Украинские вузы на пороге больших перемен. Выживут не все

Качество высшего образования в Украине, купленные дипломы и диссертации, распределение госзаказа и финансовая смерть ряда вузов… Об этом и многом другом мы говорили в пятницу, 9 сентября, с первым проректором Днепропетровского университета им. Альфреда Нобеля, членом Национального агентства по обеспечению качества высшего образования, доктором экономических наук, профессором Анатолием Задоей.

  — Когда и зачем было создано Национальное агентство (далее – НА) по обеспечению качества высшего образования? 

Анатолий Задоя: В 2014 году был принят Закон Украины «О высшем образовании», которым было предусмотрено создание этого агентства. Его надо было создать в течение девяти месяцев. Но процедура очень сильно затянулась. В мае 2015 года состоялись выборы членов НА. Там структура такая: 9 человек – от государственных учебных заведений, 1 – от негосударственных, 1 – от коммунальных, плюс люди от Академии наук. Всего 25 человек.

Так получилось, что среди избранных от государственных учебных заведений, было два человека, попадавшие под люстрационные списки. Министерство выступило против. Заблокировало работу над созданием НА. И только летом текущего года Кабмин утвердил состав НА и то – без двух человек.

zadoya-1

Буквально сегодня, 9 сентября, когда мы с вами разговариваем, проходит съезд представителей государственных вузов, которые доизбирают этих двух человек. Собственно говоря, НА начнет работу после того, как утвердят этих двоих на заседании Кабмина. То есть предполагается, что это заработает только к концу месяца – через два года после принятия решения о создании агентства.

— Чем НА будет заниматься?

Анатолий Задоя: это традиционная мировая практика, когда вопросами аккредитации советов по защите диссертаций, утверждения тех, кто подает документы на получение научного звания, контроля за деятельностью вузов с точки зрения качества образовательных услуг занимается не непосредственно государственный орган, а вот такое независимое Национальное агентство.

— А ВАК?

Анатолий Задоя: ВАК уходит в небытие. Его функции переходят НА. Неслучайно была большая задержка с запуском работы агентства, ведь с появлением НА сокращаются функции других органов государственной власти, которые регулируют образовательный процесс. Переходят от тех, кто назначается, к тем, кто избирается как представитель от вуза, прежде всего. И, следовательно, на них воздействовать будет намного сложнее, поскольку этот орган становится независимым. Орган коллегиальный, принимает решение двумя третями голосов.

— То есть, если кто-то покупает диссертации, то уже не так просто занести взятку?

Анатолий Задоя: Да, конечно. Я недавно с этим столкнулся – как член ученого совета по защите диссертаций. В одном из учебных заведений на повторную защиту прислали диссертацию, которая не прошла в другом ученом совете – в другом городе. Не прошла, потому что как будто часть членов совета проголосовала против.

zadoya-2

Когда стали разбираться в причинах, оказалось, что там плагиат. После прочтения диссертации, сопоставления с источниками, с которых она была переписана, я еще до заседания заявил, что буду голосовать против. Соискатель вынужден был снять диссертацию с рассмотрения.

Так, в течение нескольких месяцев с разных каналов идет туда давление, мол, а может, как-то пропустим, может быть, что-то еще. Поэтому эта система должна быть сломана. И вот как раз НА должно этим заниматься.

— То есть и ранее утверждение диссертации было не единоличное чье-то решение, но людей в его принятии задействовано было меньше? 

Анатолий Задоя: Да, и эти люди могли диктовать свои условия тем, кто был зависим от них в принятии соответствующих решений.

— Если мы говорим о качестве высшего образования, есть ли там какие-то рамки и критерии его оценки? Например, большинство журналистов по качеству образования в школах ориентируются на рейтинги ВНО. Есть что-то похожее в высшей школе?

Анатолий Задоя: Это очень сложный вопрос, который сейчас широко дискутируется в рамках НА и вообще в среде образовательной общественности: каким образом оценивать качество. Мой подход достаточно прост. Ведь мы говорим о том, что выпускник должен соответствовать запросам по подготовке со стороны работодателя. Поэтому, в принципе, мы должны определить те компетенции, которыми должен обладать каждый выпускник. Путь, который при этом надо проделать, достаточно длинный и, к сожалению, он пока не проделан. Потому что начинать надо с формирования профессиональной компетентности, и это работодатели должны сформулировать. Затем – образовательные компетентности, которые создаются на профессиональной базе. Потом уже результаты, и так далее.

zadoya-3

Формирование критерия и качества займет еще определенное время, и предполагается участие очень большого массива участников этого процесса.

— Несколько лет?

Анатолий Задоя:  Думаю, да. И, может быть, выйдет за пределы времени работы этого состава НА. Сформировать эти критерии можно только широко привлекая специалистов – и со стороны образовательной среды, и со стороны работодателей. И 25 человек с этим не справятся. Сможем сделать это, только когда мобилизуем все усилия образовательной среды.

— Такая огромная задача – страшно смотреть со стороны. Уже сейчас есть понимание, как во время аккредитации вы будете отличать хорошие вузы от плохих? Желательно же, чтобы это отображалось цифрами, баллами, да? На что вы ориентируетесь?

Анатолий Задоя: Аккредитация осуществляется по ряду критериев. Первое и главное – соответствие условиям лицензирования. Когда вуз получает лицензию на занятия образовательной деятельностью, проверяется его соответствие определенным критериям. Есть постановление, определяющее лицензионные условия, там перечислены основные критерии. Например, по кадровым критериям. Там люди, которые вовлечены в учебный процесс, должны соответствовать по меньшей мере трем критериям из шестнадцати, четко сформулированным в документе. Поэтому первое, на что мы будем ориентироваться – соответствие этим критериям.

Второе – прямые замеры знаний, навыков и компетентности, которые предусмотрены программой подготовки данных специалистов.

— Сейчас это не делается?

Анатолий Задоя:  Во многом делается формально. Вот я, кроме того что член НА, еще и член Аккредитационной комиссии Украины. Очень формально сейчас работает этот орган, вызывая большие нарекания. Это связано с тем, что нет системы независимых экспертов, которые ехали бы в учебное заведение и проводили эти замеры. Это была тоже одна из очень больших проблем в работе.

Вот как создавали НАБУ, детективов искали, вот так придется искать и нам экспертов. Потому что сегодня, откровенно говоря, крайне мало людей, заинтересованных в эффективной работе НА.

— Ректоры с этим справятся?

Анатолий Задоя: Они не заинтересованы. Студенты тоже. Родители тоже – не очень. 

— Как же получить нормальное образование? 

Анатолий Задоя: Я думаю, если мы по-честному к этому подойдем, то среди студенчества мы выделим процентов 20-25, которые реально хотят получить качественное образование. А основная масса, к сожалению, просто хочет получить диплом.

— Сколько отведено времени на полноценный запуск НА?

Анатолий Задоя: Отведен срок в полгода – для переходного периода, в течение которого все функции должны перейти. Уже с февраля 2017 года вся аккредитация, все эксперты будут от НА.

— И уже будет другой уровень проверки?

Анатолий Задоя: Да, будут ехать эксперты, которые утверждены этим новым органом и к которым будут очень жесткие требования и, соответственно, будет новая схема проведения аккредитации.

— То есть преподаватели одних вузов будут контролировать другие?

Анатолий Задоя: Да, только подбор этих контролеров будет очень жесткий с точки зрения их честности и неподкупности. 

— Еще есть какие-то критерии оценки качества работы вузов?

Анатолий Задоя: Конечно, кроме связанных непосредственно с образовательным процессом, будут рассматриваться достижения в научной деятельности. Потому что, если речь идет об университете, то научная деятельность должна быть обязательно.

zadoya

Сегодня очень важным элементом для аккредитации является вовлечение студентов в процесс управления. Мы недавно проходили аккредитацию Центрального европейского агентства из Ганновера. Приезжала комиссия в составе девяти человек, среди которых были люди от студенчества – они анализировали, каким образом студенты могут реализовывать свои свободы здесь. Например, проверяли, как отработан механизм апелляции, если студент несогласен с той оценкой, и так далее.

То есть еще одним критерием будет студенческое самоуправление и возможность студентов самовыразить себя в учебном процессе. 

— Началась осень, и те, кто перешел в 11 класс, начинают думать и строить планы на лето – куда они будут поступать. Хочется же поступить в лучший вуз, а не в худший. Есть рейтинг вузов? На что, на какой критерий, вы порекомендовали бы людям опираться при выборе?

Анатолий Задоя: К сожалению, те рейтинги, которые сегодня распространены среди учебных заведений Украины, скажем, ТОП-200 или другие, не дают комплексной и реальной оценки.

Считаю, что абитуриенту лучше всего ориентироваться на реальные отзывы тех, кто уже там учился, а не на те, что есть в Интернете. Сейчас ориентироваться на рейтинги… Ну, можно очень сильно ошибиться. Я ни одному из них не доверяю полностью.

— Есть международный рейтинг, куда входят украинские вузы.

Анатолий Задоя: Да, там есть киевские, харьковские, львовские вузы. Но те международные рейтинги в качестве одного из важнейших критериев берут как раз объем научно-исследовательской работы и авторитетность научных исследований, которые там проводят. Учитывая уровень финансирования науки, нашим учебным заведениям шансов пробраться в верхнюю часть этого рейтинга практически невозможно.

Но студент, когда поступает, он ведь должен получить образование. И этот рейтинг – вот этих ТОП-500, ТОП-300, ТОП-100 – он очень мало связан с самим качеством образовательного процесса. Он характеризует другое – важный компонент работы этого вуза, но не то, насколько комфортно будет учиться этому студенту.

Да, закончить Киевский университет им. Шевченко – это всегда почетно. Я сам выпускник этого вуза и всю жизнь горжусь, что я там учился. И это действительно качественное образование. Но оно не является доступным для всех с точки зрения и ограниченности контингента, и с точки зрения цены, которую там приходится платить, и с точки зрения жизни в Киеве – насколько она дороже, чем в том же Днепре, и так далее.

— В этом году на протяжении всей вступительной кампании вузы не знали объем госзаказа. Как вы это оцениваете, и что будет в следующем году – останется эта система зачисления в вузы или что-то еще будет новенькое?

Анатолий Задоя: Конечно, в системе приема в учебные заведения надо что-то менять. И та попытка, которая была сделана в этом году, она, в принципе, положительная, как попытка, но то, как она была реализована – действительно очень неудачно.

Если посмотреть с этой стороны забора – студенческой, идея была красивая. Она состояла в том, чтобы проводить общеукраинский конкурс. Ты выбрал какую-то специальность, расставил приоритеты, разослал документы во все или, там, в 15 вузов страны, и – проводится конкурс между всеми, кто подал на эту специальность. И может оказаться, что ты – из Днепра, но поступил во Львовский университет, например.

— Это ведь зависело от выбора абитуриента, от того, как он сам расставил приоритеты…

Анатолий Задоя: Да. Но даже если он оказался пятым приоритетом, а ты хотел в киевский или харьковский вуз, но туда не прошел. Ты же сам выбирал. Дальше выбора уже не было. И что получилось в результате? Примерно 20% рекомендованных к зачислению на бюджетные места отказались от них, потому что большое расстояние от дома.

— Непонятно – если ты не готов ехать, зачем галочки было ставить?

Анатолий Задоя: Можно, конечно, говорить об ответственности самого поступающего. Он своей рукой отмечал. Надеялся: в пять вузов подам, в какой-то я пройду – так давай еще впишем шестой на всякий случай. Получилось, что в шестой и попал. А почему? Потому что во львовский подали больше документов с высшими баллами, чем в днепровский. И тогда бюджетные места из нашего города передали Львову. Логично? Да, если бы не несколько «но» при этом.

Каждое учебное заведение присваивало свою весомость каждому сертификату. И, скажем, люди с одинаковыми сертификатами, одинаковыми баллами по школьному аттестату в разных вузах имели разный проходной балл.

В результате получилось, что кто-то не прошел в один вуз, имея высокие баллы – по сравнению с тем, кто с низкими баллами прошел на бюджет в другом учебном заведении, потому что там весомость школьного диплома была другой.

— Может, система неплохая? А проблемы возникли, потому что она новая? Может, абитуриентам надо другие галочки ставить в будущем, а вузам сделать выводы и учесть ошибки этого года?

Анатолий Задоя: Безусловно. Но еще была проблема в том, что общегосударственный конкурс плохо учитывает региональные потребности. Все-таки многие сейчас говорят, что надо, чтобы был известен какой-то минимум. Если мы вернемся к системе «ВСТУП», там было написано: максимальное число на госбюджет – 17 мест. И студент, подавая документы, не знает, сколько их будет реально. Может, их окажется ноль или пять. Это вводит человека, рассчитывающего на бюджетные места, в заблуждение – их там не оказывается.

zadoya-4

Сегодня идет тщательный анализ того, что произошло по результатам вступительной кампании. И перемены будут достаточно серьезными.

— А 20% бюджетных мест, которые остались невостребованными, «сгорели»?

Анатолий Задоя: Их передали абитуриентам из восточных областей. Не только с оккупированных, но и с прифронтовых областей. Хотя часть мест из госбюджета все-таки сгорели – потому что они просто оказались незаполненными.

— Недавно ОПОРА озвучила свой рейтинг вузов. Частный университет им. Альфреда Нобеля в нем оказался выше, чем некоторые государственные вузы. Возможно ли в Украине предоставление госзаказа частным вузам, если они в рейтинге будут выше, чем государственные?

Анатолий Задоя:  Чему удивляться? Мы живем в условиях реальной конкуренции. Если задача многих государственных вузов – добиться большего государственного бюджета, то наша задача – оказать услуги такого качества, чтобы человек предпочел получить это образование за деньги. Поэтому вполне закономерный результат.

Можно ли частным вузам получить финансирование из государственного бюджета? Честно говоря, в Законе «О высшем образовании» есть такая фраза, что госзаказ будет распределяться в том числе и для негосударственных учебных заведений… И мы очень воодушевились – сразу подали несколько заявок… Мы доказали, что… Ну, например, к нам поступает человек, у которого средний балл по сертификатам ЗНО 191,5. И он вынужден идти учиться за деньги, потому что он хочет получить уникальное образование. Будет учиться на англоязычной программе, получит два диплома – украинский и британский. А этого нигде он не может получить, кроме как в нашем университете.

Так вот, мы на этом основании и ставили вопрос. Друзья дорогие, ну, пообещали в законе – давайте, делайте. И в прошлом, и в этом году мы получили ответ: извините, да – Законом «О высшем образовании» это предусмотрено. Но есть еще Бюджетный кодекс, в котором написано – в статье про образование, что выделяются средства государственным и коммунальным учебным заведениям. Все. Точка. Это противоречит Закону «О высшем образовании». Но поскольку кодекс всегда выше обычного закона, то живут по кодексу. Поэтому реально получить сегодня, до изменения в бюджетном кодексе, эти места нельзя.

— А как же здоровая конкуренция?

Анатолий Задоя: В моем представлении надо отказаться процентов на 80 от системы государственных бюджетов. Оставить госзаказ только на подготовку по уникальным специальностям, которые нужны именно для функционирования государства. Все остальное перевести в так называемую систему сертификатов.

Например, голландский опыт. Там, мы посчитали, что может обеспечить для 30% выпускников школ бюджетное финансирование. Лучшим по ЗНО – 30% – каждому по сертификату. А вы сами выбирайте, где учиться. Куда бы вы ни пришли, за вами на этот сертификат придут бюджетные деньги. Вот это будет реальная конкуренция между учебными заведениями.

Тогда, если талантливый абитуриент выбрал Университет Нобеля, он пришел сюда с деньгами. Если у нас обучение дороже, чем государство готово профинансировать, — он доплатит. Если он хочет в пределах своего бюджета, нет у него денег, он выбрал другой университет, что подешевле, что менее качественно, но он сам определяет, как распорядиться ему этим сертификатом. Вот тогда это будет реальная конкуренция.

Конечно, сейчас это очень сложно сделать.

— Вузы будут закрываться…

Анатолий Задоя:  Они и так будут закрываться. Один из национальных университетов в Днепре набрал на первый курс 322 человека – при том что занимает огромную территорию. Это просто невозможно экономически содержать такое учебное заведение – даже если все эти студенты набраны на бюджет.

Поэтому – увы, но перспективы такие, что и слияния и ликвидации – это все будет происходить. Сейчас потребитель стал более требовательным. Он начинает понимать, что  да, можно купить ливерную колбасу, можно – сырокопченую. И человек начинает уходить от низкого качества продукции, стремясь получить нормальное образование, потому что это  гарантия его успеха.

Буквально сегодня я получил письмо от нашей выпускницы из Канады, которая туда уехала три с половиной месяца назад и уже продвинулась до заместителя генерального директора одной из серьезных фирм. Пишет, что в октябре хочет приехать в Днепропетровск и просто поделиться своими успехами и секретами со студентами. И приятно, когда такие вещи происходят.

— Что ж, спасибо вам больше! Ждем повышения качества образования!

Анатолий Задоя: И вам спасибо! Будем стараться!

Беседовала Ольга Палий

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать