Что будет с телевидением в 2017 году

Гость «Вечерней мясорубки» —  директор Днепропетровского филиала НТРК Украины Валентин Чангли. Что происходит на телевидении и около него, договорятся ли кабельщики и телевизионщики, как происходит превращение государственного телевидения в общественное? Именно эти вопросы ведущие программы Ольга Палий и Сергей Шишкин задали Валентину.

— Добрый вечер! На прошлой неделе, как известно, мы попрощались. Но – нет! Календарная ошибка. Сегодня – бонус. Продолжаем веселиться. А вынудил нас выйти в эфир вопрос о том, что будет с телевидением в 2017 году. Все вокруг ходят и спрашивают, а телевизор, может, уже и не покажет совсем ничего. Все очень этого боятся, поскольку долгие новогодние выходные – это еда, питие и ТВ, без которого и праздника-то нет. И потому наш гость — директор Днепропетровского филиала НТРК Украины Валентин Чангли. 

Валентин Чангли: Добрый! Начнем с предыстории. Прошлый раз, когда вы вышли в эфир, я после него зашел к вам и сказал: ребята, стоп, у вас еще одна программа! И, я так понимаю, теперь вы решили мне сделать алаверды. Мол, если у нас еще одна программа, то и у тебя еще одна программа.

— А тут как раз объявили, что у «плюсов» забирают лицензию, что IPTV резко перестанут всех транслировать. Короче говоря, blackout – с первого января. Давайте разбираться.   

Валентин Чангли: Сразу тогда – для юристов: то, что я буду говорить – мои собственные мысли, размышления, которые базируются на той информации, в том числе инсайдерской, которая у меня есть.

— Все – по-простому, в нашей манере. Последнее время по «ящику» видим заставку: насчет, дескать, канала спросите у провайдера. Чего это они вдруг?

Валентин Чангли: Несколько изменилось законодательство в отношении каналов, попадающих в основной пакет кабельного вещания. Если раньше у «кабельщиков» должны были быть те телеканалы, которые выходят в зоне эфирного вещания – и национальные, и региональные – аналоговые и цифровые, то сейчас иная ситуация. В обязательном порядке должны быть эфирные региональные каналы, плюс – общественные. Кроме этого, есть ограничение, что это каналы – аналоговые, а не цифровые. И кроме этого, в лицензиях их не должно быть прописано понятие ретрансляции. То есть эти каналы в обязательном порядке попадают в кабельное ТВ, если они находятся в уверенной зоне приема.

— Кроме 51 канала, какие еще?

Валентин Чангли: В Днепре это понятно, Первый национальный – общественный канал, 34 канал, у которого в лицензии, насколько я знаю, нет такого понятия как ретрансляция. У 11 канала она есть, но я не думаю, что это будет проблема для кабельных операторов и их самих. Ибо решается вопрос просто – путем подписания соглашения о том, что канал разрешает безвозмездно ретранслироваться в сетях кабельного ТВ.

— А 1+1, СТБ, ICTV и все другие? 

Валентин Чангли: Там другая ситуация. По инсайдерской информации, именно большие медиа-группы инициировали продвижение этих изменений.

— Они собираются с кабельщиков брать деньги за свое присутствие в их сетях? 

Валентин Чангли: Если у вас были кредиты в банке, и вы сталкивались с людьми, которые занимаются выбиванием долгов, когда по утрам звонят и спрашивают насчет здоровья, то происходящее с телеканалами – примерно то же самое: легкий шантаж путем намека зрителям о том, что любимый канал может отсутствовать.

А глобальная цель?. 

Валентин Чангли: Вы правы – монетизирование. Правда, возможно, пошло не так, как кто-то планировал, потому что когда большие медиа-группы сказали примерное следующее: мы производим контент, он стоит денег, вы нас показываете и на этом зарабатываете – поделитесь проданным товаром. А кабельные операторы сказал, мол, подождите, все так, но мы же и увеличиваем вашу зону трансляции. Вы же за спутник платите, когда даете свой сигнал. Также платите и когда даете сигнал эфирными или цифровыми передатчиками. То есть, дескать, вы должны заплатить и нам.

В разных областях подобный диалог проводится либо мягче, либо жестче. В Одесском регионе, например, это на сегодня достаточно жесткая проблема.

— Так что решили? Кто кому должен платить?    

Валентин Чангли: Такой информации у меня нет по одной простой причине – мы филиал общественного телеканала. Мы в обязательном порядке попадаем в группу каналов, которые должны транслироваться. А тут речь идет о коммерческих переговорах двух сторон: крупной медиа-группы и кабельного оператора. Причем каждая медиа-группа договаривается отдельно – и этой тайной, к сожалению, я не владею.

По опять-таки инсайдерской информации, наибольший кабельный оператор Днепропетровской области уже договорился с тремя из четырех медиа-групп. С кем конкретно и на каких условиях, я не в курсе. Думаю, это скрытая информация, которой владеют только две стороны.

— Больше волнует другое. Если сейчас эти группы заставят кабельщиков платить «поабонентно» за свое присутствие, доставку сигнала, контент, в итоге возрастет нагрузка на конечного зрителя – он будет платить дороже? 

Валентин Чангли: Чтобы получить ответы на все ваши вопросы вот эти, в студию надо было бы пригласить представителей Нацсовета, медиа-групп и кабельных операторов.

— Они же не придут!  

Валентин Чангли: Я прекрасно понимаю, что сейчас, наверное, большая их часть уже отдыхает с праздничным настроением.

В остальном… Либо кабельные операторы примут решение поднять расценки и будет вопрос другой – согласятся ли потребители. А в Днепре такие услуги предлагают несколько операторов. За счет конкуренции мы можем получить приемлемые расценки. А может, они не повысятся вообще. Раньше медиа-группам никто ничего не платил.

Больше нуля – в любом случае: плюс деньги? 

Валентин Чангли: Тоже не факт. Зависит от договорных условий. Может, они сойдутся на том, что группа берет за свой показ, а платит за трансляцию аналогичную сумму, и в конечном итоге они разойдутся по нулям.

— Как говорил Вини Пух, это «ж-ж-ж» неспроста. Раз такие разговоры есть, то рано или поздно монетизация стартует. При этом топ-10 каналов содержат платную рекламу. За производство контента платит рекламодатель, а теперь они хотят получить деньги с другой стороны. Не слишком ли это много денег? Зачем это вдруг стало им нужным? Раньше всегда хватало, а теперь вдруг перестало. Не станут ли каналы сверхприбыльными? 

Валентин Чангли: В Древнем Риме, когда начали брать плату за пользование уличными туалетами, говорили, что деньги не пахнут.

— То есть больше денег – не меньше, а наши каналы скоро станут уличными туалетами. Неплохая перспектива. 

Валентин Чангли: Это уже вы аналогию такую провели.

— Телевидение, которое можно ловить при помощи антенны, остается? 

Валентин Чангли: Разумеется. Сегодня сигнал можно получить несколькими способами. Через комнатную антенну – это аналоговые передатчики. Через ТВ-тюнер – цифровой сигнал, который транслируется через передатчики. Кроме этого сигнал можно получить через спутниковую антенну. Кто-то за нее честно платит, за декодер, а кто-то его ломает и получает сигнал хакерским способом. Также можно получить сигнал из Интернета, где есть платные и взломанные хакерские сети.

— Выбор большой. Особенно если учесть новые пиратские платформы, где за 5 долларов – сразу все. Слышали про такие? А можно и бесплатно – со всего мира. 

Валентин Чангли: Возможно, и так.

 — Поговорим о вас. Господин Стець в декабре сказал, что общественное ТВ будет работать с 1 января. А сейчас его нет? Что меняется? Раньше была Днепропетровская государственная областная ТРК. Сейчас это филиал НТКУ. Как теперь все устроено?

Валентин Чангли: В течение года у нас шла трансформация. А Стець сказал о конечной точке – акционировании общественного телеканала. Все 100 процентов акций, по закону, будут принадлежать государству и продаваться не будут.

— Зачем тогда этот тюнинг в зоопарке, если акции все равно сконцентрированы в одних руках?

Валентин Чангли: Акционирование помогает уходить от многих норм, которые ранее мешали развитию общественного ТВ. Не буду вдаваться в технические подробности. Но никто не уходит от «Прозорро», закона о госзакупках. Есть общие законы, которых придерживаются абсолютно все, тем более, что деньги – государственные.

Та модель была устаревшей, полна анахронизмов. В свое время – да, она здорово помогала развитию государственного ТВ, а сейчас – тормозит. И та новая форма опробована теми же ВВС.

— А чем будет отличаться новое общественное ТВ от старого государственного?  

Валентин Чангли: В первую очередь, принципами, идеологией и подходами к ТВ. В принципе, какая бы модель ни была, ей можно навязать определенные шаблоны. И сегодня задача – уйти от шаблонов и рамок, в которых был канал.

— Решительно невозможно врубиться в суть происходящих процессов. Очевидно, что все сели в корыто и куда-то в нем едут. Было плохо, а теперь якобы станет хорошо. Явно у госТВ не лучшие времена. Хотелось бы больше интересного контента и качества. Хочется, чтобы влияние росло. Будет ли это?   

Валентин Чангли: Видно, что вы – интернетчики, а я – телевизионщик, и потому мы разговариваем несколько на разных языках. Да, хотелось бы, чтобы производилось контента больше. Но уже сейчас ни одна телекомпания в области не производит больше, нежели та, где мы сейчас находимся.

Когда мы говорим о качестве контента, мы имеем ввиду его социальное наполнение. Частные каналы живут по принципу «пипл хавает», их основная задача – монетизация.

— ГосТВ получало деньги из госбюджета. А если это общественное ТВ? ВВС, скажем, получает деньги от телезрителей. А вы откуда? 

Валентин Чангли: ВВС – не единственный общественный канал и форм получения средств несколько. Первое – полное финансирование за счет госбюджета, это то, что прописано сейчас в законах Украины: когда у нас есть четкий процент, который должен получить канал. Кстати, это то из-за чего уволился Зураб Аласания, когда были некоторые проблемы с этим бюджетом. Вторая форма – часть из бюджета, часть – за счет передатчиков.

Два года назад в Днепр приезжали руководители региональных филиалов ВВС, «Франс насиональ», итальянский общественный канал был. Так вот с британцами говорили насчет того, что из себя представляет общественный ТВ-канал. А он представляет, по сути, то же самое, что 51 канал – и по количеству людей, и по зоне покрытия. Но бюджет регионального ВВС составляет столько же, сколько годовой бюджет НТКУ.

— Чтобы ваш канал жил, сколько ему нужно денег? Какова часть там государственных денег и других средств – откуда, к слову, они идут, из чьего кармана? 

 

Валентин Чангли: Бюджет складывается из двух частей: спецфонд и государственное финансирование. Плюс есть грантовая система, хотя, сори, ее можно больше отнести к спецфонду, несмотря на отдельные статьи расходов.

— Что за спецфонд? 

Валентин Чангли: Это те деньги, которые мы сами зарабатываем – и они тоже государственные. В целом за текущий год – порядка 13 млн. грн.

— То есть примерно миллион в месяц. Этого хватает?

Валентин Чангли: Эти деньги идут на зарплату, создание контента, оплату передатчиков – цифровых и аналоговых, путей транспортировки сигнала, коммунальных услуг и прочих расходов. В начале года – не могу сказать, что досконально – но мы расписали систему модернизации 51 канала. Не скажу, что по суперсовременным технологиям, потому что они слишком быстро развиваются, новое быстро морально устаревает. Производятся новые «примочки», продукты, которые намного более интересные…

— Система требует апгрейда – это естественно. 

Валентин Чангли: … так вот мы прикинули сколько надо на модернизацию в ближайшие, условно, 5-6 лет, учитывая специфику развития ТВ в Украине. Без прокладки кабелей и обновления канализации – только о компьютерах, камерах, ПТС и т.п. Вышло около 350 тысяч долларов. Это много или мало?

— Сумма подъемная. Она сопоставима с годовым бюджетом. 

Валентин Чангли: Но если мы говорим об общественном вещании, не стоит забывать, что там есть два национальных канала и третий, который будет на их базе развиваться.

— Спецфонд – доходы от продажи рекламы? Это основной заработок? 

Валентин Чангли: Нет. Основные – во время выборов.

— Так или иначе – реклама.

Валентин Чангли: Да, но по обычной рекламе мы никогда не сможем тягаться с 34 или 11 каналами. У нас разный контент абсолютно. У нас во главу угла ставятся разные вещи. Они не покажут программу, не дающую рейтинг, а мы – будем.

— Но в прайм-тайме у вас много общего: сидят в студии местные деятели о обговаривают проблемы региона.

Валентин Чангли: Есть много схожих форм. Взять хотя бы покупной контент, который транслируем мы и другие каналы.

Что сказать рекламодателям, чтобы у вас стало больше денег? 

Валентин Чангли: Им интереснее размещать свой контент на коммерческих каналах, потому что рейтинг у них значительно выше, чем у общественных.

— А давайте у 51 канала рейтинг поднимем? 

Валентин Чангли: Понимаете, для этого надо доказать то, что канал можно смотреть. Мы сейчас в стадии реформирования из государственного в общественное ТВ. Сейчас именно то время, когда мы своими программами должны доказывать: если вы хотите видеть непредвзятую информацию, сглаженную за счет «папы», финансирующего канал, политика, влияющего на этого «папу», других сторонних сил, власти, еще чего-то, то вы можете посмотреть именно общественного вещателя. 

— А они сразу скажут: «Так это ж государство, партия, президент!» 

Валентин Чангли: Принцип финансирования государственного от общественного отличается тем, что первый подавал бюджет, его корректировали, причем очень часто за счет того, насколько канал вылизывает власть. То есть, чтобы получить на систему больше денег, мы должны показать максимальную лояльность к власти, вылизать, зацеловать… А кроме того, есть такое понятие как освещение работы местных органов власти. И мы должны прийти туда и сказать: «Мы вас поцелуем та-а-ак! Дайте за это денег!»

Был случай во время встречи журналистов с губернатором Резниченко, который сказал открыто: «Ребята, денег на освещение  не дам. Я не хочу, чтобы вы меня выцеловывали за бабки. Сделали что-то хорошо – покажите, если сочтете нужным. Не хотите – не показывайте». В это момент практически все, кто там был, в первую очередь посмотрели на меня и такие: А-а-а-ах…». А я сижу и улыбаюсь. Говорю: а мне Зураб запретил в этом году деньги на освещение работы власти брать. И, кстати, в этом году мы не подписывали договоров ни с горсоветом, ни с облсоветом, ни с администрацией – ни с кем. Хотя до этого – да, мы работали, и это была хорошая статья доходов государственного канала. Но принципы меняются и подходы к общественному ТВ. Чем больше бюджет, тем больше процент, который государство обязательно должно выделить ОТВ. И это не зависит от того – поцеловали или нет.

— Чем богаче страна, тем богаче журналисты? Порочный круг! Но пришло время для нашей традиционной рубрики «Минута славы». Ваше обращение, пожелание или, может быть, просьба к жителям города и области, вашим телезрителям?

 

Валентин Чангли: Хочу пожелать, чтобы следующий год был намного лучше. Чтобы мы прожили его вместе и нам было интересно. Нам – как журналистам – рассказывать о происходящих в городе, области и стране событиях. Вам – как зрителям – было интересно смотреть наш канал! Спасибо!

— И вам спасибо! С наступающим! Добробуту вам! Встретимся в 2017 году!

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА
Метки, ,

Вас может это заинтересовать