Эдуард Мешковский: в 2017 году Днепр будет зарабатывать на переработке мусора

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал директор КП «Эко Днепр» Эдуард Мешковский. Как полигон ТБО «Правобережный» превратился из «конфетки» в «какашку», кто реально хозяйничает на полигоне, работают ли на нем цыганские дети, какое счастье было Днепру от львовского мусора и когда в Днепре начнут перерабатывать мусор – Эдуард Мешковский попытался откровенно ответить на заковыристые вопросы ведущих Ольги Палий и Сергея Шишкина.

— Чем занимается предприятие «Эко Днепр»?

Эдуард Мешковский: Коммунальное предприятие в 2007 году было организовано именно для  сбора, утилизации и захоронения отходов.

— То есть вы в ответе за весь тот мусор, который складируется вокруг Днепропетровска?

Эдуард Мешковский: Так и есть.

— Сколько людей работает у вас?

Эдуард Мешковский: На коммунальном предприятии работает 13 человек. Плюс порядка 30 человек работает в компании, которая оказывает услуги аутсорсинга.

vechernyaya-myasorubka

— Сколько полигонов вы обслуживаете?

Эдуард Мешковский: На сегодняшний день в Днепропетровске один легальный полигон, который называется Комплекс рационального использования и сохранения бытовых отходов «Правобережный» Днепропетровского городского совета. Коммунальное предприятие там оказывает услуги для всего города.

— Как давно вы руководите этим предприятием?

Эдуард Мешковский: Ровно месяц я руковожу этим предприятием.

— Полигон работает подольше – где-то с 2012 года?

Эдуард Мешковский: Да. В 2012 году был введен в эксплуатацию и первый пусковой комплекс первой очереди строительства, 1 ноября принял первую машину с бытовыми отходами нашего города.

— А перед этим закрыли мусоросжигательный завод, верно?

Эдуард Мешковский: Совершенно верно. До 2012 года и открытия «Правобережного» утилизацией и захоронением мусора занималась частная компания. Сначала был закрыт мусоросжигательный завод, а после было принято решение, что нереально, чтобы у города был частный полигон, где собственник диктует условия городу. Поэтому было принято решение организовать предприятие и построить комплекс «Правобережный».

e-duard-meshkovskij-jpg

— Вы хотите сказать, что на этом полигоне экологичнее собирать и утилизировать мусор, чем его сжигать?

Эдуард Мешковский: Завод был изначально устаревший, он был построен еще в Советском Союзе и никакой реконструкций он не претерпевал.

— В последнее время ругают полигон, говорят, не все там в порядке.

Эдуард Мешковский: В 2012 году, когда он был введен в эксплуатацию – это была «конфета», сейчас эта конфета превращена в «какашку», и моя задача сделать все наоборот.

ol-ga-palij

— И кто надругался над полигоном?

Эдуард Мешковский: Вы знаете, открыты уголовные дела против компании, которая обслуживает, я не могу комментировать эти моменты, потому что нет доступа к документам у коммунального предприятия.

— Есть коммунальное предприятие, есть коммерческое предприятие «Альтера Эко». Когда началась эта дружба и зачем?

Эдуард Мешковский: Все бюджетные деньги, которые были выделены, это порядка 2 млн грн, ушли на проектные работы по землеустройству, проекты по строительству полигона. Ни копейки бюджетных денег именно на эксплуатацию и строительство полигона выделено не было по сей день. Они за свои деньги выполнили строительные работы, которые помогли запустить комплекс.

sergej-shishkin

— Если компания «Днепрокоммунтранс» собирает мусор, перевозит его на полигон и тратит определенные средства, она платит не вам, а «Альтере Эко»?

Эдуард Мешковский: Не совсем так. После того как компания «Днепрокоммунтранс» привозит твердые бытовые и крупногабаритные отходы, только через месяц они начинают платить, когда соберут деньги с населения. То есть предоплат никаких не делают.

— Они платят вам, а вы потом эти деньги отдаете коммерсантам?

Эдуард Мешковский: Только нам. По заявкам, которые они дают, я не берусь судить, как это было до меня, на сегодняшний день работает это так: они дают заявки, что необходимо оплатить некое количество топлива, оплатить некое количество запчастей и так далее, я им выплачиваю суммы, которые накапливаю на коммунальном предприятии. Схема, которая работала раньше, все деньги до копейки, которые приходили на КП и тут же уходили дальше, она остановлена.

e-duard-meshkovskij-1-jpg

— Сколько стоит выгрузить машину мусора на полигоне? В какую цену тонна?

Эдуард Мешковский: Для начала стоит заключить договор с коммунальным предприятием. Только договорные отношения и только через весовую станцию. Стоимость тонны 81,75 грн, как было в 2012 году.

— Когда истечет срока договора с «Альтера Эко», которая приводит полигон в плохое состояние? Нужно что-то решать. Жители говорят, что вода из скважины или крана не совсем хорошо пахнет.

Эдуард Мешковский: На самом деле вопрос более глубокий, почему, где и как пахнет. Договор действует до конца 2016 года, вопрос пролонгации пока не рассматривается. Теоретически мы ищем новую компанию, которая готова прийти со своей техникой и своими людьми, потому что на сегодняшний день, не остановив полигон, невозможно заняться процедурой получения бюджетных денег, проведением тендеров и закупкой техники. На это уйдет очень много времени.

— Это будет какой-то конкурс или кто-то будет решать, кто будет вместо «Альтера Эко»?

Эдуард Мешковский: Думаю, мы в горсовете с департаментом, с депутатами этот вопрос как-то урегулируем.

— Конкурс еще не объявлен?

Эдуард Мешковский: Нет.

— Если сейчас об этом узнают люди, которые готовы заняться этим бизнесом, им нужно идти к вам и предлагать услуги?

Эдуард Мешковский: Коммунальное предприятие подчиняется департаменту транспорта и экологии горсовета, я подчиняюсь также директору департамента и мэру, который меня назначил. Думаю, вопрос нужно решать с той стороны.

ol-ga-palij-1

— Мы говорим о том, что в течение трех лет на полигоне все делалось неправильно, и он теперь чувствует себя не очень. Его обследовал эксперт Григорий Шматков, говорил, что все не так, как надо. Насколько это соответствует действительности, что можно с этим сделать, и чем вреден полигон?

Эдуард Мешковский: Все нарушения, которые выявила комиссия, на сегодняшний день я устраняю. Я пригласил проектантов, которые проектируют полигон, и с их помощью мы вернем полигон в то состояние, в котором он должен быть согласно проектной документации. Это возможно.

— Господин Шматков высказывался о некоторых опасениях, что там очень большой слой грунта, и он даже говорил, что нарисовано все красиво, но во время строительства все пошло не так. Среди прочего звучала мысль, что его должны были строить год с лишним, а запустили за четыре месяца.

Эдуард Мешковский: Дело в том, что его строили не за бюджетные деньги. Строили за деньги частного инвестора, поэтому никаких тендеров, закупок не было. Процедура была сокращена до минимума. Было получено на коммунальное предприятие разрешение на подготовительные работы. Когда было получено разрешение на строительные работы, активно началось строительство. Там было достаточно большое количество техники, как, собственно, и сейчас. В данный момент, техника, конечно, не в лучшем состоянии, чем раньше, но тем не менее пока справляется.

e-duard-meshkovskij-2-jpg

— По поводу открытого криминального дела о нарушении экологических норм на полигоне? Кто попадает под удар, как оно продвигается, виден ли конец?

Эдуард Мешковский: Мне досталось предприятие с огромным «мусорным корытом», а не полигоном, и поэтому я делаю все возможное, чтобы привести его в нормальное состояние. У меня есть фотографии, которые фиксировал проектант на моменты строительства первого пускового, второго пускового комплексов, где были застелены бентонитовыми матами. На словах можно рассказывать о разных проблемах, а есть фото-факт, который неопровержим. Берем, смотрим фотографию, сверяем с местностью: были там бентонитовые маты или нет, были положены трубы или нет.

— Теперешнее состояние волнует жителей Диевки. Проверяет ли кто-то грунтовые воды, действительно что-то засоряет, жители теряют здоровье? Так ли это, и кто проверял этот вопрос?

Эдуард Мешковский: Дело в том что по топокартам высоты Диевки выше, чем самая нижняя точка полигона, и вода против законов физики вверх идти не может. И, насколько я понимаю, в Диевке нет канализации. В Диевке существует проблема, как минимум трех стихийных свалок, которые создали жители. Даже комментарии Лубинского, а обслуживает «Днепркоммунтранс» этот район, подтверждают, что двадцать — тридцать процентов жителей Диевки заключили договоры на вывоз мусора, а остальные говорят, что его просто нет.

sergej-shishkin-1

— На данный момент вы подключились к этому процессу. Насколько быстро там перестанет пахнуть?

Эдуард Мешковский: На самом деле там уже не пахнет. 12-13 числа была организована чрезвычайная комиссия в горсовете, с которой мы выезжали туда. Понимаете, пахнет не сам мусор, а та жидкость, которая из него выходит в виде фильтрата. В «наследство» мне досталось фильтратное озеро, которое было откачано соответствующими службами и вывезено, сейчас его нет. Говорить, о том, что засыпали, — это неправда.

— Куда отвезли эту жидкость?

Эдуард Мешковский: Об этом я расскажу завтра на круглом столе.

— Если вы планируете прощаться с «Альтера Эко», есть ли задолженности?

Эдуард Мешковский: На сегодняшний день, к сожалению, не могу провести аудит и подтвердить либо опровергнуть эти долги, потому что документы изъяты у двух компаний. Долг вырисовывается порядка 12 млн грн.

— Где вы будете их брать? Или «Альтера» будет ждать, пока закончится уголовное дело?

Эдуард Мешковский: Пока дело не закончится, мы не сможем сделать аудит, соответственно, не получим доступ к документам.

— То есть документов вы не видели?

Эдуард Мешковский: Да.

— Интересно, куча мусора и ни одного документа! А что по поводу скандала со львовским мусором?

Эдуард Мешковский: Мне досталось предприятие уже с заключенными договорами. Три договора было заключено с тремя львовскими компаниями в начале и середине июля. На сегодняшний день из Львова порядка 9 тыс. тонн принято, а Днепропетровск нам привез в этом году с 1 января порядка 130 тыс. тонн. Договор со Львовом действует до конца года, но объем, который они планировали завезти, они уже завезли. Договор с ними расторгнут, дополнительное соглашение о расторжении договора подписано.

— Львовяне хвастались, что они перезапустят мусоросжигательный завод и примут обратно столько же мусора, например, нашего. Это правда?

Эдуард Мешковский: Обратно – это невозможно. Мусор, который захоронили, остается на полигоне. Мы понимаем, что существуют некие транспортные затраты, и не готовы, я думаю, жители тоже платить.

— Львовяне за захоронение мусора платят?

Эдуард Мешковский: Да, они платят, но я даже не представляю, где они берут деньги на транспортировку этого мусора. У нас в планах начать подготовку до нового года, а в новом году построить мусоросортировочный и мусороперерабатывающий комплексы. Порядка тридцати — сорока процентов отходов нашего города мы планируем перерабатывать.

e-duard-meshkovskij-3-jpg

— Сколько денег нам заплатил Львов?

Эдуард Мешковский: Чуть меньше миллиона, порядка 900 тыс. грн. Эти деньги позволили заплатить коммунальному предприятию экологический налог, который составил в прошлом квартале порядка 600 тыс. грн.

— А сколько получила «Альтера»?

Эдуард Мешковский: Примерно 400 тыс. грн. КП принимало, и с этим мусором работала «Альтера» – июль, август и две недели сентября.

— Хотя бы договор вы видели?

Эдуард Мешковский: Конечно. Этот договор я видел.

— Он есть и подписан предыдущим директором КП?

Эдуард Мешковский: Совершенно верно.

— Вы говорили о сортировке мусора, и что там будет что-то изменено. Говорят, что мусор сортируют живые люди вместе с детьми. Действительно ли это так, и кто эти люди?

Эдуард Мешковский: Коммунальное предприятие с «Альтерой» подписало договор, что они будут работать по уменьшению объема захоронения мусора. То есть там работает порядка 20 человек, которые выбирают вторсырье. Насколько я знаю, там работают граждане Украины. Табор, который находился рядом, его уже нет.

— Что насчет идеи мусороперерабатывающего завода, – на каком этапе? Либо это только идея, или есть проект? Есть ли бюджетные деньги?

Эдуард Мешковский: Я, не получив еще бюджетных денег на проектирование, заказал проектантам рабочую документацию. Проектная часть у нас была сделана ранее, рабочая документация именно по части пускового комплекса, касаемо переработки мусора и его сортировки. Проектант есть, но мы еще не получали денег и, согласно процедуре «ProZorro», есть понимание, в рамки какого договора мы вписываемся. Есть институт «Днепркоммунпроект», который построил 30-40 полигонов по Украине, — это наверняка. Есть люди, которые в теории обсуждают проблемы мусора и необходимость, как с ним обращаться. Есть люди, которые сделали реальные объекты.

— То есть он уже нарисован, и люди сделали это на волонтерских условиях?

Эдуард Мешковский: Да, пока они работают бесплатно.

— А кто будет строить? И пригласят кого-то либо будут строить за городские деньги?

Эдуард Мешковский: Пока неизвестно, кто будет строить. Если придет городское финансирование, конечно, это будет лучше.

-Сколько это будет стоить?

Эдуард Мешковский: Порядка 5-10 млн грн.

— А за проект сколько нужно отдать или его нам подарят?

Эдуард Мешковский: За проект будет явно меньше миллиона.

— Наверняка должен быть какой-то тендер?

Эдуард Мешковский: Когда институт сделал порядка восьмидесяти процентов документации, еще ранее, в 2012 году, технико-экономические обоснование было сделано на комплекс целиком, а проектные части делаются по очередям строительства и пусковым комплексам. Нелогично привлекать сторонние организации, которые будут с самого начала все изучать.

— То есть сейчас готовится вторая очередь строительства?

Эдуард Мешковский: Первая очередь строительства подразумевает четыре пусковых комплекса. Первый заполнен и уже закрыт. Второй находится в работе. Будет изготавливаться рабочая документация на третий и четвертый пусковой комплекс.

— Как будет выглядеть сортировочный завод? Насколько меньше мусора будет попадать на полигон, и какая его часть будет перерабатываться?

Эдуард Мешковский: Как я уже говорил, мы планируем порядка тридцати — сорока процентов приходящих отходов на полигон, извлекать.

— Это будет прибыльный проект?

Эдуард Мешковский: Безусловно.

— Есть ли план на строительство полигона в другой части города или одного вполне достаточно? И на сколько лет его хватит?

Эдуард Мешковский: 12 числа, когда был перекрыт въезд на полигон, перевозчики повезли отходы на полигон «Экология Украина», чем сразу же его завалили. На сегодняшний день его везут только наши днепропетровские перевозчики, подчеркиваю, со Львовом отношения разорваны, везут тот объем, который они возили ранее на полигон «Экология Украина». Это в основном три района левого берега. Объем принимаемый с 500 тонн в сутки возрос до 700-750 тонн. Необходимости строительства полигона на левом берегу нет, потому что по мощностям наш полигон справится со всем этим объемом.

— Когда построят мусороперерабатывающий завод?

Эдуард Мешковский: Надеюсь, мы начнем строительство в этом году, а запустим до середины следующего года наверняка.

— А теперь наша традиционная рубрика «Минута славы». Ваше обращение к жителям области?

Эдуард Мешковский: Мы приведем полигон в надлежащий вид, а также все проблемы, которые сейчас, я думаю, будут сняты.

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать