Татьяна Рычкова: о войне, деньгах и выборах

Идет подготовка к выборам на 27 округе, и Забеба продолжает знакомить читателей с кандидатами в депутаты ВР. Сегодня мы общаемся с замечательной женщиной, которую так боятся политические конкуренты, что в ходе предвыборной борьбы клонировали уже четырежды. Знакомьтесь, волонтер, помощник министра, старший лейтенант, мама и политик Татьяна Рычкова.

— Добрый день, Татьяна! Все знают о вас как о легендарном волонтере. А чем вы занимались до 2014 года, до всех этих трагических событий?

Татьяна Рычкова: Добрый день! Я занималась семьей, развивала с мужем свой маленький бизнес. Занималась ребенком, возила его на тренировки, в школу. У меня была обычная жизнь – как у всех.

— Что вас вдохновило в 2014 году заняться волонтерской деятельностью? 

Татьяна Рычкова: Мой муж 8 марта пошел в военкомат утром. А мне позвонил уже позже – из 25 бригады ВДВ, сказал, что он теперь там служит: пошел добровольцем. У него очень болела душа за Крым. Мы любили отдыхать в Крыму, он занимался фридайвингом. У него болела душа за друзей, которые там живут… Я приехала к мужу, привезла ему вещи и поняла, что бойцы все реально раздеты – кто в чем в военкомат пришел, в том и приехал в бригаду служить. Одежды не было, формы не было. Ребята мылись «обраткой» от отопительной трубы, потому что душевые не работали. В общем, плачевная ситуация была. И я начала помогать им сначала своими средствами: у меня была продана дача. Собиралась купить очень модную итальянскую печку в пекарню. Потом эти средства превратились в спальники. Я начала продавать оборудование. Все деньги мои тоже ушли в бригаду. Потом начали помогать родители, а позднее – вся Украина.

tatyana-richkova-2

— В каком году вы пришли в Министерство обороны и что вы там делали?

Татьяна Рычкова: Для меня это было сложно решение – идти туда. Все знают, насколько востребованы волонтеры, как их любят ребята в войсках. А решение я приняла, когда утвердили военный сбор, когда пошли большие отчисления в Министерство обороны, утвердили бюджет и сменился министр.

— Цифру не помните? 

Татьяна Рычкова: По-моему, около 50 млрд. грн. Но, вы знаете, я к цифрам сильно не привязывалась. Я просто понимала, что сумма большая и меня интересовал вопрос, почему мы собираем деньги на помощь армии, когда есть государственные средства, которые должны идти по назначению – это наши с вами налоги и другие отчисления. Я приехала в министерство и настояла на том, что буду заниматься материальным обеспечением военнослужащих.

— И все так прямо согласились?

Татьяна Рычкова: Ну, я умею убеждать, скажем так. Сначала – словами, потом – делом. Генералы ко мне начали прислушиваться, потому что я – человек дела. Если что-то начинаю, то довожу до конца и получаю необходимый результат.

— Поддержал министр обороны?

Татьяна Рычкова: Не всегда. Все мы люди, и не всегда можем увидеть целостную картинку, которая ждет впереди, не всегда понимаем, зачем это надо.

richkova-2

— Вы – помощник министра. Какими проектами гордитесь?

Татьяна Рычкова: Я создала Центр материального развития и обеспечения Вооруженных сил, который переводит нашу армию на стандарты НАТО. Это новое вещевое обеспечение ребят не только формой, амуницией, но и новыми видами продуктов питания, проведение новых экспериментов по питанию. В целом там огромный спектр работы. Это открытые, подписанные ТУ, разработанные с производителями…

— Если мы возьмем украинского солдата сегодня и сравним с бойцом образца 2014 года, что изменилось у них, и к чем из этого приложили руку лично вы?

Татьяна Рычкова: У него теперь новые, всесезонные непромокаемые берцы. Мы сейчас их еще более усовершенствуем, они будут как американские. Форма не синтетическая, а хлопчатобумажная. Есть разгрузки, РПС. У них огромное количество помогающих в бою средств. Список огромен – его можно найти на сайте МОУ. Плюс – поменяли нормы. Раньше положено было раз в год менять форму, сейчас – в полгода. Для тех, кто воюет, форму меняют раз в три месяца. Информация открытая, она есть на нашем сайте. Любой военнослужащий может зайти посмотреть, что ему положено и в каком объеме – за год.

— То есть сразу бойцу выдают два комплекта формы?

Татьяна Рычкова: К тому же у нас теперь введены рюкзаки, баулы – то, чего не было вообще у нас в войсках.

— А что вы не доделали?

Татьяна Рычкова: Помимо материального обеспечения, у меня успешно проходит эксперимент по питанию. Но это еще не конец. Нам надо вводить этот каталог в других воинских частях. У нас есть разные части – части сил специальных операций, летчики с другим летным пайком. Есть ребята, которые защищают нас в зоне АТО. И нам надо провести еще эксперимент по разным направлениям. Но сейчас идет большое сопротивление – не дают провести этот эксперимент, потому что закончится монополия у поставщиков продуктов питания.

— Допустим, вы победите и станете одним из 450 депутатов, к которым отношение еще хуже, чем к чиновникам Минобороны. Не оставите ли вы ваши проекты?  

Татьяна Рычкова: Все легко и просто. Я до этого не смотрела, кто генерал, кто нет. Я шла к своей намеченной цели – иначе не могу. У меня есть большая команда – волонтерский десант в Минобороны, который как работал, так и будет работать. А я им буду помогать. У меня вчера разрывался телефон. Будет закрытое совещание по питанию, на котором будет рассматриваться в Расчетной палате КМУ продолжение нашего эксперимента. Но нас туда не пускают. У нас официально нет доступа, и получить его никакой госслужащий или военнослужащий, как я, не могут – закрытое совещание. А как народный депутат я с легкостью могу прийти на него и доказать необходимость введения этого каталога.

— Вы – старший лейтенант. А другие волонтеры – тоже с погонами?

Татьяна Рычкова: Нет. Я – единственный человек, подписавший контракт. Я всегда была с военнослужащими, у меня была военная кафедра, поэтому мне было легче. А другие ребята – просто служащие МОУ.

— То есть в Верховной Раде вы будете продолжать то, что делали ранее или есть другие мысли? 

 

Татьяна Рычкова: Да, есть идеи. У меня есть направление в сфере морально-психологической поддержки. Капелланы и психологи в войсках появились с моим приходом. Это тоже была «война» — на уровне министерства. У меня лежит большое количество законопроектов – порядка десяти – относительно дисциплины в войсках и социальной поддержки военнослужащих и членов их семей. Я разрабатывала их с ребятами с фронта. И перед тем, как принять решение идти в Верховную Раду, я общалась с людьми во дворах – со своими соседями, родителями, пенсионерами, учителями моего ребенка. Причем не только на своем округе, но и просто на улице, на набережной – чтобы понять, какие проблемы у нас существуют, а они те же самые. Один из законопроектов – по военной полиции. Мне тоже с боем придется за него бороться. Сейчас дисциплиной занимаются те же ребята, которые должны выполнять боевые задачи. А во всех странах мира есть отдельные подразделения, как наша полиция, только военная, специализированная. Она занимается вопросами дисциплины. Есть законопроект, позволяющий проходить реабилитацию, не теряя основной отпуск. Огромное количество моих законопроектов где-то «ходят» по комитетам Верховной Рады.

А конкретно, что сейчас, с чем я иду к людям… У меня болит душа за тех, кто нас защищает, за тех, с кем я общалась во дворах. На прошлой неделе я встретилась с женщиной. Она живет сама – с сыном-инвалидом. Суд за неуплату по коммунальным услугам забирает квартиру.

Я подняла статистику: 39 квартир забрали за этот год у пенсионеров и социально незащищенных. Начисляют пеню, штрафы… Я просто категорически против, чтобы социально незащищенных людей выгоняли на улицы. Это – катастрофа. И первый законопроект, который я и моя команда разработали – о наложении моратория на имущество социально необеспеченных слоев населения.

tatyana-richkova-1

— Не все хотят, чтобы вы победили. У вас огромное количество «тезок»-Рычковых. Как вас отличить от клонов?

Татьяна Рычкова: У всех, насколько я знаю, разное отчество. Я – Татьяна Борисовна. А там есть, по-моему, Петровны. Не помню, кто еще – не сильно вникала в это.

— Над чем вы сейчас работаете?

Татьяна Рычкова:  Над несколькими законами. Я встречалась с предпринимателями, у которых просто забирают имущество, а потом они приносят деньги в конвертах, чтобы им его вернули. Нужно внести буквально пару строк изменений в закон, и люди будут платить в бюджет средства – за аренду помещений, земли, а не кому-то в карман. А это огромные суммы. Я сейчас как раз изучаю статистику.

— Вы о самозахватах говорите?

Татьяна Рычкова: Так точно. Когда нет возможности официально оформить свой бизнес. Созданы такие условия, чтобы кто-то получал денежные средства, но не бюджет.

Врачи мне помогают в изменении некоторых законопроектов. Учителя подключаются. У нас собрались такие волонтерские экспертные группы. Они мне помогают, потому что они знают, что именно им надо. В целом это большое количество людей – мне с ними везет, всегда встречаются только очень хорошие.

— Недавно ограбили вашу общественную приемную. Чем дело кончилось? Что вынесли и писали ли вы заявление?

Татьяна Рычкова: Конечно, писали. У нас видеозапись, мы передали ее в полицию. Украли у нас оргтехнику. Причем не взяли телефоны, принтеры, кофе-машину. Взяли только компьютер. Наверняка хотели увидеть списки общественных организаций, волонтеров, которые работают со мной, верят в меня, агитируют за меня. Так что, я думаю, у воров ничего в итоге не выйдет. Личной информации о людях там нет. Самое печальное, что там есть обращение граждан города Днепропетровска по тем или иным проблемам.

Так как финансов у меня личных нет, поэтому мы пытались, так как я работаю в министерстве, найти статьи, указать местной власти на их проблемы, ошибки в выделении денежных средств. Мы с общественными организациями работали с ЖЭКами, пытались – а у нашей власти пока есть кредит доверия – направить средства из городского бюджета на нужды наших граждан.

— У вас есть предположения – кто мог быть заказчиком? 

Татьяна Рычкова: Абсолютно нет. я думаю, с этим разберется полиция. Камера зафиксировала этих людей, но пока никакой информации о них у меня нет.

— Еще одна детективная история – про человека, который представлялся родственником одного из кандидатов…

Татьяна Рычкова: Он конкретно представился Русланом – сыном Загида Геннадиевича Краснова. История такая. У моего покойного мужа есть старший брат. Он 15 лет проживает в Австрии, работает там программистом. Его жена – тоже Татьяна Рычкова. Так вот ее матери звонил человек, представился сыном Краснова, попросил о встрече и предложил деньги, чтобы ее дочь зарегистрировалась против меня же.

— А какая сумма?

Татьяна Рычкова: Она даже слушать не стала и не встречалась. Они пенсионеры, пожилые люди – очень переживали, не хотели меня расстраивать и даже говорить мне об этом.

— То есть вас искали просто по фамилии?

Татьяна Рычкова: Конечно.

— Дивная история. Еще одна ваша инициатива – оставлять 20 процентов военного сбора на территории. Это касается только прифронтовых областей – таких как Днепр?

Татьяна Рычкова: Я написала небольшой пост в Фейсбуке. Сейчас объясню, что я имела ввиду. Неделю назад Сергей Рыженко сообщил, что привезли раненых бойцов, но закончились антибиотики. Он обратился в местный совет, в облсовет, просил на это средства. У нас выделяют бесплатно медикаменты для областных и городских больниц, исходя из количества жителей, проживающих в городе или области. Дополнительные средства не выделяют. А такие узко направленные препараты, которые нужны тяжелораненым, их вообще нет и они крайне дорогие. Я, вот, покупала – один антибиотик стоит порядка 500 грн. Один, а их надо два. Потратили около 7 тыс. грн., чего хватит на два дня для одного бойца. Там разный спектр антибиотиков. Поэтому вышли с инициативой – с этим законопроектом. Три миллиона из областного бюджета дали, слава богу. Но – каждый раз надо просить.

richkova

Плюс у нас ужасные дороги в области. Я общалась с губернатором, он говорит, что денег не хватает, ходит тяжелая техника и разбивает трассы. «Богдан», который возит детей из одного села в другое, в школу, становится на техобслуживание раз в неделю. При обращении в Министерство инфраструктуры, отвечают: «Обращайтесь в Министерство обороны». А у МОУ нет такой статьи расходов как ремонт гражданских дорог. Вот такой замкнутый круг. Поэтому возникла инициатива и уже разработан законопроект, чтобы для наших зон, на нужды наших военных на ремонт дорог, разбитых военной техникой, все-таки оставалась эта сумма – 20 процентов военного сбора в бюджет.

— Вы уверены, что средства пойдут по назначению?

Татьяна Рычкова: Есть постановление Кабмина о том, что с 1 июля все государственные учреждения, все ведомства, переходят на систему ProZorro. И мы с вами сможем в онлайн-режиме контролировать, что и на какую сумму покупают.

— Летом было еще одно сильное повышение стоимости коммунальных услуг. С ужасом все ждут зимы. Правительство говорит, что таковы экономические реалии. Нет возможности дотировать, и так далее. Как вы предлагаете решить эту проблему?

Татьяна Рычкова: Это нужно решать точно так же, как мы сделали в Минобороны, где порядка 30 процентов съедала коррупционная составляющая. Я общалась с депутатами, и они подтвердили, что примерно такая же сумма «уходит» кому-то в карман с коммунальных услуг. И эту проблему можно решить на законодательном уровне. Можно решить, следя за олигархами, которые владеют нефтедобывающим бизнесом, электростанциями.

— Но это же частные компании. Они «нарисуют» все, что угодно.

Татьяна Рычкова: Нет ничего невозможного. У меня на двери кабинета висит табличка: «Со словами «нет» и «невозможно» — не входить!».

— То есть – Ахметов, Фирташ, берегитесь? 

Татьяна Рычкова: Да. А еще большая проблема с газом. Его добывают порядка 20 млрд. кубометров в год. На нужды граждан расходуют 17 млрд. кубометров. Украинский газ стоит 2,5 грн., но он на нужды наших граждан не идет.

— Вы считаете, можно что-то изменить?

Татьяна Рычкова: Конечно! У меня есть люди, которые работали и готовы работать со мной в Верховной Раде – помогали с законопроектами, которые уже приняты. Так что нет ничего невозможного. Было бы желание работать ради людей, а не для олигархов или каких-то посторонних лиц.

— Но реально ли разрушить монополию, ставшую причиной роста цен и тарифов?

Татьяна Рычкова: Абсолютно всё реально. Хотя пока о подобных разрушениях монополий законопроекта у меня нет еще. Я пока борюсь с разрушением монополии четырех компаний в сфере поставок продуктов питания во все садики, школы и воинские части. Хозяева этих фирм – депутаты Верховной Рады.

— Сколько ваша семья платит за коммунальные услуги?

Татьяна Рычкова: Сейчас мы живем в одной квартире вместе с родителями моими. У мамы есть автономное отопление, на которое она долго копила деньги. Но на зиму мы его отключаем и живем у меня дома. Квартира у меня – 56 квадратных метров, живем там все вместе —  с моим ребенком. Мы платим в отопительный период около 600 грн.

— Вы подписали меморандум «За честные выборы». Честно сказать, вспоминая всё, что произошло, выглядит это весьма забавно. Его кто-то еще подписал? 

Татьяна Рычкова:  Нет пока – ни один из кандидатов. Хотя мы обращались, рассылали текст меморандума во все штабы. Но пока никто не готов. Что ж, будем надеяться.

— Единственное обвинение в ваш адрес на эти выборах – в том, что ваша кампания начались до официального старта. Как вы это можете прокомментировать? Кто оплатил эти билборды?

Татьяна Рычкова: Моя официальная кампания началась в тот момент, когда я зарегистрировалась в ЦИК. А теперь я вам расскажу историю людей, которые мне, моим военнослужащим помогают и поддерживают с самого начала АТО. Они помогали мне в МОУ, вместе мы добивались поставок техники нашим ребятам, ремонта в казармах. Эти люди – они не бедные, они – мои единомышленники. Один из них – бывший «афганец».

— А имена?

Татьяна Рычкова: Надо было бы спросить, хотят ли они, чтобы я их озвучила. Меня родители так воспитывали – не могу дать чей-то номер телефона без разрешения его владельца.

— Даже имя хотя бы одно не назовете?

Татьяна Рычкова: Сергей Иванович – у него есть свой бизнес. И не только он мне помогает. Он работал со мной, помогая в разработке некоторых законопроектов, давал своих юристов в помощь нашим. Он знает, зачем я иду на выборы. У него болит душа за тех ребят, которые защищают нас с вами. Вот, он мне и помог (смеется- ред.). В тот момент, когда я приехала в Днепропетровск, плакаты висели везде. Он взял из Интернета мое фото, сделанное вне какой-либо студии. Это был большой сюрприз. Таким образом он хотел меня все-таки вдохновить на этот шаг. Потому что быть волонтером легко, служить в МОУ – тяжело. А служить и идти в Верховную Раду – это совсем другое решение, другой уровень.

Но дело в том, что я себе уже давным-давно не принадлежу. Когда я шла служить в министерство, я шла служить нашим ребятам, которые сейчас нас с вами защищают. Я иду в Верховную Раду служить людям.

— То есть вы, когда увидели эти «борды», поняли, что пути назад нет? 

Татьяна Рычкова: Да, пути назад нет.

— Сейчас именно этот добрый человек помогает вам на выборах или есть еще кто-то?

Татьяна Рычкова: Есть ряд людей, включая моих друзей-волонтеров – они из Днепропетровска. Один мой товарищ, чтобы купить мне палатки, продал золотые часы «пилот», которые достались ему от дедушки. Другой мой товарищ продал машину. Со мной всегда находятся и ко мне всегда приходят очень честные, чистые люди, на которых я могу рассчитывать. Они верят в меня, в мою победу, и знают, что я их точно не подведу.

— И сколько стоит ваша компания вы не знаете, потому что – одни подарки? 

Татьяна Рычкова: У меня есть официальный кандидатский расчетный счет.

— Вы давали клич в Фейсбуке о том, что, мол, люди добрые, помогите мне победить. Сколько собрали? 

Татьяна Рычкова:  Я собрала около 6 тыс. грн. И эти средства ушли на те антибиотики, о которых я сказала ранее – для нашей больницы им. Мечникова. Только я это делала без пиара. Просто привезла и помогла.

— Сколько сейчас средств в вашем кандидатском фонде? 

Татьяна Рычкова: Вы можете спросить у начальника штаба. У меня никогда не было пиитета к деньгам. Я очень легко с ними рассталась, когда узнала, что надо помогать ребятам. Я не считаю деньги – миллион, миллиард. Я не буду считать деньги. Вы понимаете, каждая кампания проходит с денежными затратами. А люди, которые не проводят предвыборную кампанию – это технические кандидаты.

— Раз уж кто-то потратился на создание ваших клонов, думаю, вас ваши конкуренты воспринимают более, чем серьезно. Желаем вам успехов и дойти до победного конца!

Татьяна Рычкова: Спасибо!

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать