Что на самом деле происходит в КБЮ

В программе 51 телеканала «Вечерняя мясорубка» побывал первый заместитель генерального директора КБЮ Евгений Курячий. Ольга Палий и Сергей Шишкин выпытали у него, почему замерла программа «Морской старт», о многомиллиардных заказах КБЮ, конфликте с НКАУ и о том, почему восстановление в должности генерального директора-генерального конструктора Александра Дегтярева — это благо для КБЮ и для всей космической отрасли Украины. 

— По непроверенным слухам, бесстрашных гостей «Вечерней мясорубки» на следующий день после эфира встречают аплодисментами. А некоторых даже качают на руках.

— Наш гость сегодня – первый заместитель генерального директора КБ «Южное» Евгений Курячий. Евгений Анатольевич, готовы ли Вы к нашим непростым вопросам?

Евгений Курячий: Конечно, готов!

Ну, тогда будем задавать их стремительно. У вас там большие кадровые перестановки: был один генеральный конструктор, директор, но суд говорит – другой. Что там происходит на самом деле?

Евгений Курячий: Вчера решением Красногвардейского райсуда восстановлен на работе уволенный 17 февраля наш генеральный директор и генеральный конструктор Александр Викторович Дегтярев. Мы надеемся, что это решение суда послужит толчком для выпуска приказа по Национальному космическому агентству (НКАУ – ред.), и он приступит к работе. Потому что сам процесс увольнения очень сильно взбудоражил коллектив, и остановка была очень напряженная.

Но господин Сабодаш, глава НКАУ, сегодня в интервью сказал, что готовит кадровый конкурс. Непонятно, почему он не сделал этого в феврале, а только сейчас. Может, он не знает о решении суда?

Евгений Курячий: Он сейчас находится в командировке. Насчет знает или нет – думаю, он знает. И на время, пока Дегтярев восстановлен, вакантной должности нет, и, по закону, конкурс проводиться не должен. Не знаю, как он будет действовать далее.

51-kanal-dnepr

— Вначале собирались назначить Тетерука, насколько нам известно. Почему в тот момент не было заявлено о конкурсе?

Евгений Курячий: Вот этого я, к сожалению, объяснить не могу. В принципе, после увольнения господина Дегтярева, то есть с 17 февраля, по законодательству, конкурс мог быть объявлен.

— Внезапно, как только образовалась перспектива того, что Дегтярева вернут, сразу заговорили о конкурсе?

Евгений Курячий: Я думаю, да.

— Господин Сабодаш рассказывал, что КБЮ получило деньги за «Циклон», какой-то спутник, а ничего не сделало. Что это за деньги, почему вы ничего не сделали, а спутники не летают? Где они, кстати?

Евгений Курячий: Я могу процитировать его сегодняшний комментарий для «Интерфакса». Якобы по поручению бывшего премьер-министра проводились проверки двух ключевых, стратегически важных проектов – это «Циклон-4» и создание первого национального спутника связи «Лыбидь».  Нашему предприятию разработка спутника связи не поручалась вообще, КБЮ не занималось этой темой. А по «Циклону-4» этот международный договор был денонсирован со стороны Бразилии.

51-kanal-dnepr

— То есть у них деньги закончились?

Евгений Курячий: Да.

— А как насчет санкций, неустойки?

Евгений Курячий: По «Циклону-4». Согласно условиям международного договора, контроль за ходом выполнения этого проекта несут два космических агентства – Бразилии и Украины. Подчеркну: именно контроль за выполнением. КБ «Южное» головная организация по технической разработке и сопровождению всего проекта. Бюро не отвечает за то, что инкриминируют, мол, деньги потрачены, а проекта нет.

— Но вы разработали этот проект или нет?

Евгений Курячий: Да, по ракетоносителю изготовлено процентов на 70, разработка завершается. А ракетный комплекс… инфраструктура эта была записана за бразильской стороной. По политическим мотивам, ничего не объясняя, Бразилия отказалась.

— Вы чертежи отдали, а они ракету не построили?

Евгений Курячий: Ракету делает Украина. Они не создали инфраструктуру.

51-kanal-dnepr

— И каковы теперь перспективы у этого проекта? Может, в другом месте его завершить?

Евгений Курячий: Мы сейчас занимаемся вопросом размещения этого проекта в других точках старта. Но я бы хотел подчеркнуть другое. Было наше обращение в НКАУ с просьбой создать правительственную комиссию и вложенные порядка 800 млн долл. вернуть из Бразилии. Но агентство этим не занимается, и правительственная комиссия до сих пор не создана, несмотря на то, что мы ежемесячно в своих докладах просим активизировать эту работу, но, к сожалению, вопрос не решается.

— А есть какие-то сроки?

Евгений Курячий: В июле – год исполнится. И тогда уже ликвидационная комиссия будет иметь неофициальный статус работы.

— 800 миллионов долларов – очень большая сумма! Забыть про них и сказать «гудбай»?  

Евгений Курячий: Да, это серьезные деньги.

— Есть решение суда. У Сабодашасвое мнение. Что будет дальше и кто теперь будет директором? И как насчет апелляции?

51-kanal-dnepr

Евгений Курячий: Исполняющим обязанности гендиректора назначен сейчас Виктор Васильевич Хуторной. Предприятие живет и выполняет все взятые на себя по контрактам обязательства. Апелляция может быть подана в 10-дневный срок. Но исполнение решения Красногвардейского суда должно быть немедленным и генеральный конструктор Дегтярев должен быть восстановлен в должности. Апелляция – потом, в этом и суть решения суда.

— И что – приходили судебные исполнители?

Евгений Курячий: Мы надеемся, что исполнители в ближайшее время придут в НКАУ и потребуют выполнения решения суда.

— То есть завтра, допустим, приходит господин Дегтярев в свой кабинет и говорит: «Добрый день, господин Хуторной, пожалуйста, освободите место». Как вы считаете, что сделает Хуторной? Будет цепляться за кресло или как?

Евгений Курячий: Думаю, что господин Дегтярев будет строго соблюдать законодательство Украины и без приказа по НКАУ он этого делать не станет.

— То есть, если господин Сабодаш не хочет видеть решение суда, то он может этот приказ писать еще пять лет?

Евгений Курячий: Нет, в противном случае мы будем принимать меры – из-за невыполнения решения суда.

— И там страшные санкции – вплоть до лишения свободы?

Евгений Курячий: Не могу этого утверждать, но – да.

В целом какие же претензии были к Дегтяреву?

Евгений Курячий: Они оговорены в приказе об увольнении. Инкриминируется, что по спутнику мы не занимались, хотя, повторюсь, мы им, простите, и не занимаемся априори. Инкриминируется также, что финансовая инспекция выявила нарушения, хотя в суде юристы НКАУ не смогли доказать, какие конкретно и за что именно.

51-kanal-dnepr

— То есть, грубо говоря, «вы виноваты, а потом посмотрим, в чем»?

Евгений Курячий Примерно так.

— А что у вас так все плохо с финансами? Говорят же, что КБЮ – одно из немногих предприятий, по настоящему дышащих полной грудью.

Евгений Курячий: Я вам могу привести несколько цифр о финансовом состоянии предприятия. Но хочу прокомментировать вот что. Любомир Юрьевич (Сабодаш – ред.) сейчас считает своим достижением то, что он добился бюджета для космического агентства – это 224 млн грн. Гривен – обратите внимание. И он считает это своей большой заслугой. Но, надо признать, что, по сравнению с прошлыми годами, эта сумма увеличилась. Однако только в 2015 году по иноконтрактам КБЮ получило 3,1 млрд грн.

— Прекрасно! Безусловно, несопоставимые цифры: для космической отрасли 224 млн грн для 38 предприятий – капля в море. 

Евгений Курячий: За время работы товарища Дегтярева, с 2010 года, мы по иноконтрактам получили 7 миллиардов долларов. За счет этих средств у нас большая кооперация. Мы финансируем около 120 смежных организаций, позволяющих создать около 20 тысяч рабочих мест в Украине. И вот при этих цифрах уже более полугода, как только Сабодаш стал руководителем НКАУ, без объяснения причин запрещен выезд за границу для заключения новых контрактов генеральным конструктором. Мы письменно направляли техническое задание что надо заключать контракты с теми или иными странами-партнерами, но нам без объяснения причин запретили. Даже не могу сказать, насколько это антигосударственно. Ведь доллар вливается в экономику страны. Это же не только для КБЮ. А мы одних налогов платим около 500 млн грн.

— Давайте еще раз. На всю космическую отрасль бюджет страны дает 224 млн грн., а вы 500 млн грн. заплатили одних налогов?

Евгений Курячий: Только наше предприятие.

— Удивительно! К слову, а Южмаш, где люди зарплату не получают, к ним есть какие-то претензии? Там с финансами все в порядке, что ли?

51-kanal-dnepr

Евгений Курячий: Подобных, как к нашему предприятию, претензий к Южмашу нет, хотя да, завод сейчас в очень тяжелом положении. Благодаря действиям генерального, мы с января заключили «живые» контракты с ЮМЗ на 860 млн грн. Причем около 280 млн грн. уже проавансировали. Задолженность по зарплате сотрудникам ЮМЗ была погашена за 8 месяцев. Это очень помогло сотрудникам Южмаша, которым буквально не за что было жить.

Чудеса в решете происходят. А они там за электроэнергию рассчитались, вы не в курсе? 

Евгений Курячий: При помощи нашего аванса часть они погасили.

— Как же им работать без электричества?

Евгений Курячий: Пока по этим долгам договор пролонгировали, есть договоренность с поставщиками электроэнергии. Но задолженность до сих пор остается. А мы будем выполнять свои обязательства по этим контрактам и финансировать их.

Дай-то Бог! А что там с «Морским стартом»?

Евгений Курячий: Проект приостановлен. Но генеральный конструктор и предприятие в целом ведут активную работу. Проект сейчас перепродают, пока нам неизвестно, кому. Тем не менее есть реальная возможность реанимировать проект. Это была бы большая загрузка для завода. Есть большая вероятность, что этот проект будет жить.

Для тех, кто не в теме – расскажите немного о «Морском старте»? За американские деньги запускаются их спутники с российскими ракетами? 

Евгений Курячий: Нет, ракеты – наши, завод делает.

— А договоры составляла Россия?

Евгений Курячий: Нет, не так. Проект создан четырьмя странами, которые вложились в разработку. И это работает как самостоятельное предприятие и осуществляет заказы: ракет – для Южмаша, авторское сопровождение – КБЮ, и – обеспечение участия в пусках. «Морской старт» заключает контракты, решая, кому из стран НАТО запускать эти спутники, и получает от этого прибыль.

— А почему эта, казалось бы, прекрасная программа начала буксовать?

Евгений Курячий: Большие финансовые затраты на содержание и обслуживание этой компании. Поэтому пока хозяева приостановили работу. Однако есть большая возможность восстановить уникальный проект.

И кто же эти хозяева?

Евгений КурячийВ основном, большой процент акций имеет «Боинг».

— Эта проблема как-то связана с украино-российскими отношениями или слишком часто стали падать носители? 

Евгений Курячий: Нет-нет-нет, там нечасто падают. Успешных пусков гораздо больше. Очевидно, на рынке просто маркетологи недоработали по привлечению других компаний для запуска. А вообще, там много других причин по приостановке.

Про маркетинг. Чем больше заказов для КБЮ и Южмаша, для мозгов и для рук, тем лучше. Откуда эти заказы берутся? Может, НКАУ заказчиков находит? Словом, кто ищет ребят с деньгами?

Евгений Курячий: Наш генеральный конструктор работает на предприятии уже 40 лет. До этой должности именно им и Станиславом Николаевичем, ныне покойным нашим генеральным конструктором, была создана служба маркетинга, и много лет она по всему миру «разбрасывала камни». Пять лет назад мы начали эти камни собирать – в виде конкретных проектов и заказов от других стран.

— То есть продажами занимается непосредственно КБЮ?

Евгений Курячий: Это чисто заслуга КБЮ, что мы имеем такие деньги и такие иноконтракты с заказчиками. При этом мы никогда не отказываемся от государственных заказов. Никогда.

— А НКАУ к этому делу прилагает усилия?

Евгений Курячий: Я уже вам сказал, как оно помогает. Запретило полгода назад выезд генерального конструктора за границу для заключения новых контрактов.

— Это мешает, безусловно.

Евгений Курячий: В данном случае НКАУ пользуется разрешительным правом, разрешая, контролируя, и так далее. В принципе, ведет в Украине государственную политику по развитию. Но мое мнение, что она – негативна. Я еще могу привести примеры. Например, по Казахстану. Я об этом сегодня на пресс-конференции рассказывал. Мы вели переговоры об использовании Байконура. Казахстан соглашается использовать этот большой космодром. Также мы совместно хотели разработать так называемую легкую ракету – комплекс для запуска легких ракет. Рынок для этой ракеты, запуска микроспутников, в мире сейчас достаточно обширный.

Но Любомир Юрьевич в своем письме в Казахстан сказал, что головным разработчиком будет харьковский «Коммунар», где он был директором. Это предприятие занималось серийным изготовлением некоторых систем для запуска российских «Союзов» и ни в коем случае никогда не было головным интегратором, разработчиком каких-либо проектов и комплексов.

— Итоговую ракету они ни разу не «скрутили»?

Евгений Курячий: Не только ракету, но и комплексов… Когда это сообщение появилось в Казахстане, в общем-то, и президент Назарбаев, и космическое агентство обратились к нам, не понимая, что такое «Коммунар» и как они будут браться за это дело.

— А какая там финансовая ситуация?

Евгений Курячий: «Коммунар» работает 23 дня в неделю, еле дышит, потому что основной рынок был – Россия, но сейчас с ними практически не работают и больше, по моим данным, им заниматься нечем.

— Удивительная получается история. Кстати, когда начались тяжелые времена, неопределенность, у коллектива, понятно, состояние нервозное – начали ли люди искать где-то другую работу? Не было ли утечки кадров? Мы же прекрасно понимаем, что для КБЮ сконцентрировать необходимое количество специалистов – задача непростая.

Евгений Курячий: Знаете, несмотря на тяжелый морально-психологический климат из-за увольнения Дегтярева, коллектив – а это известные всему городу и, наверное, уже Украине и международному космическому сообществу – проявил большую активность, особенно молодежьпричем без участия администрации. Весь город это видел. Проводились различные акции, потому что молодые люди беспокоятся о своем будущем. А ведь именно Дегтярев создал на предприятии возможность для иноконтрактов, и люди беспокоятся. Тем не менее невзирая на все эти катаклизмы, ни один человек у нас не уволился. Мы стабильно работаем, стабильно выполняем все условия контрактов, и пока срывов никаких не было.

— А сколько человек трудятся в КБЮ?

Евгений Курячий: 5320 человек.

— Есть тенденция к увеличению штата?

Евгений Курячий: Ежегодно по молодежной программе мы принимаем свыше двухсот молодых специалистов. У нас есть целая программа по поддержке молодежи. Мы – единственные в отрасли, кто строит жилье для молодежи.

— У вас можно получить бесплатную квартиру?

Евгений Курячий: Не бесплатную. Мы выделяем молодежи беспроцентные кредиты, условно, конечно. Они выплачивают их предприятию, а КБЮ строит жилье, тем самым привлекая молодежь. Они, получается, привязаны к предприятию.

— А какие в КБЮ оклады – плюс-минус?

Евгений Курячий: Средняя заработная плата на предприятии за последние месяцы – около 10 тыс. грн. У молодых специалистов средняя зарплата – не ниже 8 тыс. грн.

— То есть выпускники вузов «сидят» сразу же на неплохих деньгах?

Евгений Курячий: Безусловно! Да, да.

51-kanal-dnepr

— Господа телезрители и читатели! Обратите внимание: вот, куда нужно определять собственных отпрысков… А как студент может стать вашим сотрудником?

Евгений Курячий: Программа по подготовке молодых специалистов, разработанная нашим предприятием, предусматривает тот факт, что, выбирая талантливого человека, его «ведут» с 34 курса вуза, принимая на четверть ставки. В коллективе они воплощают свои возможности. Если мы видим, что человек адаптировался в коллективе и у него голова работает нормально, студент остается у нас работать. Не все остаются, но большая часть молодых специалистов.

— А из каких вузов, факультетов?      

Евгений Курячий: Физтех и мехмат ДНУ, Харьковский авиационный институт, есть выпускники столичных вузов.

По традиции нашей программы: что бы вы хотели сказать всей области?

Евгений Курячий: Для всех скажу именно о статусе генерального конструктора. Все эти конкурсы, которые по закону должны были быть… Знаете, генеральным конструктором не может быть человек извне. Коллектив, как уникальное растение, выращивают годами. Александр Викторович работает на предприятии более 40 лет. Он прошел все ступеньки – от конструктора, проектанта до генерального конструктора. Невозможно со стороны стать генеральным конструктором. Начальником можно, администратором, генеральным – нет.

Я на предприятии работаю 43 года. Трудился при Уткине, при Станиславе Николаевиче Конюхове, сейчас при Дегтяреве. Я знаю, что такое генеральный конструктор.

Что ж, всё максимально понятно. Вам – большое спасибо! Было очень здорово. Желаем вам победы в судебных и других битвах. И пожалуйста, поднимайте выше знамя украинского космоса! КБЮ, полный вперед!

Евгений Курячий: Мы не остановимся, мы будем бороться! Спасибо.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать