Евровидение: Почему Днепр – лучший вариант

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал советник губернатора Днепропетровщины Юрий Голик. Честно и непредвзято он рассказал ведущим Ольге Палий и Сергею Шишкину о шансах Днепра получить право провести песенный конкурс Евровидение. Где город возьмет деньги и почему 1 августа, как обещали ранее, победителя не объявят.

— Фарш невозможно провернуть назад!.. Мы решили с песни начать. У нас сегодня — пропесенный конкурс. О перспективах получения Днепром права проведения Евровидения будет говорить советник главы Днепропетровской ОГА Юрий Голик. Именно этот человек делает очень много для того, чтобы наш город был удостоен этой великой чести. Добрый вечер!

Юрий Голик: Добрый вечер!

новости 51 канал: вечерняя мясорубка

— Сразу же рассказывайте — на кой оно нам сдалось? Часть населения считает, что не нужно оно нам. Почему люди так думают?

Юрий Голик: Залезть к ним в мозг и ответить, почему они так думают, я не могу. Но, мне кажется, что часть людей, которые пишут комментарии в Facebook, путают причинно-следственные связи. Скажем, они пишут: «Зачем нам Евровидение, когда нет нормальных дорог и ливневок?» Нет же решения горсовета, по которому бы снимались деньги со статьи «Сделать ливневки» на статью «Провести Евровидение».

— На Евровидение есть какие-то отдельные деньги?

Юрий Голик: Очень такой, вообще, философский вопрос. Все как-то считают впрямую, и они как-то в бюджетном законодательстве разбираются. Это немножко не так.

Что такое Евровидение? Если исходить из того, сколько городов туда подались, и лишь три прошли в финал. У каждого — свои плюсы, минусы, финансовые затраты. Первое — это 15 млн евро: гарантия страны, которая проводит, что у нее есть эти деньги, которые потом возвращаются, и так далее. Вчера на заседании Кабмина проголосовали за предоставление таких гарантий. Поскольку эти гарантии ложатся на Национальную телекомпанию Украины — государственное предприятие, которое не сильно прибыльное — у них таких денег нет.

Конечно, у НТКУ есть такое желание, чтобы эти деньги повесил на себя тот город, который будет Евровидение проводить. А если город — как бы правильнее сказать, — на это ведется, говорит, мол, мы заплатим… Это 450 млн грн. Большие деньги. Если город проявляет смекалку, то задается встречный вопрос: «А там же спонсоры есть?». А возможно, в спонсорских слотах можно предусмотреть каких-то региональных спонсоров, деньги от которых пойдут на проведение мероприятий в конкретном городе.

Можно работать с региональными спонсорами в Днепре, в котором сосредоточено многонациональных продуктовых или торговых компаний. Им же будет интересно присоединиться к мировому мероприятию.

— А они готовы столько потратить?

Юрий Голик: Когда мы, бывшие медийщики, изучали этот вопрос, помнили про все сайты со статистикой по рекламным затратам, понимали, сколько медиаденег собирает или какой бренд, рекламодатель или компания их тратит. Да, такие деньги есть.

Кроме того, мы точно знаем, что Евровидение как продукт для любого местного телеканала нужен. То есть тема продаж спонсорских, будущих спонсоров — это, вообще, тема для отдельного разговора. Кто-то ее сможет реализовать, кто-то — нет. Мы исходим из того, что в Днепре ее реализовать сможем. Будем разговаривать с бизнесом об этом, будем привлекать киевские медийные компании, которые могут это сделать. Это первое.

Второе: к сожалению, в нашей стране сейчас нет зала мирового уровня, который готов принять такой конкурс.

Город Киев, который принимал во Дворце спорта предыдущее Евровидение, сейчас не проходит по требованиям. Потому что Дворец спорта находится в таком состоянии, как стадион «Метеор», но за одним исключением. У нас, в «Метеоре», вынесены все внутренние стены, его можно планировать как угодно, как нужно компании-организатору Евровидения. А во Дворце спорта сперва нужно разобрать все внутренние стены, и только потом начинать реконструкцию.

Требования, которые выдвигались 10-12 лет назад для проведения конкурса в Киеве, сильно отличаются от сегодняшних. Раньше это был конкурс для зрителей. Трибуны собрались, поплясали, похлопали в ладоши и разошлись. Сейчас это — огромный, высокого качества павильон, способный дать телепродукт мирового уровня.

Советник губернатора Днепропетровщины Юрий Голик

— С этим все ясно. Но деньги-то есть? Борис Филатов говорил на пресс-конференции про 500 млн грн и про такую же сумму, которую нам даст держава…

Юрий Голик: Есть несколько вариантов. В первую очередь, вариант, который хотели бы все города. Они говорят: «Если это всеукраинский уровень, пусть госбюджет нам что-нибудь даст».

У нас, например. «Метеор» находится на балансе Южмаша, который принадлежит космическому агентству. Если хотим реконструкцию, давайте, пусть государство выделить 500 млн грн или 300 млн грн — сколько там это стоит. Наверное, можно.

Со своей стороны, у государства есть встречное предложение, которое было на Кабмине, где мы выступали с презентацией: давайте передадим вам «Метеор» в коммунальную собственность, и вы его реконструируете самостоятельно. Тоже вариант.

Есть ли в городе 300 млн грн? А это стоимость старой реконструкции… Есть ли в бюджете эти деньги? Да, есть. Потому что город Днепропетровск, как и область, в результате децентрализации обладает повышенным финансовым ресурсом, может его использовать, перевыполняя бюджет, либо банально зарабатывая на размещении — у них сейчас, по-моему, 1,4 млрд грн — в госбанках на депозите. То есть они каждый месяц получают какие-то проценты.

— В «Забеба-ньюс» мы говорили об этом. То есть деньги найдутся сами по себе?

Юрий Голик: При этом мероприятие проводится в следующем году. Есть бюджет этого года и следующего, который будет еще больше, потому что экономика начала расти. Мы видим поступления на ДФЛ, плата за землю, и т. д. Территориальные громады научились с этим работать.

Кроме того, есть такая философская точка зрения, что те события, которые были и продолжаются на Донбассе… Там была одна проблема в том, что подавляющий процент проживающего населения никогда за пределы Донбасса не выезжал. И они варились в некоей своей кухне, своей каше, выезжая, максимум, на Азовское море. А многие даже на Черном море не были. И они видели жизнь такой, какая она есть.

— Подвезем хороших примеров.

Юрий Голик: И когда мы говорим, что у города Днепра есть возможность провести мероприятие мирового уровня, мы говорим о том, что у нас есть шанс для всех жителей города прикоснуться к чему-то, чего здесь раньше не было.

Да, понятно, век интернета. Можно открыть любой сайт, если вы знаете английский, прочитать и получить любые знания. Но стать на две недели частичкой Европы — мне кажется, Днепр это заслужил.

— Это же городское событие. При чем здесь ОГА?

Юрий Голик: У нас так исторически сложилось, что ОГА решает много вопросов, которые формально к нам не относятся. Условно: Никопольская дамба к нам не относится, тем не менее мы вовлечены в капремонт дорожного покрытия там. Это, во-первых, качественное отношение.

Во-вторых, это отсутствие пофигистичной позиции, когда нам все равно, что там будет: это не наша зона ответственности, и как-то там пусть проводится.

В-третьих, у нас есть какие-то специалисты, которых нет в горсовете, и мы этими специалистами помогаем.

А в-четвертых, мы понимали, что для комиссии Кабмина, которая принимает решение, ситуация, когда в стране идут какие-то склоки, все друг с другом ссорятся, для них увидеть единую позицию ОГА и горсовета будет очень важно. Это действительно так. На заседании Кабмина ни одна другая ОГА не приехала.

— Это растит наши шансы?

Юрий Голик: Да, потому что они понимают: будет работать сводная команда. И в любом случае две головы лучше, чем одна.

— Почему не прошел Львов? Ведь это крайне мощный туристический центр.

ведущая новостей Днепропетровска Ольга Палий

Юрий Голик: Субъективно? Нам показалось, что Львов приехал на презентацию в НТКУ, на Кабмин с полной уверенностью, что они уже победили и, как минимум, вышли в финал.

В действительности Львов подходит, с точки зрения туризма, лучше всего. Мы это все прекрасно понимаем. Более того, если сравнивать два туристических города, центра нашей страны — Одессу и Львов, то Львов, наверное, более подготовлен для туристов, чем Одесса. Но это мои субъективные впечатления от пребывания в этих городах.

Проблема Львова была одна — «Львов Арена». При этом они пытались ее решить. Принадлежит «Львов Арена» министерству молодежи и спорта. Все, что им было нужно — накрыть ее крышей. Если сделать это в рамках подготовки к Евровидению за счет средств министерства, то будет возможность, как у города, постоянно проводить большие форумы там.

Мы все знаем, что во Львове проходит «Альфа джаз-фест», Всеукраинский медиа-форум…

— У них там много всего.

Юрий Голик: Да. И они говорят, что, мол, если вы дадите нам возможность накрыть стадион, это даст возможность проводить другие мероприятия, которые запрещены на открытой арене. Их логика была понятна.

Но, как говорили все члены комиссии в НТКУ, у Днепра больше всех горели глаза. Для Киева это было некое такое событие… Ну, дескать, мы — столица, и так все понятно. Два аэропорта есть, все хорошо, разберемся, что-нибудь там тоже крышей накроем, отреставрируем.

Но реально горели глаза у нас и у Одессы. Отчасти поэтому мы вышли в финал.

— Почему мы должны победить Одессу?

Юрий Голик: Потому что у них нет концертной площадки. Их механизм проведения Евровидения предусматривает накрытие крышей стадиона «Черноморец». А сложность в том, что огромное количество, условно говоря, подвесного оборудования… его должно «висеть» на крыше где-то100-120 т на крыше.

То есть я не совсем понимаю, какая такая должна быть крыша переносная на стадионе, чтобы выдержать такой вес. Кроме того, если это будут некие формы, которые будут расставлены по всему полю, наверное, чтобы выдержать такое оборудование, их нужно забетонировать там, что нарушает принципы функционирования самого футбольного поля.

Юрий Голик

— То есть Львов свою арену не использует по назначению, поскольку в футбол там практически не играют, а стадион в Одессе используется для этого?

Юрий Голик: Да, используется. У нас тоже есть «Днепр Арена». Все эти стадионы были построены к Евро-2012. Проектировала их, плюс-минус, одна и та же немецкая компания. И все претенденты обращались в эту компанию с вопросом, сколько стоит накрыть стадион.

Мы точно знаем, что накрыть «Днепр Арену» стоит очень дорого. Это — очень долго. И просто физически мы бы не успели до Евровидения. Мы допускаем, что по остальным городам ситуация такая же. Поэтому в сухом остатке, в стране остается три площадки, способных принять конкурс. В Киеве — Дворец спорта и МВЦ на левом берегу, который подходит, но тоже требует переделок под Евровидение, и «Метеор» в Днепре.

Если сделаем у нас, получим концертную площадку мирового уровня, которая в ближайшие 25 лет будет работать круглогодично.

— А она нам нужна?

Юрий Голик: Думаю, да, потому что не могут концерты до бесконечности проходить в оперном — это первое. Второе — это возможность привозить звезд совершенно другого уровня, а не только Валерия Меладзе… Вот, шел к вам, видел афиши висят. Речь о другом уровне приглашаемых исполнителей.

— Глядишь, и АС/DС приедет…

Юрий Голик: Десять лет назад во Львове никто не задумывался, что у них будет проходить книгоиздательский форум, правда? И наверное, если бы кто-то сказал, что, мол, давайте проведем, ответили бы: «Зачем он нам нужен?». А он собирает по 20-30 тысяч человек.

Можно ли проводить подобные мероприятия в Днепре? Можно. Приспособлен ли Днепр для туристов? В сравнении со Львовом — нет. Комфортно ли в Днепре жить? Как минимум не хуже, чем во Львове. Это мое субъективное мнение.

Возможно ли принять некую концепцию развития города и привлекать сюда различные мероприятия? Это нужно делать. Потому что, когда мы во Львове, в мэрии общались, они не стеснялись рассказывать. Они считают, что один турист — это 100 евро в день, которые будут потрачены в рамках территориальной единицы «город Львов». Эти 100 евро пойдут в кафешки, магазины, и потом вернутся в городской бюджет в виде НДФЛ и налогов на прибыль. А в рамках децентрализации это то, что остается на местах.

Ссоветник губернатора Днепропетровщины Юрий Голик в вечерней мясорубке

— Очень мудро. Будем надеяться, что все получится. Давайте о комиссии. Говорят, на днях приезжала. Как там — в аэропорту, в троллейбусе? Что посмотрели и что получилось?

Юрий Голик: Аэропорт — это наша боль, как и в Одессе, кстати. Там, где успели под Евро-2012 построить аэровокзалы, они ими пользуются, но они, наверное, сейчас не забиты под завязку. Тем не менее они есть. В Днепре есть две проблемы. Первая — взлетно-посадочная полоса. Она может решиться дорого и «длинно»: строительство новой, такой, как была построена в Донецком аэропорту — большая, способная принимать самолеты любой дальности и тоннажа. Способ второй — приведение в порядок той полосы, которая есть.

По проекту, который мы видели, требуется замена 350 плит по цене 8 тыс. грн каждая. Это приблизительно 3 млн грн, которые у компании, владеющей аэропортом, есть. И они могут их потратить и сами. В любом случае они должны это сделать. И нас не будет так трясти, когда мы с вами приземляемся на самолете и по ней катимся.

Вторая проблема — так называемые рулежки. Их там 2,6 км, которые надо один раз качественно заасфальтировать. С учетом того, какое число дорожных компаний работает в Днепре и окрестностях, проводя капитальные ремонты городских и областных дорог, наверное, можно найти какую-то, которая это сделает.

— А с аэровокзалом что?

Юрий Голик: По состоянию, я с вами согласен, что выглядит не презентабельно. Но комиссию больше интересовала непрезентабельность в чистом виде, а пропускная способность. Там — 400 человек в час, это порядка 5 тысяч в сутки. Этого достаточно, чтобы всех пропустить.

Кроме того, существующее здание аэровокзала подразумевает, что за 7-10 дней и за смешные деньги можно эту способность увеличить в два раза, поставив дополнительные стойки и перенаправив поток безопасности. Это то, что можно сделать. Поэтому с аэропортом — там нет такой глобальной проблемы, кроме того, что нам бы с вами хотелось, чтобы эстетически он выглядел по-другому — более современно, и было приятно на него смотреть.

Новости Днепропетровска: советник губернатора Днепропетровщины Юрий Голик

— Рейсов-то больше станет? Это, говорят, большой камень преткновения. Откуда взяться самолетам? Они же не летают…

Юрий Голик: У «Днеправиа», если по их регистрационным номерам посмотреть, есть сайты, на которых вводите номер, и вам показывает компанию приписки самолета, конкретного борта. У них самолетов достаточно.

В прошлом году были запущены рейсы в Одессу. В пятницу можно было улететь после обеда, а в понедельник утром вернуться. Казалось, что будет какой-то спрос на полеты к морю. Цена была акционная — 800 или 700 грн, если за 2-3 недели покупать до вылета. Были запущены два рейса — в Одессу и Львов. Во Львов, если не ошибаюсь, летают три рейса в неделю, в Одессу — ноль. То есть рейс был, но его не использовали.

— Исключительно потому, что спроса нет. а что с лоукостерами, которые не против летать?

Юрий Голик: Привлекать их на любых условиях — это вопрос компании, владеющей аэровокзалом. С точки зрения здравого смысла: чем больше рейсов, тем больше у людей возможность летать, видеть мир и привозить что-то хорошее.

— Министр инфраструктуры говорил, что настолько все плохо с допуском авиакомпаний к нашему аэропорту, что даже рассматривал вопрос об отзыве лицензии.

ведущая Ольга Палий

Юрий Голик: Было такое — касалось Запорожья и Ивано-Франковска. Я думаю, что это воспитательно-превентивная мера от министра, чтобы взбодрить руководство трех компаний-владельцев и заставить их шевелиться.

— У нас есть негативный опыт именно с аэропортом, когда из-за него у города забрали Евро-2012. Что изменилось с тех пор?

Юрий Голик: Ничего не изменилось, кроме того, что пропускной способности теперь достаточно, чтобы принять.

— «Днеправиа» всех обслужит или будут в основном лететь из-за бугра?

Юрий Голик: Лететь будут из Борисполя, из Киева. И утренние, и вечерние рейсы МАУ на этом и построены, что утром вывозят в Киев тех, у кого дальше стыковки, а вечером привозят тех, кто прилетел. Думаю, что не вопрос — договориться с авиакомпанией об увеличении рейсов. Они же не враги сами себе, если будут понимать, что увеличится поток пассажиров.

— То есть новых рейсов из Днепра в Европу не будет?

Юрий Голик: Я не могу сказать о процедуре получения этих рейсов. Мне кажется, что это все упрется в Госавиаслужбу, которая эти рейсы выделяет. И на самом деле тогда проще вести речь о каких-то чартерах, которые будут летать две недели и привозить людей из тех городов, где есть спрос туристический на посещение Евровидения. Но ставить прямой рейс Днепр-Стокгольм, а потом быть уверенным, что он будет пользоваться спросом весь год. Ну, наверное, так не будет.

— А на Евровидение людей приедет меньше или столько же, сколько должно было приехать в Днепропетровск на Евро-2012?

Юрий Голик: Давайте считать. Требования по площадке: количество мест в зале должно быть не менее 6 тысяч. Второе: есть 40 стран-участниц. В каждой делегации минимум 20 человек. Это еще 800 приезжающих.

Где-то треть — это туристы, специально приезжающие на Евровидение. То есть это 2800 человек — это тот ресурс, который нужно расселить. И нужно быть уверенными, что город сможет их обслужить.

Новсти Днепропетровска: Юрий Голик

— Немного, по большому счету.

Юрий Голик: С одной стороны, да. Во Львове достаточное количество гостиниц. Они там априори работают круглый год. Есть сетевые гостиницы, которые могут гарантировать качество. Что хорошо в Одессе или в Киеве? Там еще больше гостиниц. И надо наоборот отбраковывать лишние, чтобы расселить всех гостей. В Киеве гостиницы сказали, что готовы скидки давать до 50 процентов под Евровидение, затягивая к себе туристов.

В чем проблема Днепра? В том, что у нас нет достаточного количества гостиниц. Поэтому рассматривали самые экзотические варианты — вплоть до заключения договора с круизной компанией, которая по Днепру пускает свои пароходы, переделанные под гостиницы. Пришвартовать их возле Фестивального причала, чтобы там люди жили.

— А в шлюзы Запорожской ГЭС они пролезут?

Юрий Голик: Мы узнавали, прорабатывали это. Две из них готовы были дать. Еще одна — надо было смотреть: пройдет ли по осадке судна по Днепру.

Еще это повод провести инвентаризацию гостиниц для отдела горсовета, который занимается этим хозяйством. Очень смешная история. С нашей точки зрения, есть одно количество номерного фонда, а с точки зрения министерства туризма, — абсолютно другое.

Министерство считает, что если присвоен сертификат с количеством звезд, значит, это гостиница. А если сертификата нет, значит, это не гостиница, хотя там могут жить люди, и она формально может гостиницей являться. Владельцы могут не заморачиваться по поводу звезд. Командировочных это более чем устраивает.

 С чем уехала комиссия, и что, кроме аэропорта, они еще увидели?

Юрий Голик: Звучали слова, надо ли в Киеве проводить мероприятия. Мол, да — это столица. Посмотрели на карту, где Днепр, думали, что конкуренцию не составим, а сейчас, увидев желание и механизмы, с помощью которых будут решать вопросы, сказали, что будут серьезно думать. Для нас это было достаточно оптимистично, потому что даже те товарищи из НТКУ, которые были с немцами, сказали, что не ожидали. И это была искренняя эмоция человека, который полдня провел у нас и все посмотрел своими глазами.

— Троллейбус был последним гвоздем? Специально сняли его с маршрута?

ведущий Сергей Шишкин

Юрий Голик: Нет, снять его не могли. Это был отдельный троллейбус. Там же маршрут нужно будет делать специальный под Евровидение — от главпочтамта до «Метеора»… Задача была не троллейбус показать, а показать количество минут в пути от площади Героев Майдана, допустим, до площадки конкурса. Это было в час пик. Ехали мы 23 минуты, если не ошибаюсь.

— Полиция помогала — дороги перекрывала?

Юрий Голик: Нет.

— Кондиционер был в троллейбусе?

Юрий Голик: По-моему, был. Настолько было жарко в этот день, а в салоне — прохладно.

— Мы — возле фронта. Оттуда идет очень много оружия. Как насчет безопасности?

Юрий Голик: Уровень украинской армии сейчас и той, что была два года назад, — это две разные армии. Я точно знаю, что те же натовские инструкторы, которые тренируют наших на Яворском полигоне, зачастую говорят, что есть вещи, которым им надо у нас учиться. Потому что наши солдаты прошли реальную войну, которой в НАТО, к счастью, давно не было.

Тьфу-тьфу-тьфу, у нас не было таких трагических событий, как в Харькове и Одессе за последние два года. Об этом Борис Филатов говорил на Кабмине. И с безопасностью местные силовики научились работать, и бороться с нарушителями.

У нас есть полиция такая же, как и в Киеве, на которую там опирались, говоря о безопасности. Плюс мы рассчитываем, что любой конкурс такого уровня — это определенное количество волонтеров, которые будут помогать. Это требование по безопасности. А с точки зрения безопасности, главное, что хочет зритель на Евровидении видеть, собрано в рамках «Метеора». Это концертный зал, а рядом — бывшее помещение ледового катка, в котором должен быть размещен пресс-рум на 2 тысячи мест. И минус первый этаж — еще один такой же точно зал.

Когда все это в одном месте, можно периметр охватить, поставить рамки металлодетекторов, как это было сделано на последнем Евровидении для обеспечения безопасности людей внутри.

— Злобные террористы никак не пролезут?

Сергей Шишкин в новостях Днепропетровска

Юрий Голик: Не пролезут.

— Ваше обращение ко всем жителям области?

Юрий Голик: С точки зрения стакана, который наполнен или пуст наполовину, надо считать, что он полон наполовину, верить в лучшее и идти вперед.

Если жизнь предоставила шанс провести в Днепре мероприятие мирового уровня — такое как Евровидение. Если мы вышли в финал, во что вообще никто не верил. Все нам говорили: это невозможно, вы — сумасшедшие. — То нужно верить, что мы в этом финале и победим. А потом нужно, засучив рукава, просто работать над тем, чтобы мероприятие прошло так, чтобы все туристы, которые отсюда уезжали, говорили 6ы: «Ребята, у вас действительно классный город!».

— Ну, мы победим?

Юрий Голик: Я надеюсь, что — да.

— Большое вам спасибо! До новых встреч!

Юрий Голик: До свидания!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать