Виталий Куприй: Генеральным прокурором в стране остается Петр Порошенко 

Народный депутат Украины Виталий Куприй в интервью Забебе рассказал о том, почему депутаты прогуливают сессионные заседания в Верховной Раде, о своем отношении к генеральному прокурору Юрию Луценко, а также о том,  возможно ли в Украине реформировать правоохранительную систему.

— Добрый день! Слава богу, что закончилась работа в сессионном зале, и теперь депутаты могут смело пообщаться с народом. Какими судьбами вы оказались в нашей прекрасной области?

Виталий Куприй: Ну, как – «судьбами»? Я – депутат, избранный от части Днепра — АНД района. Поэтому я иногда приезжаю, провожу личный прием. Сейчас хочу донести свою позицию, отчитаться перед избирателями, был на ряде телеканалов. И я считаю, что делать это надо обязательно, чтобы держать связь с людьми, которые тебя выбирали, поддерживали.

— В двух словах – о ключевых ваших победах?

Виталий Куприй: Победах парламента или моих личных? Мои личные, к сожалению, касаются не законодательной деятельности, а правозащитной. Потому что я уже 10 лет этим занимаюсь. К нам обращаются люди, которых держава не может защитить. Есть сфабрикованные уголовные дела.

Я – один из основателей всеукраинской общественной организации «Имеем право». Я смог собрать межфракционное депутатское объединение. Там не только партия УКРОП, членом которой я являюсь, но и Игорь Луценко из «Батьквiщини», Наталья Новак из партии «Удар», Виктор Романюк из «Народного фронта». Это люди, которые, по сути, являются правозащитниками – народные депутаты, которые не голосовали за позорную судебную реформу. Эта реформа лишила людей права на защиту. Теперь только адвокаты могут защищать людей, а люди, и мы это все понимаем, не смогут оплачивать их услуги. Создан коллапс и хаос в сфере юридических услуг, потому как много юристов, которые были в судебных процессах, сейчас не могут себе этого позволить. Экзамены надо сдавать, а там – на годы очереди.

Возникший хаос, я считаю, — это абсолютно не достижение парламента. И я был против этой позорной судебной реформы, постоянно заявлял о своей позиции. То есть в законодательной сфере у нас больше такой, знаете, негативный опыт, к сожалению. Но у меня была четкая позиция, и я считаю, что очень важно довести ее до избирателей.

— Вы голосовали не только против судебной реформы, но и против «генпрокурорства» Юрия Луценко.

Виталий Куприй: Я его знаю лично. Я – заместитель главы комитета по правоохранительной деятельности, мы сидели рядом. Считаю, он – больше шоумен, чем генеральный прокурор или правовед. У него вообще нет юридического образования. А подтасовывать закон под него, пробивать это через парламент – не конституционный способ. Это было неправильно.

kupriy-1

Генеральным прокурором в стране остался Петр Порошенко, а Юрий Луценко будет как пиар пресс-службы. Что он и делает, кстати. Ходит на эфиры, что-то там заявляет, дает пресс-конференции какие-то. Но когда ты его спрашиваешь, почему вы боретесь с коррупцией только там, где ее нет – Блок Петра Порошенко, провластные чиновники… Почему вы наказываете Онищенко, например. За газ, да? Он же никак не договорился с Администрацией Президента, против него можно начинать…

— А вы не голосовали за снятие с него неприкосновенности?

Виталий Куприй: Меня не было. Была личная трагедия, и я не был тогда на заседании. Но что касается Юрия Луценко, у меня есть вопрос относительно прокурора Днепропетровской области Матвийчука. Я уже с тех пор как его назначили на должность, показал ему ряд преступлений по разворовыванию бюджета, средств и имущества громад. Открыты уголовные производства – они не могли их не открыть. А если не открывали, я шел в суд и обжаловал их бездеятельность. Но дела лежат на полках и пылятся.

Это и Днепродзержинск, Каменское сейчас. Городской голова, избранный от БПП, бывший заместитель Гройсмана. Пожалуйста: только на одной операции по дорогам – они рапортуют: «Мы дороги сделаем!» — 100 млн. грн. тендер. Действительно сумма очень большая – для моего родного города. Но мы нашли, что фирма, которая выполняла работы, вывела через обналичивающую контору 16 млн. грн. И это деньги, которые идут на взятки. Это – откат. Никто на это не реагирует, понимаете? Есть 5-6 уголовных производств только по Каменскому. Утепляют трубы. Говорят, мол, мы занимаемся энергоэффективностью…

— А почему так?

Виталий Куприй: А потому что провластные люди, приближенные к губернатору, Гройсману. У них никогда Юрий Луценко не будет расследовать дела. Меня беспокоит избирательное правосудие. Оно есть.

Вот, Корбана им надо было осудить, так они там такое накрутили против него! «Мусорную люстрацию» помните? Его посадили за то, что он Рудыка, коррупционера из Государственного земельного агентства, заставил что-то…

— Его не кидали в мусорный ящик…

Виталий Куприй: Завезли, да. Давайте садить тогда за разворовывание бюджетных средств. Давайте – за серьезные вещи, а не так бороться с коррумпированными чиновниками тем или иным способом. Тогда за АТО давайте всех добробатов пересадим, потому что тогда не было введено военное положение. Они, выходит, все преступники, убийцы – они же убивали. Но давайте реально смотреть на вещи. Тогда это было необходимо. И за это судить нельзя.

Кстати, мне было неприятно… Сейчас приняли закон про амнистию добробатов, тех, кто принимал участие. Что такое амнистия? Амнистия – это когда человека признают виновным в совершении преступления, но его амнистируют, а не привлекают к ответственности. Я считаю, в данной ситуации нельзя признавать виновными. Это означает унизить добровольцев. Нужны были другие законы, и надо рассматривать это абсолютно по-другому.

Вообще, надо было вводить военное положение.

— А вы выдвигали альтернативное предложение?

Виталий Куприй: В первый день, как только я пришел, с Дмитрием Ярошем мы внесли законопроект об особом статусе добровольцев, которые участвовали и участвуют сейчас в АТО. А АТО – это не АТО, это война, и они защищают Украину. До сих пор он не рассмотрен. Когда ты в оппозиции, а я в жесткой оппозиции к власти, твои законопроекты никогда не попадут в повестку дня на рассмотрение. Это неправильно. У нас нет закона про оппозицию, у нас нет прав.

— Может, это связано с явкой?

paliy

Виталий Куприй: Это к явке не имеет никакого отношения. Если ты зарегистрировал законопроект, он должен автоматически, согласно регламенту, поступить на рассмотрение профильного комитета. А тот должен дать заключение – соответствует или нет, и внести в повестку дня. Так вот наши законопроекты до повестки даже не доходят. А президентские или еще чьи-то за 15 минут попадают. Комитет собирается даже не в своем помещении, а на каком-то этаже Верховной Рады, где-то рядом с туалетом. Собираются, что-то рассматривают, а потом уже газеты напечатаны, все подписано, и вышел закон. Помните, как назначали Гройсмана? То есть абсурдные ситуации происходят в стране.

— С этим связано, что Ярош, Денисенко, ваши побратимы, часто прогуливают?

Виталий Куприй: Нет стимула ходить в такую Верховную Раду. Я, вообще, считаю, что ее надо разогнать, и уже год хожу с таким предложением. Она – антинародная, не защищает. Вы знаете про оффшорные скандалы, требования создать временные следственные комиссии – по тарифному геноциду. Но Рада никак не реагирует на то, что надо гражданам Украины. Принимают законы, которые кому-то нужны.

— Вы брали участие в акциях с Ляшко, Тимошенко?

Виталий Куприй: Да, я принимал участие в акциях, организованных Радикальной партией Ляшко, и считаю, что правильно. Больше того – я с ними выезжал на различные мероприятия, где действительно нужно было участие народного депутата.

Сейчас якобы открыли уголовное производство против Олега Ляшко за то, что он пригрозил прокурору Черниговской области, сказал, что он как свинья: у него физиономия такая – откормленная.

А год назад на 205-ом… Это сейчас 206 избирательный округ, а на том Геннадий Корбан баллотировался, так точно такая речь была. Геннадий Корбан пришел и выявил, что этот самый прокурор пытался фальсифицировать уголовные дела, вмешивался в избирательную документацию, избирательный процесс. Он не привлек к ответственности тех, кто с автоматами и деньгами ездил по Чернигову и покупал голоса. Абсолютно ничего!

И таких людей оставили на должности. Вы же слышали о реформе прокуратуры, обновление прокурорского состава.

— Не хочется и вспоминать. Это был какой-то трэшевый угар со всех сторон.

Виталий Куприй: Верно. А кто должен навести порядок в этом? Правоохранительные органы! Хоть одного человека должны были привлечь к ответственности – с какой угодно стороны. Но – ничего этого нет. «Договорняк» чистой воды!

— И за гречку не было претензий?

Виталий Куприй: Ну, за гречку можно каждому… Это решение не было согласовано с руководством партии, политсоветом. Это политтехнологи что-то насоветовали. Геннадий Олегович тогда признал свою ошибку. И все, мы решили перешагнуть и больше к этому не возвращаться.

kupriy-2

— У нас только что закончились выборы. Вы знаете какие-нибудь внутренние тайны? Днепр до сих пор стоит на ушах из-за снятия Оксаны Томчук. Ее сторонники плакали две недели.

Виталий Куприй: Я считаю, что Оксана Томчук могла победить спокойно. Ну, как – не спокойно, а поработав. И тогда партия УКРОП из семи округов победила бы в трех. Сейчас у нас два – Ивано-Франковск и Волынь. Западная Украина хорошо отработала. А было бы три – был бы мощный шаг вперед для партии.

На сегодня я не в восторге от Татьяны Рычковой, потому что я знаю, куда она сразу пойдет. И для меня БПП… Оппоблок – это вообще – край. Вы знаете, что у меня был личный конфликт с Вилкулом и всеми другими. Но то, что сейчас с БПП, который объединился в парламенте с Оппозиционным блоком, и это видно по голосованию… Для меня эта грань уже стирается.

— Ваш однопартиец Борис Филатов активно Татьяну поддерживал.

Виталий Куприй: Думаю, он выбирал меньшее зло, потому что большее – это действительно был Загид Краснов. Открытая поддержка Оппоблока и Вилкула – это было небезопасно.

— Почему же Оксана-то снялась?

Виталий Куприй: Ну, это к ней вопрос. Может, потому что Рычкова могла оттягивать голоса. Но я считаю, что можно было поработать и все-таки победить.

— Жалко, конечно, что так получилось.

Виталий Куприй: Это также не было согласовано с партией. Это было персонально. У нас был политсовет, где мы обговаривали этот вопрос. На основе анализа произошедшего в новом уставе партии, который будет рассматриваться во всех областях, даже будет предусмотрена ответственность за такие действия. Ранее такого не было.

— То есть создан прецедент?

paliy-1

Виталий Куприй: Это одна из причин, почему сейчас определенная норма будет, которая не позволяет кандидату самовольно снимать свою кандидатуру, если он был выдвинут съездом.

— Теплых отношений с Рычковой не ждать?

Виталий Куприй: Я ее раз в жизни видел. Я знаю, что она работает с БПП, но однозначно не попадает в лагерь патриотов. Потому что даже Петр Порошенко продвигает сейчас Минские соглашения – вторые, третьи… Так что Рычкова будет поддерживать их: легализацию боевиков, проведение выборов на Донбассе? Это меня сильно беспокоит. Где же патриотизм? Думаю, что скажут на Банковой, то она и будет делать. Но – давайте посмотрим. Может, она еще присоединится к УКРОПу.

— Если вы поддерживаете Юлию Тимошенко в вопросе тарифов, то почему же не сделали этого относительно помощи нашему заводу ЮМЗ? 

Виталий Куприй: Меня просто не было на заседании.

— Вы тогда воздержались.

Виталий Куприй: Я не помню этого голосования.

— Ваш конфликт с губернатором Днепропетровщины Валентином Резниченко. Вы обвиняли его в серьезных вещах. Что с этим?

Виталий Куприй: Он просто не реагировал на самое простое: депутатские обращения, чем нарушал закон. Это первое. А так как он не реагирует, я не могу узнать его позицию по ряду вопросов – скажем, о деятельности определенных преступных группировок на Днепропетровщине. О городском голове Каменского я уже говорил.

Я бы тоже хотел это выяснить, потому что в соответствии с законом о местных госадминистрациях председатель должен обеспечивать законность на вверенной территории. Если человек не контролирует ситуацию с преступностью, значит, он не специалист или он на своей должности принимает участие в этих коррупционных схемах.

У меня уже есть все основания считать, что коррупция в области существует, она на высоком уровне. Есть фирмы, которые уже зарекомендовали себя во время невыполнения определенных обязательств после тендеров, продолжают выигрывать конкурсы, в том числе в сфере ЖКХ, кадровой сфере. И я считаю, что губернатор мог бы навести порядок, если бы захотел. Он этого не делает.

— Что-то конкретное?

Виталий Куприй: Братья Дубинские – это один из примеров. Я давно писал: они находятся в розыске ФБР.

— Ну, ФБР – то такое…

Виталий Куприй: Так это мошенники мирового масштаба. У меня с ними давняя история. Они обманули примерно на 20 млн. долл. граждан Сакраменто на строительстве. Потом оказались в тогда еще Днепродзержинске – где-то в 2010 году, и стали помощниками, советниками Станислава Сафронова, который был доверенным лицом Януковича и выиграл выборы мэра. Они ему и советовали все аферы, которые там происходили.

Завели КУКЖ в 2010-2011 гг. – компанию по управлению коммунальным жильем. Что это была за компания? Месяц после регистрации – из имущества только стол и стул, и больше ничего. А управляли более чем половиной жилья, многоэтажки обслуживали без утвержденных тарифов, не имея никакой материальной базы.

И я сразу написал об этом в прокуратуру, было открыто уголовное производство. Я выступал на сессии, посылал депутатские запросы о том, что они – аферисты международного масштаба. Что дальше произошло? Покушение на мою жизнь – первое. Мне 10 ноября 2011 г. сломали плечи, шею. Это все есть в Интернете. И это все было как раз по братьям Дубинским.

Они тут, в Каменском, до сих пор. С мэром возглавляют коммунальные предприятия. В области занимаются.

— Выигрывают же тендеры.

Виталий Куприй: Понимаете, они незаконно завели фирму. И чем это все закончилось? Она обанкротилась, оставив многомиллионные долги коммунальным предприятиям. Почему? Потому что они просто забирали деньги у людей.

— Это до 2014 года все было?

Виталий Куприй: Да. Собирали деньги и не расплатились с коммунальными предприятиями, которые базируются на имуществе территориальных громад и были доведены до банкротства. Уголовное дело лежит сейчас на столе у начальника Национальной полиции Хатии Деканоидзе. Почему ему не дают ход? Я думаю и уверен, что есть покровители – очень сильные.

— Но если Хатия Деканоидзе ничего не может сделать, что с ними может сделать губернатор?

Виталий Куприй: Так губернатор и делает то, чтобы Хатия Деканоидзе с ними ничего не сделала. Это же элементарно.

— Мне кажется, вы его переоцениваете.

Виталий Куприй: По линии Администрации Президента дается указание. Никакого расследования тут, на месте, не будет – положат в шкаф, и все.

— Продолжается аттестация полиции. Страшный скандал, общественники негодуют. Валентин Резниченко в интервью нам сказал, что готов говорить с Аваковым о том, что все происходит не так, как хотелось бы. Что люди, не набравшие должного количества баллов, тем не менее, получили аттестацию. Может быть, он не всесилен?

Виталий Куприй: Мне трудно сказать. Если бы я был губернатором, я знаю, что бы я делал. Делал бы публичные заявления. Может, как Саакашвили. Но не только разговорами, а еще и делами – с юридическими механизмами обжалования. Не надо просто говорить, а надо реально действовать. И можно было бы предотвратить что угодно.

Например, формирование полицейских комиссий: по два человека – по решению областных советов. Я не слышал, чтобы губернатор на областном совете относительно кандидатур сказал свое «фе».

— Какие областные рады, когда говорили о том, что все это на уровне Киева?

Виталий Куприй: Есть разные комиссии. Местная аттестация – областной совет.

— Мы о тех, кто ездил в Киев.

Виталий Куприй: Я немного не так сказал. Дело положили ей на стол, а поручение расследовать передано в Днепропетровск. Матвийчук, я вам уже сказал, — прокурор, который покрывает всех преступников.  Александр Вилкул украл мой бизнес. Помните билборды «Переписала хату на кота»? За ночь они были срезаны. Это было в сентябре 2012 года. Полиция принимала участие, вся власть… Я не знаю… Днепропетровские коммунальные предприятия выезжали и резали…

— И сейчас все эти добрые люди с успехом прошли переаттестацию?

Виталий Куприй: Нет, эти люди сейчас с властью – с БПП. И это объясняет, почему я постоянно хожу к областному прокурору, а он ничего не делает для расследования по поводу двух покушений на мою жизнь и уничтожения моего бизнеса. Сейчас власть срослась: БПП с Оппоблоком. У них свой общий интерес.

А что касается местной полиции, она также подконтрольна губернатору. Прочитайте Закон Украины о местных госадминистрациях. Он влияет и может влиять. Ранее любой губернатор – вспомните Корбана – мог совещание провести, пригласить начальников милиции и СБУ, прокурора области. Я не представляю, чтобы в 2014 году Корбан сказал: «Надо сделать так», а руководители не сделали этого. Просто не представляю. Я знаю, как оно все работало. Это была сильная личность, которая реально влияла на положение дел в Днепропетровской области.

А этот не может? Значит, он не на своей должности.

— Но потом у этой сильной личности были большие проблемы с законом.

Виталий Куприй: Правильно, потому что он с этим боролся. Но человек боролся по своим убеждениям – эффективно и правильно.

— А сейчас тихо сидит в Израиле.

Виталий Куприй: А как бороться, если бросают за решетку и не то чтобы фальсифицировали дела… Ну, вот, как Игоря Мосийчука, «Батю» — за свержение Северодонецкого мэра пытались привлечь…  Это просто смешно – за что людей привлекают. Из нас каждый – преступник. Я уверен в этом. Если мы перечитаем уголовный кодекс, всегда найдется статья, по которой мы где-то что-то не выполнили.

— Причем же здесь тогда Резниченко, если в Киеве есть своя вертикаль?

Виталий Куприй: Корбан – была вертикаль. Он делал эти дела? Делал.

— Не каждый готов сесть в СИЗО за свои дела.

Виталий Куприй: Значит, нам не нужны такие губернаторы, которые приходят, молчат и ничего не делают, не готовы делать. Я готов сильно поработать. И есть достаточно людей в Украине, которые могут занять государственные посты и навести порядок. А есть те, которые только «побазикать» или поплакать, что «Range Rover» украли.

— В общем-то, тоже показатель работы – и полиции, в том числе.

Виталий Куприй: Это ему как раз и минус, что у него под носом украли машину. Это абсурд!

— Громкая была медийная кампания по поводу аттестации. Как правозащитник вы имели к ней отношение? 

Виталий Куприй: Я подключился на первом этапе еще. В соавторстве с Игорем Луценко мы внесли нормальный законопроект о национальной полиции, его Гройсман незаконно, без согласования с нами, снял с регистрации и продвинул проект Хатии Деканоидзе. Ну, был правительственный. С Хатией Деканоидзе я ссорился на заседании комитета. Говорю, мол, что ж вы делаете. Наше предложение было – больше активистов, общественников, а не вертикаль, которая потом будет контролироваться только сверху, только из Киева. Она не прислушалась.

Вынесение недоверия полицейскому, не выполняющему свои обязанности. Они предусмотрели, чтобы три четверти областного совета голосовали. Ну это смешно! Облсовет не соберется в таком количестве – особенно летом. Не то, что там все голоса отдадут.

Мы давали другие предложения. Но наши законопроекты выкинули. А когда мы в правительственный начали вносить свои правки, Гройсман доходил до них и выкидывал в сторону, переступал и шел дальше. Гройсман признан в судебном порядке нарушителем прав депутатов – у меня есть решение суда.

Мы боролись на законодательном уровне как могли. А принимать участие в заседании комиссии… Ну, можно. Но когда она уже не так сформирована, когда принципы ее деятельности не отвечают демократическим принципам и не эффективны, тут уже борись, не борись – будет очень трудно.

— Вас слушаешь – руки опускаются полностью. Если даже народный депутат… О чем мы не поднимем разговор – «а что я смогу сделать?»

Виталий Куприй: Не совсем так. По моим заявлениям только за последние дни открыты очень громкие уголовные дела. Против военного прокурора Кулика – за незаконное обогащение. Против Назара Холодницкого – антикоррупционного прокурора – по взятке в 200 тысяч долларов.

Понимаете, народный депутат – это определенный уровень. У меня сотни заявлений, может, тысячи обращений за год я направляю – относительно коррупции или преступлений представителей власти. Но я публикую в Интернете только то, что имеет серьезный резонанс. Поэтому мы делаем, мы показываем… А с другой стороны… Знаете, я был единственный оппозиционный депутат на весь горсовет Каменского. Мне так же говорили: а что вы сделали? А я – правозащитник, я защищаю права людей. Когда право защищено – вот результат моей работы.

— Мы думали, что депутат должен писать и принимать законы.

Виталий Куприй: Правильно. Если ты во власти, тебя там воспринимают, не игнорируют твои законопроекты… У меня, в принципе, принято 7-8 законов, где я был соавтором. Один из них с интересной судьбой – относительно разрешения гражданам использовать скрытые аудио- или видеоустройства для фиксации факта получения взятки чиновником. Слышали о таком законопроекте?

— Да.

Виталий Куприй: Больше того – речь шла о гражданском обвинении, возможности для человека стать прокурором. Вот такой закон приняли. Прямо в суд иди и защищай свои права. Но Президент ветировал этот закон. Это просто абсурд! Знаете, какая была мотивация у него? Что это нарушение конституционных прав чиновников! Вы не можете их записывать. Преступников! Это однозначно была попытка возглавить коррупцию и не дать людям инструмент для борьбы с ней.

Государственное бюро расследования. Я – один из соавторов. И что вы думаете? Мы одобрили, хотели, чтобы у прокуратуры забрали следствие, и был создан независимый эффективный орган, который бы контролировал самих правоохранителей. Их уже надо расследовать, а не они чтобы расследовали!

Закон принят. Президент Украины в нарушение Конституции не подписывал его 56 дней. Хотя на это отводится всего 15 дней. Подписал только в середине января. Публично, на камеры, красиво. Почему он это сделал? Потому что, если бы он подписал вовремя, мы бы заложили в бюджет деньги на создание структуры и уже занимались бы расследованием бездеятельности преступников-правоохранителей. То есть Президент Украины саботировал реформу правоохранительной системы.

kupriy-3jpg

— И когда же она начнет работать?

Виталий Куприй: В 2017 году, а могла бы в 2016-ом. На 1 марта 2016 года планировался запуск этого бюро. И все из-за того, что он умышленно тянул время.

Я вам – о том, что мы можем. Одобряем, протягиваем, но – идет блокирование инициативы на каждом этапе.

— Вопрос – как к инсайдеру. Ходят слухи, что осенью будут выборы. Насколько они правдивы? 

Виталий Куприй: Осенью уже не успеваем никак. Это следующая весна. И есть большие надежды, что будет тарифный майдан. Власть неправильно поступает. И по газу высокую такую цену поставила – при том, что у нас внутренняя добыча в 2,5 раза дешевле по себестоимости. Люди могут возмутиться, выйти с акциями протеста.

Если это произойдет, для того, чтобы разрядить ситуацию, чтобы президент на себя это все не брал, он может кость кинуть – запустить процесс перевыборов весной.

Насколько велика вероятность у этой Рады доработать свой срок?

Виталий Куприй: Не прогноз, а пожелание: срочно надо переизбирать Раду. Но – надо изменить законодательство по выборам. Это – самый важный шаг.

— А кто же это сделает?

Виталий Куприй: По местным выборам изменили? Изменили. Что в итоге? Вы знаете результаты в Киевской области? БПП «Солидарность» побеждает и уходит в оппозицию, потому что коалицию сформировала Радикальная партия Ляшко, УКРОП, «Батьківщина», «Самопомощь» и «Свобода». Пять партий с оппозиционной риторикой фактически вынудили провластную партию уйти. И это же может быть в парламенте. Это должно быть в парламенте.

— В Днепре БПП вошел в коалицию – вместе с УКРОПом они тут прекрасно работают. 

Виталий Куприй: Днепропетровск – тут есть очень серьезное непонимание с Оппоблоком. И этот раскол… Мы тоже критиковали решение Бориса Филатова. Я критиковал лично. Хотя здесь по-другому нельзя было сформировать власть. Есть дискуссия по этому вопросу. Мы дискутируем. Но Александр Вилкул – это угроза для города и области №1. Я знаю, как он вел себя в должности губернатора, какие схемы были. Я за это и пострадал, в принципе – за борьбу с ним. Поэтому, я считаю, что любые усилия оправдываются тем, что с ним надо было побороться.

— Вы в большей мере ощущаете себя правозащитником, а не законодателем. Куда обращаться людям, если их права нарушили?

Виталий Куприй: Сейчас введена позорная судебная реформа, когда правозащитники отстраняются от защиты интересов людей в судах – только адвокаты. Это – адвокатская монополия. Мы сейчас создаем всеукраинскую общественную организацию, которая будет располагать своими адвокатами: они будут предоставлять бесплатную помощь людям. Планируем открыть сеть офисов осенью – по всей стране. Сейчас надо для всеукраинского статуса 15 областей. У нас уже они есть. В днепропетровском офисе пока идет ремонт. Как только строители закончат, и будет возможность для юристов оказывать помощь, мы сделаем анонсы и будем вам благодарны, если вы распространите эту информацию.

— С большим удовольствием. Тем более, что вы помогали «Забебе» расследовать загадочные смерти бойцов 25-ой бригады ВДВ. Нам уже позвонили и сказали, что дело сдвинулось с мертвой точки. Кстати, что вам ответили на запросы по данному делу? 

Виталий Куприй: Официально еще не ответили – только на этапе звонков. Будет письмо, посоветуемся с пострадавшими. Ведь иногда не стоит оглашать определенную информацию до завершения расследования. Но всякая помощь на уровне Генеральной прокуратуры нам будет предоставлена и предоставляется.

— Что ж, ждем открытия вашего офиса и новых ярких разоблачений! Спасибо!

Виталий Куприй: И вам спасибо! До встречи!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать