Сергей Жуков: «Некоторые кандидаты 300-500 грн. предлагают за голос»

В прошлом — депутат Днепропетровского городского совета, а сейчас — успешный адвокат и кандидат в народные депутаты по 27 округу — Сергей Жуков рассказал новостям Днепра о том, кто финансирует его кампанию, зачем нужен Медицинский кодекс и почему он сейчас не поддерживает родную партию «Солидарность».

— Добрый день! Прочитали про вас в Google, наблюдали, на каких машинах вы ездите, и все это складывается в образ достаточно успешного адвоката — с хорошими отзывами клиентов, с хорошим финансовым состоянием. Зачем вам, вообще, политика?

Сергей Жуков: Мне 36 лет. В адвокатуре я добился определенных успехов. Меня избрали от всех адвокатов Днепропетровской области в Высшую квалификационную комиссию адвокатуры. Но я считаю, что человек должен развиваться дальше. У него должны быть здоровые амбиции, именно поэтому я начал заниматься политикой. Сначала — в городском совете, теперь — баллотируюсь в Верховную раду.

Я считаю, у меня достаточно для этого знаний. Я понимаю, что и как я там буду делать, как писать законопроекты. Две политические партии поддержали меня на съездах. Так что надо двигаться дальше и приносить пользу обществу.

— То есть вы такой себе бессребреник? Я так понимаю, если войти в Верховную Раду совсем без взяток, то вы в деньгах потеряете?

Сергей Жуков: Конечно, это совершенно неприбыльный для меня проект. Адвокатом я мог бы спокойно зарабатывать деньги и заниматься любимой работой. Но необходимо дальше развиваться. Необходимо входить в новые сферы, реализовывать себя. Стоящий на месте — деградирует. А при наличии знаний и навыков, уверен, смогу показать в Верховной Раде такой результат, чтобы страна и Днепропетровск, в частности, стали немножко лучше, в том числе благодаря мне.

— Сколько лет вы были в горсовете Днепра и чем гордитесь?

Сергей Жуков: Я горжусь многими моментами. Прежде всего, я был одним из первых депутатов, кто инициировал и принял проекты решений в 2014 году в отношении единого реестра объектов коммунальной собственности. Тогда это решение впервые было проголосовано именно от депутата, а не от исполкома, и я очень горжусь этим.

Сергей Жуков в новостях Днепра

— А результат?

Сергей Жуков: Его опубликовали. Правда, сначала так, что квест надо было пройти, чтобы найти. Люди могут зайти, посмотреть, что принадлежит громаде. Журналисты новостей Днепра могут сравнить объекты, которые продаются. Сейчас вся информация становится публичной.

— Так это же в кадастре есть.

Сергей Жуков: Нет. На сайте горсовета Днепра — это единственное место, где есть реестр объектов коммунальной собственности.

Кроме этого, я принимал участие в проектах решений по ProZorro, инвентаризации всех объектов, киосков, чтобы на них наклеили QR-коды. Инвентаризацию проводят, реестр разместили, коды — не клеят, чтобы не было понимания, где законный киоск, а где нет. Ну, это сейчас определенный тренд такой.

— Ну, вы, в принципе, и не депутат сейчас, поэтому к вам уже претензий нет?

Сергей Жуков: Конечно. Но то, что было по моей инициативе — я считаю, что по максимуму занимался. Направил около тысячи запросов. И очень много чиновников вздохнули с облегчением, когда я перестал быть депутатом. Но я отправляю сейчас запросы от других депутатов, когда мне необходимо. Просто теперь немного сложнее. Но я со многими сотрудничаю адекватными людьми и продолжаю заниматься общественной деятельностью, как и ранее.

Моя задача была во время депутатства — воспитание, подготовка активистов. Проводил лекции, семинары, разъяснял, как можно влиять на власть. И я вижу сейчас результат.

— Ваши воспитанники вошли в горсовет Днепра?

Сергей Жуков: Да. Но я не называю их воспитанниками. Я просто передавал им свои знания. Я был как транслятор знаний. Скажем, узнал о закрытой информации в горсовете, и через проекты решений мы делали ее открытой. И сейчас много таких данных на сайте горсовета публикуют. Люди не могли ранее понять, какие закупки проводятся, какие функции у департаментов. Во многом это помогает журналистам, которые работают в новостях Днепра в расследованиях. То есть если бы не было такой публичности, нельзя было бы понять, что происходит в горсовете.

И, конечно, я немного разочарован новым созывом. Но, думаю, что ситуация изменится.

— Ваша нынешняя кампания достаточно дорогая. На глаз считали борды, и вы, по-моему, на третьем месте после снявшейся Томчук. Опять же — вы провели дорогую кампанию осенью, на местных выборах. Сколько вы потратили на это и откуда такой бюджет?

Сергей Жуков: На местных у меня было 5 бордов, сейчас — 20. Они очень яркие, и я выбирал места, чтобы они были заметными. Я не считаю, что это большие деньги. 7 числа я отчитался перед окружной комиссией по затратам — это около 300 тыс. грн. на борды, агитационную продукцию, и так далее. Это — открытые данные.

В прошлом году я заработал достаточно денег, чтобы потратить эти 300 тысяч. Да, это много для меня. Но это просто необходимо. Потому что, если бы было за кого голосовать, может быть, я бы и не баллотировался самовыдвиженцем. А голосовать за каких-то марионеток, которыми двигают кукловоды, я не хочу. Тем более что меня поддерживают люди.

интервью Сергея Жукова Забебе

— Деньги все ваши? Не так, как у конкурентов, которые собирали на карточку?

Сергей Жуков: Ну, это смешно, когда собирают на карточку и вешают 500 бордов. Кстати, борды — не самое дорогое. Очень дорогая полиграфия — те же газеты. Но зато я их лично и раздаю, от чего, общаясь с людьми, получаю большое удовольствие.

— А сколько потратили в прошлую кампанию?

Сергей Жуков: Намного меньше: тысяч 50 я потратил.

— Тогда было много скандалов насчет помех в проведении вашей агитации. Залепляли ваши борды какой-то гадостью. Что сейчас?

Сергей Жуков: Слава богу, пока ничего такого нет, если не считать нескольких пьяных нападений на кубы. Осталось пять дней, и я надеюсь, что будет все спокойно и тихо. Хотя в день выборов будет очень ожесточенная борьба.

— Ожидаете фальсификаций?

Сергей Жуков: Уверен, что некоторые отдельные кандидаты будут прямо покупать избирателей. Сейчас уже строятся сетки. Не знаю, кто, не могу вам сказать. Когда у меня будут факты, материалы, я вам их передам в тот же день. Мы уже занимаемся их документацией. Уже некоторые кандидаты300-500 грн. предлагают за голос. Это издевательство над людьми. Да, люди, конечно, с удовольствием взяли бы 500 гривен, но этим они перечеркивают свое будущее.

 

— Ваша осенняя кампания была яркой, но не результативной. Вы всерьез думаете, что пройдете сейчас?

Сергей Жуков: Я уверен, что у меня будет отличный результат, потому что я изменил кампанию. Я утром, в обед и вечером хожу по остановкам: беру газеты и иду общаться с людьми. Вижу все: и агрессию, и, напротив, — позитивное отношение. Раздаю газеты, отвечаю на вопросы. Даю юридические экспресс-консультации. Все видят, что реально кандидат ходит, можно его пощупать, поговорить. Если есть проблема, даю свою визитку, человек приходит в приемную, и мы стараемся ее решить. Триста газет раздаю утром, четыреста — вечером.

Сергей Жуков про выборы

Кстати, сейчас никто по вечерам не ходит на встречи. Люди разочарованы. Им все равно — вешают политики объявления или нет. Зачем к ним идти, если они ничего не могут? Но, когда видят на остановке…

— Деваться некуда…

Сергей Жуков: Да, можно подойти и все высказать: и позитивное, и негативное. Можно поделиться своей проблемой, а это уже многое значит. Когда человек поделился своей проблемой, ему уже легче как-то. И мы оперативно уже решили несколько вопросов, помогли людям. Считаю, это то, чего мне не хватало в прошлой кампании.

Мне помогает много активистов, в том числе из партии «Сила людей», «Демальянса». Они ходят со мной, раздают газеты. Тут же показывают меня, если кому необходимо — вот он, рядом ходит.

— В прошлый раз вы были депутатом от БПП, теперь — от «Демальянса» и «Силы людей»?

Сергей Жуков: Я — самовыдвиженец.

— А что с вашей старой партией?

Сергей Жуков: Как и все жители Украины, голосовавшие за Порошенко, я думал, что будут действительно реальные изменения. Я участвовал и в президентских, и в парламентских выборах, помогал по юридическим вопросам в штабе, руководил всем процессом. Но как только после местной кампании понял, что это просто обман и использование и эксплуатация людей, я ушел.

Есть же люди нормальные. И в БПП — тоже. С некоторыми я остался в нормальных дружеских отношениях. Но я считаю, что нельзя эксплуатировать и использовать людей. Я думал, будут изменения, старался их сделать, принимал в составе фракции правильные решения для города, городского совета, и горжусь принятыми решениями, считая, что это было правильно. Но потом, учитывая всю эту политику, клановость пошла и коррупция — на центральном уровне, не на днепропетровском.

БПП в Днепропетровске никогда глобально не управляло какими-то процессами. Удалось — с третьей попытки! — принять решение по ProZorro. И то — с огромным давлением и с помощью общественных активистов. С помощью ребят из «Громадського контроля» мы вместе это решение продавили. А сейчас горсовет его приостановил до 1 августа — в полном беспределе.

— Сейчас, как и на мэрских выборах повторяется история, когда два лагеря — демократический против недемократического. Вилкул поддерживает публично Краснова — с бигбордов. Томчук снимает свою кандидатуру в пользу Рычковой. Когда два таких лидера объединились, как вы считаете, те, кто проголосует за вас, не будут размыванием демократического электората?

Сергей Жуков: Вы имеете в виду условных лидеров, да? За каждым из них стоят кукловоды, которые финансируют их кампании и ими управляют. Мной никто не управляет, кроме активистов, с которыми я пошел на выборы. То есть мы это делаем совместно. А манипулирование голосами — лидеры, не лидеры; развешивание бордов — во многом это даже нарушение законодательства.

Ну, не может мэр, в соответствии со ст. 74 Закона о выборах народных депутатов, рекламировать кандидата. Это прямое нарушение закона, и все это знают.

Есть ведь санкции, есть Национальное антикоррупционное агентство, которое может наложить большой административный штраф на кандидата. Просто в Днепропетровске нет пока сформированного подразделения этого агентства. Но со временем будет орган, который оштрафует за такие дела. А пока нет наказания, можно чудить что угодно.

Я считаю, что те, кто проголосует за меня, разочарованы не будут. Голосуя за меня, вы голосуете не за марионетку, а за будущее, вот и все.

Жуков кандидат по 27 округу

— Вы были помощником народного депутата Максима Курячего. Почему ушли?

Сергей Жуков: Я Максиму очень помогал на выборах в Верховную Раду, занимался юридическим сопровождением. Помогал ему с законопроектами. Ничего плохого о нем говорить не буду. Нормальный депутат, который занимается…

Как юрист, я все время помогаю с разработкой разных законопроектов. Вот сейчас есть закон об адвокатуре — он очень важен для адвокатского сообщества. И Максиму я помогал консультациями относительно действующего законодательства.

В чем ситуация? Я считаю: если можно помочь — нужно помочь в правильном русле. И я старался. Но я сотрудничаю со многими депутатами, не только с Максимом Курячим. Поддерживаю нормальные отношения с разными партиями. Если человек нормальный, с ним всегда можно найти общий язык, помочь.

— В какую фракцию думаете вступить после победы?

Сергей Жуков: Ни в какую фракцию вступать не нужно. А сотрудничал бы я с группой «Еврооптимисты». Это ребята таких же взглядов, какие у меня. И они действительно внесли много законопроектов, которые были приняты, в том числе тот же закон, который касается ProZorro.

— У вас за спиной сотрудничество с еще одной местной, достаточно яркой политической силой — «Україна майбутнього». Из не перешли к демократам, которые потом влились в БПП. Как у вас складываются отношения со Святославом Олийныком?

Сергей Жуков: В какой-то момент, когда перестала существовать партия, мы просто перестали общаться. Хотя о партии у меня только позитивные впечатления. Это была действительно партия будущего, и в ней было очень много светлых людей. Но со временем она перестала существовать, потому что не было никакой объединяющей идеи.

— Партия будущего ушла в прошлое?

Сергей Жуков: На самом деле общество было в настолько тяжелом состоянии, что эта партия опередила свое время. Из партии многие светлые ребята разошлись по другим партиям. Но свою задачу «Украина будущего» выполнила — объединила нормальных людей, дала им опыт.

— На сайте «Стоп коррупции» указана ваша электронная почта, ваше имя как контактного лица данной организации.

Сергей Жуков: Возможно, есть эти контакты. Есть масса общественных организаций, с которыми я сотрудничаю. В том числе «Громадський контроль» — с ними постоянно сотрудничаем. Но со «Стоп коррупции» у меня глобальных проектов никаких нет.

С организацией «Громадський контроль» был главный проект — публичность и прозрачность власти. Всё должно быть на сайте городского совета: титульные списки, все договора, которые заключаются между коммунальными предприятиями. Мы все время пытались, чтобы информация из недр горсовета стала публичной и известной людям. Как только это происходит, все коррупционные моменты отпадают. Сложно украсть, когда ты это все выкладываешь на сайте и правоохранительные органы всё это читают. И «Громадський контроль» — это публичность и прозрачность. Мы не могли заниматься какими-то вопросами, связанными с реальными финансами или влиянием на что-то. Все время были в оппозиции. Да я был все время в оппозиции, никогда не был в группе власти. И все, что можно было сделать — это публичность и прозрачность.

Я уверен, что очень много денег мы сохранили для города, и их просто тупо не украли. А сейчас это немножко сворачивается — в этом составе городского совета. Публичность и прозрачность уменьшается. Возможно, что это какой-то тренд времени. Но я думаю, что именно законами Украины Верховная Рада должна это отрегулировать.

Жуков для Забеба.ли

— Но с 1 августа ProZorro запустится.

Сергей Жуков: А пока, может, на миллиард по ЖКХ будут деньги реализованы, основные средства будут распределены. Мы это все проверим потом, и по ценам тоже, и сравним, и выложим в публичное пространство.

— Мы ждем и готовы всячески участвовать.

Сергей Жуков: Чиновникам, если они что-то там украдут, мы не можем противодействовать, потому что мы не власть, а общественники. Но можем зафиксировать факты нарушений и обратиться в правоохранительные органы. Главное, чтобы от них результат был. Потому что прокуратуре я не верю, НАБУ сейчас несколько себя тоже показывает с негативной стороны — в общении с адвокатами и выбрасывая их. Как они себя сейчас ведут? Адвокаты им мешают проводить следственные мероприятия. Поэтому физическое выбрасывание происходит во время обысков. Это очень неправильно.

То есть, если ты осуществляешь свои полномочия, то должен делать это в рамках закона. А адвокат — это то лицо, которое сдерживает правоохранительные органы, чтобы не было беспредела. Должна быть состязательность.

— После вашей победы, какими будут ваши первые законопроекты?

Сергей Жуков про выборы

Сергей Жуков: Основным будет Медицинский кодекс. Я не верю в законопроекты в три абзаца, которые улучшат жизнь. Это должен быть глобальный законопроект. Медицинская сфера — самая заброшенная.

— А есть в какой-то стране Медицинский кодекс?

Сергей Жуков: Конечно, есть. Отличное медицинское законодательство Канады. Я преподаю врачам медицинское право в Институте госуправления. И то, что делали в процессе экспериментов, когда сокращали бюджетное финансирование медицины по схеме «чем меньше, тем лучше», считаю неправильным. Должна быть гарантированная бесплатная медицина, должна быть страховая и платная. И врачи должны быть защищены, чтобы они тоже могли быть частными предпринимателями и зарабатывали деньги. Не так чтобы из-под полы, и каждый день ждать, что им наденут наручники. Нет, всё должно быть легально. Когда всё это будет легально функционировать, как в Израиле, например, то всё и происходит нормально — развивается медицина.

У нас очень большой потенциал в стране. Много высококвалифицированных врачей. Нужно только правильное законодательство. А у нас даже министра здравоохранения нет.

— А недавно на зама министра Василишина, нашего земляка, наручники надели.

Сергей Жуков: Это говорит о том, что вся сфера — прогнившая. Что такое было Министерство здравоохранения? Это орган, который занимался тендерами, сидел на деньгах и говорил, куда их направить. Эта суть его — полный бред!

Сейчас передали международным организациям сферу закупки лекарств, сэкономили 700 млн грн. То есть надо правильное администрирование, и всё.

— Когда Василишин работал в Днепропетровске, вы были депутатом. Могли предположить что-либо подобное?

Сергей Жуков: Он к сфере города не относился, а работал в ОГА. Знаю его поверхностно, лично знакомы не были — видел его несколько раз. Сейчас просто такое время, что все, кто беспредельничать продолжают, обязательно получат определенное возмездие. Даже прокуроры, которые всегда себя считали неприкасаемой кастой, все сейчас под ударом. И после вот этих всех реформ — конечно, они очень специфические — но будет потихоньку всё другое. Главное — не превращать реформы в хаос.

— Вы с оптимизмом смотрите в будущее?

Сергей Жуков: Да, я уверен, что наша страна будет нормальной и адекватной. Все страны переживали такое. Франция в 1958 г., Англия в 1979 г. Если посмотреть по истории, то увидим, что каждая страна прошла такой период. Но находились адекватные, молодые, энергичные люди, которые выводили государство из кризиса.

Знаете, я с удовольствием прочел книгу об Ататюрке, сделавшем из Османской империи современную Турцию. Ему было около сорока лет, он уже думал все — умирать ехал в больницу. Но так изменилась история, что он попал в самую гущу событий и изменил страну за короткий срок — просто потому, что был в нужном месте.

— Вам еще нет сорока лет, и что вы до этого сделаете — даже страшно себе представить! Спасибо большое за интервью! Сергей, желаем вам победы!

Сергей Жуков: Спасибо большое!

Ирина Логуш

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать