Дмитрий Погребов о новых правилах жизни Днепропетровска

Исполняющий обязанности первого заместителя городского головы Днепропетровска выкроил в своем напряженном графике немного времени, чтобы ответить на вопросы zabeba.li. В своем не по-чиновничьи уютном, с большим вкусом оформленном кабинете, он рассказал нам, когда днепропетровцы на себе почувствуют результаты работы команды нового мэра Бориса Филатова. К сожалению, быстрых результатов ждать не приходится. Дмитрий Погребов – сторонник системного подхода во всем. Именно это позволило ему достичь успеха в бизнесе.

— Скажите, зачем вы вообще в это дело ввязались? Занимались вы бизнесом, все у вас было хорошо… Вот зачем?

— Я уже уморился отвечать на этот вопрос… Если коротко, то дела у меня все действительно были в порядке – за исключением одного: имеет значение, в какой квартире или в каком доме ты живешь.  Мы с женой сделали однозначный для себя вывод: мы не можем жить нигде в другом месте. Мы честно пытались, но я сказал, что не могу. Я могу жить только в этом городе и в этой стране. Поэтому нет никаких вариантов и все. Да, действительно: у меня все вопросы в жизни решены, кроме одного: этого города. И это моя мечта: я хочу сделать этот город удобоваримым, приличным для жизни.

— Сейчас наемные менеджеры ведут ваш бизнес, у вас же времени нет? 

— Да, конечно. И я по закону не имею права вести бизнес.

intervy_dmitriy_pogrebov

— Переходим к бюджету-2016, он будет больше прошлогоднего? Если да, то насколько?

— Больше существенно. Насколько точно, не скажу: в цифрах не готов пока.

— А в процентах хотя бы?

— В процентах и в абсолютной сумме –  это одно и то же. Если я скажу, что больше на 30%, вы возьмете сумму прошлого года,  добавите к ней эти 30% и поймете, какая сумма. Я не готов сказать. Но больше существенно.

— На что пойдут дополнительные деньги?

— В первую очередь мы хотим тратить на социальные нужды. Мы хотим сконцентрироваться на первичной медицине, потому что она более-менее у нас в управлении. Собираемся многое сделать в сфере благоустройства. Привести в порядок парки. Убрать город по-человечески и все время его качественно убирать. Сделать первую необходимую «косметику» –  разметки на дорогах, светофоры. Из того, что мы точно решили: парки привести в порядок, освещение сделать в городе. Максимально возможные средства на дороги потратим. Надо просто грамотно распределить деньги, исходя из понимания доходной части. У нас есть большое желание хотя бы какие-то крупные проблемы решить более-менее качественно и полностью. Допустим, детское питание в детсадах. Сегодня родители доплачивают 60%, и в этой «каше» все равно никто там нормально детей не кормит. Может быть, сконцентрироваться на этом.

— Вы хотите переделать вообще всю систему?

— За год не успеем, но хотя бы, чтобы питание в детских садиках было бесплатное совсем. Но опять же – мы должны внимательно посмотреть на доходную часть бюджета. Если у  нас будет достаточно денег, то мы будем планировать.

dmitriy_pogrebov_intervy

— Из того, что вы сказали – парки, освещение – это коммунальные предприятия. Про парки было очень много публикаций в СМИ, где выражали недоверие в адрес руководителей этих коммунальных предприятий. Мол, не могут они так мало зарабатывать, как декларируют. В связи с этим будут ли кадровые перестановки?

— Безусловно. Я не хочу кого-то обвинять сейчас в коррупции, у меня нет достоверных фактов, только мысли и предположения. Но тем, кто сейчас работает, будет предложено либо переформатироваться в новую систему координат и понять, что это навсегда, и они смогут работать как менеджеры, руководить процессом, либо им предложат уйти.

— А кандидаты есть на эти должности? Как у вас с кадровым обеспечением?

— Этот вопрос, как всегда, самый острый. Но нет нерешаемых задач. Есть люди нормальные, так что не вижу в этом проблем. И даже дело не в них. Есть система координат, в которой они работают. Как ее запрограммируешь, так и люди будут работать.

— Почему же в парке Глобы не красили бесплатные аттракционы?  

— Потому что они работали в старой системе координат. Это не их вина. Им давали соблазны что-то делать… Если ты работаешь в правильно запрограммированной системе, то и люди работают нормально. Понимаете, в чем дело? Я  предпочитаю, когда нет необходимости, «не ходить  с людьми в разведку» в мирных условиях. Надо просто предложить правильную систему и сказать: она не предусматривает никаких левых вариантов, и все. И вполне возможно, они будут работать по-другому. Это принцип нормального управления во всех бизнесах.

pogrebov_dmitriy

— И о дорогах. По какой-то странной традиции, практически все тендеры выигрывают фирмы, которые возглавляет Тарас Палий. Причем тендеры эти были без технических заданий. Неясно, как можно выигрывать, если нет техзадания? В этой сфере что-то изменится?

— Конечно. Это самая острая проблема – она глубока и многогранна, начиная с самого тендера, условий его формирования….

— …но условия-то дает горсовет…

— Правильно, вот поэтому я и говорю, с чего все начинается. Чтобы провести правильный тендер, нужно сформировать правильные тендерные условия. Объясню на примере дорог. Мы же понимаем, чтобы сделать какой-то определенный участок, задача номер один –оптимальная цена. Но это не единственная задача, которую надо решить. Должны быть еще и гарантии качества, другие необходимые вводные. А у нас как происходит? Сформулировали условия тендера, где основной принцип – это цена. И тут даже не в компании УПС дело. К примеру, может появиться «залетная» фирма из другого города, предложить стоимость дешевле, и все  – получается, она должна выполнять эту работу. А остальные необходимые составляющие? А отвечать кто будет за эту дорогу? А кто минимум пять лет гарантии качества за нее даст? Дорогу сделали, а она через полгода в ямах и трещинах. Но главное – сделали, так что ли? То есть надо правильно формулировать тендерные условия, требования заказчика, это основной вопрос. Тогда и компании будут правильные выигрывать тендеры.

— Это же будут ваши подчиненные делать?

— Да.

— То есть люди могут надеяться, что с новым бюджетом, с новыми заданиями ситуация улучшится? Например, читаем документы по тендеру в Кривом Роге. Там в условиях написано, например, количество погонных метров бордюра…

— Что я вам могу гарантировать: в этом городе точно все закончилось с точки зрения воровства, непонятных тендеров и так далее. Вот в этом я большой специалист (смеется. – Ред.) – по пресечению такой деятельности.

pogrebov

— А насчет перевозок? На последней вашей пресс-конференции вы говорили, что, к сожалению, вопрос решится только через год, что очень печально. Вы же сами маршрутками не пользуетесь. А горожанам обидно ездить в том, в чем их возят, и испытывать массу трудностей. Дело в том, что машин, судя по всему, гораздо меньше, чем говорят перевозчики. И если ты едешь не от конечной, то чаще всего будешь стоять в весьма причудливой позе. Разве что на крышу еще никто не садится. А хотелось бы ездить без унизительных условий. Движение без унижения – возможно ли в Днепропетровске?

— Объективно: есть вещи, которые нельзя сделать быстро. Всем хочется ездить, и мне в  том числе, в приличных, комфортных условиях, но с этим придется подождать. Потому что реформирование транспортной инфраструктуры – это длительный процесс. На мой взгляд, и это мое глубокое убеждение, предоставить качественные перевозки могут только крупные международные операторы. Мы не в состоянии силами городских коммунальных предприятий сменить весь подвижной состав. Или, скажем, если это касается трамваев, заменить полотно, рельсы. Все будет заканчиваться тем, что купят каких-нибудь 10 дефективных троллейбусов, чем и ограничатся. Надо определиться, частично или полностью отдавать услуги перевозок крупным операторам.

— А что будет с КП «Горэлектротранспорт»?

— Есть разные варианты. Мы можем запускать операторов в это КП на управление, и они будут его реструктуризировать. Можем ликвидировать КП  по мере того, как какие-то участки на себя будет брать новый оператор. То есть вариантов много, надо только принимать правильные управленческие решения. Но ни один оператор не зайдет в город, пока не будет документа, проекта реорганизации транспортной инфраструктуры. Это очень серьезный документ, он требует продуманного решения, исходя из того, что мы имеем, и как должно быть в деталях. Такую работу в мире делает не так много компаний. Их по пальцам можно пересчитать. Их надо пригласить, заплатить за это и создать проект реформирования. Мы узнавали, работа обойдется в сумму от миллиона до двух миллионов евро. Но надо еще понимать, что мы не хотим платить эти деньги из городского бюджета. То есть задача усложняется. Но есть грантовые программы европейские, они там забюджетированы, и эти деньги все равно потратят – на нас или нет. Поэтому мы предпочитаем вовремя подсуетиться. А будет документ, придет и оператор.

— Считаете, что это реально? 

— Конечно, это не фантастика. Возьмем пример наших соседей. В Вильнюсе точно так же происходило. И они нам эту компанию помогли найти. Те приехали в Вильнюс, сделали проект транспортной инфраструктуры, на основании которого пригласили оператора. И теперь там, когда человек выбирает, ехать на своей машине на работу или городским транспортом, решение в пользу второго варианта.  Потому что это дешевле, быстрее, лучше и качественней. И мы к этому придем. Но это процесс не одного дня.

— С маршрутками ситуация несколько подвешена. Юридические вопросы не решены до конца…

— Там – темный лес. Я еще с ним не разбирался, хотя по долгу службы, наверное, придется. И пока мы будем делать реформы, эту сферу надо будет хотя бы как-то улучшить в рамках возможного, разобраться с оптимизацией. С другой стороны мы снова говорим о той системе, по которой работали все, в том числе в этом городе. И это не вина операторов, им предложили такую систему. А они, условно говоря, действовали как предприниматели. Это надо учитывать как фактор, согласитесь. Люди работают на этом рынке, накупили  «бусиков» или крупных автобусов…

— Люди говорят, что работают себе в убыток. Но, судя по их наручным часам, такое впечатление не складывается.

— Я вас уверяю, там не зарабатывают какие-то фантастические деньги. Опять же – с чем сравнивать. Может, для меня это не очень больше деньги. А для кого-то большие. Дело в том, что эта система координат была создана нашими «попередниками». В ней работали люди, и они не виноваты в этом. Им предложили в ней работать как в единственно возможной. И переход на другую систему должен быть плавным, с учетом мнений этих людей и их необхоимостей. Например, ситуация с МАФами. Да, мы понимаем, это ужас. Но они уже есть, кто-то это создал. Эти предприниматели работали в той системе. Действовали так, как им это позволили. Ими никто не управлял. Но мы не можем им сказать: «Усi – геть!» Так? Мы с ними встречаемся, советуемся, находим оптимальное решение, которое устроит и городскую власть, и жителей города, и предпринимателей.

interview_for_zabebali_with_dmitriy_pogrebov

— Но существует ли система пошаговая, единая внятная методика, как правильно ставить, сносить, что вообще с этим делать? Там же разные КП выдавали разрешения, масса нюансов…       

— Вы немного с другой стороны зашли. Концептуальное решение мы уже приняли, о нем уже говорили не раз (подробнее здесь). Я говорю к тому, что интересы участников предыдущих процессов обязательно надо учитывать. Это живые люди, предприниматели, они потратили деньги…

— Так правила новые прозрачные будут?

Правила по ларькам есть и сегодня. Есть постановление КМУ №244. В законе написано, что профильное министерство своим постановлением определяет правила установки МАФов. Есть другие ограничивающее законы. Допустим, закон о дорогах. На своде этих законов рождаются правила. Но я вам скажу: по правилам и по законам у нас должно остаться 5 процентов всех МАФов. Но все равно мы не можем не учитывать мнение участников процесса. И это нормально, это правильно. Мы должны с ними встретиться, договориться, понять друг друга, потому что они – живые люди, и это для кого-то рабочие места. И по-другому не будет. Так же надо решать и с перевозчиками. Надо людям дать возможность плавно выйти из процесса, определить переходной путь, а не резко –  сегодня на завтра.

— И сколько мы еще будем жить по-старому? У вас есть свое видение перспективы?

— Вы меня опять столбите на какие-то дэдлайны. По ларькам есть временное решение, рассчитанное на ближайшие два года, не меньше. Новые ларьки не появляются. Более того, процентов 20 МАФов, существующих вопреки всякой логике, уберутся.

dmitriy_pogrebov_chasy

— Следующая актуальная для горожан тема – мусор. Что за коммунальное предприятие, которое в месяц отмывало миллион на вывозе отходов? Об этом СБУ сообщила.

— Сборкой мусора занимается частное предприятие «Днепрокоммунтранс». А коммунальные предприятия у нас только на полигонах, где мусор утилизируют. И эти КП там деятельность фактически не ведут, только владеют землей. О чем вы говорите, я не в курсе.

— В прошлом году «Днепрокоммунтранс» выдавил с рынка двоих своих конкурентов, оставшись чуть ли не монополистом. В этой сфере ожидаются тендеры?

— Безусловно, ожидаются. Я с ними со всеми провел переговоры. Обсудили, что сбор и утилизация мусора – это крайне важный для города вопрос. Первое: мусор должны качественно собирать, население и предприятия в этом плане должны качественно обслуживаться. Второе: качественная утилизация. Как промежуточный этап – сортировка. Мы приглашаем для предоставления этих услуг, опять же, иностранные компании, как потенциальных участников процесса. Думаю, что они поднимут планку в конкурентной борьбе. Не факт, что они зайдут на рынок. Но, может, и зайдут. С сортировкой у нас беда полная. Мусор не утилизируется по нормальным стандартам. Его надо сжигать, а не закатывать в землю. Это не годится. И те операторы, которые сейчас работают, либо поднимутся на должный уровень и предложат условия не хуже, тогда, пожалуйста, трудитесь, либо, если не смогут этого сделать, уйдут с рынка.

— Когда стоит ожидать проведения конкурса?

— Я этим занимаюсь уже прямо сейчас. Уже провели инвентаризацию процессов, встретились со всеми участниками рынка, задекларировали им свои намерения, чтобы они готовились к нормальной конкурентной борьбе и предоставлению качественных услуг. Также мы пригласили для переговоров несколько иностранных компаний. Процесс растянут во времени.

— У нас будут контейнеры, как в Европе, – для стекла, пластика?

— Не только это у нас будет, как в Европе, но и все остальное тоже. Поверьте мне, в самое ближайшее время.

^6F93654E25A0E66C090CE08F3E148A88FD8C2C98C36CE6B58A^pimgpsh_fullsize_distr

— А что у нас с парковками и Муниципальной гвардией? Какова ее роль в этом направлении? Они стали операторами?

— Парковками оперирует городское КП. Но здесь то же самое: надо приглашать оператора с современными технологиями управления. Что надо, понятно улучшение и оптимизация парковочных мест, чтобы в результате их стало больше.

 — Паркоматы не работают, а ребята в жилетках продолжают брать наличные… Куда эти деньги идут, непонятно.  

— Я ради интереса в праздничные дни сам проехался по центру, остановившись в десятке мест. Все, как вы говорите, и происходит. Какие-то люди стоят. При виде меня часть их просто разбегается. Документов у них никаких нет. Один мне пенсионное удостоверение показал, я долго смеялся. Понимаете, до чего доходит? То есть там полный бардак.

— Мы давали запросы на коммунальное предприятие, которое до муниципальной гвардии этим занималось. Ответы были очень смешными – и по поводу работы парковки, и по адресам, и по ценам, и по собранным деньгам. Казалось, цифры взяли с потолка.

— Самое простое управленческое решение будет такое. Сначала мы четко идентифицируем, кто этими парковками управляет. Здесь процесс будет более быстрым и простым, чем с транспортом. Думаю, не более чем через полгода мы начнем управлять парковками с другой системой и с другим оператором. За эти полгода поставим задачу для себя  максимально эффективно и дорого продать тот процесс, который сейчас существует. То есть надо поднять цифру для нынешнего оператора, чтобы хотя бы деньги в бюджет приносили. Вот хотя бы так.

— Ну а контроль?

— Это взаимозависимый процесс. Если ты оператору поднимаешь план, он вынужден эти деньги сдать в кассу, а для этого ему эти средства каким-то образом надо собрать.

— Муниципальная гвардия раньше только горсовет охраняла, а теперь, говорят, и парковками занимается. Что с ней будет?

— Мы считаем, что муниципальная гвардия нужна, только ее нужно переформатировать. Сейчас у них половина состава протирает штаны, охраняя какие-то наши коммунальные объекты. Когда я спросил, что вы там охраняете, ответ был невнятным. Не проще ли решетки поставить на окна и убрать живую охрану? Нет, численность их мы оставим, но основная часть будет занята в обыкновенных патрулях. Это, я считаю, самая полезная их функция для города. Они будут разбиты на двойки, у них будет автомобиль, это усилит работу патрульной полиции. Причем есть места для усиления. Допустим, парки. Усиление необходимо в праздничные дни и во время массовых мероприятий. По идее, конечно, патрульная полиция должна эту функцию обеспечивать на сто процентов, но город может себе позволить. Главное, чтобы горожане видели, где эти люди, где эта муниципальная гвардия, какую полезную функцию они выполняют и за что люди платят деньги.

— В  горсовете 680 человек и 13 зданий. Что-то с этим будете делать? Облсовет, например, хочет увеличить штат своих чиновников…

— Штат мы сократим процентов на тридцать. Хотя есть функции, для качественного обеспечения которых надо даже большее число людей. Например, контроль и координирование действий по всей вертикали образовательной системы города – от дошкольных учреждений до школ. Эта функция лежит на плечах у города. Это только кажется, что Минобразования этим управляет. На самом деле ничего подобного. Допустим, детсады, их – несколько сотен. Представьте, что такое управлять таким количеством народа. То есть нужны грамотные управленцы и их должно быть достаточное количество. Одни должны вести методическую работу, другие – бухучет и так далее.

— Ну так в любой сфере можно рассказать кто и как важен.

— Нет-нет, секунду, нам не расскажешь, как мы важны. Есть нормативы и трезвая управленческая логика. Мы идем по пути оптимизации. Приведу простой пример. Самая типичная функция – бухучет. У нас бухгалтеры дублируются по несколько раз на всех этажах. Они в департаментах, управлениях, в КП. А по сути выполняют одну и ту же работу. Конечно, это надо оптимизировать, группировать и уменьшать штат. В образовании. Есть, скажем, бухгалтеры в отделе образования, есть в районах – они выполняют дублирующую функцию. Мы их группируем, и численность сокращается минимум на 30%. По зданию я вообще молчу. Тут половина отделов и департаментов просто ничего не делали. Они даже не могли объяснить свой функционал. В рамках аудита проводили собеседование, оказалось, большая половина не знает, что они делают. Понятно, этих вообще сокращаем. Как-то так.

—  А помещения?

— Лишние сдадим в аренду. Но на самом деле помещений у горадминистрации не так уж и много. Из 13 адресов – часть арендованы. Поэтому от лишней аренды надо отказаться. Постараемся все службы сконцентрировать в одном месте, чтобы было удобно. В этом здании очень много площадей и в пятиэтажке, что во дворе. Но это все не так быстро будет и просто. Это целое дело. Людям надо создать оптимальные рабочие места, для чего потребуется провести ремонты или перепланировки. А мы же понимаем, что достаточно зарегулированы. Все надо делать только в рамках бюджетных денег. А живем-то пока в рамках 1/12, то есть ничего этого пока не можем делать. В долг строители ничего делать не хотят – они уже никому не верят. И нам в том числе. Словом, поймите правильно, процесс растянут во времени.

— В феврале бюджет примут?

— В феврале мы его должны подать. Там есть официальные дэдлайны. Он должен 20 дней «провисеть». Потом профильная комиссия должна его согласовать, и только потом его выносят на голосование. Мы пошли обратным счетом. Почему мы сказали, что надо до 10 февраля выдать? Потому что вся процедура его согласования и принятия она как раз должна пройти строго до 1 апреля. И поэтому мы хотим II квартал начать жить по бюджету.

— Скорее всего в марте примут?

— В марте его надо принять обязательно. А в открытом доступе проект появится до 10 февраля.

— Спасибо вам большое!

— Вам спасибо!

Беседовала Ольга Палий.

Фото и видео: Сергей Горяной.

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter или нажмите СЮДА

Вас может это заинтересовать