «УПС», которая который год ремонтирует наши днепропетровские дороги. В этот раз фирма пытается у горсовета, а, соответственно, у каждого жителя города отсудить около 200 млн. грн.

О.П. – По словам Дмитрия Погребова, об этом иске узнали из СМИ в последний день, когда еще можно было подать аппеляцию. Насколько это правда и почему это стало возможным? 204 миллиона – это очень много?

studiya-vechernyaya-myasirubka

А.С. – Истец — общество «УПС», ответчик — департамент капитального строительства и жилищного хозяйства горсовета. Горсовет – другая юридическая сторона. Ответчику направляли корреспонденцию, ответчик – реагировал, но, к сожалению, не поставил в известность руководство горсовета.

О.П. — То есть горсовет – не монолитен? 

А.С, — Да, это разные юридические лица с разной подчиненностью. Есть мэр, который возглавляет юридическое лицо – горсовет. А у горсовета есть исполнительные органы, которые могут быть или не быть юридическими лицами. Конкретно департамент ЖКХ имел проблемы. Вместо того чтобы сообщить мэру и горсовету, мне, например, как заместителю городского головы, понадеялись на свои силы, не рассчитали. Оказалось, что проиграли 209 млн. грн., о чем мы уже узнали из СМИ, после чего подали апелляцию. Понятно, что Если бы мы узнали раньше, зашли бы в дело, и давали бы определенные возражения аргументы – а они были очень серьезными. Там был акт КРУ, которое установило, что не все работы, которые заявлены в иске, подтверждены необходимыми документами. Невзирая на это, мы уверены, что сумма должна быть пересмотрена и уменьшена. Мы понимаем: были работы, акты их приема. Но мы не считаем, что именно такая сумма может быть взыскана с одного из исполнительных органов.

О.П.А сколько – по справедливости?

А.С. – Акт КРУ определил, что документально подтверждено около 10 млн. грн. Еще девяносто миллионов документально не подтверждены. Остальные 100 млн. грн.  – это фактически инфляционные затраты и штрафные санкции. То есть фактически сумма долга 109 млн. грн. А вместе со всеми накрутками выходит 204 млн. грн. Мы считаем, что эта сумма необоснованная и будем пытаться в суде максимально ее снизить.

studiya-vechernyaya-myasorubka

О.П.А что будет с тем руководителем, который допустил это?

А.С. – Ничего хорошего для него не было. И уже исправляется ситуация. Этот руководитель уже в суд подал пояснения о том, что он несогласен с позицией суда первой инстанции и просит пересмотреть его решение.

С.Ш. – Ваша оценка перспективы данного дела? Или это все – напрасный труд?

А.С. – Если бы мы считали это тратой времени, не подавали апелляционную жалобу – а она уже стоила для нас 200 тыс. грн. Это большие деньги. То есть мы стараемся максимально уменьшить эту сумму – это наша задача. Получится у нас или нет – решит суд. Его задача – решить спор по справедливости. Я вам говорю как юрист бывший и адвокат.

studiya-vechernyaya-myasorubka

С.Ш. – От юриста и адвоката в двух-трех словах ответа не получить… Почему все же ушел Погребов? 

А.С. – Он – умнейший человек, системный, очень хороший. Возможно, еще не то время, когда вот такие люди, хорошие люди, должны работать. В действительности все, что он сделал, а сделал он много, — это очень хорошо и очень важно, потому что при нем были продвинуты основные вещи – структура, нормальный регламент, а не тот, что нам пытались навязать, принят бюджет. Мы прошли много сложных, серьезных вопросов. Но в какой-то момент то ли все сломались, то ли как-то сломались отношения… Мы видим, что Дмитрий – достаточно бескомпромиссный человек. А горсовет – там нельзя решить как в бизнесе: ты решил, и все делают. В горсовете – ты решил, но есть 64 человека, которые могут влиять на твое решение. Потом твое решение видоизменяется, деформируется, а в итоге возможно, это уже не совсем твое решение, то, что ты видел. Здесь главное, как на корабле, задавать направление. И если корабль плывет в правильную сторону, например, на запад, он плывет на запад, хотя ветер его толкает из стороны в сторону.

vechernyaya-myasorubka

О.П. – Но весь этот корабль настроен таким образом, что на Дмитрии Погребове была огромная ответственность – от беспризорных собак до водоканала. И кто теперь будет всем этим руководить? 

А.С. – Объясню. Когда был Дмитрий Вадимович, система настраивалась так, чтобы был один человек, отвечающий за определенные вопросы. В данном случае это вопросы доходов и расходов.

О.П. – То есть – всё по сути. 

А.С. – Нет, не все. Надо понимать, что заработанное городом – это одна часть. А расходы – это не только ЖКХ. Огромные деньги идут на социалку, образование и медицину. То есть доходы – на одном человеке, а вопросы расходов распределены на нескольких замах. Сегодня уже готовятся изменения структуры. То есть те функции, которые были у одного человека, которому беспрекословно доверяли и которому дали возможность это все сделать, теперь не у него. Жаль, но такого человека уже нет в горсовете. Теперь его функции будут у двух заместителей.

С.Ш. – Можете назвать имена? 

А.С. – Еще не знаю, кто будет замом по экономике и по ЖКХ. На сегодня по ЖКХ – это Михаил Лысенко. В департаменте экономики остался Владимир Миллер. О дальнейших конфигурациях, как они будут выстраиваться, пока не имею ни малейших предположений.

С.Ш.Вы считаете, что Дмитрий просто устал плыть против течения? 

А.С. – В действительности он со своими особенностями характера – бескомпромиссность, честность – устал находиться среди постоянных ветров. Главное, что он направил корабль в нужное русло.

С.Ш. – Капитанов несколько? 

А.С. – Нет, капитан – один, его выбрал город. Все остальные – лоцманы.

О.П. – По новой структуре, у вас там 9 юридических лиц, да?

А.С. – Будет даже чуть больше.

vechernyaya-myasorubka

С.Ш.Давайте про количество чиновников. Мы уже все калькуляторы сломали. Говорят, якобы их стало на треть меньше. А у нас данные: 680 было, а стало – почти тысяча. Что там изменилось?

А.С. – Мы тоже все время переживали за рост количества. Каждый день плакали по этому поводу. Но в действительности математика очень простая. Берем структуру горсовета. Это сам горсовет, исполнительные органы – вместе получалось 680. А потом начинаем считать такие структуры, которые вроде бы не в горсовете, но они присутствуют. Например, компания, которая обслуживает автомобили горсовет. Это коммунальное предприятие, где, скажем, работало 50 человек. Плюс предприятие, которое убирает горсовет – еще 150 человек.

С.Ш.150 человек заняты клинингом?

О.П. – Это на все 9 зданий?

А.С. – Да. Кстати, за большим корпусом есть еще не меньшее здание, но оно во дворе и не все люди о нем знают. Кроме того, в разных районах есть функционеры горсовета. А в целом это где-то 1350 человек. Да, мы можем всех назвать коммунальными предприятиями, оставить в горсовете три человека – мэра и двух замов, и бодро об этом рапортовать. Но реально нас будет 1350. А изменение структуры позволило уменьшить это число до фактических 990 человек. То есть сокращение более чем на 300 человек. По этому поводу в горсовете все очень волнуются, чтобы не попасть под сокращение.

О.П. – А куда денутся коммунальные предприятия – исчезнут? 

А.С. – По ним будет принято решение про их ликвидацию или объединение с другими – в том числе речь идет об Управлении делами, СпецАТП, и еще ряде предприятий, которые брали на себя эти функции. Всего у нас около 180 КП. Зачем нам столько, неясно.

С.Ш. – У УКРОПа были предвыборные обещания о запуске социальных лифтов, должны были проводиться конкурсы. Но как-то все покамест только на словах.

О. П. – Даже вчера мэр написал в Фейсбуке, что назначит на должность коммунального предприятия нового хорошего человека, а Руслана Мороза повысит. 

А.С. – По закону невозможно занять должность без конкурса. Разве что временно, что сопряжено с определенными проблемами. Поэтому все 990 человек будут проходить через конкурсы. Директор коммунального предприятия не назначается по конкурсу. Но его кандидатуру согласовывают в депутатских комиссиях, что тоже является своеобразным конкурсом. Сидят, скажем, десять человек, смотрят на тебя в-о-от такими глазами, и ты им должен рассказать, почему они должны поддержать именно тебя, а не массу других людей, которые тоже хотят поруководить. А таких много, причем желающих ни за что не отвечать при этом.

vechernyaya-myasorubka

О.П.Бывали мы на этих комиссиях. Слушали, например, презентации директоров КП «Горсвет», горводоканала. Но альтернативы им мы там не видели. Хочется сказать: покажите всех. 

С.Ш. – Да, где эта очередь соискателей?

А.С. – Когда человек приходит на комиссию, уже проведена предварительная работа. С человеком уже беседовали, понимая, что он адекватен… А приходят иногда безработные с большим желанием руководить. Пять минут с таким поговоришь, и оказывается, что человек лишь хочет получить должность, но даже не имеет профильного образования. А на комиссии каждый может предложить кандидатуру. Всего 64 депутата: Оппоблок, Громадьска сила, БПП, Самопомощь, «УКРОП» — все люди разной судьбы. Причем состав горсовета полностью поменялся, есть и молодежь, и люди в возрасте, и каждый может сказать и часто говорит: «Я так не хочу». Внутри, скажем, нашей фракции при обсуждении какого-то вопроса всегда очень много мнений. А уж на комиссии, состоящей из представителей всех фракций – и подавно.

О.П.А что со сносом МАФов? 

А.С. – Меня эта тема очень волнует. Во власти я четвертый месяц, а в городе живу, слава богу, давно. И когда эти МАФы начали расти как грибы, с этим надо было что-то делать. Стоит МАФ на городской земле. Есть разрешающие документы, по словам Руслана Мороза, их около шестидесяти. Все остальные стоят абы как. Но чтобы снести незаконный МАФ, как показывает практика, нужны серьезные усилия. Как только приезжает наша машина, внезапно появляются все – в том числе директора каких-то других коммунальных предприятий, защитники МАФа, обеспокоенные граждане. И даже если МАФ стоит поперек тротуара, оказывается, что он всем нужен, хотя есть на него сто жалоб. Так что это реально сложный процесс.

О.П. – Но есть же государственные строительные нормы. И даже неважно, какой у тебя договор.    

А.С. – Вот так и говорят хозяевам МАФов. Они их ставят ночью и не смотрят ни на какие нормы. Их волнует, каким образом побыстрее сдать киоск в аренду. Чтобы привести этот рынок в порядок, надо срезать МАФы-«чемпионы». У нас постоянно проводится Special Olympics. Мы смотрим, сколько жалоб на тот или иной МАФ. Выбираем «лучший», мешающий людям ходить, и сносим.

С.Ш. – У нас будет хит-парад? 

А.С. – Он уже есть. Победителям – приз: бесплатная доставка или разрезание на части. А все, что на городской земле – городская собственность. Но есть и процедура сноса. Мы предупреждаем владельцев заранее… Представьте, что посредине пр. К.Маркса лежит огромный лист металла, мешающий проезду машин. Никакой разницы между ним и железной коробкой нет.

О.П.Но какие-то МАФы убирают, какие-то, стоящие рядом, почему-то оставляют. 

А.С. – Незаконно стоят четыре тысячи МАФов. Но при этом некоторые хозяева пришли в горсовет и начали платить хотя бы за использование земли. Наполняется бюджет. Но «чемпионам» нет смысла заключать договоры – все равно снесут. А если МАФ стоит хоть как-то нормально, до него тоже доберутся, а пока пусть за него платят.

С.Ш.Недавно приняли бюджет. На муниципальную гвардию хотят потратить 19,5 млн. грн – в два с половиной раза больше, чем в прошлом году. Куда им столько – не знаете?

А.С. – Филатов декларировал на выборах программу «Безопасный город». А это в том числе муниципальная полиция, которая может патрулировать улицы.

vechernyaya-myasorubka

С.Ш. – А с национальной полицией они не подерутся? 

А.С. – До работы чиновником я много ездил по Европе. Там муниципальная полиция отрабатывает очень четко. Более того, все эвакуационные вопросы, по тем же МАФам, по неудобству для прохода горожан, они решают. Вот когда у нас гвардия начнет работать в таком режиме, то все будет супер.

С.Ш.А по-моему, они сейчас у Богониса собираются забрать, ну, не знаю, часть хлеба. 

А.С. – Я очень надеюсь, что чем больше они хорошего сделают, тем лучше будет в городе. А там посмотрим.

О.П. – Пока мы с Муниципальной гвардией встречаемся только когда пытаемся проникнуть в горсовет – на сессии. И мы знаем, что это очень крепкие парни.

С.Ш. – Да, крепкие ребята, обнимаются от души. Но давайте еще про деньги. Департамент корпоративных прав и правового обеспечения – это ваша затея. Городской казне обойдется он, опять же, в сумму почти в два раза большую чем в прошлом году – 24 млн. грн. Как будете тратить эти деньги?

vechernyaya-myasorubka

А.С, — Сам департамент – это монстр, собравший под себя очень много функций. Он в новой структуре будет разделен – на правовое управление и департамент управления активами, в котором будет: а) земля, б) коммунальная собственность. Чтобы получить деньги, надо провести инвентаризацию земли, а затем ее кому-то отдать. Даже самая простенькая инвентаризация земли существенно увеличивает городские доходы. Потратим немного, получим гораздо больше. То же и с инвентаризацией коммунальной собственности, паспортизация, приведение в нормальный, божеский вид. А правовое управление будет заниматься судами, возможно, будет привлекать юристов со стороны, скажем, для судов в Киеве – а так бывает часто. Плюс – госпошлина, отдельная статья расходов. Недавно заплатили 200 тыс. грн. А в день целая пачка повесток заходит на суды. Но лишнего не потратим.

О.П. – Когда вы пошли на повышение, стали получать меньше денег. За что вас так? Что жена сказала на это?

А.С. – Шок (смеется – прим. ред.). Но если внимательно посмотреть мою декларацию, то общий семейный доход позволяет мне абсолютно спокойно себя чувствовать. И моя зарплата на семейный бюджет и состояние семьи не влияет. Надеюсь, так будет и в дальнейшем, что имеющие нормальный доход люди идут работать в муниципальные, государственные органы власти. Дмитрий Погребов – это был очень хороший пример, когда бизнесмен отказался от всех бизнесов, все переписал и пришел работать в горсовет. Филатов – то же самое. И таких людей достаточно много. Тот же самый Руслан Мороз – у него есть сервисный центр, который дважды пытались сжечь или ограбить. Но при этом человек хочет сделать что-то хорошее для города и режет на куски эти МАФы.

С.Ш. – Если не секрет, какая у вас, как заместителя мэра, зарплата?

А.С. – У меня она очень небольшая – без надбавок и премий, номинальная. Должностной оклад – 2,8 тыс. грн. Еще какие-то начисляются деньги, я особо в этом не разбирался. В месяц выходит в районе 3,5 тыс. грн., при этом главный специалист с большим стажем работы, хорошим рангом и бонусами, надбавками может получать 6-9 тыс. грн. Точно так же было, когда мы работали в облгосадминистрации. Себе мы надбавки никакие не начисляли. Многие из нас приходили на работу небедными людьми. А другим ребятам, которые на госслужбе в муниципалитете, им серьезно надо повышать зарплаты. И чем меньше получу я, тем больше получат они.

О.П. – А в коммунальных предприятиях зарплаты как у чиновников или какие-то другие?

А.С. – Там другие. Если КП зарабатывает, то оставляет себе часть денег и за счет этого может платить повышенную зарплату. Например, предприятие, на котором работает Руслан Мороз. Им уже начинают эти МАФы платить. И зарплаты у них достаточно высокие.

О.П.То есть, если идти во власть, есть смысл устраиваться на коммунальное предприятие?

А.С. – Наверное.

С.Ш.Эффективные управленцы способны повлиять на пополнение бюджета.

А.С. – В этом и смысл предприятия – оно должно зарабатывать. И почему все время городские предприятия тянут из бюджета, мне тоже непонятно. Когда они начнут зарабатывать, они наконец-то начнут делать то, благодаря чему их назвали предприятиями. Иначе их можно называть всего лишь коммунальными учреждениями, которые спокойно могут тянуть деньги из бюджета.

О.П. – Господин Санжара, хотите ли вы что-то сказать нашим зрителям и читателям, обратиться ко всему городу и области? 

А.С. – Очень хотел бы поблагодарить Дмитрия Погребова, который действительно очень много сделал для города. Я думаю, все дальнейшие решения будут приниматься с учетом того курса, в формировании которого он участвовал. Еще раз, Дмитрий, большое спасибо!

И обращусь ко всем горожанам. Мы хотели бы построить комфортный город, в котором ты выходишь на улицу и не испытываешь проблем. Нет МАФов на тротуаре… Вот сейчас, когда я иду из дома в магазин, посреди дороги стоит МАФ. Ну не смешно ли? Смешно. А когда мой или ваш ребенок идет в школу, он должен идти по нормальному тротуару и не проваливаться в открытый люк. К этому не так просто прийти, но я надеюсь, что мы это сделаем.

О.П. – Мы тоже очень на это надеемся. Большое спасибо, что пришли к нам в гости! 

С.Ш. Вы держались молодцом. Было по-настоящему приятно с вами общаться!

А.С. – Большое спасибо и вам!

 

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать